Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Оккупация


.


После успешного манипулирования выборами 1915 года администрация Вильсона попыталась заставить законодательный орган Гаити принять новую конституцию в 1917 году. Эта конституция отменяла запрет на владение иностранцами землей, который существовал после революции в Гаити.

Не желая менять давний закон, законодательный орган отклонил новую конституцию. Законодатели начали разрабатывать новую антиамериканскую конституцию, но Соединенные Штаты заставили президента Дартигенаву распустить законодательный орган, который  больше не собирался вплоть до 1929 года.




Последствия урагана 1915 года

Снятие запрета о невозможности иностранцам владеть гаитянской землей «открыло Гаити для бизнеса», в частности, для  Гаитянско-американской сахарной компании,  Гаитянско-американской ананасовой компании (Haitian-American Sugar Company,   Haitian-American Pineapple Company) , для химической компании Dyewood of Boston.

Вот как писали о преимуществах зарубежных красильных заводов компании DyeWood of Boston:
.
Средняя заработная плата на Ямайке составляет 40 центов в день; в Гаити - 30 центов в день;
в то время как в Соединенных Штатах это около $ 3,60 в день. У Вест-Индии есть дополнительное преимущество помимо этой чрезвычайно низкой стоимости рабочей силы. Бревно - это родное дерево в тропиках, и там сырье под рукой.
Американские отрасли должны импортировать это сырье.
.
Очевидно, что это не глупые негры продолжали пилить деревья. Новые хозяева Гаити продолжали вырубать днревья без каких-либо опасений дефорестации, точно так же, как это происходило и в Амазонии, попавшей в руки большого бизнеса, о которой я рассказывала в прошлом году. Тысячи гаэтянских крестьян потеряли свои земли, которые были скуплены американскими компаниями. Теперь им приходилось работать за скудную зарплату на чужаков.

Американцы посягнули на самые основы- независимость Гаити, полученную в результате революционной борьбы, которая отменила рабство более века назад. Командующим военным округом Леоган Шарлемань Массена Пера́льт отказался подчиниться  и сдать свой округ американцам, когда же его арестовали и посвадили в тюрьму, он сбежал, с помощью преданных ему соотечествеников, и начал повстанческую войну.
К 1918 году повстанческая армия Перальта, состоявшая из примкнувших к ней воссставших крестьян, "cacos" достигла 15 тысяч человек и проводила боевые операции против американцев.
.

Charlemagne Masséna Péralte
1886-1919
.
Народная поддержка восстания cacos росла, и вскоре оно превратилось в серьезное движение за национальное освобождение со все более опытными партизанскими силами под руководством Перальта. Перальт объяснял гаитянцам, что борется с оккупантами, чтобы добиться освобождения Гаити от американского империализма.

Американская оккупация Гаити обосновывалась необходимостью научить гаитян искусству самоуправления. В долгострочной перспективе были обещаны реформы в области санитарии и образования.
В краткосрочной перспективе, однако, все свелось к цензуре прессы и усилиям морской пехоты в подавлении сопротивления оккупации.

Старая армия Гаити была полностью уничтожена и была заменена жандармерией,  которая должна была поддерживать мир и безопасность в стране. Она  была создана беспощадным Смедли Батлером, который впоследствии получил медаль за усмирение Гаити.


Smedley Darlington Butler
1881-1940

«Я провел 33 года и 4 месяца на действительной службе (...)
самой быстрой военной силы нашей страны -в  Корпусе морской пехоты (…)
И в течение этого периода я проводил большую часть своего времени,
будучи сильной рукой Большого бизнеса, Уолл-стрит и банкиров.
Короче говоря, я был рэкетиром капитализма (…)
Таким образом, я помог сделать Мексику(… ) безопасной
для американских нефтяных интересов в 1914 году.
Я помог сделать Гаити и Кубу достойным местом
для мальчиков Национального банка, чтобы они могли получать свои доходы.
Я помог в изнасиловании полдюжины центральноамериканских республик
ради интересов Уолл-стрит. »

- Генерал-майор Смедли Батлер, «Вооруженные силы Америки»,
«Здравый смысл», октябрь 1935 г
.
.
.

Стабильность достигалась за счет тюремного заключения протестующих, а так же - пыток и массовых убийств.
Для привлечения иностранных корпораций, за счет принудительного труда, была пострена новая инфраструктура. Под репрессивным контролем жандармерии ненавистная гаитянцами система принудительного, неоплачиваемого труда "corvée" вынуждала крестьян работать так же, как прежде работали рабы. Этими новыми рабами были построены дороги, которые достигли самых отдаленных районов территорий.

Неправда ли, это напоминает итальянскую Ливию, где заключенные в концлагерь аборигены бесплатно строили сеть автодорог через пустыню?

Создание жизнеспособной транспортной сети было не просто средством стимулирования экономического и коммерческого развития, но результатом американских стратегических соображений. Американцам в Гаити, как итальянцам в Ливии, необходимо было быстрое перемещение по территории страны, чтобы не потерять контроль над отдаленными районами, где могли прятаться восставшие крестьяне.
.

.

Американские власти называли восставших «бандитами», «преступниками» и «убийцами», которых нужно было полностью «умиротворить». Чтобы подавить сопротивление, требовалось проникновение в отдаленную сельскую местность и предотвращение вербовки крестьян в  партизанское движение.


В поисках "бандитов", 1919 год
.
Таким образом, система принудительного труда и военные репрессии против партизан были взаимосвязаны. Однако принудительная система "corvée" не смогла подавить оппозицию. Напротив, принуждение крестьян к рабскому труду в инфраструктурных проектах только усиливало сопротивление оккупации.
.

.
Черный американский писатель Джеймс Уэлдон Джонсон написал после посещения Гаити в 1920 году:

«Оккупация захватила людей везде, где только могла их найти, и ни один трудоспособный гаитянин не был в безопасности от таких набегов, которые напоминали набеги для захвата африканских рабов, происходившие в 19 веке. И рабство это было, хотя и временное, это было - рабство ... Гаитян захватывали и насильно отправляли на месяцы на работу в отдаленные районы страны. Тех, кто протестовал или сопротивлялся, избивали с целью подчинения ... Тех, кто пытался сбежать, убивали…».
.




Предводитель cacos, Шарлемань Перальт, был застрелен 1 ноября 1919 года.

«Во главе с Шарлеманьем Перальтом, повстанцы захватили жандармерию. Морские пехотинцы устроили им кровавую баню. Перальт был застрелен, а его труп прибили к  двери дома, его фотографии , которые напоминали распятие Христа, были распространены по всем деревням, но это только вызвало большее сопротивление со стороны религиозных крестьян. Ужасающие примеры мести морскими пехотинцами и жандармами, включая обезглавливание молодого слепого, убийство целых семей и беременных женщин, были задокументированы гаитянами и направлены в петиции к министру ВМС США» ( «Nation», 21 мая 1921).



К 1921 году американское умиротворение страны было практически завершено. Около 2 000 тысяч повстанцев были убиты, и более 11 000 им сочувствующих были заключены в тюрьму.
.
Протестные акции на Гаити, 1921 г.


.
После публикаций в американской прессе об убийствах гаитянцев журналисты начали призывать к официальному расследованию, особенно после того, как New York Times опубликовала в октябре личное письмо, написанное бригадным генералом Джорджем Барнеттом, бывшим командиром корпуса морской пехоты, Командующему Морскими силами в Гаити , в котором он заявлял о том, что он был в шоке и смятении от того, что он считал «беспорядочным убийством местных жителей» .
.

.
Военно-морской флот провел собственное внутреннее расследование предполагаемых морских злодеяний, совершенных морскими пехотинцами на Гаити, и хотя его выводы сводили к минимуму любые правонарушения со стороны морских пехотинцев, в конце 1921 года и в начале 1922 года за ним последовало расследование в Сенате США . Результатом расследования стала централизация оккупационной власти в виде назначения
американского Верховного комиссара. США также воспользовались возможностью, чтобы заменить президента Филиппа Садре Дартигенава, новым проамериканским ставленником, Луи Борно.



Сегрегационист Джон Х. Рассел, назначеный Верховным комиссаром Гаити руководить амбициозным проектом «национального строительства», поддерживая разделение общества по цвету кожи, собирался создать новый средний класс. Он устал от гаитян и "их образования в поэзии, литературе, медицине и юриспруденции", которое было признано неэффективным.

Теперь гаитян планировали учить совсем другим вещам: заниматься сельскохозяйственным трудом и делать мебель. Это считалось продвижением страны вперед.

Для Сити банка оккупация обеспечила идеальные условия для бизнеса, предоставив банку полномочия реорганизовать финансы Гаити, как этого хотел Вандерлип еще в 1909 году, она также послужила гарантией вкладываемых в страну инвестиций.

К 1922 году Сити банк обеспечил полный контроль над Национальным банком Гаити и осуществил рефинансирование кредита в размере 16 миллионов долларов США. Внутренние и внешние долги Гаити, амортизационные платежи теперь фактически гарантировались за счет таможенных поступлений Гаити, а просьбы о займах должны были получить одобрение Государственным департаментом США.
Таможенные сборы были упорядочены, что обеспечило выплату облигаций по железнодорожным проектам и проектам строительства причалов , а политический риск для инвесторов в связи с предоставлением нового кредита в 30 млн. долл. США был устранен.

Фарнхем, в частности, извлек выгоду из оккупации, получив существенную выплату и годовой оклад в качестве акционера одной из железных дорог Гаити. К 1922 году французские и немецкие интересы в Национальном банке Гаити были ликвидированы, и он попал под полный контроль Сити банка.
.

.
Оккупация, эффективно поддерживала относительную политическую, экономическую и социальную стабильность в Гаити до тех пор, пока в 1929 году не начались забастовки и беспорядки из-за экономических трудностей, вызванных обвалом рынка кофе и повышением государственных налогов, отмены народных выборов 1930 года и противодействия продлению сроков  пребывания на президентском посту непопулярного Луи Борно (Louis Borno).

Все дело в том, что президент Дартигенава,его преемник Борно , а также последующие президенты, приходящие к власти при поддержке извне, были предателями собственного народа и продуктами американской политики.

Американцы поддерживали на Гаити расистское классовое общество, где в верхушке, состоящей из мулатов, поддерживалось осознания собственного превосходство над неграмотным черным населением, основанное на более светлом цветет кожи. Этой верхушке внушалась увереность в неиссякаемых бонусах при сотрудничестве с оккупационной властью.

Многие из гаитянских коллаборационистов имели авторитарные замашки и разделяли патерналистские и расистские идеологии своих американских повелителей. Они, как и их хозяева, придерживались мнения  в том, что гаитяне не были готовы к какой-либо демократической форме самоуправления,а деспотизм считали единственной приемлемой формой правления. Особенное презрение вызывали их неграмотные соотечественники - крестьяне.

В официальном письме к префектам страны президент Борно однажды открыто выразил это презрение:

«Наше сельское население, которое составляет девять десятых гаитянского населения, почти полностью неграмотно, невежественно и бедно ... оно по-прежнему неспособно воспользоваться правом голоса и будет легкой добычей для бессовестных спекулянтов...[Настоящий] электорат... характеризуется вопиющей неспособностью брать на себя... тяжелые обязанности политического действи я».

Режим репрессий, однако, имел непредвиденные последствия, он усилил уровень националистического сопротивления оккупации и способствовал сближению интересов между интеллектуалами, студентами, общественными работниками и крестьянами.


Прибытие морских пехотинцев в 1929 году

Ненависть населения к режиму сначала вылилась  в студенческие забастовки и демонстрации, которые быстро распространились по всей стране, и к началу декабря превратились в общенациональное  восстание. Однако, 6 декабря 1929 года  отряд из двадцати морских пехотинцев  отрыл огонь по группе из полутора сотен крестьян, вооруженных камнями, мачете и дубинками, протестовавших против высоких налогов. Общественная реакция на новое преступление оккупационных властей заставили Соединенные Штаты пересмотреть свою политику и присутствие в Гаити.
.
.
Президент Герберт Гувер создал комиссию, главная цель которой состояла в том, чтобы выяснить, «когда и как мы должны покинуть Гаити». Комиссия, которая получила имя своего председателя Камерона Форбса, который служил на Филиппинах в качестве начальника полицейского управления, а затем и губернатора, признала, что США не выполнили свою миссию и что они не смогли «понять социальные проблемы Гаити»

Хотя комиссия в конечном итоге рекомендовала вывод США из Гаити, она указала, что вывод не должен быть немедленным, а скорее должен произойти только после успешной «гаитянизации» государственных служб, а также жандармерии. Форбс также понимал, что президент Борно не имеет легитимности и может быть принесен в жертву.

Борно был вынужден уйти в отставку и назначить временного преемника, который, в свою очередь, организовал всеобщие выборы. Стенио Винсент, умеренный националист, выступавший за постепенное, согласованное прекращение оккупации, стал президентом в ноябре 1930 года.

В то время как Форбс и Винсент исходили из того, что вывод Соединенных Штатов не произойдет до 1936 года, выборы Франклина Рузвельта в 1932 году изменили ход событий.

Новая стратегия Рузвельта «Добрососедство» в отношении Латинской Америки была основана на предпосылке, что прямая оккупация посредством военного вмешательства была дорогой, контрпродуктивной и в большинстве случаев ненужной.

Рузвельт понимал, что в Латинской Америке Соединенные Штаты могут навязывать свою гегемонию через местных союзников и своих ставленников, особенно - через военный корпус и гаитянских офицеров, которых они обучали, организовывали и оснащали оружием. Именно эта перспектива объясняет решение США выйти из Гаити.

Фактически то, что гаитяне стали называть «второй независимостью», появилось на два месяца раньше, чем ожидалось. В соответствии с политикой «добрососедства» в Латинской Америке последние войска США были выведены в 1934 году. Однако контроль США над финансами Гаити продолжался до окончания Второй мировой войны.

Хотя морские пехотинцы были отозваны в 1934 году, Национальный банк оставался под непосредственным контролем городского банка до 1941 года, когда он был продан правительству Гаити за 500 000 долларов. Тем не менее, даже после 1941 года банк Bank Nationale продолжал дейтсвовать под управлением City Bank, а City Bank продолжал действовать в качестве международного банка-корреспондента.

Приблизительно 15 000 гаитян погибли в результате кровавой оккупации. Чтобы управлять Гаити после его выхода, США оставили новую жандармерию, Национальную гвардию, которую она разработала и обучила после расформирования гаитянских военных.
Жандармерия Гаити
Далее: Добрососедская помощь.
Tags: Гаити, Капитализм, Колониализм
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • День Советской Армии

    Главная ценность и сила Советской Армии была в том, что эта армия была народной, а не наемной

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments