Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Дополнение - об армянской армии

Дополнение к записи  Гувер о Кавказе
Подробности о формировании армянской армии я нашла в англоязычной статье г-на Аршалуиса Зурабяна. Возможно, где-то есть и ее русская версия, но я ограничилась переводом с англоязычного ресурса.

Армянский корпус был сформирован 1 марта 1918 г. Генерал Назарбекян был назначен командиром корпуса, а начальником штаба - Евгений Вышинский. Вышинский был генерал-майором царской армии, начальником штаба Кавказской армии с апреля 1917 года и начальником штаба армии Республики Армения с июня 1918 года.

После падения Александрополя (15 мая 1918 г.) штаб армянского корпуса переместился в Дилижан, и не было предпринято никаких серьезных шагов для защиты фронта в Каракилисе, как это произошло в случае Карса и Александрополя.

Помимо начальника штаба, значительная часть военнослужащих  корпуса Вышинского была также русскими. Например, начальником оперативного отдела был поручик Нершов, а под его командованием служили штабс-капитан Н. Шумов, подпоручики М. Дверницкий, М. Медведев и другие.


1 августа 1918 г. начальником штаба вновь сформированной Армянской дивизии (командир Мовсес Силикян) был назначен полковник М. Зинкевич, находившийся в непосредственном контакте с командующим действующей на Северном Кавказе Добровольческой армией генералом Деникиным. С октября 1919 года Зинкевич был официальным представителем Деникина в правительстве Армении.

Вышинский, Зинкевич, а также другие русские офицеры армянской армии считали себя прямыми подчиненными Деникина. Они относились к Армении как к российскому государству и считали армянскую дивизию неотъемлемой частью добровольческой армии Деникина. Носителями этой идеи была и значительная часть армянских военных.

В 1919 году полковник Макавеев был начальником мобилизационного отдела главного штаба Армянской армии. Кроме того, по словам Рубена Тер-Минасяна, в армянской армии было около 400 российских военных специалистов, включая командиров бригад и полков.

«Правительство Армении не хотело или не понимало той простой истины, что русские, которых они считали братьями, были несравненно большими врагами союзного государства, чем турки. Следовательно, дружба с русскими также сделала положение армян подозрительным и опасным в глазах союзных держав », - написал Рубен Дарбинян.

Великобритания не скрывала своего отрицательного отношения к дружественным отношениям между Арменией и югом России, считая Армению неисправимым русофильским государством и ненадежным элементом на Кавказе. В реализации своих стратегических планов Лондону пришлось полагаться на помощь народов региона и их сочувствие. Армяне из-за своей пророссийской позиции не вызывали доверия у британцев.

В марте-июле 1919 года отношения между Арменией и деникинской армией практически заморозились. Это было связано с устремлением Российской Добровольческой армии к Закавказью и, как следствие, охлаждением отношений между Деникиным и Великобританией.

Британцы стремились окончательно вытеснить русских из Закавказья и были недовольны наступлением деникинской армии в Дагестане. Весной 1919 года в связи с изменением политического курса армян по отношению к русским наблюдалось улучшение отношений между англичанами и армянами.

В конце апреля 1919 года армянская армия вошла в Карс. 26 апреля 1919 года Совет Армении (парламент), а 28 мая того же года правительство Армении приняли декларацию «О единой и независимой Армении», которая вызвала сильное недовольство среди «белых» и «красные».

Правительства Деникина, Колчака и Ленина рассматривали Армению как органическую часть России, временно отрезанную от страны. Они не принимали существования независимых государств Армении, Грузии и Азербайджана.

Параллельно с подготовкой декларации «О единой и независимой Армении» правительство Армении прилагало усилия, чтобы ослабить влияние русских в армянской армии и отказаться от политической идеи «Единой неделимой России», которая противоречила интересам независимой Армении пока еще была широко распространена в обществе и среди некоторых влиятельных элементов.

Следует отметить, что эта политическая доктрина вызвала трудности в отношениях между Ереваном и Великобританией (и другими союзными странами), которые имели стратегическое представительство на Кавказе.

На заседании парламента 4 июня 1919 года премьер-министр Александр Хатисян огласил решение правительства.
Согласно этому постановлению, все офицеры и солдаты, относящиеся к армии Деникина, были свободны уехать в Россию, а тем, кто хотел остаться, следовало признать только власть Армении.

Это заявление было сделано через год после провозглашения независимости Армении. Однако, как и прежде, большое количество симпатизирующих добровольческой армии военнослужащих (считавших независимость Армении чужеродной идеей) продолжали нести службу в высших эшелонах армянской армии.

17 августа 1919 года начальник штаба армянской армии М. Зинкевич доложил начальнику генерального штаба армии Деникину, что армяне решили не назначать россиян на высокие посты в различных сферах. Он написал:

«Меня упрекают в том, что я собрал много русских в штабе армии и назначил моих сторонников на командные пункты». Полковник также выразил недовольство тем, что в Ереване государственные служащие начали вести свою работу на армянском языке и что прибывающие в Армению русские встречали недовольство, поскольку считались агентами Российской Добровольческой армии.

В августе 1919 года правительство Армении снова сделало попытку улучшить отношения с Деникиным, попросив через Зинкевича оружие и боеприпасы. Они получили оружие. Однако всевидящее око британцев заметило и этот жест, и недоверие к правительству Армении усилилось.

Аршалуис Зурабян

Далее: Гувер о России

Tags: 1919, Кавказ, Читая Гувера
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • Изабелла о российской угрозе

    На крутом утесе над рекой большая гранитная плита показывает место, где китайско-ко­рейская граница превращается в русско-корейскую. На другом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments