Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Немецкий вопрос


«Он говорит, что не доверяет немцам, что однажды они подведут нас. Что они вполне могут обернуться против нас», - отметил Чиано (Галеаццо Чиано, зять Муссолини и министр иностранных дел) в своем дневнике в 1937 году ( "Дневник фашиста").

И три года спустя: «Бальбо не обсуждает немцев. Он ненавидит их. И именно эта неизлечимая ненависть руководит его рассуждением ».

Учитывая патриотическое прошлое Бальбо, его опыт ветерана войны, его враждебность по отношению к немцам не удивительна. Тем не менее, его германофобия не была  непримиримой.

Отношение Бальбо к немцам было полно странностей и противоречий. Он презирал нацистский режим за его расистскую политику и мужественно высказывался против, когда Муссолини пытался ввести аналогичную политику в Италии и Ливии, он высказывался против любого сближения с нацистами... И при этом он поддерживал хорошие, даже сердечные отношения с ведущими нацистами, особенно с такими, как Геринг, Мильх и Удет, с которыми он встречался в качестве министра авиации.


Итало Бальбо и немецкий летчик Эрнст Удет
.
Для известного германофоба Бальбо нашел странное доверенное лицо когда в январе 1936 года он выразил свое разочарование немецкому консулу. В этом разговоре не было намека на враждебность по отношению к Германии. Напротив, Бальбо утверждал, что итало-германские отношения были предметом, «близким его сердцу», и он сожалел, что первая встреча Муссолини-Гитлера в Венеции в 1934 году прошла не так гладко.

В августе 1938 года Бальбо посетил Германию. В Ливии он постоянно принимал визиты нацистских сановников: Гесс приехал в 1936 году,  Гиммлер - в следующем году. В январе 1939 года он отправился на охоту с Удетом, а в апреле принял Геринга. Бальбо делал это, даже когда он, должно быть, понимал, что такие действия демонстрируют поддержку той политики, которой он, на словах, противостоит.

.
На самом деле Бальбо высказывался против только в в пределах разрешенного режимом инакомыслия. Несмотря на широко разрекламированную антипатию Бальбо по отношению к нацистам, когда Геринг пригласил его в Германию с визитом, Бальбо его принял.

Его дружба с Герингом была широко известна. Трудно сказать, была ли эта дружба формальными дружескими отношениями авиаторов и министров авиации союзных стран, или она была подлинной. Двоих мужчин объдиняла страсть к авиации, охоте и роскошной жизни, к 1938 году они знали друг друга уже шесть лет. Еще до того, как нацисты пришли к власти, Бальбо консультировал Геринга о будущем развитии люфтваффе и был его гостем.
.

Бальбо и Геббельс

Бальбо "производит отличное впечатление.Обменялись дружескими поздравлениями", записал Геббельс  в своем дневнике 10 декабря 1932 года.

Геринг определенно работал над развитием этих отношений. Когда в 1933 году  немецкая газета написала, что Бальбо был крещеным евреем, Геринг приостановил ее работу на три месяца.


.
Визит Бальбо в Германию 9-13 августа 1938 года состоялся примерно через месяц после публикации Манифеста о расе. Немецкий мотив визита был ясен. Имея возможность формального союза между двумя режимами в воздухе, нацисты хотели подчеркнуть итальянско-германское сотрудничество и, в частности, военное товарищество между Бальбо и Герингом.



У Геринга и Мильха были свои мотивы: хвастаться люфтваффе. Со времен Олимпийских игр 1936 года Геринг приглашал высших чиновников и деятелей авиационного мира. Бальбо был на параде.Муссолини хотел, чтобы Бальбо совершил поездку, чтобы польстить ему и ослабить его враждебность по отношению к немцам. «Поскольку Бальбо, похоже, беспокоится о скрытых причинах своей миссии, дуче разрешил мне сказать ему, что он хочет, чтобы у него там был самый компетентный человек, а это неправда - он сразу добавил в группу наблюдателя для германской авиации », - писал Чиано .

Герман Геринг и  Итало Бальбо прибывают в министерство в Риме на обед вместе с его работниками.
Между Герингом и Бальбо госсекретарь Эрхард Мильх


С точки зрения Муссолини поездка оказалась очень успешной. Бальбо был приятно удивлен, как тепло его принимали в Германии. С того момента, как он пересек германскую границу в воздухе, обменявшись приветственными телеграммами с Гитлером, немцы оказывали ему дань уважения.

Посольство Италии в Берлине пришло к выводу, что нацисты приветствовали его за его достижения в качестве авиатора и новатора и благодарили его за помощь на ранних этапах реконструкции люфтваффе. Это было главной темой тоста Геринга в честь Бальбо в Каринхалле в первый день поездки.

Бальбо был человеком, чья дружба с Германией «не дожидалась, пока Германия найдет свое место под солнцем», - заявил Геринг и вспомнил визит Бальбо в Германию в декабре 1932 года, накануне прихода к власти нацистов. Бальбо же в ответил так, как будто он был фанатичным сторонником Оси: «Германия и Италия останутся непобедимыми, если под руководством Бенито Муссолини и Адольфа Гитлера, они продолжат следовать общей политике».



Между церемониальными возложениями венков в Унтер-ден-Линден в Берлине в первый день и показательными выступлениями люфтваффе в третий и четвертый дни в Цингсте в Померании и в экспериментальном центре в Рехлине на Балтике проходил обычный раунд вечеринок и приемов.
Там Бальбо встречался с главными нацистами, такими как Гесс и фон Риббентроп.



Основным моментом последнего дня стало посещение Берхтесгадена, где Гитлер почтил своего гостя, выйдя ко входу, чтобы поприветствовать. Затем он принимал Бальбо во время послеобеденного чая. Многие из окружения Гитлера были пресловутыми италофобами, не доверявшими Бальбо. Они подозревали его в том, что он англофил, сплетничали о его еврейском происхождении и его связях с масонами, а также о его оппозиции Муссолини.



Гитлер с этим был не согласен, хотя есть некоторые споры об этом. Согласно его «застольной беседе» в 1942 году, он рассматривал Бальбо как единственного достойного преемника Муссолини, как человека, который был настоящим народным кондотьером как в вооруженных силах, так и в рядах фашистской партии.
Но Гитлер также говорил и о том, что у Бальбо «еврейское лицо»

Визит не имел особых дипломатических последствий, но Бальбо «был очарован визитом, немцами, их самолетами, всем. Теперь, когда его тщеславие польщено, он говорит как самый убежденный сторонник Оси», - саркастически отметил Чиано. Бальбо не дал понять, что понял скрытые мотивы Муссолини для поездки. «Человек всегда счастлив, когда не понимает», - цитирует Чиано Муссолини.
Другие также отметили мгновенный энтузиазм Бальбо в отношении Германии. У него была компания; сообщалось, что король сказал, что теперь пришло время заключить союз с Берлином, поскольку «с этими другими [Великобританией и Францией] ничего не поделаешь».

Тем не менее, как и большинство энтузиазмов Бальбо, этот быстро исчез. Он вернулся к своей германофобии и своей оппозиции к любому дипломатическому сближению с нацистами.

Когда аншлюс обсуждали на Большом совете, Бальбо был единственным членом, кто выступил против решения Муссолини признать аннексию. «Бальбо боится Триеста и критикует дела немцев, - заметил Чиано и злорадно добавил, - естественно, он делает это за кулисами и шепотом».

Перспектива официального союза с нацистами потрясла Бальбо, на заседании Большого совета 21 марта Бальбо ответил: «Вы будете лизпть германские сапоги».

Однако через три недели, 9-12 апреля, Бальбо уже принимал Геринга в Ливии. Показывая своему богатому гостю в белой униформе рейхсмаршала достопримечательности колонии, Бальбо, таким образом, по крайней мере, официально продвигал Ось.


Встреча Геринга в Триполи



Неофициально, в серии просчитанных инцидентов, он наслаждался смущением и унижением своего гостя.
Как он это часто делал, Бальбо пригласил дюжину евреев, представителей среднего класса, на обед во Дворец губернатора. Поскольку случай был в его честь, Геринг едва ли мог на него не прийти.
Вторым оскорблением было включение посещения еврейского квартала и синагоги в рамках тура по Триполи. Геринг заболел "дипломатической болезнью". Личный врач Бальбо не нашел ничего опасного и заявил, что воздействие африканского климата на открытом воздухе будет особенно полезным для «недуга» гостя.



Последняя шутка с Герингом касалась коллекционирования последним произведений искусства. Во время путешествия по Сабрате Геринг восхищался статуэткой вакханки и захотел ее купить. Бальбо обещал ее как подарок, но утверждал, что сначала ему нужно разрешение от министерства древностей.
Вместо этого он послал Герингу копию, изготовленную по приказу Бальбо еврейским ремесленником. Реплика украшала гостиную Геринга в Каринхалле; оригинал украшал прихожую кабинета губернатора в Триполи.


Но это были хитрые трюки, не требующие особой смелости. Бальбо ничего не сделал, чтобы предотвратить движение Италии к катастрофе.- замечает Клаудио Сегре

Советско-германский пакт, возмутил Бальбо. «Бальбо, как солдат, был сильно предан Муссолини, но его гнев против немцев и русских был столь же сильным. ... 'итальянец, фашист, католик, благодаря Адольфу Гитлеру, оказывается рядом с Советами!'  Каждый из идеалов был предан " - записал в своем дневнике его слова Оджетти (Ugo Ojetti), писатель, искусствовед и хороший друг Бальбо.


Мне кажется, что возможно,  Итало Бальбо был не столько против немецкого фашизма, сколько против неминуемой зависисимости итальянцев от немцев, когда приходится "лизать сапоги " и собственная ролль фашистских лидеров принижается, подчиняясь чужой воле. Вполне возможно, что он ничего не имел против взаимовыгодного фашистского сотрудничества и взаимного уважения.

Что касается защиты от фашистской расовой политики, которую  по утверждению современных пропагандистов, проводил Бальбо, то мы уже определили, что эта расовая политика активно им применялась к мусульманам. Точно так же не смогли избежать этого и евреи.
На несколько иное отношение Итало Бальбо к евреям  влияло  не столько  его возможное еврейское происхождение, на что  намекали немцы, сколько зависимость его личных успехов от еврейской диаспоры Италии и Ливии.



Источник:
Italo Balbo: A Fascist Life by Claudio G. Segre

Завтра :Бальбо и еврейский вопрос

Tags: Итало Бальбо, Фашизм
Subscribe

  • О чем не писали в газетах

    В телеграмме итальянскому генералу Карло Канева премьер-министр Джованни Джолитти предложил свое решение присутствия так называемых…

  • Мэрион Пост Уолкотт

    Вообще-то, не удивительно, что американский феминизм так агрессивен. Героиню моего сегодняшнего рассказа коллеги-мужчины пытались выкинуть из…

  • Дэвид Тенли

    Эта фотография сделана в 1994 году, на ней известный фотожурналист Джеймса Нахтвей с с риском для жизни ведет съемку во время беспорядков в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • О чем не писали в газетах

    В телеграмме итальянскому генералу Карло Канева премьер-министр Джованни Джолитти предложил свое решение присутствия так называемых…

  • Мэрион Пост Уолкотт

    Вообще-то, не удивительно, что американский феминизм так агрессивен. Героиню моего сегодняшнего рассказа коллеги-мужчины пытались выкинуть из…

  • Дэвид Тенли

    Эта фотография сделана в 1994 году, на ней известный фотожурналист Джеймса Нахтвей с с риском для жизни ведет съемку во время беспорядков в…