Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Колонизатор

Бальбо общается с колонистами
.
Гораздо более сложным и решающим был вопрос заселения освобожденной территории. От этого зависело политическое, экономическое и социальное будущее колонии .Политически необходим был огромный приток колонистов, чтобы уравновесить ливийское население, которое насчитывало около 700 000 человек. Колонисты были также экономической необходимостью: у Ливии не было ни сырья, ни минеральных ресурсов, ни промышленности, ни торговли, кроме ее скудного сельского хозяйства. Наконец, колонисты были основополагающими для построения колониального общества. Без них не могло быть «четвертого берега».

Институциональными инструментами были полугосударственная организация, занимающаяся вопросами заселения земель в Киренаике - Ente per la Colonizzazione della Cirenaica (ECC) и организация социального обеспечения - Национальный фашистский институт социального обеспечения- Istituto Nazionale Fascista per la Previdenza Sociale (INFPS).

Колонистам предоставлялось все необходимое для создания их новых ферм: инструменты, семена, дома, домашний скот, кредит, технические консультации и руководство. Колонист и его семья вкладывали только свой труд. Постепенно, когда ферма становилась продуктивной, колонист должен был погасить свои долги. Через двадцать-тридцать лет фермы должны были стать независимыми.


Однако в Ливии все было непросто, посевные культуры создавали большие проблемы, потому что основные из них, такие как виноградники, миндаль и оливки, были трудоемкими. Без достаточного количества семей колонистов, урожай мог быть получен только путем найма наемного труда. Но это противоречило социальным целям колонизации, как можно большее число бедных итальянцев должно было переселиться в Ливию и заняться сельским хозяйством..

В мае 1938 года Бальбо объявил, что ECL и INFPS предпримут долгосрочную программу «интенсивной демографической колонизации» от имени государства. Двадцать тысяч колонистов должны были переселяться ежегодно в течение пяти лет подряд. Это был первый шаг к тому, чтобы к середине столетия население Ливии составляло 500 000 итальянцев, заявил он.

В Италии комитет, состоящий из представителей компаний по колонизации, должностных лиц фашистской партии и представителей колониального правительства, путешествовал по всей стране, проводя собеседования с предполагаемыми семьями. Согласно директивам Бальбо, политика играла лишь незначительную роль в выборе колонистов. Гораздо важнее были размер, состав и здоровье семьи. Их происхождение и опыт, их отношение и социальное поведение были тщательно исследованы. Бальбо хотел, чтобы семьи были «хорошо выбраны, а не из числа тех, кто считает, что сможет зарабатывать без особых усилий» или «будет поддерживаться правительством». Недоброжелатели и нарушители спокойствия, возможно, настоятельно рекомендованные местными полицейскими, стремящимися от них избавиться, не годились для колонизации.

Желающих стать колонистами было предостаточно. Отборочный комитет рассмотрел около 6000 семей и отобрал 1800.

27 октября, в канун годовщины марша на Рим, «сельская армия» начала свой марш  на Триполи. От горных деревень Венето до пыльных деревушек вокруг Ровиго, Феррары и Падуи семьи собирались на ближайших железнодорожных станциях, чтобы сесть на специальные поезда. Колонисты и провожающие их друзья  пели патриотические песни, загружаюсь в поезда.Плакаты гласили: «Мы, фашистские крестьяне, всегда будем идти туда, куда дуче приказывает нам идти». С обрывками фашистского гимна "Giovinezza", криками младенцев, слезными прощаниями и благословениями местных священников, поезда направились в Геную, где их ждали девять кораблей.

Бальбо 26 октября вылетел из Триполи в Неаполь; там он руководил подготовкой шести кораблей для перевозки южного контингента колонистов. Из Неаполя он вылетел в Феррару, а затем в Геную.

Прежде чем отправиться в Триполи, по настоянию Бальбо Муссолини должен был провести смотр конвоя.
С инстинктом шоумена Бальбо предложил два варианта: смотр на якоре у побережья или в движении. «Инспекция в движении флота колонистов представляет собой беспрецедентное военно-морское событие», - сообщил Бальбо Муссолини, и Дуче, как и ожидалось, поддержал этот план.

Муссолини на борту крейсера Триест в сопровождении четырех эсминцев прошел вдоль выстроившихся в линию кораблей с колонистами, протянувшихся почти на одиннадцать миль. Триест прошел достаточно близко к  кораблям, чтобы колонисты увидели коренастую фигуру Дуче на мостике с вытянутой рукой в «римском» приветствии. Колонисты ответили ревом "Дуче, Дуче" и салютовали в ответ. 30 октября в полдень конвой отплыл из Генуи на встречу с  еще шестью кораблями из Неаполя.
Бальбо, всегда обеспокоенный тем, что его постановки должны понравиться его главному критику, телеграфировал : «Пожалуйста, дайте мне знать, как прошел смотр и был ли Дуче удовлетворен».
 

На борту роскошного лайнера Vulcania, флагмана флота,  Бальбо был полон энергией, энтузиазмом и хорошим настроением.
Попивая кофе на прогулочной палубе, в баре второго класса, за столом в туристической гостиной, он проводил бесконечную серию конференций и бесед со всеми, кто случайно оказался около него. Каждый журналист чувствовал, что получил личное интервью; каждый чиновник был уверен, что маршал дал ему прямые приказы; и каждая семья колонистов была убеждена, что они были фаворитами губернатора. Три ребенка родились до того, как конвой отправился в плавание. Оказавшись в море, Бальбо руководил крещениями. Первым ребенком был мальчик. В приступе патриотизма он был крещен Итало Витторио Бенито в честь короля Бальбо и Муссолини.( что дало повод для сплетен о том, что приоритетным оказался Бальбо)

Через два дня флот достиг Триполи.


Грузовики ожидают колонистов






Бальбо и его армия помощников встречали колонистов, чтобы доставить их на землю обетованную. По широкой набережной с пальмами на берегу океана они шли к площади Пьяцца-дель-Кастелло, напротив Губернаторского дворца, где должна была состояться церемония встречи. Собрать всех прибывших на площади потребовалось два часа.


.
Гигантская черная голова Дуче в стальном шлеме, в тысячу раз больше натуральной величины, встречала колонистов, которые должны были почувствовать присутствие Дуче. Это чувство укрепляли баннеры и лозунги, в которых говорилось: «Муссолини искупляет землю и основывает города»,они призывали вновь прибывших: «Начни новую жизнь, поклявшись, что ты будешь достоин Муссолини» и «Пусть каждый колонист будет солдатом под командованием Муссолини».




В отличие от помпезной обстановки приветствие Бальбо была « скромным». Оркестр перестал играть. Толпа преклонила колени в молитве. Францисканец дал благословение. Затем, согласно пожеланиям Бальбо и по предложению его матери, толпа читала молитву. «Мы все плакали», - рассказывал позже Бальбо своим друзьям.


.
Тысячи арабов собрались на площади, чтобы наблюдать за происходящим. Бальбо не пренебрег ими. Молитва закончилась, он поднялся на трибуну под стеной турецкой крепости. Все глаза обратились к укрытому тканью памятнику рядом с ним. Когда он потянул за шнур, драпировка упала, обнажив бронзовую конную статую Муссолини. В правой руке фигуры был «Меч ислама», который Муссолини получил во время своего визита в 1937 году; левая рука сжимала свиток, символ обещания Муссолини защитить ливийцев.



Речь Бальбо была краткой : «Народ Ливии, старый и новый, - начал он, - сегодня для Ливии начинается новая эра». Он призвал колонистов работать «со страстью, с умом», как они делали это дома, развивать свои фермы и свою новую родину. Они также должны были развиваться умственно и духовно, сказал он им. В их деревнях они найдут обязательные вечерние школы. В течение трех лет неграмотность среди колонистов исчезнет, ​​заявил он. Ливийцев же он заверил, что, как указывает конная статуя, их права будут уважаться и защищаться.
В остальное время колонисты наслаждались прогулкой по городу и бесплатной едой, напитками и развлечениями, Триполи стал местом "колоссального пикника".




В организации чего-либо Бальбо стремился к тоталитарному контролю, он продумывал все до мелочей. В этот раз Бальбо приказал всем девушкам Триполи посещать публичные танцы в честь семей колонистов и выступать в качестве хозяек (hostess) для молодых людей. Сам Бальбо ездил по городу, проверяя, все ли хорошо с «его людьми». Реакция колонистов на этот прием не удивительна: «Триполи - очень красивый город, я не ожидал», - признался один скептик-колонист.

4 ноября семьи, загруженные в длинные колонны армейских грузовиков, направились к своим новым домам.
Помимо того, что Бальбо был гениальным постановщиком и исполнителем главной роли, он был еще и собственным агентом по прессе. Корреспонденты из Германии, Англии, США, Франции, Польши, Швейцарии и даже раздираемой войной Испании освещали эту историю.


От первой пресс-конференции в Генуе до высадки в Триполи Бальбо все освещалось журналистами. Вулкания была просто переполнена журналистами. В Ливии Бальбо не организовывал официальных поездок и мероприятий для журналистов; он оставил их свободно бродить, как и где им было угодно. Однако он предоставил гида-переводчика для каждой пары журналистов.


Деревенская площадь колонистов с церковью (справа) и Домом фашистов (слева)

Иностранные журналисты, в том числе из скептически настроенных англосаксонских стран, уступили его обаянию. Они отметил, что Бальбо «презирает лесть, демонстрирует неиссякаемую энергию и у него талант дарить и создавать дружеские отношения».




Новый заезд колонистов

Прежде чем закончить этот пост, хочется заострить внимание на том, что сказал Бальбо колонистам: в их деревнях они найдут обязательные вечерние школы. В течение трех лет неграмотность среди колонистов исчезнет. Бальбо вынужден  был ликвидировать неграмотность итальянского народа.
Когда пишут о том, что к 1940 году в каждой ливийской деревне была школа, это означает, что в каждой итальянской деревне была школа, туземцы образованием были охвачены в гораздо меньших размерах.

Далее: Бальбо-пиарщик

Tags: Итало Бальбо, Колониализм, Фашизм
Subscribe

  • Гувер о России

    Заключительная часть цикла " Читая Гувера". Обратите внимание, как Гувер перекладывает ответственность за агрессию на французов и…

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments