Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Богатая Россия. Дворяне и коммерция

В условиях развития капитализма дворяне тоже приобщались к коммерции, что, естественно, сближало их с буржуазией. Среди титулованных предпринимателей можно назвать помещиков Абамелек-Лазаревых, Бобринских, Гагариных, Голицыных, Долгоруковых, Оболенских, Трубецких. Сиятельные бизнесмены при этом были владельцами промышленных и торговых предприятий, держателями ценных бумаг, входили в административные органы акционерных компаний.  

Так, владелец знаменитой усадьбы Талашкино в Смоленской губернии князь Вячеслав Николаевич Тенишев занимал пост директора Южно-Русского Днепровского металлургического общества,



 

владелец же усадьбы Михайловское в Тульской губернии Алексей Александрович Бобринский, крупнейший сахарозаводчик, был председателем совета Русско-Английского банка.



 

В новые капиталистические отношения отлично вписался и старинный дворянский род Балашовых. К началу ХХ века обер-егермейстер и член Государственного совета Николай Петрович Балашов с сыновьями Петром и Игорем обладали одной из крупнейших в стране латифундий – в 573 тысячи гектаров. Только земельная собственность Балашовых стоила свыше 15 миллионов рублей. Однако отец и сын владели еще десятком предприятий в разных губерниях страны: Симским горнозаводским округом на Урале, заводами, винокурнями и пивоварнями, лесопилками, соляными промыслами.

Петр Балашов (1871–1927) успевал заниматься и коммерцией, и политикой. Он был депутатом III и IV Государственной думы, где возглавлял фракцию националистов (председатель Всероссийского национального союза) и последовательно поддерживал Столыпина.

Младший брат Игорь много времени уделял меценатству на посту вице-президента Общества поощрения художников. В октябре 1917 года Балашовы, успев напоследок раздать друзьям запасы своих бесценных винных складов в Петербурге, эмигрировали.

После реформы 1861 года наиболее предприимчивые дворяне стали использовать родовую недвижимость в коммерческих целях. Так, княгиня Шаховская-Глебова-Стрешнева построила дачный поселок на территории своей усадьбы (в 8 верстах от Тверской заставы, сейчас в черте Москвы). Вначале дачи в Покровском-Стрешневе сдавались только "своим" – например, в 1860-е годы кремлевскому врачу Берсу, к дочери которого, Сонечке, ходил сюда пешком жених – молодой граф Лев Николаевич Толстой.



  Спустя сорок лет, в 1900-х годах, любой гражданин "при деньгах" мог снять дом на территории имения, обжитого и обустроенного за двести с лишним лет боярами Стрешневыми и их потомками.
А предприимчивая княгиня, получая немалые деньги от дачного бизнеса, завела собственный железнодорожный вагон для поездок по Европе и яхту для прогулок по Средиземному морю.
Чтобы еще увеличить доходы, княгиня на территории семейной усадьбы в Москве, на Большой Никитской (дом 19), построила театральное здание и сдавала его в аренду антрепренерам (сейчас театр "Геликон-опера").
 
Делались и инвестиции в ценные бумаги. В этом смысле примечателен пример одного из богатейших дворянских родов Российской империи – Абамелек-Лазаревых. 
 


 

Молодой князь увлекался литературой, искусством и археологией, мечтал о научной карьере, был почётным опекуном и почётным попечителем Лазаревского института восточных языков, председателем Совета московских армянских церквей, исследовал законодательство и практику России и зарубежных стран по вопросам разработки недр и развития горной промышленности, изучал причины поражения России в русско-японской войне и публиковал результаты своих исследований, анализировал внешнюю политику России, в годы войны разрабатывал пути достижения прочного и справедливого мира.
К началу Первой мировой войны его состояние оценивалось примерно в 22 миллиона рублей. В состав имения общей стоимостью 7,5 миллиона входили металлургические заводы, соляные промыслы, каменноугольные копи, золотоплатиновые прииски и железные рудники.

Абамелек-Лазаревы владели также имениями в Московской, Санкт-Петербургской и Тульской губерниях. Всего к 1914 году они имели в собственности 948 тысяч гектаров земли и входили в первую десятку крупнейших российских землевладельцев.

Городская недвижимость включала 8 домов в Петербурге с оценкой в 2,5 миллиона рублей, особняк в Москве (300 тысяч), собственные дома в Перми и Нижнем Новгороде, стоимость которых неизвестна. Кроме того, супруги купили виллу в Риме, которую в 1912 году Семен Семенович Абамелек-Лазарев завещал Императорской академии художеств, а также виллу "Пратолино" во Флоренции стоимостью 435 тысяч рублей, где семья обычно проводила зиму. Обстановка вилл оценивалась еще в 123 тысячи рублей.

 К 1914 году князь Семен Абамелек-Лазарев являлся собственником ценных бумаг на 10,2 миллиона рублей, из них на 4,6 миллиона – иностранных фондов и на остальные 5,6 миллиона – облигаций российских государственных займов. Надо признать, что предусмотрительность князя позволила его наследникам и после 1917 года вести на Западе безбедную жизнь.
 По тексту доктора исторических наук Юрия Петрова, доктора исторических наук Галины Ульяновой

  
 

Tags: Аристократия, Богатая Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • 4. Просто бизнес

    . Продолжение 3.Настоящий империализм Итак, Чжан подписал соглашение о передаче прав только после того, как ему был предложен меморандум, в…

  • 3.Настоящий империализм

    «Китай оказался вехой в жизни Герберта Гувера. В Китае продолжилось превращение инженера в человека, который думал о средствах к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments