Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Гонконг. Миграция и карантин


.
Ранее: Гонконг, строительство колонии

Гонконг был создан, как ворота для английских торговцев, но в конечном счете, он стал пропускным пунктом для китайских мигрантов.
На волне "золотой лихорадки" в 1840-1850-х в Калифорнию и Австралию через Гонконг их переправлялось тысячи.

В это время в Гонконге одновременно пытались сосуществовать два разных  мира: мир  колонистов, основанный на западных ценностях, и неизвестный пришельцам азиатский мир  со своими культурными особенностями.

Первый мир напрямую зависел от второго, не мог без него существовать, но и не собирался подстраиваться, в колонии правили рационализм и целесообразность, ну приоритеты и цели устанавливали те, кто считал себя хозяевами положения.



Празднование визита представителей британской аристократии


.



.
В октябре 1844 года, через два месяца после обнародования Указа о регистрации, правительство выпустило  Постановление о сохранении хорошего порядка и чистоты, под надзором Главного инспектора.

Постановление требовало от жителей использования невоспламеняющихся строительных материалов для строительства домов, чтобы снизить вероятность возникновения пожара.
.
.
Согласно постановлению, любой китаец , встреченный на улице между 8 вечера и 10 вечера, должен был иметь с собой фонарь и иметь ночной пропуск, оформленный в полицейском участке. Выходить на улицу после 10 часов вечера было запрещено любому китайцу, нарушители штрафовались или сажались в тюрьму.

Кроме того, петарды, игра на барабанах и любые другие шумы были строго запрещены утром и ночью.
Эти законы о комендантском часе применялись до конца девятнадцатого века и были предназначены для обеспечения безопасности европейцев.
.

Запрещение китайцам выходить на улицу ночью позволяло властям немедленно арестовывать подозрительных лиц в качестве средства более эффективной борьбы с преступностью.
.

Ограбление ювелирного магазина пиратами
.
В том же году правительство обнародовало Указ о назначении и регулировании деятельности китайских миротворцев (Paouchong=сотник ) в колонии Гонконг. Это была удачная попытка управления и контроля районов китайского поселения с помощью системы самоконтроля традиционной китайской общины, позволяя местным китайским лидерам самим следить за соблюдением правопорядка.
.
.
Губернатор назначал местных китайских представителей - паучонг (китайских миротворцев), которые будут иметь полномочия, эквивалентные полномочиям местной полиции, и будут подчиняться главному магистрату полиции.

Паучонги несли такую же ответственность, что и полиция,  наказывались правительством за ошибки или совершают халатность. Во время дежурства им полагалось носить полицейский значок. Вскоре паучонги получили новое имя - тепо ( tepo), что означало "главарь", выбранный поселением и одобренный властью.
.

Китайская свадебная процессия
.

Китайские похороны. Мужчина с траурной белой повязкой на лбу, родственник покойного,
платит флейтисту, который сопровождал похоронную процессию



Траур по умершим


.
Постановление № 3 от 1853 года «Постановление о продлении обязанностей китайских тепос»,  предусматривало, что налогоплательщики могут избрать 5–12 tepo, которые затем  назначались губернатором в  ответственными за район, в котором они жили. Когда избиралось менее 12, губернатор мог назначать дополнительных людей, тепос ( tepos), в соответствии с потребностями района.

Такие tepos были похожи на сотрудников местной полиции. Они должны были разрешать споры между китайцами под надзором главного магистрата и сообщать о результатах.

Каждое китайское домохозяйство было обязано платить за это специальный налог.

В Постановлении о регистрации и регулировании деятельности китайского народа, а также о населении и других целях полиции более конкретно описана система самоконтроля общины: каждые десять домохозяйств назывались  « kap» и имели назначенного лидера (kapcheong). Капчонги  несли ответственность за предупреждение преступности, а также за оказание помощи полиции в арестах и ​​борьбе с преступностью в районе, находящемся под их надзором.
.

Сценки из городской жизни

.
В 1866 года правительство наняло «сторожей» для патрулирования улиц, укрепления местной безопасности и предотвращения преступлений. В каждом районе был свой главный сторож и от трех до девяти сторожей.
Главный сторож района рекомендовался местным округом и назначался губернатором.
В общей сложности 40 процентов средств для организации безопасности  поступали от правительства, в то время как китайские организации взяли на себя оставшиеся 60 процентов.
.
.
Однако, такие попытки частично переложить контроль за жизнью китайцев  на самих китайцев, все же лишь частично решали проблемы, ежегодный приток новых мигрантов означал и приток новых людей, не имеющих средств, но желающих их получить, не всегда законными средствами.

В 1888 году в колонию прибыло 98,800 китайцев, из них, чуть  более 96 тысяч покинуло ее на судах, оставшиеся заставили беспокоиться колониальную администрацию о нехватке колониальных ресурсов и возможности дестабилизации колонии.
.
upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/9/9a/%D0%93%D...
Джон Аткинсон Гобсон
1858-1940
.
Как писал экономист Джон Аткинсон Гобсон ( J.A.Hobson) в 1902 году в своем  исследовании Империализма, на которое впоследствии опирался В.И.Ленин,
.
внедрение свободной торговли, скорее всего, может привести к пагубному встречному потоку
- дешевая китайская рабочая сила, капитал и товары в конечном итоге затопят британские рынки,
при том, что Китай получит контроль над своими бывшими покровителями и цивилизаторами.
.
Распространение инфекционных заболеваний имело  прямую связь с этими  вопросами.

Ясно, что карантин и изоляция - это две разные общественные и медицинские процедуры.

В то время, как изоляция направлена на отделение зараженных от незараженных, карантинные меры предусматривают контроль за перемещением людей, которые могут быть подвержены заражению.

В конце 19 века, эти две процедуры применялись одновременно.
.

James Cantlie, (1852-1926)
.
В 1890 году мир был озабочен распространением проказы, Китай и Индия были очагами распространения этой инфекции. И Гонконг оказался на передовой этой борьбы, шотландский врач Джеймс Кантли, работавший в Гонконге, предостерегал об опасностях, которые подстерегали колонию , которая стала "Эльдорадо" для прокаженных китайцев, приезжающих с материка.

Он призывал правительство начать депортацию и изоляцию больных, с этой целью он предлагал получить от правителей Цинь разрешение на использование одного или нескольких изолированных островов в окрестностях Гонконга для организации карантиной станции.



Однако процедура карантина могла осложнить процесс захода судов и передвижения грузов, потому обсуждение затягивалось. С одной стороны , администрация хотела избавиться от некоторого сорта людей - бродяг, пьяниц, посетителей игорных домов и притонов, с другой стороны, экономика колонии держалась на рынке "кули", которых вывозили из Китая.
.

Кули по дождем
.
Справка
.
В течение 19-го и начала 20-го веков термин кули чаще всего использовался
в отношении наемных рабочих из Южной Азии, Юго-Восточной Азии или Китая.
В 1833 году социальное и политическое давление привело к отмене работорговли по всей Британской империи .
Наемный труд кули начал применяться в 1820-х годах, чтобы заполнить этот вакуум дешевой рабочей силы.
Некоторые из  рабочих подписывали контракты, основанные на вводящих в заблуждение обещаниях,
некоторые были похищены и проданы, некоторые  были проданы за долги.
 Те, кто подписался добровольно, обычно подписывались на срок от двух до пяти лет.
Помимо оплаты за проезд, кули также платили в среднем до двадцати центов в день.
Тем не менее, каждый месяц с них будет взиматься более доллара, чтобы погасить свои долги.
Это соглашение позволило европейцам создать иллюзию «свободного» труда,
сохраняя при этом преимущества рабства.
 Британские компании первыми начали экспериментировать с такой новой формой дешевой рабочей силы в 1807 году, когда они импортировали 200 китайских мужчин для работы в Тринидаде.
Это называлось «Эксперимент Тринидад».
Британцы хотели , чтобы китайские рабочие  служили «расовым барьером
между британцами и черным населением.
Одним из первых, кто начал импортировать кули с Востока, б
был известный рабовладелец сэр Джон Гладстон




Кули, загружающие уголь
.
При этом в порт привозился целый букет заболеваний - оспа, холера, сифилис и чума.
.

Озабоченность распространением венерических заболеваний, в связи с завозом женщин для обслуживания мужской рабочей силы, повлекла за собой введение драконовских законов.

В 1857 году был издан Указ о контроле за распространения венерических заболеваний, от владельцев борделей требовалась регистрация, больные проститутки несли судебную ответственность и изолировались на острове.

В 1854 году в порту появился иммиграционный служащий, капитаны кораблей должны были предоставлять полный список команды и пассажиров на борту и не могли покинуть порт без специального разрешения.

В 1855 году суда обязали оплачивать медицинксий осмотр прибывающих пассажиров, они не могли покинуть порт до тех пор, пока иммиграционный инспектор не убедится в том, что на борту нет больных пассажиров, которые могли бы угрожать здоровью окружащих.
.

.
.
Полученные от Цинь острова Stonecutters (Остров Камнерезчиков) и территория Kowloon долго использовались британцами для размещения карантинной станции, больницы и тюрьмы. Интересно, что Википедия не упоминает такую историю острова
.
.
Условия пребывания на острове были, видимо, невыносимыми. В 1881 году действующий колониальный секретарь Вудман (W.M.Woodman) писал о том, что на острове находится большое кличеств кули, снятых с зараженного судна, которые отказываются находится на карантине, угрожают убить доктора , сделать плоты и добраться на них до берега. Поэтому остров стал контролироваться войсками.

.
Документ 1886 года упоминает, что на острове на карантине содержатся 4 европейца и 16 китайцев.

George Bowen b.jpg
Джордж Фергюсон Боуэн
1821-1899

Новый губернатор, Сэр Джордж Боуэн (Sir George Bowen) в виду споров по поводу неэффективности карантинных мероприятий, запросил инструкции из Лондона. Лондон же поинтересовался мнением Гонкогской торговой палаты.

Так как карантин наносил ущерб интересам торговли, Торговая палата предоставила обширные доказательства его вреда, упоминая и о том, что организация карантина расходует скудные средства колонии, которые могли бы более разумно использованы на санитарные реформы.

В связи с этим, губернатору были предоставлены более широкие полномочия для самостоятельного решения о необходимости введения или приостановки карантина и связанных с ним прцедур.

Как видно, карантинные меры сохранялись, потому что после усиления оппозиции карантину в 1891 году правительство назначило комиссию, в которую вошли верховный судья, главный инспектор порта, колониальный хирург.

Таким образом, колониальное законодательство по карантиным мерам постоянно пересматривалось и усовершенствовалось.

Однако, критики карантина разумно указывали, что под правила в основном подпадают европейцы и крупные суда, в то время как китайские джанки, основа транзита китайских грузов, ускользают от контроля.

В связи с этим, в 1866 году было введено отдельное законодательство, касающееся китайского флота, для контроля которого были назначены китайцы. Теперь китайские суда должны были иметь регистрацию.
.

Китайские солдаты таможенной службы, фото Изабеллы Берд

В связи этим в 1888 году китайскими судовладельцами была проведена забастовка против оплаты в 25 центов  годовой регистрации, в которой, к тому же еще должна была присутствовать фотография для опознания судовладельца.
.

Управление портом, 1890-е
Береговая сигнальная станция. Signal Station on Blackhead Point, Tsim Sha Tsui, circa 1925
.
Но это все это мало помогало  контролю и не могло остановить массовое перемещение населения.
.
Согласно переписи 1891 года в Гонконге проживало 221,441 человек, лишь 8 545 были европейцами и американцами, включая военных и моряков. Из них гражданских было 4 195.

Однако, как сообщалось в отчете в Санитарное управление, опись не учитывает многочисление население, живущее на лодках ( джанках, сампанах)
.
.
.
Поэтому в 1897 году была проведена еще одна перепись населения, которая показала, что 70,7% китайского населения Гонконга составляют молодые мужчины, приехавшие в поисках работы, собиравшиеся вернуться домой, как только смогут заработать достаточно денег.

На одного европейца приходилось 60 китайцев.
.
Продавец рыбы

На скачках

В театре

Бал на вершине  с чудесным видом на бухту


.
Так как в большинстве это были китайцы, принадлежащие к низшему классу, возникли опасения в том, что колония вскоре будет наполнена преступниками, в связи с чем появились требования сегрегации и выделения чисто европейских безопасных зон, но при таком преобладающем китайском населении сделать это было почти невозможно.
.

.
Разнородное по своей массе китайское население колонисты стремились видеть упрощенно, не разделяя на группы Tanka, Hakka, Hokko, Hokkien и Canton, общаясь с представителями общин при помощи переводчиков.

В 1893 только два европейских полицейских могли общаться с местным населением самостоятельно, без переводчика и только пятеро могли говорить немного по-китайски.
.

Рыбацкая деревня в Шау Кей Ван, Гонконг, с кластерами сампанов, 1890-1895.
.
Этот китайский лодочный мир  оспаривал уверенность колониальных чиновников в том, что все находится под контролемидеология открытых дверей для торговли и капитала столкнулась с проблемами невозможности контроля пиратства, опиумной котрабанды, торговли проститутками, и распространение инфекционных заболеваний.
Sheung Wan coolies 1895

В 1871 году в Гонконге служило 647 полицейских, из которых 126 были европейцами, 298 — индийцами и 223 — китайцами. Полицейские долны были не только проверять суда на наличие котрабанды, но и применять карантинные меры. Они были прикреплены к гаванскому управлению с 1850 года для того, чтобы патрулировать неправляемые местные суда.

Если противники карантина аппелировали к преимуществам свободной торговли и цены карантина, то сторонники указывали на опасности, связанные с неконтролируемой китайской мобильностью. Распространение опасных болезней было связано с преступностью, особенно — с порочным  низшим классом китайских мигрантов.
.
.
«Лодочный мир», то есть люди, живущие на лодках, связывался с неблагонадежностью, криминалом, сексуальной распущенностью и инфекциями. В уставах и правилах все время напоминалось о том, что приток китайцев в колонию может в любой момент стать опасным для жизни колонистов.
.
.
В случае, когда порт объявлялся зараженным, ни одно судно и ни одна лодка не должна была привозить в колонию китайских пассажиров.

Онтология карантина, отмечает автор , Алисон Башфорд (Alison Bashford) была привязана к расе.

Не смотря на жесткие меры, было множество случаев нарушения карантина судов. Так, наример в 1884 году китайский бродячий торговец был оштрафован на 25 $ или месяц принудительных работ за то, что он поднялся на борт судна, на котором был вывешен карантинный флаг. В том же году, за то же самое преступление,  один нарушитель отделался штрафом в 25$, а другому пришлось отправится в тюрьму.

Далее: Гонконг. Преступление и наказание

Источники:
Quarantine: Local and Global Histories by Alison Bashford

Anglo-China: Chinese People and British Rule in Hong Kong, 1841-1880 By Christopher Munn
Making Hong Kong.A History of its Urban Development by Pui-yin Ho

https://zolimacitymag.com/
https://gwulo.com/
https://www.mardep.gov.hk/
Tags: Гонконг, Китай, Колониализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments