Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

"Горы не дискриминируют пол"


Фотография альпинистки Арлин Блум
.
Наступил март, и есть причина поговорить о женщинах. Недавно мне вновь напомнили про тему трехлетней давности "Покорившие вершины" о женском альпинизме. Программа CNN, не устающая повторять о российской угрозе, опубликовала совершенно нормальную статью, без пропагандистских выпадов, о женской команде альпинисток, погибших после восхождения на пик Ленина в 1974 году.

В июле 1974 года плохо оснащенная (даже по советским меркам) группа из восьми женщин во главе с Эльвирой Шатевой попыталась совершить первое восхождение на пик Ленина (7 134 метра), чтобы доказать, что женщины равны мужчинам и могут восходить самостоятельно, без помощи противоположного пола. - рассказывает один из зарубежных сайтов, допуская уже растиражированную ошибку.

Дальнейшая история такова:  намеревающаяся совершить восхождение женская группа из-за угрозы схода лавин была отозвана вниз с высоты 5300 метров, где по плану должна была пройти адаптацию к высоте, или  акклиматизацию. Природные катаклизмы уже заложили начало трагедии срывом планов акклиматизации, но участники восхождения об этом не подозревали, они были бодры, полны сил и планов, а потому начали восхождение.

Группа достигла вершины, несмотря на предупреждения об ухудшающейся погоде. Буря началась, когда альпинистки еще были на вершине, так как видимости не было, они приняли решение разбить лагерь и переждать.  Если бы не было бури, возможно им удалось безболезненно совершить спуск.  Шансов спуститься в отсутствии видимости было мало, а остановка на высоте в условиях недостатка кислорода тратила оставшиеся ресурсы организма, увеличивало шансы умереть от горной болезни, что и начало происходить с членами команды.

С опозданием поняв это, участницы начали спуск, но сильный ветер в это время превратился в ураган. Переждать его не получилось, палатки, рюкзаки и варежки унесло, и отыскать их в условиях отсутствия видимости не получалось, вырыть в жестком снегу укрытие было нечем. Женщины пытались спускаться, но задерживались, поскольку все новые члены команды выходили из строя и умирали. Товарищи оставались с умирающими до самого конца, потом продолжали спуск. Тела оставались на снегу по склону по мере спуска . Нежелание оставить больных товарищей по команде, до самой их смерти, возможно тоже стало одной из причин того, что ни одна женщина не смогла выжить до окончания бури.




Захотелось мне посмотреть, а что знает и думает по этому поводу современное интернет-сообщество.
Оказалось, что статей на эту тему много с разными броскими заголовками, но по сути - краткие перепечатки одного и того же текста, вот, например - наиболее подробный и с фотографиями.
А вот в обсуждении этого события  на просторах интернета можно выделить две лидирующие темы:
антифеминистическая "куда они лезут, тщеславные дуры, сидели бы дома, рожали детей" и политическая "нам все врали, от нас все скрывали, власть заставляла делать рекорды"

"Альпинизм, как ни крути, - мужской вид спорта, но многие женщины, с азартом вступая в эту игру, часто забывают, что важную роль здесь играет не только подготовка и настрой, но и психологическая устойчивость...

Объяснить, почему некоторых людей манят горы, невозможно. Желание проверить себя на прочность, остаться наедине с природой, покорить неприступную высоту, уйти от забот повседневности… Причины могут быть разные и, как правило, все - неженские."


Люди пишут это всерьез! Многие почему-то уверены, что причина смерти женщин - психологическая неустойчивость, а не проблемы акклиматизации. Желание уйти от повседневности или  остаться наедине с природой - определяются, как неженские причины. Не удивительно, что такому явлению на Западе придумали специальное слово - сексизм.

"Полушутя-полусерьезно по этому поводу говорили, что они пытались отстоять сугубо женский феминистский альпинизм" - писал Юрий Супруненко, присутствовавший при спуске тел погибших альпинисток, в статье "Не женское это дело... "
"Некоторые считали причиной несчастья то, что команда состояла только из женщин. Далеко не все мужчины одобряют так называемый женский альпинизм. Мол, мужская страховка физически надежнее, да и в характере сильного пола больше выдержки, решительности, логики - всех тех качеств, которые так необходимы в экстремальных условиях.

Покоряя горы, нужно уметь реально оценивать обстановку, сдерживать свое тщеславие, которое бывает не только стимулом к победе, но и способно толкнуть на необдуманные поступки
(...) идущих на восхождение следовало бы проверить на предмет знания метеорологии или, на худой конец, народных примет."


Наряду с разумной критикой была и  омерзительная попытка журналистского расследования ( слухов, неточных фактов, собственных домыслов) человеком, который не присутствовал на событии, не имел опыта восхождений более, чем на пятитысячники, но почему-то был уверен в том, что женская команда не могла справиться с задачей просто потому, что это - неженское дело. "Талантливый, своеобразный человек, у которого получалось все, за что он ни брался - скалолазание, журналистика, тренерская работа". написал статью под названием "Восходители. Не женское это дело"

В ней были  такие слова:

Погибли? Умерли… Вот одна из загадок уходящего века. Ведь не белотелые институтки, а загорелые, обветренные героини, которым было плевать на внешность, дай только рекорд,— погибли, умерли. Одна за другой, они умирали несколько дней. Последней умерла руководительница группы Эльвира Шатаева.
Порванные палатки. Не было там таких ураганов, чтобы они рвали застегнутую “памирку”. Порвать ее может только человек в припадке истерии.
…в течение нескольких дней гибнет по неизвестной причине вся-вся группа, восемь человек! В то же время рядом ходят три питерских группы, Корепанова, Гаврилова, Борисенка,— мужчины, еще красноярский Труд, американцы… Могла там быть просто свара, массовый психоз? Могло быть так, что смерти от болезней перемежались убийствами?


Ну, не мог  поверить "своеобразный" человек, что женщины могли не впасть в истерику, остаться людьми, а не превратиться в безумных животных, эта история обрушила его картину мира, вот он и выискивал любые свидетельства, подтверждающие его убеждения.

И теперь, когда вспоминают о гибели альпинистов и обсуждают это на форумах, непременно цитируют именно эту статью: "Кто знает, что там на самом деле было? Мертвые не раскажут, а властям верить нельзя."

И подумалось мне, что главной потерей России с распадом Союза стал советский человек, он постепенно и незаметно стал вытесняться серой  жадной и завистливой массой людей, отринувших гуманистические ценности, заменяя их ценностью потребительской.

Вот и получается, ничего не доказали погибшие женщины нашим соотечественникам, хотя и взошли на высоту без чужой помощи, дождавшись, пока  мужские группы спустятся вниз. Выжидали долго, чтобы никто не смог придраться к самостоятельному восхождению, и совершили его, только планы правильного восхождения сорвала погода, она  ждать никого не стала.  Мертвые не могут оправдаться,  а соратники и друзья постепенно уходят, оставляя воспоминания. Но кто их читает? Интереснее играть в мистику.
.
О феминизме

Начну с обвинения женщин -альпинисток в феминизме, который сводится к упрощенной и ошибочной формуле "Женщины равны мужчинам". Альпинистки вовсе не отвергали биологические различия между мужчинами и женщинами, но с их точки зрения, это не означало, что  женщины обязательно соответствуют ошибочным стереотипам ( таким, например, как психологическая неустойчивость), они хотели иметь возможность самостоятельно выбирать жизненный путь и иметь условия для его реализации, то есть иметь такие же права на это, какие имеют мужчины.

Не поняв смысла, вырвав из контекста, перепечатывают фразу Эльвиры Шатаевой, озвученную Владимиром Шатаевой, мужем Эльвиры, о женском стиле восхождения.

На самом деле, именно мужчины навязывали женщинам соревнование на равных, а когда те не соответствовали, ухмылялись и говорили: " Ну что? Убедились? Куда вам с мужчинами тягаться? Это- мужской спорт". А между тем,  женщины осознавали неравенство сил и шли к намеченной цели просто по другому. Шатаев это понимал и поддерживал:

"— Да… – вздохнула Эльвира. – Грубой мужицкой силы нам не хватает… 
Ладно, – заключила она. – Пусть так: брюки – хорошо, платье – плохо. 
Но мы останемся в платье – подражать никому не станем, и гонку устраивать не будем. 
Мы создадим свой стиль восхождения – женский, 
поскольку не должны и не можем ходить так, как ходят мужчины."

"Категория трудности", Шатаев Владимир Николаевич


.
О женских возможностях и тщеславии
.
"Они поднялись на альпинистский Олимп.
Вскарабкались. Изодрались, исцарапались, превратились в сплошной синяк,
но вскарабкались! Победили в драке. В какой? В физической!
Вышли на Олимп и поверили в свои бойцовские качества.
Только глядь, а над ними, как и тысячелетие прежде, все тот же скепсис..."


Владимир Шатаев
.


Эльвира Шатаева и Агнесса Клокова
.
Когда говорят, что женщины были под давлением, все думают о давлении чиновников, желающих новых рекордов. На самом деле, самое главное давление было вокруг, это - давление недоверия товарищей по команде к  женской выносливости, основанное на неравенстве сил, мужской и женской, а также недоверие к психологической устойчивости женщин.

Давление заключалось в пристальном внимании к успехам, желании принизить заслуги и остановить попытку войти в клуб мужчин. Каждый раз, когда очередная альпинистка штурмовала высоту в составе мужской команды, превозносили подвиги мужчин и снисходительно смотрели на женщин - с мужской помощью удовлетворила собственное тщеславие.
Вот потому и появилась идея сделать женскую команду, чтобы доказать очевидный факт, что женщина тоже может, но возможно, по другому.

Поверни они тогда назад, как только ухудшилась видимость, их бы встретили внизу насмешками : "Ну что? Убедились, что не можете?". Разве самая слабая могла признаться, что чувствует себя плохо? Ведь тогда она бы подвела товарищей по команде.

Скорее всего, они  еще не знали, важность такого показателя, как "кардиораспираторная выносливость" (способность организма выдерживать продолжительную физическую нагрузку) и способов ее приобретения. Ведь возможность выполнять работы в условиях недостатка кислорода определяется показателем "максимального потребления кислорода" - МПК, и этот показатель у мужчин и женщин разный. Но что они совершенно точно понимали, это то, что с мужчинами они не равны, они хотели быть и оставаться женщинами.

Им казалось, что возможно, им трудно удержать темп, наравне с мужчинами, возможно, им требуется больше времени для акклиматизации, но они выносливы и у них есть сила воли. Они знали, что не каждая женщина на это способна,  но то же самое можно сказать и о мужчинах. Для того, чтобы взобраться на вершину нужны опыт и тренировки, а не принадлежность к определенному полу.

Вот, например в рассказе Эльвиры Насоновой,  женщина оказалась мудрее, опытнее, сильнее и выносливее некоторых мужчин - товарищей по восхождению.

А это уже другой рассказ, об Агнессе Клоковой:

"Я спросил: почему она осталась здесь? Не заболела ли? 
Ася криво усмехнулась и ответила не сразу:
— Я ведь женщина… А женщин на военный корабль не берут – дурной талисман. 
И меня не взяли с собой, чтобы несчастья не принесла.
На плато пика Правды они поднялись вчетвером – трое мужчин и женщина.
 Клокова не напрашивалась. Группа в этом составе сложилась еще задолго до выезда в горы, 
и ни у кого из ее членов возражений против участия именно этой женщины не было. 
И понятно: Клокова – сильнейшая восходительница и по праву может считаться 
лидером украинских альпинисток. 
Весь год она усиленно готовилась к этому восхождению, 
ибо должна была стать первой женщиной, поднявшейся на пик Коммунизма.
По дороге к плато пика Правды Ася почувствовала, 
что за ее спиной ведутся разговоры, обсуждения…
 Наконец здесь, на самом плато, ей предложено было остаться"
...
"видел ее на восхождениях и знаю: она не отстанет, не подведет со страховкой 
и подчеркнуто будет идти на равных с мужчинами, 
не допуская в отношении себя каких-либо скидок и послаблений. 
Я знаю принципы спортсменок этого сорта. 
Ничто не заставит их идти по следам предыдущей группы, даже угроза жизни. 
Они будут ждать, пока следы заметет. 
Мы, мужчины-альпинисты, посмеивались над такой щепетильностью. 
Они отвечали на это: мужчине, дескать, не понять того, что 
женщина всю жизнь стоит перед необходимостью доказывать свое истинное равноправие."

Из книги Шатаева Владимира Николаевича "Категория трудности"


Из книги Агнессы Клоковой «Альпинистская летопись украинского "Спартака":

Были у нас и недруги...язвительно и громко высказывались при каждой на их взгляд нашей неудаче. Многие мужчины скептически относились к нашей затее, некоторые откровенно были против восхождения, были оскорбительные высказывания. Если бы таких не было, мы бы не совершили восхождение (они закалили наш дух), остались бы в лагере, расслабленные ласковым отношением доброжелателей

В Москве у нее было много недоброжелателей и завистников, ее «подкалывали», язвили ей, у нее не было своей команды женщин, как у меня в Киеве. Столкнувшись с враждебными отношениями в горах, она очень сильно переживала. При нападках со стороны я яростно защищалась, словом и делом.

В альпинизме мне приходилось защищать себя или подруг. Подчас я делала это темпераментно и яростно, не жалея самолюбия нападавшего. Например, часто в ход пускала обвинения, что сам обижающий нас мужчина, не мастер альпинизма, а только мастер спорта: он не умеет ходить первым, маршруты прошел по веревке, в лучшем случае первым ходил по снегу! Или упрекала в прохождении маршрутов чисто индустриальным способом (на ИТО), иногда сравнением, что группа, где была я, «баба», прошла маршрут без ночевки или с одной, где он – дольше. Это был и остается мой самый сильный удар. А я участием в восхождениях женских групп доказала, что умею ходить первой.


А вот - рассказ про спуск с Ушбы. Женская группа Аси Клоковой  достигла вершины самостоятельно, на обратном пути они  встретили группу мужчин-альпинистов, которые предложили им спускаться вместе, что они и сделали.
.
... появились вопросы у москвичей, осуждение нашего спуска с мужчинами. Мне пришлось отвечать на письмо Виталия Михайловича: «Почему вы спускались с мужиками, по не планированному пути?».
Пишу: «Отвечаю словами Тенсинга, восходителя на Эверест, когда пытались унизить его тем, что он не первым ступил на вершину, а вторым – за Хиллари. Если кто-то считает наш спуск позорным, я согласна с этим жить, хотя позором не считаю.

Вы бы нас не похвалили, если бы мы остались на вершине, не приняв варианта мужчин. Могли бы мы заночевать на вершине в ожидании, когда разойдется туман. Попали бы в грозу». На дюльферных спусках с Ушбы был не один несчастный случай, когда не находили Красный угол, а спускались по отвесным стенам."

Абалаков согласился. А понял, думаю, после трагедии на пике Ленина. Там Эльвира проявляла независимость женского восхождения так: по следам мужчин не пойдем.

Зачем им горы?

«Мне кажется, что только в горах можно понять величие нашей планеты.
Где-то я читала, что человек в горах ощущает себя пылинкой мироздания, зависящей от капризов стихии.
Это неправда!
Нигде так не проявляется ощущение собственной силы, могущества, дерзости как тогда,
когда человек достигает вершины и над ним только небо – бездонное, голубое, мирное.
Ну, конечно, не всегда голубое и не всегда мирное…»

Эльвира Шатаева
.


О  внешности
.
Из воспоминаний Тамары Богомоловой (Ленинград) о смене в альплагере "Цей", 1970 г.

"...Невозможно не рассказать еще об одном инструкторе, о котором я всегда вспоминаю только с чувством восхищения и уважения! И просто не представляю, какими словами можно описать эту женщину!

Первый раз я увидела Эльвиру Шатаеву, когда она с группой возвращалась с очередной вершины пятой категории сложности. Ребята выглядели очень усталыми, но лицо Эльвиры - маленькой, хрупкой женщины, светилось каким-то вдохновенным светом.


Утром следующего дня мы увидели нечто невероятное в условиях лагеря и тогдашнего быта в нём. На построение выбежала элегантная, прекрасная женщина. Она шла бодрым, каким-то пружинистым шагом и выглядела потрясающе: снежно-белые эластичные брюки в обтяжку, невероятной белизны куртка и причёска с модным тогда начёсом! Её вид, а особенно одежда, вызывали некоторую зависть у женской части группы, это поймёт только тот, кто помнит о совдеповском дефиците. Мужчины же не смогли сдержать изумления и восторга, хотя здесь, в горах, восторг вызывали совсем другие вещи.

Возвращение с восхождения в лагерь. «Ну что, господа участники, начнём разбор полётов» - сказала Эльвира. С шутками и доброжелательным подтруниванием друг над другом ребята рассказывали о сложнейшем восхождении, с юмором говорили даже о промахах, хотя каждый из них мог оказаться смертельным и не только для того, кто ошибся. Незаметно разговор перешёл на другие темы, но больше других мне запомнился рассказ Эльвиры о своей жизни. Поражала какая-то внутренняя свобода этой женщины, её увлечённость всем, чем она занималась. А чем только она не пробовала заниматься. Работала на фабрике, водителем трамвая, увлекалась коньками и другими видами спорта, но по-настоящему, - безумно - только альпинизмом.

Однажды, чтобы доказать себе и всем, что единственное, что ей нужно в жизни это горы, Эльвира обрила голову. «У меня было множество друзей, - рассказывала Эля, - на вечеринках ребята подходили ко мне, общаться нам было очень интересно, но меня поразило то, что никто из них ни разу не пригласил меня танцевать, все они видели во мне только друга, но никак не женщину! Это оказалось настолько неприятно, что с тех пор я больше не проводила подобных экспериментов и всегда, в любых тяжелейших обстоятельствах, стараюсь оставаться женщиной».

.
И о чиновниках
.
В стране регламентов, как видился Союз со стороны, спорт спонсировался,  хотя и скудно, и  регулировался.
.
“Раньше было распоряжение, что альпинисты старше сорока лет не могут принимать участие в чемпионатах,
так как они часто погибали. Теперь такого распоряжения нет.
То же самое случилось, когда произошла трагедия на пике Ленина — запретили чисто женские группы.
И только спустя двадцать лет, как Советский союз распался, женские группы снова разрешили.”

Владимир Шатаев

Возможно, именно это дискриминационное распоряжение спасло новые горячие головы и сердца от гибели, предоставив возможность набираться опыта  с мужской страховкой. Но у коллег-мужчин укрепилась возможность продолжить демонстрацию мужского превосходства,  можно было очередную упрямицу ткнуть в казалось бы неопровержимый  факт - самостоятельно вы справиться не смогли.

Тогда, в 1970-х, в условиях Холодной войны, мы соревновались с Западом, отставая во многом, но не в общечеловеческих ценностях, а  в женской самостоятельности и стойкости намного опережали своих конкурентов. Приехавшие на  восхождение немногочисленные западные женщины- альпинистки и скалолазки удивлялись уважительному отношению  к советским женщинам в команде, потому что им самим приходилось туго. Женское восхождение международной группы  тогда тоже закончилось неудачей и гибелью одной из участниц. Но так как женщины были не так высоко, вышедшим на помощь мужчинам , удалось их спасти.


О том времени многие из участников написали воспоминания. Одним из тех, кто тогда взошел на пик Ленина в удачную погоду, был  журналист Кристофер Рен. По возвращении он написал статью, которую опубликовала газета New York Times.

Я перевела и статью, и воспоминания участников, опубликованные CNN, для того, чтобы это было в русском интеренете. Читайте, сравнивайте, делайте самостоятельные выводы.


Далее: Кристофер Рен о восхождении

P.S.
В  обсуждении возникла тема первичности разработки альпинистского снаряжения.
В качестве примера - отрывок из книги Шатаева:


"Рано утром – пяти еще не было – мы вышли тройкой из лагеря, а в девять, пройдя вертикаль 1300 метров кратчайшим путем, стояли на верхней точке «жандарма» Верблюд. Взяли с собой шестьсот метров трехмиллиметрового стального троса весом в пятнадцать килограммов, блок-тормоз (собственной конструкции и изготовления Граковича) и еще кое-какие средства транспортировки.
Валентин – человек, богатый умом и спортивностью. Талантов у него много больше, чем времени, – на пять жизней хватит: кандидат географических наук, неоднократный чемпион по горно-прикладным видам спорта, отличный восходитель, скалолаз, спасатель и, как бывает у людей с пытливым умом, не лишен склонности к изобретательству, благо, что страсть эта имеет выход – альпинистское снаряжение. Зная об экспедиции Кочнева, он вылетел на Памир, прихватив с собой некоторые плоды конструкторских стараний. На всякий случай, авось кому понадобится.
Понадобились: сберегли силы, сократили время и в какой-то мере снизили теперь степень опасности."

Категория трудности, Шатаев Владимир Николаевич


Tags: Женский вопрос, Женщина и спорт, История СССР, Люди Страны Советов, Пик Ленина-1974
Subscribe

  • "...игрушки в руках гормонального фона"

    .Уже, кажется, сложилась традиция в том, что я обращаюсь к Коммерсанту, как к желтой прессе :) Недавно случайно попалась статья с кричащим…

  • О трансгуманизме

    . Почему Трансгуманизм вызывает серьезные проблемы, рассказывает профессор бизнес-информатики Венского университета экономики и бизнеса, Сара…

  • 70 лет мрака - музейная пропаганда сегодня

    Ранее: Музей революции Пару месяцев назад, прочитав анонс выставки, посвященной партизанскому движению, я посетила бывший Музей Революции,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments

  • "...игрушки в руках гормонального фона"

    .Уже, кажется, сложилась традиция в том, что я обращаюсь к Коммерсанту, как к желтой прессе :) Недавно случайно попалась статья с кричащим…

  • О трансгуманизме

    . Почему Трансгуманизм вызывает серьезные проблемы, рассказывает профессор бизнес-информатики Венского университета экономики и бизнеса, Сара…

  • 70 лет мрака - музейная пропаганда сегодня

    Ранее: Музей революции Пару месяцев назад, прочитав анонс выставки, посвященной партизанскому движению, я посетила бывший Музей Революции,…