Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Н.Б.Нордман "Интимные страницы"

«Часто думала в Москве о том, что в нашей жизни очень много отживающих форм, от которых надо бы скорее отделаться. Вот, например, культ "гостя":

Какой-нибудь скромный человек, который живет тихо, ест мало, совсем не пьет, соберется к своим знакомым. И вот, как только он вошел в их дом, так сразу он должен перестать быть тем, что есть. Принимают его ласково, часто льстиво, и так торопятся поскорее накормить его, будто он изнурен голодом. За столом должно быть наставлено масса съедобного, чтобы гость не только ел, но и видел перед собою горы провизии. Ему предстоит в ущерб здоровью и здравому смыслу проглотить столько разных разностей, что он уверен заранее в завтрашнем расстройстве.

Прежде всего закуски. Чем гость важнее, тем закуски острее и ядовитее. Много разных сортов, не менее десяти. Потом суп с пирожками и еще четыре блюда; вино заставляют пить насильно. Многие протестуют, говорят доктор запретил, сердцебиение вызывает, дурноту. Ничего не помогает. Он гость, какое-то состояние вне времени, и пространства, и логики.



Сначала ему положительно тяжело, а потом желудок раздается, и он начинает поглощать все, что ему дают, а порции ему полагаются, как людоеду. После разных вин — десерт, кофе, ликер, фрукты, иной раз дорогую сигару навяжут, кури да кури. И он курит, и голова его совершенно отравленная, кружится в какой-то нездоровой истоме. Встают с обеда. По случаю гостя, переел весь дом. Переходят в гостиную, у гостя непременно должна быть жажда. Скорей, скорей—сельтерской. Только он попил, конфеты или шоколад предлагают, а там ведут чай пить с холодными закусками. Гость совсем, глядишь, осовел и рад- радешенек, когда к часу ночи попадает, наконец, домой и повалится без памяти на свою кровать.

В свою очередь, когда к этому скромному, тихому человеку соберутся гости, он вне себя. Еще накануне идут закупки, весь дом на ногах, прислуга изругана и затуркана, все вверх дном, жарят, парят, будто ждут голодающих индусов. Кроме того, в этих приготовлениях выступает вся ложь жизни — важным гостям полагается одно приготовление, одна посуда, вазы и белье, средним гостям — все уже также среднее, а бедным все похуже, а главное поменьше. Хотя это единственные, которые, может быть, в самом деле голодны. И дети, и гувернантки, и прислуга, и швейцар приучаются с детства, глядя по обстановке приготовлений, одних уважать, хорошо, вежливо им кланяться, других презирать. Весь дом привыкает жить в вечной лжи — для других одно, для самих иное. И Боже сохрани, чтобы другие узнали, как на самом деле живут они ежедневно.
Есть люди, которые закладывают свои вещи, чтобы лучше накормить гостей, купить ананас и вино, другие урезывают от бюджета, от самого необходимого для той же цели. Кроме того все заражены эпидемией подражания. "Неужели же у меня будет хуже, чем у других?"

— И откуда эти странные обычаи? — спрашиваю у И. Е. [Репин] — Это, наверное, к нам с Востока пришло!!!
— Востока!? Много вы знаете про Восток! Там жизнь семейная замкнута и гостей не пускают даже близко — гость в приемной сидит на диване и пьет маленькую чашечку кофе. Вот и все!
— А в Финляндии гостей приглашают не к себе, а в кондитерскую или ресторан, а в Германии со своей кружкой пива к соседям ходят. Так откуда же, скажите, откуда этот обычай?
(…)

Во всех домах на красивых тарелках и вазах подается подагра и склероз. И хозяева стараются всеми силами привить их приглашенным.
На днях мы поехали на скромный завтрак. На седьмом блюде я мысленно решила не принимать больше никаких приглашений. Сколько расходов, сколько хлопот, и все в пользу ожирения и болезней.
А еще я решила никогда более никого не угощать, потому что уже за мороженым почувствовала к хозяйке дома нескрываемую злобу.
В продолжение двухчасового сиденья за столом она не дала развиться ни одному разговору. Она прервала сотни мыслей, сбила с толку и расстроила не нас одних. Только что кто-нибудь открывал рот — его на корню срезал голос хозяйки — "Почему же вы не берете подливки?" — "Нет, как хотите, я положу вам еще индейки!.." — Гость, дико озираясь, вступал в рукопашную борьбу, но погибал в ней безвозвратно. Его тарелка нагружалась через край.»

Н.Б.Нордман “Интимные страницы”



9 Раннее Утро



«Назад к первобытию».

    Вчера большая аудитория Политехнического музея представляла небывалое зрелище.
Самая разнообразная публика наполнила скамьи зала снизу до верху. Н. П. Нордман-Северова призывала слушателей перейти от установившихся форм быта к простоте и естественности природной жизни.
Как колдунья, неутомимая проповедница была окружена самыми странными препаратами. Порошки из крапивы – против простуды, из полыни- —против лихорадки, стебли лесного хвоща, как мочегонное средство, сено, листья березы и пр. и пр.
Тут же развешаны: кофта на стружках вместо ваты, кацавейка на сене, штиблеты из листьев, обработанных особым способом, и т.п.
В форме живой и образной беседы, прерываемая вопросами любопытных, «сестрица», как ее называют, описывала прелести «сыроедения» и «травопития».
Свою речь она аргументировала данными, почерпнутыми из живого опыта, своего и чужого, а также цитатами знаменитых представителей современной науки, упростивших свою жизнь до крайней степени. Лекторше были поднесены цветы и хлеб-соль от группы ее единомышленников.



Н.Б.Нордман-Северова.
Фото из газеты «Раннее Утро» 21(8) декабря 1912 г

starosti.ru
Tags: Женщины России, Нордман Н.Б.
Subscribe

  • Царская жизнь в картинках

    Поздравляю тех, кто празднует Рождество! Русская монархия и ее жизнь в картинках, когда-то за этим тоже следили с замиранием сердца. :) Великая…

  • С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ!

    Будьте здоровы и счастливы! И современная

  • С наступающим Новым Годом!

    Всех друзей поздравляю с наступающим Новым Годом! Несмотря на последний пост о ненавистных часах, желаю всем вам, чтобы время работало на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments