Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Отрицание факта геноцида считается в Украине преступлением

Историческая дискуссия страшнее драки

Виктор Ющенко и политические силы, связанные с ним, продолжают требовать признания голода 30-х годов прошлого века геноцидом. Сейчас, в канун уже официально признанного Дня памяти жертв голодоморов и политических репрессий, их настойчивость выходит на первый план. Такое впечатление, что более актуальной проблемы для общества сейчас нет. И свой законопроект Ющенко требует рассмотреть на парламентской сессии «безотлагательно».

Причем провозглашением голодомора актом геноцида президент не ограничивается. А потому во второй статье законопроекта он определяет:Публичное отрицание голодомора 1932—1933 годов в Украине является надругательством над памятью миллионов жертв голодомора, унижением достоинства украинского народа и запрещается». Пусть никого не вводит в заблуждение тот факт, что речь идет о голоде 30-х годов. Истинный смысл данного положения пояснил Игорь Юхновский, который назначен президентом для презентации данного проекта в Раде, а значит, по всей видимости, являющийся одним из соавторов документа. Тот, поясняя суть данной статьи, уточнил: «Отрицание факта геноцида считается в Украине преступлением и карается по закону». Заметьте, речь здесь идет о запрете обсуждения даже не трагического факта истории, а его политической трактовки!

« При этом Ющенко также внес предложение о конкретном наказании за попытки обсуждения данного факта, одновременно внеся проект изменений в Административный кодекс. Согласно этому предложению должна быть введена статья 172, которая гласит: за публичное отрицание голодомора следует подвергать штрафу в размере 10—15 не облагаемых налогами минимумов доходов граждан. А за распространение этой информации через СМИ президент уже хочет взимать 20—30 минимумов. Далее в кодексе должна следовать статья о мелком хулиганстве, за которое наш закон предусматривает наказание от 3 до 7 минимумов. То есть публичная дискуссия об историческом факте, с точки зрения Ющенко, гораздо опаснее публичного мордобоя.

Маркс — тоже жертва голодомора

Пользуясь тем, что данные изменения еще не вступили в силу, позволю себе в который раз поднять не раз затрагиваемую на страницах «2000» тему. Факт массового голода в 30-е годы — общественный факт нашей истории. Но можно ли его назвать актом геноцида по отношению к какому-то этносу? Голод, чума, смерчи и всемирные потопы не разбирают национальности жертв, они разят всех, кто оказывается в зоне катастрофы. Заявить о том, что голод 30-х годов был направлен против исключительно украинского этноса, — это значит отрицать многонациональный состав Украины. Когда-то дикие степи Украины одновременно колонизовались представителями множества народов — украинцев, русских, сербов, немцев, греков, евреев, татар. Какие факты и документы существуют, чтобы утверждать, что в СССР искусственно создавали страшный голод для представителей какой-то национальности?

Конвенция ООН от 9 декабря 1948 г. четко трактует понятие геноцида: «...любое из деяний, которые совершаются с целью уничтожить полностью или частично какую-нибудь национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую». Где, в каком документе, связанном с периодом голодомора, мы находим хоть какое-то упоминание о намерении коммунистического руководства СССР того периода уничтожить этническую группу украинцев? Ведь прошло немало десятилетий, рассекречены и обнародованы тонны документов того периода. Но не существует рассылаемых по всем городам и весям секретных директив с указанием изничтожить миллионы людей одной конкретной национальности. Все сводится к классовой борьбе с кулачеством, и при этом всюду подчеркивается, что кулачество национальности не имеет. В равной степени эта борьба велась во всех республиках СССР и по отношению к крестьянам абсолютно всех национальностей необъятной страны.

Я изучил немало архивных документов относительно периода, названного у нас не так давно голодомором. О том, что представляют собой недавно рассекреченные материалы СБУ, якобы касающиеся данного вопроса, я не так давно писал в «2000» и указывал на то, что никаких признаков национальных «предпочтений» относительно выбора жертв репрессий 30-х годов не было. (Продолжение темы, пожалуйста, читайте на стр. С4—С5.)

Кроме того, сошлюсь и на другие архивные материалы, рассекреченные еще на заре перестройки и давно уже находящиеся в историческом обороте. Сразу хочу заметить, что в материалах массы дел, связанных с «борьбой за хлебозаготовки» 30-х годов, очень редко фигурировала национальность жертв этой борьбы, так же, как и палачей (что, кстати, лишний раз свидетельствует об отсутствии этнического характера голодомора). Поэтому ни один солидный историк никогда не возьмется утверждать, сколько представителей той или иной национальности погибли от голода или от репрессий, связанных с этой трагедией.

Единственный критерий приблизительного определения этнической принадлежности фигурантов дел — это их фамилии. Конечно, судить по фамилиям о национальности — дело неблагодарное. Но все же приведу несколько примеров. В архивах хранится жалоба тракториста И. Сафронова (с. Гудевичево Одесской обл.) от 13 февраля 1932 г. о том, что у него отобрали заработанный им хлеб. Человек с вполне русской фамилией пишет: «Сейчас сижу без одного фунта муки, сельсовет не дает, денег у меня нет, так что голодаю на полный ход». 10 марта 1932 г. крестьянин Яким Ефросинин (с. Московский Бобрик на Харьковщине) подал жалобу на то, что его признали «классово-вражеским кулацким элементом» и забрали у него хлеб.

В архивах сохранилась жалоба крестьян Павла Барыбина и Парфена Воронова (Алексеевский р-н Харьковской обл.) от 12апреля 1932 г. о том, что у них изъяли хлеб, который они получили для своих голодающих семей, обменяв на него одежду. 29 апреля 1932 г. крестьянин Т. Семенов (с. Черемушки Харьковской обл.) подал жалобу о том, что у него забрали дом и все имущество, с просьбой позволить ему жить хотя бы в своей усадьбе. Сохранилась жалоба И. Лисицына от 3 июля 1932 г. (с. Ящиково Ворошиловского р-на Донецкой обл.) на то, что местные власти в лице секретаря сельсовета по фамилии Косаченко изъяли у него корову, обрекая его семью на голод. Крестьянин Дмитрий Лисов (с. Гирсовки Нововасильковского р-на Харьковскойобл.) 7 июля 1932 г. подал жалобу о том, что у него изъяли все имущество, обрекая его и семью из шести человек на верный голод. Хранится и заявление доктора Василия Березова от 5 сентября 1932г. (с.Лукищино Харьковской обл.) о том, что у него изъяли имущество как у кулака. Колхозница Анна Луценкова (колхоз «Красный партизан» Харьковской обл.) 12.02.1933г. подала жалобу на действия главы колхоза Самойленко, отобравшего у нее и двоих ее детей-подростков заработанный хлеб. Она пишет: «Лето проработала, а на зиму хоть умирай».

Или рассмотрим приговор выездной сессии Одесского облсуда от 16.03.1932 г. по делу В. Самойлова (с. Великие Копани Цюрюпинского р-на). Тот якобы угрожал местью местному партийному активисту Коломийченко за раскулачивание и был за это приговорен к 10 годам лагерей и 5 годам ссылки. Приговор базировался «не на самом факте совершенного, а на политическом содержании дела и на основании, на котором обвиняемый Самойлов базировал свой террористический акт» («теракт» свелся к пьяной угрозе зарезать Коломийченко). Отметим, что приговор вынес судья по фамилии Гунченко.

Вот еще один приговор — на этот раз Верхнетепловского народного суда от 4июня 1931 г. Варвара Курилина, Евдокия Курилина и Илья Курилин приговорены за отказ засевать по плану землю соответственно на 3 года, 5 лет и 2 года тюрьмы. А 16 января 1932 г. крестьянин Герасим Гуров решением нарсуда Кадиевского р-на (Донбасс) был отправлен в лагеря на 5 лет за то, что спрятал 70 пудов хлеба. В решение артели «Артемовский пролетарий» (Донбасс) от 15 августа 1932 г. о раскулачивании упоминалось немало фамилий. Среди украинских (Фоменко, Бабенко и др.) звучали и русские — Терентий Гончаров, Мария Бурсова, Филипп Чернышев.

Или вот показательный пример: список раскулаченных в Новоград-Волынском р-не Киевской обл. (согласно протоколу от 23 февраля 1931 г.). Там масса фамилий, среди которых — Эммануил Липерт, Август Генкель, Райнгольд Беренд, Герта Ляу, Юлиуш Гуткнехт, Кристиан Шпренгер, Давид Шпрингер, Давид Петер, Генрих Цильке, Герар Россель, Густав Альф, Артур Рихтер, Лидия Маркс и др. Не удивляйтесь этим фамилиям, просто данный район испокон веков был заселен немцами. При этом в «тройку», принимавшую решение о раскулачивании, входили люди с фамилиями Дудник, Кирюта и Онопченко. Так о геноциде какого этноса по отношению к какому мы говорим?

Кто палачи?

Хочу подчеркнуть, что среди жертв голода и репрессий, связанных с голодомором, действительно была огромная масса людей с украинскими фамилиями. Это так же бессмысленно отрицать, как и факт жертв других национальностей. Как вы могли убедиться, в вышеприведенных документах, среди палачей также присутствовали носители разных фамилий, в том числе и вполне украинских. Таких примеров — тоже огромное множество. Взять хотя бы акт обследования состояния колхоза «Вiльний Жовтень» (Одесская обл.) от 19 января 1932 г. Его подписали член президиума Новоархангельского райисполкома Кириленко, представитель сельсовета Горбань, местный активист Бабенко. Расследовав многочисленные жалобы крестьян на массовый голод, они сделали вывод: «По проверке никакого голода признать нельзя, жалоба написана классово-вражескими агентами». Что дальше сделали с «агентами», думаю, можно предположить.

А вот список людей, на которых крестьяне с. Пчелиное Теплицкого р-на Винницкой обл. в январе 1932 г. жаловались на зверства при хлебозаготовках: Алексюк, Верхмилер, Ткачук. Согласно свидетельским показаниям экспроприациями хлеба занимался Алексюк, который называл свой отряд «моя летучая эскадрилья». Обысками среди крестьян руководили украинцы (так они указали в протоколах допросов) Федоренко и Судак. 15 марта 1932 г. крестьянин О. Мельниченко (с. Билашка Киевской обл.) подал жалобу о постоянных реквизициях хлеба. В 1931 г. хлеб забирали у него Полищук, Стригун, Хоменко, в 1932 г. — Литвинюк, Колисник, Острань, Макодзеба.

Вот еще решение выездного заседания президиума Томашпольского райисполкома Винницкой обл. от 8 июля 1932 г. о ликвидации колхоза им. 1-й партконференции «как кулацкого» и изъятии всего его имущества у крестьян. Председательствовал на этом заседании человек по фамилии Марчук, члены президиума — Грицюк, Александров, Паламарчук. В материалах расследования президиума Донецкой областной контрольной комиссии КП(б)У от 9 марта 1932 г. содержатся сведения о том, что председатель районной контрольной комиссии Староникольского района с характерной фамилией Украинец приказал в селе Чердаклы вывезти в качестве хлеба и посевматериал. А судья по фамилии Зозуля при выезде в село устроил пьянку и открыл стрельбу по крестьянам.

Да что там районный уровень! Ведь нельзя забывать, что и на высшем партийном уровне 30-х годов самые бесчеловечные решения о раскулачивании принимались не какими-то заезжими гостями, а самыми что ни на есть украинцами. Так, постановление о запрете продажи колхозникам излишков хлеба до выполнения плана хлебозаготовок от 15 августа 1932 г. вынес заместитель наркомюста УССР А. Приходько. Секретное распоряжение Наркомюста УССР об усилении репрессий против крестьян за невыполнение хлебозаготовок от 9 ноября 1932 г. подписал он же (само собой, там ни слова об этнической направленности этих репрессий). Постановление Совнаркома УССР «О мерах по усилению хлебозаготовок» от 20 ноября 1932 г., во многом предопределившее жуткий голод зимой, подписал украинец Влас Чубарь, постановление Совнаркома УССР «Об одноразовом налоге на единоличные хозяйства» от 21 ноября 1932 г. — украинец Александр Сербиченко. Тот же Сербиченко подписал 1 декабря 1932 г. решение Совнаркома о сокращении снабжения хлебом населения на декабрь. Согласитесь, довольно странно говорить о геноциде, авторами и исполнителями которого (опять-таки наряду с другими) являются представители якобы уничтожаемого этноса.

Как 3 превратить в 8

Безусловно, трагедия голодомора 30-х, как и других аналогичных периодов в нашей истории, должна постоянно и скрупулезно изучаться историками. Как минимум с тем, чтобы учиться на жестоких уроках истории, не повторяя их. Но переносить это в область современной политики было бы кардинальной ошибкой. Нельзя забывать о том, что в результате агрессивной политики коллективизации голоду одновременно были подвержены, помимо Украины, Поволжье, Кубань, Дон, черноземная полоса России, Казахстан, Киргизия, часть Сибири и Зауралья. Сейчас многие пытаются манипулировать различными цифрами жертв голода, взятыми с потолка и с каждым годом растущими в геометрической прогрессии. Я не хочу уподобляться тем, кто считает число родившихся и неродившихся жертв, а намерен рассмотреть только объективные цифры. В частности, результаты переписей населения 1926 г. (ее многие историки, включая украинских, заслуженно считают самой объективной и профессиональной) и лишь недавно рассекреченной переписи 1937 г.

Действительно, ужасающие цифры, свидетельствующие о значительном сокращении населения в разных регионах СССР.Так, только в Саратовской области население за этот период уменьшилось на 23%, Казахстане — на 15,8, Поволжье — на 14,4, Курской области — на 14,3, в Мордовской АССР — на 5,4%. В Украине, где, по логике президента и «Нашей Украины», был геноцид, население в этот период сократилось на... 1,9%.

Для сравнения: население Украины с момента переписи 1989 г. по нынешний день сократилось более чем на 10%. Нет, можно, конечно, предположить, что в этом и заключался антигуманный план неких тайных авторов геноцида. Как утверждают особо озабоченные современные националисты, большевики именно этого и хотели — морили украинских крестьян и привозили сюда из других регионов представителей других национальностей.

При этом в стремлении доказать свою правоту они идут на совсем уж примитивные фальсификации. Не знаю, кто первый забросил в оборот эту цифру (львовский историк Л.Соколов утверждает, что профессор Национальной музыкальной академии Анатолий Мокренко), но ходит она теперь повсюду, поэтому нельзя о ней не упомянуть. Так, в августе этого года на «круглом столе», посвященном голодомору, поэт Борис Олийнык заявил о том, что согласно некой переписи в начале 30-х годов в СССР было около 80 млн. украинцев, а русских — 77 млн. А недавно эту же «утку» напечатал на страницах газеты «День» некто А.Крамаренко: «Так, по переписи населения 1926 года в СССР жило 81,195 млн. (!) украинцев. Это приблизительно столько же, сколько на то время там было и русских. В 1939 году население СССР в целом увеличилось. Стало намного больше и русских, а вот украинцев стало меньше почти втрое (!) — 28,1 миллионов...»

Казалась бы, примитивнейшая фальсификация! Ведь данные переписи 1926 г. обнародованы, их легко проверить, чтобы выяснить лживость подобного утверждения. Все население СССР тогда составляло 147 млн. чел. Даже элементарно сложив 81 и 77 млн., националисты поняли бы, что не выходит эта арифметика. А если бы они поискали причины нестыковки, то заметили бы, что в приводимой численности украинского населения они загадочным образом дорисовали хвостики к тройке — истинное число украинцев в 1926 г. составляло 31,195 млн. чел. Заметьте, речь идет обо всем СССР! В Украине же, согласно переписи 1926 г., проживало 23,2 млн. украинцев. В 1937 г., действительно, был отмечен спад украинского населения — до 22,2 млн., то есть на миллион человек.

Но тем, кто утверждает, что данный факт подтверждает факт этнического геноцида, хотел бы указать на более кричащую цифру: с 1989-го по 2001 г. количество русских в Украине сократилось почти на 5 млн. человек! Свидетельствует ли это о геноциде по отношению к русским в современной Украине или о том, что часть наших граждан безболезненно может записывать себя то в одну, то в другую национальность, не видя для себя принципиальной разницы? А кто сказал, что в 30-е годы было иначе? 

Голод был. Но можно ли назвать его геноцидом?
Владимир КОРНИЛОВ
10.11.2006 15:00

http://2000.net.ua/print/forum/1329324106.html

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Время пришло

    . Часы французского ювелира Рене Лалика, 1921 год Я не могла пройти мимо такого изящества :) Приiшло самое лучшее питерское время - время…

  • Война и Мир после Победы. Албания 1949-1953.

    Сообщение прессы 1945 года о том, что три государства (Албания, Югославия и Болгария) решили организовать "Малую Россию". Каждое…

  • Война и Мир после Победы. Корея. Часть 2

    Инаугурация,1948 г. Война и мир после Победы. Содержание цикла . Война, действительно жестокая, велась якобы в защиту режима Ли. Если не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments