Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Умирающий кули

.
Умирающий кули
Эта фотография умирающего кули стала общеизвестной, как документальное свидетельство, сделанное Изабеллой, обвинившей китайцев в жестокости, неспособности на милосердие к соотечественнику. Изабелла  возмущалась тем, что никто из китайцев, взиравших на страдания носильщика-кули, не изъявил желания ему помочь.
На момент выхода книги, возмущение Изабеллы равнодушием китайцев разделили и ее читатели.

Однако, современность внесла коррективы в восприятие этого эпизода, одна из современных биографов  Изабеллы Берд (Бишоп), позволила себе саркастический комментарий о том, что и сама Изабелла не слишком много сделала для своего наемного работника, успокоившись тем, что с гордым чувством обладания христианским милосердием она возложила на его лоб влажный носовой платок.



И все же, мне кажется, не стоит слишком строго судить за это Изабеллу.

О тяжелой работе кули можно судить по одному из эпизодов, описываемому самой Изабеллой:
Мы поднялись на значительную высоту по ряду хорошо спроектированных зигзагов, встречая путешественников ман-цзы, вооруженных копьями и короткими мечами, которые путешествовали группами от страха перед отъявленными бандитами.
Некоторые из моих людей вооружились копьями. С наступлением темноты кули испугались, умоляли меня снять бубенчики с мулов ... и попросили приготовить револьвер!

Их носы периодически кровоточили в течение нескольких дней, и на этой высоте у нас было кровотечение, в некоторых случаях - довольно обильное, которое сопровождалось головокружением, рвотой и некоторым кровотечением изо рта ...

Началась метель, плотная и ослепляющая, с сильным ветром. Меня скорее волокли, чем несли, двое мужчин, которые сами часто падали, потому что мы были на крутом склоне, шел сильный снег ... Мужчины стонали и падали в разных направлениях, взывая к своим богам ... страх перед бандитами сменился страхом за свою жизнь - тем не менее, нужно было не давать им лежать в снегу и умирать.

Несколько раз я тонула в сугробах по горло, промокшая одежда прилипла ко мне, снегу становилось все больше, он кружился и плыл ...

Ужас того одинокого горного склона невозможно передать словами: слабая видимость, клубящиеся, ослепляющие снежные тучи, дремлющий холод, стоны вокруг, потому что для других, как и для меня, каждый вздох был стоном и уверенностью в том, что если ветер продолжится, мы все погибнем, потому что мы были на наветренной стороне горного склона.

После трех часов борьбы взошла луна, почти полная, и сквозь густой снежный туман смутно открылся скругленный ужасный гребень перевала, который мы достигли и пересекли вскоре после полуночи, когда снег утих ... В целом это был мой худший опыт в моей жизни.


А  вот как расказывает Изабелла об эпизоде с умирающим кули:

... носильщик, который всегда был непригоден для своей работы и который отказывался от еды, чтобы получить опиум, поскольку он был неумеренным курильщиком, рухнул и упал на обочине дороги с усиленным пульсом и высокой температурой.

Я посадила его на стул и шла так долго, как могла, а потом пришлось положить его на землю и заплатить одному человеку, чтобы тот с ним остался .

Прошел час, а мулов не было; и я так боялась, что люди на мосту ограбили погонщика мулов ... что мистер Кей вернулся.

Прошел еще час, и затем мулы вернулись вместе с больным, который стонал и задыхался, при поддержке мистера Кея, который был очень сильным и добрым ...

Среди деревьев было широкое место для палаток, кули разводили костры и варили рис, несколько женщин Сомо из деревни на высоте - почти все они были красивы, в стиле Мэг Меррилиз, робко поглядывали на него.


Чешская актриса Фанни Янушек  в роли цыганки Мэг Мэррилиз
из стихотворения Джона Китса
[Spoiler (click to open)]

Meg Merrilies by John Keats


OLD Meg she was a gipsy;
And liv'd upon the moors:
Her bed it was the brown heath turf,
And her house was out of doors.

Her apples were swart blackberries,
Her currants, pods o' broom;
Her wine was dew of the wild white rose,
Her book a church-yard tomb.

Her brothers were the craggy hills,
Her sisters larchen trees;
Alone with her great family
She liv'd as she did please.

No breakfast had she many a morn,
No dinner many a noon,
And 'stead of supper she would stare
Full hard against the moon.

But every morn, of woodbine fresh
She made her garlanding,
And every night the dark glen yew
She wove, and she would sing.

And with her fingers old and brown
She plaited mats o' rushes,
And gave them to the cottagers
She met among the bushes.

Old Meg was brave as Margaret Queen,
And tall as Amazon:
An old red blanket cloak she wore,
A chip hat had she on.
God rest her aged bones somewhere---
She died full long agone!


Мэг Меррилиз (Джон Китс)


Старуха Мэг, цыганка,
Жила среди болот:
Ей был постелью бурый дерн,
А крышей - небосвод.
   
   Плодами были ей стручки
   Ракитова куста,
   Вином - роса, а вместо книг -
   Могильная плита.
   
Ей братом был скалистый холм,
Ее сестра - сосна;
С такой семьею Мэг жила,
Ничем не стеснена.
   
   Не есть по многу дней подряд
   Случалось ей порой,
   И вместо ужина она
   Следила за луной.
   
Из жимолости по утрам
Она венки плела
И с песнями свивала тис,
Лишь наступала мгла.
   
   Циновки дряхлою рукой
   Из тростников сплетала.
   А после их среди цветов
   Крестьянкам отдавала.
   
Как амазонка, Мэг была
Плечиста и сильна;
Из прутьев капор был у ней,
Плащ - алого сукна.
Господь, старуху упокой, -
Давно мертва она!

Перевод В. Рогова





Больного кули положили под дерево, и я приложила мокрый платок к его пылающему лбу.
Затем проявилась скрытая китайская жестокость, показавшая, что на этих людей популярный культ
Гуаньинь, которая, на самом деле, является любящим созданием, не оказал никакого влияния .

Гуаньинь - персонаж китайской, вьетнамской, корейской и японской мифологии,
божество, выступающее преимущественно в женском обличье,
спасающее людей от всевозможных бедствий; подательница детей,
родовспомогательница, покровительница женской половины дома
.
Пятеро багажных кули ничего не несли, и когда я предложила разделить между ними груз одного мула и позволить больному ехать на муле, они отказались.

Он работал, спал и ел с ними двенадцать дней, но когда я спросила, собираются ли они оставить его там умирать, они засмеялись и сказали: «Пусть он умрет, он бесполезен».

Хотя вода, которую он так жаждал, находилась всего в нескольких ярдах от него, они не собирались ее ему давать. При повторном обращении они сказали: «Неважно, мистер Кей может за ним присмотреть».

Он так и сделал, потому что, я шла пешком до самого изнеможения, чтобы его могли нести, и мистер Кей почти  нес его на себе все оставшееся расстояние, и спал на пронизывающем морозном воздухе без ватного халата, который он отдал больному.

Остальные посмеивались над его страданиями, надо мной - за то, что омывала ему голову, а главное надо мной, потому что я - иду, в то время как его несут.


В данном случае Изабеллу трудно обвинить в лицемерии, судя по тексту, который я здесь привожу, она  пыталась помочь, но не слишком преуспела. И все же, обвинение  китайцев в жестокости получилось у нее более простым и удобным, чем поиск более глубоких корней трагедии - опиумной зависимости населения, которую Изабелла  еще в начале путешествия заметила и осудила, не указывая причин.

Столкнувшись с реальной жестокостью китайской  жизни,  рассчитанной лишь на собственное выживание, Изабелла не посмела упомянуть главных виновников опиумной трагедии. Возмущаясь распространением опиума в стране, она критикует лишь низкие китайские нравы, а в своих экономических обзорах  обходит стороной вопрос опиумной торговли, поощряемой англичанами.

Она также не упоминает  Опиумную войну, развязанную Великобританией и Францией против империи Цин, в результате которой, как указывает Википедия:

...в 1860 году был подписан Пекинский договор, по которому цинское правительство согласилось выплатить Великобритании и Франции 8 миллионов лянов контрибуции, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве рабочей силы (кули) в колониях Великобритании и Франции. К Великобритании с этого момента переходила южная часть Цзюлунского полуострова. А Россия закрепила свои права  на Уссурийский край

Постоянный поток продававшегося британцами в Китай опиума привёл к гигантскому распространению наркомании среди китайцев, деградации и массовому вымиранию населения.
.
Далее: Добрые дела
Tags: isabella bird, Женщина и фотография, Женщины и путешествия, Китай
Subscribe

  • Спаситель Отечества Сергей Белосельский-Белозерский

    . Дед князя Сергея, Константи́н Эсперович Белосе́льский-Белозе́рский, владелец многочисленных имений, уральских заводов и Крестовского…

  • Дети империи Крейнов

    2. Дети Портрет детей Крейна Начало: Ванные комнаты Крейнов . Интересный рассказ я прочитала о детстве Корнелиуса Крейна, он рос не очень…

  • Ванные комнаты Крейнов

    Я недавно рассказывала о Чарльзе Крейне из династии Крейнов, американских миллионеров, сделавших свое состояние в конце 19-го и начале 20-го века.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment