Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Восхождение Герберта Гувера. Начало и выбор пути

Гражданские инженеры с полевым оборудованием. Конец XIX века.

Начало здесь

Биография Гувера говорит о том, что инженером он стал случайно, мальчик рано лишился отца и вынужден был жить с родственниками, принадлежавшими к квакерскому братству, где ему приходилось работать на принявшую его семью, выполняя работы по дому, заниматься сельским трудом, ухаживать за скотом и лошадьми. Став постарше Герберт Гувер подрабатывал мальчиком  в конторе земельной компании.

Как пишут биографы, он не отличался особенными талантами и, как любой мальчишка, отлынивал от домашних обязанностей. Однако, ради возможного вознаграждения,  мальчик был невероятно услужлив и полезен, ведь главным его стимулом была необходимость выбраться из нищеты, соответственно, и главная цель, которую он себе поставил , была - стать богатым.

Образование Герберт сначал получал  гуманитарное, однако,случайная встреча с инженером решила его судьбу.  Он узнал, что лучший способ избавиться от бедности, это - стать инженером; инженеров не хватает, поэтому они зарабатывают целое состояние. Тот самый проезжий инженер, имени которого он не запомнил, посоветовал мальчику поступать в только что основанный Стэнфордский университет.


.

Вступительные экзамены по английскому и математике Гувер провалил. Несмотря на это,  его приняли, по счастью, заведующий Кафедрой математики, профессор Джозеф Суэйн, принадлежал к квакерскому братству и сочувствал бедным братьям,  к тому же, новому частному, только что открывшемуся и неизвестному почти никому, Университету еще не хватало студентов.

Гувер получил шанс при условии,  что он возьмет репетиторов и подтянет слабые предметы, однако, английскую литературу студент Гувер так и не смог подтянуть вплоть до окончания института, у него были также неудовлетворительные оценки по химии и немецкому, он писал хорошие геологические отчеты, но с грубейшими грамматическими и фразеологическими ошибками.
Однако, для достижения целей Гувер искал покровителей: технически он опять провалился, тем не менее, его политическая активность и заступничество его наставника, профессора по геологии, заставило преподавателей закрыть глаза на  позорный факт провалов.

Поступив, Гувер сориентировался и выбрал геологическое направление,  профессия геолога тоже была на подъеме и сулила хорошие деньги.
.

Класс по геологии, студенческие связи - это ценный актив.
Ньютон Нокс и Дин Митчелл, стоящие на заднем плане,
будут сопровождать Гувера во всех начинаниях, вплоть до России.
Гувер стоит второй слева.

.

Тут уместно привести цитату биографа Уилла Ирвина о качестве инженерного образования, которое давали в Стэнфорде, что наводит на размышление о сегодняшнем капиталистическом образовании и его упоре на узкую практику ( что быстрее и требует меньше вложений) , что так часто попагандирует в своем блоге г-н Макаренко.

«Доктор Браннер (позже ставший президентом Стэнфорда) имел идеи по подготовке инженеров.
Он считал, что давать так называемые «практические» цели в университете - пустая трата энергии. Он оснастил своих молодых людей прочными знаниями в области математики, геологии, химии, физики и гражданского строительства. Он полагал, что с таким багажем знаний они быстро усвоят практику. Более того, с такими знаниями они могли переключиться на любую инженерную отрасль»


Именно с таким подходом Стэнфорд выпустил  множество  знаменитых впоследствии людей, которые благодаря своим способностям и образованию, стали исключительно богатыми.


Студент Гувер сидит слева
.
Во время учебы Гувер показал себя очень предприимчивым человеком, он занимался только тем, что могло ему принести доход, сейчас или в отдаленном будущем. Поэтому, как пишет биограф, он не участвовал в спортивных мероприятиях, зато вел активную политическую деятельность внутри института, продвигаясь в студенческое руководство, а также стал личным и незаменимым помощником заведующего кафедры геологии, профессора Браннера. Тот, в свою очередь, рекомендовал толкового юношу геологам в помощь в летние лагеря Американской Геологической службы. Гувер с детства понял, как стать полезным, вскоре геологи стали просить прислать им в помощь не просто какого-нибудь студента, а именно студента Гувера.

Несмотря на то, что  Гувер работал во время учебы и в перерывах, он еле сводил концы с концами, и закончил он Стэнфорд, не имея никаких отложенных денег. Попытки получить работу проваливались, бывший студент не имел опыта, на прииски и разработки принимались люди без образования, но знавшие что почем. Пришлось устроиться на золотодобычу в Неваде простым шахтером, работа с нуля дала ему бесценный опыт.

А потом Гувер прослышал о фирме Луи Жанина, которая предоставляла высоко оплачиваемые инженерные консультации для инвесторов, среди которых был сам Ротшильд, а также участвовала в судебных тяжбах в качестве экспертов. Рекомендации из Стэнфорда и Геологической службы, бесплатная и безотказная работа в течение месяца сделали свое дело, Гувер опять стал незаменимым и его взяли на работу.  Жанину нужен был молодой помощник, он уже был стар, чтобы самому спускаться в шахту, поэтому Гувер стал его правой рукой, и  оплата стала расти с каждым годом.


.
Именно в это время  Гуверу был предоставлен выбор, повлиявший на его будущее. Он получил предложение от Геологической службы стать ее штатным сотрудником. Оплата была та же самая, это была работа, связанная с научной деятельностью в кругу мастистых экспертов, но работа у Жанина обещала большие деньги, хотя и в далеких странах. Двадцатидвухлетний  Гувер выбрал деньги, и дорога, которую он выбрал, привела его в Австралию.

В 1897 году Гувер поступил в распоряжение лондонской фирмы Bewick,Moreing& Company, во главе которой стояли К. Алджернон Моринг и Томас Дж. Бьюик. (Thomas J.Bewick и C.Algernon Moreing )
Если Бьюик был инженером, то Моринг  был промоутером, специализирующимся на убеждении потенциальных клиентов вложиться в определенное дело путем покупки акций. Точнее сказать, Моринг специализировался на финансовых манипуляциях.

Фирма оперировала десятками шахт в Западной Австралии. Она наняла двух американских инженеров для проведения и поиска новых залежей, Гувер был одним из них. Он понравился Морингу, и в течение следующих десяти лет переплелись их судьбы и их финансы.

На австралийских шахтах заправляли британские инженеры, для молодого американца это не оставляло шансов на продвижение, юношей нанимали на тяжелую работу, которую не хотели делать более опытные господа. Однако, когда Бьюик умер, его место в Лондоне занял начальник Гувера, он покинул контору в Перте, а вновь назначенный валлиец, Уильмс, не спешил занять новое место. в течение шести месяцев. Гувер все это время присматривал за интересами компании Bewick,Moreing& Company, разочарованный тем, что ему предпочли британца, но упорно настроенный доказать свою ценность.

И начал он с  реорганизации, внедрения американских методов эффективного менеджмента  ( помните Генри Форда - он был симовлом эффективного американского управления?).
Заключалась эта "реорганизация" в снижении расценок и увеличения производства
. В то время отбойные молотки в шахтах управлялись двумя людьми, он заказал в Америке более легкие в использовании отбойные молотки, что помогло сократить рабочую силу, несмотря на длительный протест рабочих. Он также сократил клерков, заставив остальных трудиться напряженнее, заменяя их на преданных себе людей.

Одновременно, он озаботился группой поддержки, заменяя австралийских и британских суперинтендантов на американских, приглашая друзей по Стенфорду, которым в то время было не так-то легко найти работу, и знакомых. Друзья будут ему благодарны, за предоставленное место, а потому будут вынуждены поддерживать его везде. Но вскоре этот расширяющийся круг Гувера обнаружит выгоду в таком сотрудничестве, в дальнейшем эта выгода будет все заметнее. Вскоре Гувер заработал репутацию жестокого управленца и, наконец, по прибытии Уильямса, занял должность главного полевого инженера, под управлением которого было восемь шахт.

На протяжении многих лет  рынок акций добывающих компаний в Западной Австралии бурлил, промоушен и спекуляции были на первом месте, добыча была на втором. Менее, чем за десять лет британские инвесторы вложили в Западную Австралию более 120 миллионов долларов  и лишь пять процентов этих денег пошли на саму разработку приисков. Остальная сумма была направлена в карманы промоутеров и тех, кто был наиболее полезен.

Первым делом, после которого Гувера заметил Моринг, было продвижение ( промоушен) одной из шахт, подающей большие надежды, после чего компания разбогатела на полмиллиона долларов. Гуверу удалось первому прознать о том, что на шахте наткнулись на богатую жилу, и он сообщил об этом в Лондонский офис, где своевременно оформили покупку. В другой раз он сам успел договориться о покупке шахты до того, как прибыли конкуренты.

Для получения такой информации Гуверу приходилось внедрять на чужие шахты своих людей  или подкупать уже работающих там, распространять ложные слухи, чтобы обойти конкурентов, все методы были хороши в этой безжалостной конкурентной борьбе, ведь ставки были слишком высоки.

Точно так же, уверенно, Гувер пытался подняться по управленческой лестнице, путем интриг и заговоров, которые должны были сместить  якобы некомпетентного начальника, Уильямса. Разработанная стратегия постепенной замены управленческого персонала шахт на обязанных ему трудоустройством американцев предполагала в открытом конфликте полную поддержку Гувера.

Гувер надеялся, что если он, имея своих людей на ключевых местах, пойдет на открытое противостояние,  Уильямс не решится уволить такое большое количество управленческого персонала за неповиновение, опасаясь простоя шахт, и таким образом,  Уильямсу придется покинуть свой пост и вернуться в Великобританию.

Однако, Гувер недооценил своего противника, когда назрел конфликт, Уильямс уже запасся необходимыми людьми, которых он решил поставить на места взбунтовавшихся менеджеров, а также связался с Лондоном и получил добро на полную свободу действий. В результате уйти пришлось Гуверу и его группе.

Как видно из рассказа, в среде способных, трудолюбивых и опытных инженеров, работающих бок о бок, продвинуться можно было не благодаря знаниям, а лишь благодаря ловкости, угодливости сильным, хитрости, коварству, и огромным амбициям. Да, именно таким талантам открывает дорогу капитализм,  и не особенно важно, какое у них на тот момент образование. Научится по ходу - отвечают те, кто продвигают таких людей в свои бизнес-проекты.

Кто-то может возразить - но были же известные и многоуважаемые эксперты...И кто помнит эти имена, кроме специалистов? Да стали ли они так богаты, как Гувер, если их не взяли в качестве партнеров в стремительно создававшиеся в то время  бизнес схемы? А почему их туда не взяли? Потому что они не обладали теми качествами, что были у Гувера.

И правда, Моринг не оставил подающего большие надежды молодого  менеджера "у разбитого корыта", вероятно, он уже заметил его энергию, желание быстро продвинуться и разбогатеть, невзирая на методы.

Поэтому он послал его в Китай, в который было только что сделано очень выгодное инвестирование.


.

Далее: Настоящий империализм

Источники:
Herbert Hoover. Reminiscent Biography. by Will Irvin,1928
The Rise of Herbert Hoover by Walter W. Liggett, 1932
Tags: Гувер(Герберт)
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • Изабелла о российской угрозе

    На крутом утесе над рекой большая гранитная плита показывает место, где китайско-ко­рейская граница превращается в русско-корейскую. На другом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment