Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Богатый Барбадос и временный успех


Расположенная в Сент-Джеймс, Барбадос, вилла была названа Cove Spring House.
  Последний раз она была выставлена на продажу за 40 миллионов долларов.
Вилла впечатляет не только своими потрясающими видами, но
и еще более впечатляющим списком гостей.
Здесь отдыхали принц Гарри и  Меган,
Элтон Джон, Хью Грант, Саймон Коуэлл, Рианна,
Николь Кидман и Род Стюарт , сообщает журнал Hello.
.


Итак, как рассказывалось в предыдущем посте,  после успешного развития пиратского острова под  покровительством королевы наступил кризисный период, когда сахарная промышленность пришла в упадок. На помощь пришел МВФ, материальная помощь увязывалась с условием диверсификации экономики, Барбадосу было приказано забыть о сахарной промышленности и переключиться на обслуживание туристов,  плантации должны были стать полями для гольфа и местом для строительства роскошных гостиниц и вилл.
.
Барбадос, стал популярным местом для богатых и знаменитых в мире благодаря своим знаменитым пляжам. А благодаря низким налогам его называют «Швейцарией на Карибах». Многие миллиардеры владеют собственностью на острове, несмотря на то, что живут в других местах. Можно подумать, что в присутствии богачей и есть  секрет успеха, но, красивых мест на планете много, и даже - на Карибах, но почему богатые и знаменитые предпочитают Барбадос?

Потому что тут так много роскошных вилл для желающих здесь поселиться?

Однако, и здесь не все так замечательно, многие разорившиеся поместья не находят новых владельцев и постепенно разрушаются.
.


На этом фото- Пиратский замок Сэма Лорда, который когда-то был превращен в отель Sam Lord Castle Resort.
.
Когда-то этот отель выглядел вот так:
.


.
Но из-за огромного долга он был продан с аукциона, новые владельцы планировали его частично снести, чтобы расширить. В 2007 году замок Сэма Лорда был куплен компанией CLICO (Барбадос), но из-за финансовых проблем переустройство не произошло. 20 октября 2010 года в замке Сэма Лорда произошел крупный пожар и здание было разрушено, остались только стены.

Замок и окружающая собственность были в конечном итоге приобретены Wyndham Hotel Group - международной сетью отелей и курортов, базирующейся в Соединенных Штатах.
Строительство нового курорта началось в 2017 году. По планам архитектора стены должен сохранить исторические стены замка.
.

Если Восточное побережье не слишком подходит для отдыха из-за многочисленных рифов и бурного моря, то Западное побережье острова  называют «платиновым», потому что стоимость недвижимости в этой части острова  самая высокая во всем Карибском море.
.
.
Вот, например Ханс Кристиан Раусинг, наследник миллиардера шведского упаковочного титана Ханса Раусинга, владеет особняком с 11 спальнями на западном побережье.
Другой заслуживающий внимания владелец недвижимости - миллиардер, Майкл Табор,н владеет домом на Барбадосе стоимостью более 35 миллионов долларов и одной третью отеля Sandy Lane - рассказывают нам многочисленные сайты, зазывающие в этот рай на отдых среди знаменитостей. Благодаря пяти инвесторам, ирландцам по рождению, которые приобрели Sandy Lane в 1999 году, в 2009 году он стал ведущим отелем мира.
.
.
Если находится инвестор, старые плантации преображаются и выставляются на продажу, в надежде завлечь сюда еще больше богатых людей.
.

Этот изящный дом является одним из самых больших плантаций на Барбадосе.
Расположенный в сельской местности Сент-Томас,
отель занимает территорию площадью 241 акр , помимо главной резиденции
с бассейном и джакузи в ухоженном саде, есть коттедж и конюшни.
В поместье также есть поле для игры в поло с павильоном.
.


Принц Гарри на благотворительном турнире по поло на Барбадосе.
.
Почему здесь живут богачи? Хотя, конечно, богатые люди любят отдыхать в среде себе подобных и не желают омрачать свой взор окружающей нищетой,  уровень жизни населения на острове выше, чем у соседей, и образование - тоже.

Многочисленные сайты подсказывают частичный ответ: Барбадос предлагает процветающий офшорный финансовый сектор, обеспечивающий офшорное банковское обслуживание , освобождение от страховки.

Барбадос не просто налоговый рай, но это очень низкая налоговая среда для офшорных корпораций, зарегистрированных на Барбадосе. Налоги на прибыль офшорных компаний обычно находятся в диапазоне всего от 1% до 2%, и ставка налога уменьшается по мере увеличения прибыли. Офшорные компании могут импортировать необходимую технику или торговое оборудование без уплаты каких-либо импортных пошлин.


Наверное, все перечисленные причины так или иначе являются причинами того, что Барбадос стал местом отдыха миллиардеров, но также и потому, что на острове нет опасности революций и экспроприаций, здесь богатый человек найдет все атрибуты красивой и удобной жизни, а так же - отлично вышколеных вековой практикой слуг.

Почему это стало возможно на Барбадосе? Ответ на вопрос дают ученые. Но не те, кто озабочен исследованием влияния демократии, а те, кто изучает распределение собственности, которое обычно скрыто от глаз обывателя.

Суть в  том, пишет автор, Кристин Барроу (Social and Economic Studies, Volume 32, Number,1983. Cristine Barrow . Ownership and Control of Resources in Barbados: 1834 to the Present), что по сравнению с другими англоязычными территориями Карибского бассейна,  несмотря на различные угрозы , такие как  освобождение рабов, кризисы в сахарной промышленности в конце 1800-х годов, социально-экономические и политические перемены 1930-х годов, на Барбадосе сохранилась власть немногочисленной белой элиты.

Автор рассказывает о различных стратегиях, таких как образование  корпораций, двойное руководство и разветвления дочерних компаний в различных секторах экономики, политическое влияние и социальные связи посредством браков и ассоциаций, которые были приняты для сохранения и консолидации местной собственности в руках немногочисленной белой элиты и удержания лояльности чернокожего большинства.

Жизнь этого большинства улучшилась( на момент 1983 года), но это произошло в пределах того, что по существу остается прочной структурой, в которой продолжается многовековое владение собственностью белым меньшинством и отсутствие владения у черного большинства.

На Барбадосе, в отличие от соседей - Ямайки, Британской Гвинеи (Гайаны) или Антигуа, не было свободной земли, вся она была сконцентрирована на сахарных плантациях, поэтому освобождение рабов не вызвало появления свободных крестьян. На острове не было альтернативной работы, а уехать - не было средств, поэтому бывшие рабы продолжали работать на плантациях. В отличие от соседей, вынужденных завозить иностранных работников по контракту, Барбадос не испытывал  нехватки рабочей силы, наоборот, испытывал избыток, а потому мог продолжать пользоваться дешевым трудом.

В отличие от Гайаны, на Барбадосе почти не было заочного владения,  британские плантаторы осели на острове, это был их осовной бизнес, а потому они пытались его удержать любой ценой. Поэтому, когда для сахарной промышленности наступили тяжелые времена, они смогли провести закон, запрещающий продавать землю разорившихся плантаторов иностранцам, а затем консолидировались с торговцами, образовав узкий круг  агро-коммерческой буржуазии, аристократам пришлось поделиться властью с торговцами, но эта группа людей у власти действовала сплоченно из-за общих интересов в бизнесе.

Спасение  экономики было общим делом торговцев и плантаторов, объединившихся в Ассоциацию для исключения внутренней конкуренции. Принадлежность к одной расе, смешаные браки торговцев и аристократов еще больше закрепили данные отношения. Британская колониальная администрация давала кредиты для осуществления механизации и другие нужды, таким образом, в  Барбадосе участвовал только английский капитал и не было иностранного.

Далее началось укрупнение капитала, при сохранении общей площади земель, количество плантаций неуклонно сокращалось, выживали сильнейшие, поглощая собственность тех, кто оказался слабее. Если местные собственники были не в состоянии выкупить пришедшие в упадок поместья, этим занимался Лондон, и британские бизнесмены охотно вкладывали деньги.

Фактически Барбадос был не совсем колонией, а скорее, отдаленной частью Британии.

В результате собственность и власть сконцентрировалась в руках малой группы людей ( К 1935 году  это- всего четыре семьи), которые и направляли ресурсы всей страны на выживание бизнеса. Таким образом, если повсеместное уменьшение значимости сахарной промышленности вело к вымиранию аристократии, Барбадос демонстрирует исключение, здесь белая аристократия сохранила свои позиции вплоть до сегодяшних времен и при этом, продолжая использовать патрналистский подход к черному населению, ей удалось сохранить его инфантильность и не развить расистскую ненависть, отношения слуг и господ продолжали существовать с надеждой на то, что преданность и старательность будет обязательно вознаграждены.

Механизация сахарной промышленности привела к высвобождению рабочей силы, что позволяло, при существующей безработице, сохранять крайне низкую оплату труда, удерживать ее даже в законодательном порядке. Чернокожие работники, даже те, кто работал  в порту,  все так же зависели от состояния сахарной промышленности.

Возможность разбогатеть представилась чернокожим работника при строительстве Панамского канала, но те, кто в конечном счете сумел приобрести мелкие земельные участки для сельскохозяйственных нужд, не стали конкурентами и потому не изменили положение вещей.

Что касается настоящих демократических преобразований, то если в Гайане у политических лидеров было понимание своей неопытности, которая не дала им прийти к успеху, то в Барбадосе нет осознания того, что причина всех проблем - в сложившейся системе экономики и власти.

На волне стихийных рабочих протестов 1930-х Барбадос получил свои профсоюзы, у которых тут же появились правильные лидеры - выученные чернокожие юристы, которые взяли на себя роль переговорщиков ( не более) от лица рабочих с руководством.

В 1950-х самый радикальный из лидеров чернокожего большинства  выдвигал лишь популистские требования разрушить монополию, ограничив размеры земельных владений, предоставив возможность остальным получить свои наделы. Никто из оппозиционных лидеров не имел понимания, как организовать лучшую экономику, все они в конечном итоге занимали удобное место в существующей системе, делая карьеру при соглашательских позициях.

Не было понимания необходимости радикальной перестройки и у самой элиты, которая считала себя частью Британии, они держались за земельную собственность, мечтая о возрождении сахарной промышленности, каждый раз уповая на помощь Лондона, указывая на верность и следование английским традициям,  и до определенного момента добивались преференций.

Именно благодаря особому статусу и послаблениям Барбадос оставался на плаву, когда соседи шли ко дну, а не благодаря демократически развитым иститутам, как подумал Коммерсант. Как видно, на самом деле, именно на Барбадосе наблюдается торможение развития сознательности народной демократии.

Как видно из сказанного,  Барбадос все еще имеет неразвитые демократические институты, успешно используя их для сохранения власти белых лендлордов.

Черное большинство в этой системе получило возможности улучшить свое положение за счет образования, сформировать свой средний класс, но при этом, все равно не получило доступа к собственности, а значит - не получило реальной власти, это - врачи, юристы, учителя, государственные чиновники, и даже политики.

Этот средний класс отстранен от принятия государственных решений и формирования государственной политики, более того, он пока и не имеет намерений что-либо менять. В программах двух основных партий, борющихся за власть, нет ни намека на изменение контроля над собственностью.

Объясняется это так, в сознании чернокожего жителя Барбадоса, потомка рабов, укоренилась склонность к патернализму, который веками осуществлялся между хозяевами и их слугами. такая система остается до сих пор : государство учит, лечит, дает рабочие места, заботится о безработных. Социальная мобильность так же зависит от патронов, которые замечают и продвигают вверх особо одаренных и полезных. Проблема лишь в том, что в современных условиях государство уже давно не имеет возможности справляться с этими задачами и живет в долг.

Отсутствию коллективных действий по изменению положения способствует не только автоматизация производства и уменьшение числа работников на крупных предприятиях ( помимо самого сокращения таких предприятий), но и атомизация общества , бОльшая часть населения занята в сфере оказания услуг, а не на производстве.

Управлять атомизированным обществом несравненно легче, нежели чувствующими свою силу рабочими коллективами.

Пришел момент поговорить и об экономической составляющей, объяснить, почему внешне процветающее  государство живет в долг.

Временный успех
.
Диверсификацией Барбадос занялся с 1965 года, переключившись на туризм и легкую промышленность., а также офшорный финансовый сектор. К 1999 году сельское хозяйство в ВВП составляло всего 4,9%, а оказание услуг - 65% , услуги же обеспечивали 70% занятости. Ежегодные темпы роста в 1970-е составляли около 5%. Это и дало возможность говорить об успехах диверсификации .

Однако, уже к 1980 году были замечены проблемы снижения роста экономики, связанные с высокой стоимостью хорошо образованной рабочей силы, увеличение задолжности, снижение экспорта, спад туристической заинтересованности, неадеватное реинвестирование в туристическую инфраструктуру.

Заход в офшорную зону Intel оказался недолгим, в 1886 Intel покинула Барбадос в поисках лучших условий.

Проблема заключалась в том, что профсоюз рабочих Барбадоса требовал повышения оплаты труда сотрудников INTEL, на что INTEL возражал, поскольку его продукция поставлялась внешним покупателям по контрактам с фиксированной ценой, которые нельзя было изменить в короткие сроки.

Без работы остались 1000 человек, в основном - женщины. Уход из страны двух крупнейших экспортеров -Intel и Playtex снизила экспорт в США с 200 миллионов долларов в 1985 году до 60миллионов долларов в 1987.

К 1990 показатели роста экономики стали отрицательными, за год национальный внешний долг увеличился на 9,5%, а уровень безработицы составил 15,3%.

Тогда решили просить помощи у Международного Вылютного Фонда и Всемирного банка.

Понятно, что эти финансовые структуры потребовали отказаться от государственной поддержки промышленности и сельского хозяйства и направить все усилия на расшитрение сферы услуг. Чтобы снизить бюджетные траты, потребовалось снизить долю государственного сектора в экономике.

Были введены высокие налоги и сборы на продукцию государственных предприятий, снижены затраты и трансферы в государственные корпорации, снижение на 8% зарплат в государственном и частном секторах (1991-1993 год), хотя были разрешены бонусы, как выплаты части прибыли ( но мы же знаем, что бонусы достаются избранным).

Правительству «после долгих консультаций с различными общественными группами удалось добиться консенсуса о переходе к Политике «социального партнерства». Иными словами, Барбадос нацелился на корпоративный капитализм, в котором делается попытка убедить трудящихся, что у копрораций и трудовых коллективов общие цели.

В результате между обществом и правительством в 1993 году был установлен договор, который выразился в заключении Протокола о политике цен и доходов, в результате чего зарплаты были заморожены. Этот протокол обновлялся в 1995,1998 и 2002 годах.

В 1993-1994 наблюдалось повышение роста экономики на 2,2% , благодаря увеличению туристических потоков. Началась программа приватизации, что привело к появлению частных корпораций, Бабрбадос стал членом ВТО, что повлекло пересмотр законодательной системы и приспособление ее к новым условиям глобальной торговли. Все это позволило получить новые инвестиции и кредиты.

Организация Карибского сообщества — торгового союза CARICOM , а также ряд соглашения с США создали условия для расширения торговли.  В 1992-1997 г положительный торговый баланс и средний рост экономики около 4% давал возможность трубить об успехах Барбадоса, перестроившего экономику под чутким руководством МВФ.

Однако вскоре опять импорт перевесил экспорт, опять увеличился валютный дефицит и к 2002 году внешний долг уже составлял 30% ВВП.

Попытки сделать экономику Барбадоса полностью соответствующей требованиям ВТО привели к краху большей части обрабатывающей промышленности  в пользу иноcтранных компаний, которые воспользовались преимуществом Барбадоса - высоким уровнем образования рабочей силы.  Несмотря на это так часто упоминаемое преимущество, многие промышленные компании в этот период перевели свои производства в соседние, менее развитые страны, где рабочая сила оказалась дешевле.

Открытие дверей иностранному капиталу,  запустило процесс перераспределения собственности, усиления эксплуатации и условий жизни населения. В результате таких структурных изменений в стране  появляются новые хозяева, которые не желают продолжать патерналистскую политику, что в конечном счете скажется на лояльности населения. С приходом иностранного капитала пришла тактика уничтожения профсоюзов. В стране, которая тратила 20% ВВП на образование, уже запускаются программы пересмотра системы образования, грядут изменения и в системе медицинского обеспечения.

С 2001 года Барбадос стал испытывать кризис в сфере турбизнеса, а затем начались проблемы с финансовым сектором.

До 2001 года Барбадос был мировым лидером на рынке иностранных торговых корпораций (Foreign Sales Corporations -FSC). Этот рынок резко закрылся в 2001 году, когда в ответ на обвинение, выдвинутое Европейским союзом против Соединенных Штатов, ВТО постановила, что налоговые льготы предоставлены Барбадос к этим американским копрорациям представляли собой скрытую и нелегальную экспортную субсидию.

Второй шок для финансового сектора пришел с Отчетом Организа́ции экономи́ческого сотру́дничества и разви́тии в 2000 году. Она назвала Барбадос среди 35 офшорных финансовых центров налоговыми убежищами, участвующими в пагубной практике налогообложения, и пригрозил ввести против них санкции.

Сегодня Барбадос не входит даже в топ-10 офшорных зон, он все еще числится в списке офшорных зон для Украины и Белоруссии и Казахстана, но не для России, Евросоюз занес Барбадос в черный список в 2017 году.

В мае 2018 года премьер-министр Миа Моттли обнародовала ранее cкрытые финансовые обязательства государства. Премьер-министр заявила, что новое правительство унаследовало 15 миллиардов долларов долга Барбадоса (около 7,5 миллиарда долларов США). Раскрытие информации о текущем уровне долга привело к увеличению отношения долга к ВВП с 137% до 175%. Это четвертое значение в мире после Японии, Греции и Судана.


Миа Моттли объявила, что у нового правительства не было другого выбора, кроме как обратиться к МВФ с просьбой содействовать реструктуризации долга. 5 июня 2018 года Барбадос не выполнил своего обязательства по выплате 26-го купона по еврооблигациям с погашением в 2035 году. Согласно Cbonds, за исключением раскрытия истинного уровня долга, 7 июня 2018 года в стране было 47 долговых выпусков в обращении на общую сумму 4 425 миллиард долларов США.

По данным 2020 года реструктуризация была проведена, но и тут Барбадосу создали исключительные условия.

И облигации 2029 года, предлагаемые в рамках реструктуризации внешнего долга, и новые облигации, предлагаемые на бирже внутреннего долга, включали новаторскую «оговорку о стихийных бедствиях», которая позволяет Барбадосу повысить свою финансовую устойчивость в случае стихийного бедствия. Это положение позволит правительству капитализировать проценты и отсрочить погашение основной суммы долга по новым облигациям на два года после землетрясения, тропического циклона или дождя, покрываемых его страховым полисом.

Это делает Барбадос единственной страной в мире, чей государственный долг является устойчивым к изменению климата в результате включения статьи о стихийном бедствии в его облигации. Такие положения позволяют эмитентам перенаправлять средства на более неотложные гуманитарные потребности после стихийного бедствия и избегать дефолта по своим долговым обязательствам.

Так что успешный Барбадос продолжает жить в долг и пользоваться особыми преференциями, и все это - не имеет никакого отношения к развитой демократии, о которой рассказывал Коммерсант.

Пандемия дала причину просить о новой отсрочке.

Премьер-министр Барбадоса Миа Моттли заявила , что государства Карибского блока Кариком нуждаются в реструктуризации долга или моратории на погашение долга, чтобы «обеспечить определенность как заемщику, так и кредитору» во время пандемии.

Моттли, обращаясь к ежегодной ассамблее Всемирной организации здравоохранения, которая проводится виртуально, предупредил, что без списания долгов может произойти «беспорядочный распад», который вызовет кризис как внутри стран, так и в мировой финансовой системе.


Как видно, успех и богатство оказались лишь видимостью. Почему же США и Европа опекали Барбадос в 1980-1990-х, пытаясь сделать из него лидера Карибских стран, и почему перестали это делать сейчас?

Рассказ об этом - в следующем посте


Далее: Партнеры в борьбе с коммунистической угрозой

Источники
Human Rights, Labor Rights, and International Trade edited by Lance A. Compa, Stephen F. Diamond

Social and Economic Studies Vol. 56, No. 1/2, The Caribbean and Pacific in a New World Order (March/June 2007), pp. 209-239

https://en.m.wikipedia.org/wiki/Economy_of_Barbados
Tags: Капитализм, Колониализм, Латинская Америка и Карибы
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • Изабелла о российской угрозе

    На крутом утесе над рекой большая гранитная плита показывает место, где китайско-ко­рейская граница превращается в русско-корейскую. На другом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment