Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Приключения британцев в СССР


Doug Scott
.
Заканчиваю тему альпинизма, и воспоминаний о событиях на Памире 1974 года. Сегодня речь пойдет о Даге Скотте., британском альпинисте, о котором я рассказывала в заключительной части истории про Эльвиру Шатаеву и женский альпинизм. Даг сломал ноги при восхождении на семитысячник Огре ( система Каракорум) и смог спуститься вниз только потому что имел огромную силу воли и друзей, которые не оставили его в беде.

В 1974 году Даг участвовал в восхождении на Пик Ленина, и тоже оставил воспоминания. Но только эти воспоминания, скорее похожи на байки, которые рассказывают на привале, в лагере у огня. Так как я все же в его книжку заглянула, то выложу здесь краткий пересказ.

Даг планировал на лето 1974 года совсем другую поездку, но вдруг с ним связался секретарь Британского альпинистского комитета, который получил предложение от Советской федерации спорта  послать команду из шести альпинистов на Памир, но не мог найти желающих. Так как Дагу и его товарищам было интересно побывать в Советском Союзе, они согласились (!) поменять свои планы.

Их было шестеро: Даг Скотт (Doug Scott), Тут Брейтуэйт (Tut Braithwaite), Гай Ли (Guy Lee), Пол Нанн (Paul Nunn), Клайв Роуленд (Clive Rowland), Гордон 'Спиди' Смит (Gordon ‘Speedy’ Smith).

Ну, а дальше начались "приключения британцев в России", а точнее - байки из СССР.

Guy Lee, Phil Koch, Doug Scott


Paul Nunn

Для того, чтобы попасть в Москву, нужно было проехать через Восточную Германию. Бедным ребяткам пришлось заполнять немыслимое количество форм на каждой границе, поэтому когда вошли восточногерманские пограничники и дали им очередные анкеты, они выбросили их в окно, пришлось пограничнику уйти ни с чем.
В Бресте , во время остановки поезда для перехода на российскую колею, свободолюбивые ребята воспользовались ледорубом, чтобы открыть дверь из вагона и прогуляться.

В Москве в гостинице "Спутник" собравшиеся иностранные группы приветствовал сам Виталий Абалаков, который выступил с речью о том, что тот, кто ходит в горы, должен быть в хорошей физической форме. Эта речь их сильно утомила, и они стали перебивать Абалакова.

Менеджер отеля шепнул ребятам, как можно сделать хорошие деньги, нужно было лишь отоварить свою валюту в специальном магазине для иностранцев, купив пачки Мальборо, а потом продать их местным за рубли, увеличив потраченную сумму вдвое.
Даг с друзьями уговорил еще и американцев поучаствовать в бизнесе. Сначала никто у них Мальборо не покупал, и они уже решили, что прогорели. Но потом нашелся человек, который провернул им это дело,  Даг раздал американцам их долю, оставив себе комиссионные.



Tut Braithwaite

Не зная языка, сначало было трудно общаться, но каким-то образом, все получилось, они весело провели вечер с русскими девушками, представившимися балеринами из театра имени Кирова, они хотели, чтобы "им помогли финансами". Друзья решили, что балерины толстоваты для пируэтов, в результате девушек выставили, так и не узнав, "что у них под корсетом".

В Москве они все время попадали в беду: разъяренные москвичи прогнали их с газонов, когда им захотелось побродить босиком по траве. Одного почти арестовали за то, что он захотел перейти дорогу, не дождавшись зеленого света.

В общем, понятно, ребятки приехали из свободного мира в "страну регламентов", где желания индивидуумов немедленно пресекались требованиями компактного коллективного проживания. Все здесь для них было дико и непонятно, но они привыкли не придавая большого внимания трудностям, с легкостью их преодолевать.

Потом они летели в киргизский Ош на "покосившемся " Ильюшине. Они знали, о "cомнительной репутации Аэрофлота, который в 1970-х потерял около двухсот самолетов." Но кто-то сказал: "Не беспокойтесь, парни. Это - просто Ильюшин".

Из Оша на еще меньшем самолете их доставили в Дарауткурган, откуда они загрузились в грузовик и еще долго тряслись по неровным дорогам, прежде чем  достигли цели - базового логеря в долине Ачик Таш.

В лагере собралось около 200 альпинистов из разных стран. Шестеро британцев расположились в палатках, вытянутых в линию, между американцами и французами. Напротив были японцы и баварцы. Среди них были уже известные восходители. Австрийцы привезли коммерческий тур из пятидесяти трех человек.


.

У британцев с самого начала появились проблемы соответствия требованиям администрации лагеря. Организатор этого мероприятия, Евгений Гипенрейтер, потребовал прислать старшего группы на церемонию поднятия флага.
Но ребята были, по советским меркам, настоящие раздолбаи, в их группе не было лидера и царствовала полная свобода и демократия. Они также не пылали энтузиазмом от перспективы присутствия при поднятии флага и каких-либо национальных церемоний, что они тут же и высказали Евгению.


Евгений  Гиппентейтер(в сцентре) и
Виталий Абалаков(справа)
.
“А как же церемония снятия караула перед Букингемским дворцом?”- спросил Евгений
“ Эта церемония продается туристам, она не имеет ничего общего с альпинизмом,” - тут же ответили они и отказались в этом участвовать.

Проблема была решена, когда “шотландцы вспомнили, что это - еще и их флаг”.

Вскоре, британский флаг мистически исчез, а вместо него на флагштоке появились женские трусики.

”Это здорово разозлило советскую администрацию,”- пишет Даг.

Действительно, взрослые парни вели себя, как малолетние школьники, дергающие девочек за косички. Ну, вот такой смелый протест против бюрократизации духа коллективизма и заодно, против феминизма.

.

Однако, вскоре у советской администрации появились новые требования лидера от каждой национальной группы для проведения собраний. тогда было решено ходить на собрания по очереди.

Вернувшийся с собрания рассказал о планах выдвинуть предложение в Олимпийский комитет для включения альпинизм в олимпийские игры. В качестве реакции на эту новость Клайв включил коробочку со смехом.


Смех разнесся по всему лагерю и “чиновники стали рыскать в поисках возбудителя спокойствия”. Клайву пришлось спрятать коробочку, “чтобы ее не конфисковали”.


Clive Rowland
.
Вот такое смелое противостояние советской бюрократии.

Они спросили Евгения. что он думает по поводу включения альпинизма в олимпийский вид спорта? Евгений честно признался, что они разделились во мнении, одни ( сами альпинисты) относятся к этому скептически, другие - чиновники от спорта, надеются на высокий статус, большую зарплату и власть.

Евгений тут же повысился в их глазах. Они решили, что еще не все пропало в Советском Союзе, раз так думают альпинисты. Они пытались об этом поговорить с другими русскими, но с другими говорить было трудно, “они отделывались простыми любезностями, они сразу становились скованными , показывая, что за ними наблюдают”

“Даже здесь, на высоте 3 тысяч метров, несомненно, присутствовали наблюдающие парни из КГБ”.

Когда британцы собрались на восхождение, Евгений спросил их, почему они не берут рацию? Они ответили, что не хотят создавать ложного чувства безопасности, рация может не сработать, а спасательная бригада - прилететь при плохой погоде.

“Почему вы идете через перевал Крыленко, а не по скале Липкина или по северному склону, как это собираются сделать французы?”- задал вопрос Евгеений

“ не хотим пахать борозду вместе с другими- шестьюдесятью австрийцами и десятками других национальностей”

Вот так, в очередной дружеской перепалке с администрацией лагеря, и они отправились через перевал Крыленко штурмовать пик Ленина, прокладывая новый маршрут, который назовут английским (Из цирка ледн. Вост. Ленина по второму, сверху от пер. Крыленко, ребру на северный отрог -английский маршрут) Это был тяжелый путь, под замерзшей кромкой снега была мягкая пудра. Каждый шаг давался с трудом, тем более, потому то они еще не прошли акклиматизацию, находясь в горах только около недели.

Несколько американцев пошли по их следам, британцы встретили их, когда возвращались за очередным своим грузом, который они должны были перебросить через перевал.
Молли Хиггинс была там самая молода и сама голосистая: “Как вам удается, ребята делать такие успехи?” - удивлялась она.
Через три дня им удалось разбить лагерь около большой расщелины, но так как Спиди отставал, пришлось нести его снаряжение.

На перевале туман рассеялся усиливающимся ветром и они увидели людей( 9 или 10 человек) взбирающихся вверх по восточному хребту пика, предположительно, спасающих эстонцев. “У нас были свои проблемы, мы достигли высоты 19 тысяч футов, у нас не было ни палаток, ни еды."









Достигнув пика они начали сползать вниз по следам только что сошедшей лавины. Это был очень опасный спуск. Когда они миновали то место, где был разбит американский лагерь, на снегу что-то клевали большие вороны.

Они отчаянно пытались кого-нибудь раскопать, но ничего не нашли, кроме еды, снаряжения и дневника Молли Хиггинс. Было видно, что люди стремительно покинули лагерь, британцы могли только надеяться, что американцы успели укрыться от лавины.
Это было очень депрессивное место, и они поторопились его покинуть, но через некоторое время обнаружили, что с ними нет Спиди,
Тут Брейтуэйт нашел его сидящем на карнизе и бросающим в воздух снежки . “ Вы бы меня никогда не нашли,” - сказал он Туту, высота подействовала на Спиди, и он немного “лишился рассудка”.


Gordon ‘Speedy’ Smith
.
Уже в темноте они добрались до своей палатки, разбитой на морене и нашли там палатку американца Джефа Лоу( Jeff Lowe), который лежал с поврежденным коленом, он и рассказал им историю чудесного спасения из-под лавины
Даг Скотт успел совершить восхождение на пик до смены погоды. Буря застала британцев внизу, уже в базовом лагере. В лагере все скорбели о Еве Изеншмидт, самой молодой девушке, которая замерзла на спуске из-за сильнейшего ветра. Два французских скалолаза пытались ей помочь, но безуспешно. Однако, остальных девушек из международной женской команды удалось вывести. Heidi Ludi и Баварская модель Anya получили сильные обморожения.


Когда стало известно о том, что советские альпинистки застряли на вершине, они самоорганизовались в добровольную группу спасения, в ней был французы, американцы и британцы. Группа потребовала вертолет, который должен был их забросить к скале Липкина. Однако, им сказали, что вертолета нет. Тогда американец Джеф Лоу, Тут, Гай, Даг и четверо французов отправились вверх и достигли ледяной пещеры у скалы Липкина, где уже находились два русских мастера спорта, сильных скалолаза, Борис и Костя. Все они находились ниже женщин на 5 тысяч футов, и было сразу понятно,что ситуация безнадежна.
Им оставалось только слушать переговоры по радио, которые для них переводил Борис.

В отличие от Кристофера Рена, который ругает русских за то, что те не обнадежили девушек, не дали им знать, что их собираются спасать, Даг описывает очень лиричные сцены трагических часов. Он  слышал переговоры Абалакова с девушками. Тот утешал их и говорил: "моя дорогая, красивая девушка, ты очень смелая. вы все были очень смелыми, держитесь, мы пытаемся прорваться к вам."

Когда Эльвира опять вышла на связь, она сказала:"Простите нас, мы подвели вас, мы пытались держаться изо всех сил, но сейчас мы замерзаем ".
Абалаков опять просил их держаться и сказал, что Костя, Борис и другие идут к ним на помощь. Однако, вскоре стало ясно, что и последняя женщина погибнет ночью.
Борис сказал ребятам, что Костя собирался жениться на одной из погибших девушек.
"Несмотря на сложности в общении, ничего говорить было не нужно, я видел боль в глазах Кости"
После этого они достали бутылку виски и распили ее.



Константин Клецко в 1960
.
Эта ночь оказалась очень важной для Дага. Он пишет, что они по-особенному узнали этих двух русских, он чувствовал с ними связь, их силу духа, он был рад, что он именно с ними разделил это тяжелое время.
Когда они спустились вниз, то в лагере уже появились "влиятельные лица", прилетевшие на вертолете. Скорбь сменилась яростью, потому что если бы им дали вертолет, они бы сэкономили два дня и, возможно, добрались бы до бедствующих женщин. Тут Даг, конечно, переоценивает возможности, потому что добраться к вершине не удалось даже японцам, которые были гораздо ближе.
Не говорю уже о том, что при ураганном ветре вряд ли возможен был вылет вертолета.

После пяти недель пребывания на Памире британцы уезжали. При расставании Михаил Монастырский, начальник лагеря, сказал Дагу:

" Сначала я терпеть тебя не мог ( из-за нашей внешности), потом я тебя зауважал ( потому что мы проложили новый маршрут), теперь ты мне нравишься ( из-за участия в спасательной операции). Вы хорошие парни и отличные альпинисты"
"Мы это знаем, сказали мы ему"

Михаил Монастырский.
.
Что больше всего не понравилось Дагу в Советском Союзе, это регламентированная жизнь.
Например, пишет Даг, мы узнали, что простому советскому человеку не разрешается покидать свое место прописки без разрешения властей. На выезде из города стоят контрольные пункты, где показывают разрешение на выезд и въезд.

А еще русские любят собрания, у американцев даже было собрание накануне их отъезда.

Несмотря на это, британцы укрепили связи с другими альпинистами и познакомились с новыми.

По мнению Дага причина смерти женщин была во-первых, в низком качестве снаряжения и одежды, а также в их сильном стремлении победить, которое ослепило их чувство опасности.

Даг замечает, что советский альпинизм имеет тенденцию развития, как групповой, командное явление, возможно, заложенное в подсознание поколений.

"В этой догме коллективизма вызывает восхищение благородная цель взаимовыручки и поддержки слабых сильными. Возможно, это и стало причиной гибели советских женщин."

Даг обращается к воспоминаниям Арлен Блум, которой Эльвира Шатаева сказала, что женщины в ее группе настолько дружны, что всегда будут вместе, чтобы ни случилось.
Так и получилось, и "Эльвира погибла последней, как капитан тонущего корабля."








Даг Скотт в 2019
.
Источник: Up and About: The Hard Road to Everest by Doug Scott
Tags: История СССР, Пик Ленина-1974, Спорт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments