Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Американский колониализм. Банковский захват


На фестивале цветов. Гаити

Ранее: Почему Гаити не стал Сингапуром.
Французский колониализм
      О "ленивых неграх"    Цена свободы

Гаити, получив независимость, стала вторым независимым государством в Западном полушарии после Соединенных Штатов. Тем не менее, США не будут официально признавать независимость Гаити в течение почти 60 лет, более того, американцы даже предоставили помощь, чтобы подавить восстание во время революции. Однако, подавить революцию не получилось, пришлось примириться с новыми обстоятельствами и продолжать торговлю. В течение 19-го века Соединенные Штаты продолжали импортировать гаитянскую сельскохозяйственную продукцию и экспортировать свои собственные товары в Гаити на своих собственных условиях, выгодных США и невыгодных Гаити. Фактически, к середине XIX века Соединенные Штаты экспортировали в Гаити больше товаров, чем в любую другую страну Латинской Америки.

Последние десятилетия 19-го века, оказались периодом относительной стабильности. Культура Гаити процветала, появилась интеллигенция, а сахарная и ромовая промышленность снова начали расти. Однако, кредиторы не давали надежды стране разбогатеть, продукция крестьян скупалась по заниженным ценам, народ был недоволен  зависимостью правительства от иностранного влияния и требовал перемен, в стране вспыхивали восстания, на их фоне верхушка  устраивала государственные перевороты, а потом отчаянно пыталась решить все те же проблемы: выплаты долга в отсутствии инвестиций в экономику.

Столица Порт-о-Пренс, 1902 г.
.
США  боялись, что из-за своего местоположения бунтующий свободолюбивый народ Гаити  потенциально может повлиять на стабильность в Карибском бассейне и Латинской Америке, поэтому Гаити  рассматривалась стратегически важной территорией, и этой причины было всегда  достаточно для вмешательства в дела соседей.

Доктрина Монро, впервые объявленная в 1823 году, оправдывала одностороннее право вмешательства во внутренние дела Латинской Америки. Но только в конце 1800-х годов,  став крупнейшей мировой капиталистической державой, США фактически приобрели способность удовлетворять свои внеконтинентальные имперские амбиции.

В 1898 году США захватили Кубу, Пуэрто-Рико и Гуам, а затем взяли под свой контроль Филиппины, Доминиканскую Республику и Гаити. Цель США состояла в том, чтобы превратить Карибское море в «американское Средиземноморье», очищенное от влияния французской, немецкой и испанской мощи.

Еще в 1868 году президент Эндрю Джонсон предложил аннексировать остров. С 1889 по 1891 год государственный секретарь Джеймс Блейн безуспешно пытался арендовать Мол-Сент-Николас, город на северном побережье Гаити, стратегически удобно расположенный для использования его в качестве военно-морской базы.

Франция, как основной кредитор, имела возможность влиять на гаитянскую торговлю и финансы. Это, конечно, беспокоило США. На Гаити претендовала и Германия, в начале 20-го века увеличилось ее присутствие в торговой сфере Гаити. Немецкие мужчины женились на гаитянских женщинах, чтобы обойти законы, запрещающие иностранцам владеть землей и таким образом, закреплялись в этой стране.
.

Порт-о-Пренс Немецкое представительство агентства линии Гамбург-Америка


Соединенные Штаты считали Германию своим главным конкурентом в Карибском бассейне и боялись, что контроль над Гаити со стороны Германии даст ей мощное преимущество в регионе.

В результате  Соединенные Штаты активизировали свою деятельность по сдерживанию иностранного влияния.

.

1902 г.
.

.
Банковский захват
.

.
Американский National City Bank, основанный в 1812 году, является предшественником современной многонациональной корпорации инвестиционно-банковских и финансовых услуг Citigroup Inc. К началу двадцатого века банк стремительно превращался из успешного отечественного коммерческого банка в международный финансовый институт, который  конкурировал с доминирующими европейскими банковскими домами.
.

.
Одной из самых ранних целей захвата новых территорий стал остров Гаити, который посчитали стратегической точкой  для дальнейшего  продвижения капиталов в Латинскую Америку и Карибский бассейн. Такая политика полностью поддерживалась Государственным департаментом.

В 1909 году крупнейшая американская финансовая компания Шпейер и Ко пригласила президента Сити банка Фрэнка А. Вандерлипа (Frank A. Vanderlip) присоединиться к покупке угасающей, контролируемой Америкой, железнодорожной концессии в Гаити.

.

Вандерлип согласился, и покупка оказалась для банка «небольшим, но прибыльным бизнесом». Но Вандерлип не был заинтересован в приобретении отдельной железной дороги, ему был нужен контроль над финансами и экономикой всей страны.
.
1904 г.
.
И такой случай предоставился в 1910 году, когда правительство Гаити расторгло контракт на обслуживание долга с Национальным банком Гаити. Государственный департамент США вмешался, заявив, что иностранные банки возлагают несправедливое бремя на гаитянский народ, в то же время давая слишком много свободы французам для вмешательства во внутренние дела Гаити.

В результате давления со стороны Государственного департамента был учрежден новый институт, Национальный банк Гаити ( Banque Nationale de la République d’Haïti), в котором французский  Банк de l'Union все еще был мажоритарным акционером, американский банк National City, наряду с рядом другими иностранными банками, получил меньший пакет акций.

Тем не менее, исполнительные решения Banque Nationale теперь принимались Комитетом, сформированным Banque de la Union в Париже и City Bank в Нью-Йорке. Председателем нью-йоркского комитета был Роджер Лесли Фарнхэм (Roger Leslie Farnham), который лоббировал интересы Вашингтона и в конечном итоге взял на себя ответственность за все операции банка в Карибском бассейне, в том числе в Гаити.

В то время США проводили политику «долларовой дипломатии», пытаясь использовать финансовые возможности для обеспечения политической стабильности в регионе. Первоначально  в 1910 году Cити банк  профинансировал строительство причалов и железных дорог. По мере того, как увеличивались инвестиции Cити банка в  Национальный банк Гаити, росло и его участие во внутренних делах страны. Таким образом на страну оказывалось разрушительное давление со стороны французских, немецких, а теперь еще - и американских политических и деловых кругов.

Однажды менеджера Cити банка Джона Аллена (John H. Allen) вызвали  в Государственный департамент. Гос.секретарь Уильям Дженнингс Брайан попросили рассказать ему про Гаити. Аллен описал страну, гражданами которой были потомки бывших порабощенных африканцев, но чья культура находилась под сильным влиянием Франции.

«Ну и ну! Подумать только!» - воскликнул Брайан, «Негры,  говорят по-французски!»
.


Крестьянин, 1908 г.
.
Комментарии Брайана не были чем-то необычным, они отражали презрение к Гаити, которое разделяло большинство американцев. Действительно, для городских банкиров население Гаити, как и большая часть Карибского бассейна и Центральной Америки, представляло собой низшую расу, имеющую биологические проблемы вырождения, отличающуюся медлительносттью, что тогда объяснялось влиянием тропического климата.

Аллен однажды написал в журнале City Bank "The Americas":
.
«Темные миллионные массы Гаити могут представлять угрозу для Соединенных Штатов,
но под мудрым и вдумчивым руководством  можно превратить Гаити
в уважающую себя и достойную страну,
которая, возможно, может помочь в решении одной из величайших проблем,
стоящих перед нами сегодня, проблемы будущего цветной расы »
.

.
Гаити, по словам Аллена, была «поистине девственной территорией, готовой к тому, чтобы белый разум помог ей вернуться к временам, когда, как говорит нам история, Гаити была самой богатой из всех колоний Франции».

Другой менеджер, Роджер Л. Фарнхем называл массы гаитян так:  «ни что иное, как взрослые дети».
Как и Аллен, он полагал, что возрождение Гаити может произойти через патерналистскую опеку США, что черное самоуправление может произойти только через вмешательство белых.
Народ Гаити, сказал Фарнхем, «должен быть обучен».
.


Зажиточный фермер

Роберт Лансинг, государственный секретарь администрации Вудро Вильсона, иллюстрирует расистские взгляды американцев:
.
    «Опыт Либерии и Гаити показывает, что африканская раса лишена какой-либо способности к политической организации, их правительства не отличаются гениальностью. Несомненно, в них есть внутренняя тенденция возвращения к дикости, отбросив оковы цивилизации, которые утомительны для их физической природы ...
Именно это делает негритянскую проблему практически неразрешимой».

.
Таким образом, для оккупантов гаитяне не имели возможности вести собственные дела или даже оценить предполагаемые выгоды от вторжения Америки. Как сказал Верховный комиссар Рассел, «менталитет гаитян только признает силу, а обращение к разуму и логике для них немыслимо».

Для городского банка в Гаити расовые определения руководствовались финансовыми соображениями, а экономическая политика была включена в расистскую идеологию. Такие соображения и вера в силу «руководящего ума белого человека» подкрепили меморандум о Гаити, который Фарнхем написал для секретаря Брайана в 1914 году.

Известный как «План Фарнхема», он утверждал, что внутриполитические конфликты Гаити могут быть  урегулированы только путем захвата страны более сильной нацией, и что такой захват будет приветствоваться большинством гаитянского народа, так как народ  тяготеет к сильным людям у власти.

Хотя план Фарнхема был призывом к военной интервенции США, основанной на расовом патернализме, он также был средством, с помощью которого вооруженные силы США могли бы использоваться для защиты финансовых и коммерческих интересов Ситибанка в Гаити.





Сити банк делал со своей стороны все возможное, чтобы сделать вмешательство неизбежным. Он использовал Национальный банк Гаити для манипулирования ценами на тыкву, национальную валюту Гаити, удерживал государственную зарплату служащих  и приостановил доступ правительства к бюджету.
.

Баптистская церковь, 1908


Храм Вуду, 1908 год
.
Обычно ограничиваются фразой : период с 1911 по 1915 год в Гаити было убито или свергнуто семь президентов", не объясняя, что заставляло гаитянцев  так часто менять правительство.
.
Presidentsimon.jpg
Франсуа Антуан Симон
.
Ну вот, например , президент Симон, правивший  в период 1908 - 1911 гг., постоянно стремился улучшить сельскохозяйственное производство. намеревался построить общенациональную железнодорожную сеть.
Для этого нужно было заключить контракты с американскими компаниями, в том числе - так называемый «контракт Макдональда» - контракт на строительство железнодорожной линии между Порт-о-Пренсом и Кап-Аитьеном. Этот контракт почему-то американцы увязывали с  интересами компании Haitian American Sugar Company, занимавшейся экспортом сахара и бананов . Условия заключения контрактов вызвали критику со стороны местных интеллектуалов и политиков, а также - недовольство простого народа.

Согласно контракту, в интересах американских банановых плантаций, гаитянцы облагались специальным налогом, что конечно, вызвало возмущение. Мелкие фермеры на севере (Какос) начали восстание в июне 1911 года,  этим воспользовалась оппозиция, произошел государственный переворот.

Но новая правящая группировка была вынуждена  опять договариваться с американцами, просила военной помощи, чтобы справиться с собственным восставшим народом, и под давлением американцев, опять заключала невыгодные контракты. И опять происходили бунты, и опять сменялась власть...

До 1915 года морские пехотинцы США восемь раз временно высаживались на Гаити для того, чтобы якобы «защитить своих американских граждан  и  их имущество».



1908 г.
.

.

1908 г.

.
.
В 1914 году, когда действия Сити Банка уже рассматривались, как преднамеренный вызов суверенитету Гаити, банк распорядился перевести золотой запас Гаити -  500 000 долларов золотых  в хранилища Сити Банка на 55 Уолл-стрит в Манхэттене. Золото было упаковано морскими пехотинцами США, направлено к причалам Порт-о-Пренса и отправлено на борту корабля "Машиас" в Нью-Йорк.

Банк утверждал, что они владели золотом по контракту и были обязаны защитить его от возможной кражи. Гаитяне считали это ограблением, которое свидетельствовало о растущей угрозе суверенитету Республики.

Угроза стала реальностью 28 июля 1915 года, суверенитет Гаити был полностью уничтожен после новой высадки американских морских пехотинцев. Эти  действия, оправдывались  внутренними политическими беспорядками на  Гаити, а также, в связи с  предполагаемой угрозой Германии в Карибском бассейне, стремлением защитить интересы США.
.



.
Морские пехотинцы оцепили здание Парламента, не выпуская никого, пока депутаты и сенаторы не проголосовали за избранного  Вашингтоном нового президента Филиппа Судре Дартигенава, который обещал не препятствовать контролю США над страной и государственными финансами. Чтобы обеспечить ратификацию договора, который фактически сделал Гаити протекторатом США, были конфискованы неподписанные денежные банкноты, предназначенные для правительства, было объявлено, что банк будет их выдавать, лишь после одобрения Сенатом договора.

Договор был подписан, согласно ему в Гаити создавалась гаитянская жандармерия, по существу военная сила, состоящая из граждан США и гаитян, и контролируемая морскими пехотинцами США.
.


Соединенные Штаты получили полный контроль над финансами Гаити и право вмешиваться в дела Гаити всякий раз, когда правительство США считало это необходимым. Выбор президента, который не представлял выбор населения Гаити, усилил волнения в Гаити.

Военное положение на Гаити было введено 3 сентября 1915 года. Оно продлилось четырнадцать лет, способствуя установлению нового режима corvée (принудительного, неоплачиваемого труда), а также жестокому подавлению партизанского сопротивления против американских войск.
.


Далее: Оккупация
Tags: Банкиры и банки, Гаити, Капитализм, Колониализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments