Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Пандемия и власть


Инспекция и зачистка китайского района
.

Как и сегодня общество, пораженное пандемией, состояло из:

  • бьющих тревогу и требующих введения жестких карантинных мер медиков;

  • коммерсантов, требующих снять ограничения свободной торговли из-за какой-то сотни-другой смертей;

  • испуганного населения, уверенного в том, что чтобы власть не предприняла, это все  будет - за их счет;

  • и самой власти, заигрывающей, как со сторонникам, так и противникам карантина.


Надо сказать, что господа, представлявшие колониальную власть, были довольно уверенными в себе, потому что опирались на пушки,  куда более уверенными, чем это возможно сегодня.

Бациллы чумы были выявлены, однако роль крысиной блохи, как переносчика инфекции, была еще неизвестна. Поэтому в переносе инфекции винили китайцев, которые ведут скученный образ жизни, не имеют представления о гигиене и производят мусор и грязь в огромных количествах.

Особенно это касалось района Тай Пин Шань (Тайпиншань), в котором оказался эпицентр заболевания, что по мнению властей, было связано с его ужасающей санитарной обстановкой.


Доктор Джеймс Лоусон

Была сформирована Санитарная комиссия для организации борьбы с эпидемией, знакомый уже нам доктор Лоусон представил ряд мер: создание больниц для чумных больных, выделение медицинского персонала для лечения, проведение операций по поиску и выявлению больных чумой, их изоляция в карантинных больницах, а также очистка и дезинфекция зараженных домов и территорий, создание чумных кладбищ , формирование команд для перевозки и захоронения пораженных.

Для того, чтобы выполнить эти мероприятия, губернатором было срочно введено чрезвычайное положение. Колониальные власти мобилизовали военные силы для проведения внутренних инспекций и введения принудительного карантина.

С 23 мая 1894 года Шропширский  полк легкой пехоты количеством в 300 человек, совместно с подразделениями королевской артиллерии и инженерных войск, были организованы в помощь полиции для поиска и уборки трупов, дезинфекции помещений  хлорно-известковым молоком в районе Тай Пин Шань.
.

.




.
Заметьте, на людях, работающих с инфекцией, нет ни масок, ни перчаток, ни специальных костюмов. Понимание опасности пришло позже, когда была выявлена бацилла чумы,
определен переносчик болезни, когда оказалось, что болеют и европейцы,
и что особо опасная форма передается воздушно-капельным путем.
Сравните с фото ниже, сделанным уже в 1901 году, в Брисбене, когда чума достигла Австралии
.

.
Возмущение населения незваным проникновением в дома местных жителей, а также насильственным удалением зараженных и подозреваемых в заражении, вызвало беспорядки, что вынудило правительство продемонстрировать силу, используя в качестве устрашения канонерскую лодку «Твид», направив ее орудия на Тай Пин Шань.

Это несколько охладило стороников открытых выступлений, но скрытое сопротивление продолжалось, как вспоминал очевидец: « многие китайцы прятали тела умерших родственников, чтобы избежать дезинфекционной обработки жилища и избавления от многолетней накопившейся грязи.»

31 мая Санитарный совет разработал больше подзаконных актов, которые допускали выселение жильцов и закрытие зданий, признанных непригодными для проживания, что тут же было и выполнено. Китайские дома, построенные в Кау Ю Фонг, Син Хинг Ли, Нга Чой Хонг, Мэй Лун Ли были снесены, построенная кирпичная стена окружила эти районы, предотвращая проникновение.
.
После выселения

Вскоре карантинные запреты  распространились не только на живых, но и на мертвых, китайцам было запрещено перевозить умерших родственников на родину, как это делалось раньше. И это тоже стало причиной конфликта.  Для умерших от чумы было выделено особое кладбище, в котором эксгумация даже через несколько лет была запрещена.

В дополнение к протестам  в конце мая китайские лодочники объявили забастовку и отказались перевозить чумные  трупы  на новые кладбища, открытые в Кеннеди Таун и Сэнди Бэй.

На все карантинные и устрашающие меры китайское население ответило бегством из колонии.


В письме «Таймс»  от 17 июня геолог и ботаник Сидни Скертчли (Sydney Skertchly), преподававший в Медицинском колледже Гонконга для китайцев, отметил, что паника среди китайского населения была не столько из-за боязни чумы, сколько из-за испытываемого ужаса перед западными врачами:
.
«Они твердо убеждены в том, что мы уничтожаем беременных женщин и режем глаза детей, чтобы сделать из них лекарства, и их этому учат их ,так называемые, образованные классы.
Умы китайцев погружены в самое разрушительное для души суеверие.
Ужасный фэншуй, духи их предков, мириады демонов, которые наполняют воздух,
являются для них активными принципами и настолько же яростными, насколько и активными.
Они знают, что каждый европеец может наложить на них заклинания,
может с внешней демонстрацией пользы уничтожить их здоровье,
и они уверены, что мы сознательно вызвали этот чуму,
потому что они видят, что она минует европейца и убивает китайца ".

Китайское описание "тюремного заключения на чумном карантине" сосредоточено на бесчувственной западной медицине и игнорировании местных чувств.

Описания зверств британской медицины можно найти в прессе.

Согласно свидетельствам, приводимым в статье в «Северно-Китайском вестнике» Кантона от 15 июня 1894 г.
«По прибытии в «плавучий лазарет» китайских пациентов
заставляют проглотить 12 унций бренди, смешанных с каким-то жидким лекарством.
Затем  на голову пациента кладут шесть фунтов льда,
а грудь, руки и ноги» так же загружают фунтом льда.
Таким образом, ни одному человеку из десяти не удается покинуть плавучую больницу ".
.
.
Ежедневно в Гонконге умирали до 100 человек, массовый исход китайцев в Китай продолжался, уезжавшие надеялись, что если им положено умереть они хотели быть похороненными в своей родной деревне.
.

.

Следующей жертвой чуть не стала больница Тунг Ва.
Доктор Лоусон не доверял традиционной китайской медицине и практикующей ее китайской больнице Тунг Ва. Он обвинил больницу в неумении диагностировать болезнь  и лечить ее.

По сравнению с другими больницами, включая Медицинскую миссионерскую больницу (1843-53), Морскую больницу (1843-73), Государственную гражданскую больницу (1849-1937) и Больницу Лок (1858-94), больница Тунг Ва была первой китайской больницей для лечения бедняков, она поддерживалась за счет добровольных взносов, была открыта в 1872 году, и в ней было всего 80-100 коек.

Так как больница существовала на деньги богатых китайцев, заботившихся о своих бедных соотечественниках, она была олицетворением китайского мира, закрытого сообщества, вполне способного, как оказалось, противостоять вмешательству со стороны правительства.

Согласно отчету, больница Тунг Ва, расположенная в неблагополучном районе Тай Пин Шаня, у подножья горы Виктории(горы Тай Пин Шань), была обвинена в:

  • переполненности, загрязненности, антисанитарии и опасности не только для здоровья пациентов, но и для населения Гонконга;

  • плохой организации оказания помощи и лечения больных и обездоленных китайцев;

  • отсутствии эффективной администрации


Д-р Лоусон довольно витьевато писал: «Вопрос о работе с больницей Тунг Ва теперь должен быть  рассмотрен серьезно. Я не могу не осудить  в достаточно сильных выражениях этот очаг медицинских и санитарных недостатков  ".(Report on Tung Wa Hospital by T. H. Whitehead, in Hong Kong Legislative Council Sessional Papers 1896, xxiii.)

Как следствие, губернатор назначил специальную комиссию для проведения расследования в больнице Тунг Ва. Комиссия навела справки в Индии и Сингапуре и получила информацию об управлении китайскими больницами в этих двух британских колониях. Выяснилось, что даже брахманы в Индии доверяли больше западной медицине, чем китайцы в Гонконге. А в Сингапуре вообще не было китайской больницы, сингапурская больница для китайских пациентов с китайским названием практиковала западную медицину.

На помощь пришла и статистика, где смертность пациентов китайской медицины была на 10%-20% больше, чем западной.
.

Сегодня, зная, что на то время в западной медицине отсутствовала реанимация, а сыворотки и вакцины были еще не разработаны, нельзя с уверенностью говорить о том, что разница в 10-20% полностью относится к эффективному лечению британских медиков, а не объясняется, например, крайним истощением китайских бедняков, находивших приют в Тунг Ва.

После критики Лоусона Санитарнаый совет постановил перевести китайских пациентов, которых приняла Тунг Ва,  в Государственную гражданскую больницу.
Китайские врачи были обвинены в некомпетентности при лечении своих китайских пациентов.

Приняв во внимание аргументы Лоусона, колониальный офис в Лондоне призвал правительство Гонконга закрыть больницу Тунг Ва...но могла ли Государственная гражданская больница не могла бесплатно лечить нищих, поэтому закрыть китайскую больниц оказалось не так -то просто.

Больница Тунг Ва находилась под угрозой ликвидации, но продолжала сопротивляться легальными методами, об этом говорят документы. Так, например, 6 ноября 1895 г. Комитет больницы попросил адвоката  отправить письмо с предупреждением исполняющему обязанности колониального хирурга Дж. М. Аткинсону, где был такой текст:

«Директора больницы Тунг Ва инструктируют меня просить вас не предпринимать никаких шагов по удалению Чан Кам Шинга из больницы на том основании, что пациент не хочет уходить и принял решение остаться в больнице Тунг Ва.

Директора сообщают мне, что вы сегодня заходили в больницу, чтобы его забрать, но в соответствии с постановлением о больнице я хотел бы напомнить вам, что единственное полномочие, предоставленное колониальному хирургу, - это осмотр больницы - статья 14, и что Совет директоров обладает всеми полномочиями по управлению и руководству делами в больнице - статья 8.

Если, в результате предусматривается какое-либо принудительное удаление, оно будет незаконным ».
(Correspondence from Victor H. Deacon to the Colonial Surgeon J.M. Atkinson, dated November 6, 1895. Report on Tung Wa Hospital by T. H. Whitehead, in Hong Kong Legislative Council Sessional Papers 1896, lii.)

Оказалось, то пушки срабатывают, но не до конца. Переговоры продолжались, обе стороны шли на компромиссы. В декабре 1896 года в Тунг Ва был назначен первый китайский, но практикующий западную медицину, врач, помимо этого, были сооружены новые палаты, чтобы отделить инфицированных пациентов от обычных. В результате соглашения двух сторон в Тунг Ва появились два отделения китайское и западное. Западное стало спонсироваться властью, китайское - по прежнему - китайцами. Со временем все больше китайских пациентов стали выбирать западное лечение, но полностью избавиться от китайской медицины колониальной власти  так и не удалось.

.

Доктор больницы Тунг Ва осматривает чумного пациента

Критике Лоусона подверглись и чиновники здравоохранения, и даже губернатор колонии за то, что они пренебрегали своими обязанностями по установлению карантина.

Но и самому Санитарному Совету впоследствии досталось, уже в 1896 году, когда чума вернулась, он подвергся критике за неэффективность борьбы с чумой. В связи с этим, некоторые представители Законодательного совета воспользовались критикой и предложили отменить многие постановления Санитарного Совета, как ошибочные, не оправдавшие цели.

Губернатор, как видим, находился в центре воюющих группировок. Политическая ситуация оставалась критической,  тем не менее, по настоянии Санитарного Совета был наложен запрет на выезд, китайцам  было запрещено покидать Гонконг.

Поскольку напряжение усиливалось, комитет китайской больницы Тунг Ва делал попытки примирить  власть, пытающуюся подавить сопротивление китайцев и самих китайцев. Однако, собрание  в больнице 20 мая, на котором присутствовали суперинтендант полиции Френсис Мэй и колониальный хирург Лоусон, было прервано ворвавшейся негодующей толпой.


Фрэнсис Мэй
.
Фрэнсис Мэй вызвал подразделение полицейских-сикхов, которым удалось восстановить порядок.
Губернатор Сэр Уильям Робинсон (Sir William Robinson) сообщал в Лондон лорду Рипону (Lord Ripon), государственному секретарю по колониальным делам: «появились новые осложнения с  китайским население , которое  со своим обычным невежеством и предрассудками, усиленно сопротивляется проверкам дома за домом»
.

William Robinson 11th governor ( 1891-1898)
.
Представители Комитета больницы Тунг Ва, а также другие выдающиеся китайские граждане  просили губернатора  покончить с осмотрами жилищ. Они также просили разрешить репатриацию больных и освобождение тех, кто был посажен на карантин.

Губернатор пообещал не посылать больных китайцев на карантинный блокшив и согласовал организацию временной чумной больницы, в которой бы за пациентами присматривали китайские врачи  из больницы Тунг Ва, которым китайцы доверяли.

Тем не менее, власти препятствовали выезду больных из колонии.
Как сказал д-р Джон Аткинсон, исполняющий обязанности колониального хирурга в ходе перекрестного допроса перед медицинским комитетом в 1895 году, «страдание от болезней, таких как чума, с медицинской точки зрения, практически исключает возможность передвижения».
.

Скетч из журнала показывает британских солдат, занятых сжиганием мусора,
вынесенного из китайского жилища ( Tommy Atkins - слэнг, прозвище простых солдат)
.
Несмотря на усилия колониальных властей, болезнь продолжала распространяться, поражая уже  и другие районы.

Когда один из офицеров Легкой пехоты Шропшира, капитан Весей, заболел чумой и умер, паника распространилась уже и на европейцев.

«Половина коренного населения Гонконга уехала, насчитывая 100 000 человек.
Уезжают сотнями ежедневно; 1500 смертей; несколько европейцев заболело; один умер.
Рынок труда парализован. Смерть почти сотнями.
Правительство предвидит провал доходов от опия;
предлагает обсудить и уничтожить все нездоровые местные кварталы»
,

- писала газета TheTimes
.
«Hong Kong Telegraph» заявил, что
«слишком много было допущено в отношении китайских предрассудков и обычаев»,
отметив, что
«возможно, китайцам может быть позволено убивать себя в своей эпидемии,
но нельзя позволить, чтобы они убили всех нас»


Тем временем Комитет больницы Тунг Ва, состоящий из уважаемых представителей китайской элиты, обратился к Ли Ханьчжану, китайскому губернатору Цинь в Гуандуне в Кантоне. Ли  вмешался в спор, утверждая, что британские власти должны разрешить китайцам покинуть Гонконг.

Хотя Санитарный совет выступил против этой меры, губернатор Робинсон неохотно согласился, оценивая растущие экономическими последствиями чумы в колонии.

Чума сильно повлияла на коммерческую деятельность в Гонконге. Многие владельцы бизнеса взяли с собой своих сотрудников и семьи и вернулись в Гуандун, в то время как те, кто планировал приехать в Гонконг по делам, откладывали такие планы.

К 15 июня из 210 000 населения осталось только 130 000.

В результате дефицита предложения, вызванного снижением торговой и коммерческой деятельности, цены на продукты питания и товары повседневного спроса выросли на 30-50%. Кроме того, в сентябре и октябре 1894 года гавань Виктория была разрушена двумя последовательно прошедшими тайфунами.

В конце июня через границу на полуострове Коулун в Лай-чи-Коке открылась китайская больница, где китайцев лечили китайские врачи, используя китайскую тадиционную медицину. Больница Тунг Ва стала помогать переправлять туда пациентов, ведь для тех, кто отказывался от западной медицины, и не мог попасть в Тунг Ва из-за ограниченных ресурсов больницы, существующей на пожертвования, это была единственная альтернатива.

Когда полиция Гонконга узнала о новой больнице, был выставлен кордон. Лодочники, которые доставляли пациентов через гавань, были задержаны.

В этот момент кризиса за китайцев заступилась Генеральная торговая палата Гонконга. Обеспокоенные и без того истощенной торговлей колонии и стремящиеся к тому, чтобы конфликт не обострился и не повредил экономике, китайские бизнесмены  утверждали, что китайцам должно быть разрешено уехать в Лай-чи-кок, если они того пожелают.

Губернатор согласился, и были выделены джонки для сбора пациентов с пристани Кеннеди Таун.

На этот раз, однако, именно Санитарный совет яростно выступил против решения губернатора на том основании, что оно поставило под угрозу безопасность колонии. Горячие споры между губернатором и Санитарным советом широко обсуждались в газетах колонии.

Официальная транспортировка пациентов в Лай-чи-кок была приостановлена, и для предотвращения выхода судов из гавани  был отправлен патруль .

Однако и здесь пришлось пойти на компромисс, после проверки больницы в Лай-чи-Кок Санитарный совет. наконец согласился с тем, что переезд больных в китайскую больницу возможен и оцепление может быть снято.

В любом случае, эпидемия вскоре временно прекратилась, и 3 сентября, когда китайцы, покинувшие колонию, начали возвращаться, губернатор отменил чрезвычайную ситуацию , которая действовала с мая.

Отчеты  показывали, что те, кто умер от чумы, проживали в районах Шеунг Ван и Тай Пин Шань, в связи с этим губернатор приказал закрыть Шеунг Ван и весь район Тайпиншан и  сжечь все жилые дома, владельцам домов была обещана компенсация, выплата которой растянулась на многие годы.

В дело по борьбе с чумой включились и инженеры. Британский инженер Рипон советовал правительству Гонконга  немедленно увеличить емкость двух водохранилищ Гонконга. Он также рекомендовал правительству выделить ресурсы на очистку каждого дома большим количеством воды, чтобы уничтожить присутствующие бактерии.

Тем не менее, увеличить емкость резервуаров было не так просто. В то время как правительство даже технически не  могло улучшить ситуацию с водоснабжением, ситуация ухудшилась из-за неблагоприятных погодных условий. В Гонконге в 1895 году был засушливый год, а количество осадков за год составило всего 45,8 дюйма (1163 мм), что составляло половину среднегодового значения. Для экономии воды правительству пришлось ограничить подачу воды тремя-четырьмя часами в день с апреля по июнь и с октября по декабрь. Среднесуточный запас воды на душу населения с апреля по июнь составлял всего 7,7 галлона (35 литров), а с июня по июль - 9,7 галлона (44 литра). Некоторые загрязненные колодцы были закрыты, из-за угрозы распространению чумы, что еще больше усугубило нехватку воды.

Новая вспышка чумы произошла в 1896 году. Борьба с чумой продолжилась.

В 1896 году по указанию правительства доктор М. Вильма, провел выборочное обследование 40 водных скважин и обнаружил, что вода в колодце была сильно загрязнена отходами как людей, так и домашнего скота. В водяной скважине на 267 Queen's Road West уровень хлора составил 373,8 миллиграмма на литр. Средний уровень хлора в 40 скважинах составлял 106 миллиграммов на литр, тогда как сегодня люди беспокоятся о канцерогенных веществах, где уровень остаточного хлора составляет 1 миллиграмм на 1 литр воды.

Стерилизация в борьбе с инфекцией, как оказалось, имела пагубные последствия.

При этом, в связи с тем, что водоснабжение было загрязнено отходами человека и скота, в воде было высокое содержание кишечной палочки, что вызывало гастроэнтерит у тех, кто ее пил, или другие желудочно-кишечные заболевания, такие как холера и дизентерия. Причиной такого загрязнения водоснабжения было все то же  перенаселение. Пресная вода в китайских общинах имела низкое качество и ее было недостаточно. Физическая безопасность жителей была все время под угрозой.

Доклад доктора М. Вильма показал, что бактерии чумы могут выживать в течение 20 дней в дистиллированной воде, 16 дней в 200 миллилитрах культивируемых образцов, взятых из водопроводной воды и колодезной воды, и 6 дней в 200 миллилитровых образцах, взятых из морской воды.

В июне 1896 года, когда чума уже опять быстро распространялась, доктор Вильм взял пробы воды из трех скважин на Яу Ма Тей на полуострове Коулун и обнаружил, что одна скважина, находившаяся в низине и которая всегда была переполнена, имела большое количество бактерий чумы, в то время как две других на верхних уровнях оставались незагрязненными.

Помимо колодезной воды, вода из рек и моря также была очень чувствительна к загрязнению бактериями. Вся гавань оказалась под угрозой заражения чумой.

В сентябре 1896 года число смертей, объявленных правительством, составило 2000 человек, но фактическое число вполне могло быть гораздо выше, чем указанное официально. Нежелание правительства раскрывать фактические обстоятельства, связанные с чумой, было признаком его беспомощности борьбы с чумой.

Переполнение водохранилища из-за дождей привело к наводнению в феврале 1896 года
.
17 сентября 1894 года Законодательный совет после третьего чтения принял Постановление о восстановлении Тайпиншаня 1894 года (или «Постановление о полном восстановлении некоторых земель, принадлежащих короне, расположенных в районе Тайпиншань города Виктория и для других целей»).

Первоначально  272 000 квадратных футов частных земель Тайпиншаня были разделены на 355 земельных участков. По оценкам, там было около 400 многоквартирных домов, в 76 из которых было не менее трех инфицированных жителей на одно здание. Предполагалось, что в каждом многоквартирном доме проживали около 70 жителей, эти маленькие и густонаселенные земельные участки были заполнены самыми бедными слоями общества в ужасных гигиенических условиях.
.
.
В марте 1895 г. генеральный инспектор Ф. А. Купер представил Схему восстановления района в районе Тайпиншань, где территория была разделена на  11 участков - от А до К, эти участки должны были подвергнуться постепенной зачистке и перестройке

Во избежание того, чтобы старые водосточные желоба мешали восстановлению Тайпиншаня, были проложены новые. Работы по сносу были остановлены из-за сильных дождей в феврале 1896 года, а затем продолжены. Весь проект  был завершен к 1898 году.
.

При застройке частными владельцами правительство требовало соблюдения установленной нормы, на каждого взрослого в среднем должно было приходиться минимум 21 квадратный фут жилой площади.

После перестройки плотность зданий была значительно снижена, а земля, доступная для частной застройки, сократилась с 272 000 квадратных футов (25 270 квадратных метров) до 97 000 квадратных футов (9 012 квадратных метров).  В реконструированном районе Тайпиншань появилось общественное открытое пространство в виде сада Блейк, развлекательного центра в театре Чунг Хинг, а также санитарно-гигиенических институтов, таких как Бактериологический институт, помещения для дезинфекции, и общественные туалеты.  Они, вместе с ранее существовавшей больницей Тунг Ва и полицейским участком, составили полный набор общественных учреждений, которые также послужили образцом для планирования будущих китайских общин.

В 1900 году правительство попыталось повысить общественную гигиену в китайских общинах, внедрив новые методы удаления отходов. Пять общественных туалетов, в каждом из которых было около 40 кабин, были добавлены в пяти местах, где располагались китайские общины. В каждый из этих общественных туалетов было инвестировано от 2000 до 4000 гонконгских долларов, при этом «сухие» туалеты были заменены на туалетами со смывом. В то время это считалось прорывом в общественной гигиене, поскольку такие меры изменили повседневные привычки китайцев.

Анализируя деятельность гонконгских властей в работе "Reorganizing Hospital Space: The 1894 Plague Epidemic in Hong Kong and the Germ Theory", автор Sihn Kyu-hwan считает, что меры карантина, принятые колониальными властями, не были ни явной победой западной медицины, ни рациональным карантином, основанным на научных медицинских знаниях.

Британские медики, будучи в плену теории миазмов, сосредоточились только на  контроле жилищ и принудительном карантине или изоляции, вместо того, чтобы изучать природу чумной бациллы. Соответственно, они не знали о необходимости использования защиты и  сосредоточились на поисках возможного источника скопления бацилл, чтобы предотвратить и контролировать вспышку новой болезни.

То, что борьба оказалась неэффективной, понял следующий губернатор сэр Генри А. Блейк, занявший пост в 1898 году, в 1901 году он попросил Колониальное управление направить в Гонконг опытного бактериолога для борьбы с чумой, в результате в Гонконге появился Бактериологический институт.

Закончить этот рассказ хочу цитатой из работы Дмитрия Михеля "Чума и эпидемиологическая революция в России, 1897-1914"

Сожжение лачуг Тайпиншаня стало моделью действий западных администраций повсюду, где они встречались с чумой и китайцами. В известном смысле в западном колониальном сознании образы чумы и китайского мира слились в одно целое. Подтверждением этого стал случай с чумой в Сан-Франциско, которую американские власти, как и американское общественное мнение, связало с появлением китайских мигрантов.

Прелюдией к этому случаю стало появление в июне 1899 года в порту Сан-Франциско пассажирского лайнера «Ниппон Мару», принадлежавшего компании «Пасифик Мэйл», которая незадолго до этого открыла первые трансокеанские сообщения между Дальним Востоком и Америкой. Когда «Ниппон Мару» в третий раз за свою историю прибыл в американский порт, в Сан-Франциско была объявлена тревога.

В прибрежных водах были найдены трупы двух японских пассажиров-безбилетников, которых вскоре посчитали умершими от чумы. Вообще говоря, мнение федеральных и местных санитарных служб по этому поводу разделилось, однако местные газеты подняли шумиху и привели весь в город в состояние ужаса: дескать, чума с Востока достигла благополучного американского берега.

Хотя умершие были японцами и директор федерального карантина доктор Джозеф Киньюн даже мысли не допускал, что они были заразны, санитарные службы Сан-Франциско и местное белое население стали вскоре винить китайцев, видя в них источник и всех остальных неприятностей в городе. Были приняты жёсткие меры, пассажиры направлены в карантин, а судно и груз подвергнуты тщательной дезинфекции и окуриванию.

Примечательно, что японская община, не столь многочисленная, как китайская, и расселявшаяся в основном в сельской местности, не вызвала никаких подозрений.

Июньские события 1899 года в Сан-Франциско закончились благополучно, угроза чумы была ненадолго забыта. Но в начале следующего года эпидемия всё же вспыхнула в городе — умерли 112 обитателей местного чайнатауна.
Как и всегда, общественное мнение без тени сомнения связало чуму с присутствием в городе китайских рабочих и с антисанитарным состоянием китайских кварталов.

Аналогичным образом мыслили и санитарные власти Гонолулу, когда в том же самом январе 1900 года приняли решение о наведении порядка в местном чайнатауне. Опасаясь распространения чумы из китайских кварталов, власти распорядились сжечь принадлежавшие китайцам лачуги , при этом огонь охватил гораздо большее число кварталов, чем было запланировано. В результате этой санитарной акции без жилищ остались почти 4 000 человек, зато член Санитарного совета Гонолулу доктор Клиффорд Вуд мог с уверенностью объявить 30 апреля 1900 года, что город свободен от чумы.

Столь же безжалостно по отношению к китайцам американские власти вели себя и на Филиппинах. Используя китайцев в основном в качестве домашней прислуги, американцы, включая военных медиков, воспринимали их тела в качестве резервуаров различных микробных инфекций, угрожающих «расовому иммунитету» белых.

Не менее подозрительно они относились и к аборигенному населению, от которого стремились защититься всеми возможными способами, включая принудительную дезинфекцию публичных пространств, снос ветхих хижин и строительство на их месте бетонных сооружений.
Культура и гигиенические традиции народов Азии и Океании мыслились американскими медиками и колониальными властями исключительно как угроза здоровью западного человека.



Источники:
https://www.mardep.gov.hk/theme/port_hk/en/p1ch4_2.html
http://hongkongsfirst.blogspot.com/
https://www.elgaronline.com/view/9781788117944/chapter01.xhtml
https://ir.ymlib.yonsei.ac.kr/bitstream/22282913/154429/1/T201701409.pdf
Tags: Капитализм, Китай, Колониализм, Медицина
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • День Советской Армии

    Главная ценность и сила Советской Армии была в том, что эта армия была народной, а не наемной

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments