Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Строитель



Как сказал один из руководителей ливийского проекта, колонизация - это духовный феномен. Технические и экономические проблемы можно решить, если есть желание победить. Кто как ни Бальбо, народный герой, мог вдохновить на подвиг своих последователей?! Бальбо, который привык командовать своими фашистами, теперь должен был организовать рабочую армию, готовую создать рай на необжитой ливийской земле.
Надо сказать , что Бальбо приехал не в пустыню, его предшественники уже отстроили опорные пункты -прибрежные города -  Триполи и Бенгази с протяженными и величественными набережными и красивыми домами.  Они были выстроены с использованием туземной рабочей силы, взятой из лагерей. К приезду Бальбо  туземцы были отпущены на свободу с разрешением селиться только в определенных местах, а лагеря - закрыты.  После злых полицейских, к усмиренным туземцам приехал добрый полицейский, который должен был их убедить забыть старые обиды и включиться в общий процесс построения колониального общества. Бальбо предстояло освоить и расширить освобожденную от туземцев территорию, создав новые поселения с заселив их итальянскими колонистами.





Отрывки из книги "Итало Бальбо. Жизнь фашиста" (Italo Balbo: A Fascist Life by Claudio G. Segre)

В 1938 году он представил программу, по которой каждый год ливийская земля должна была принимать по 20 000 итальянцев в течение пяти лет. К середине столетия числленность итальянцев в Сирии должна была достигнуть 500 000. Это позволило бы естественным путем интегрировать колонию в итальянское королевство , а также укрепить позицию Италии в Средиземноморье. Колонизация снимала с государства бремя депрессии и безработицы, а также отвечала требованиям "земля -крестьянам"

В то время как колонисты итальянцы предположительно должны были заняться выращиванием овощей и фруктов,для коренного населения оставалось занятие скотоводством, а также строительные работы.
Щедрые вложения государства в колонизацию предполагалось вынуть из карманов простых итальянцев, но вложенные средства должны были окупиться в перспективе и принести свои плоды. Миссия Бальбо состояла в том, чтобы превратить бесплодную, отсталую колониальную территорию в «четвертый берег» Италии, добавив к тирренскому, адриатическому и сицилийскому берегам .





Бенгази

Выполняя свои задачи, Бальбо пользовался определенными преимуществами перед предшественниками.
Во-первых, Ливия была покорена, теперь он мог подать ливийцам оливковую ветвь и сосредоточить свои усилия на реконструкции и развитии. Во-вторых, фашистский режим оказал ему полную политическую и финансовую поддержку, поскольку сильная Ливия усилила экспансионистские амбиции Италии в Средиземноморье и в Африке. Развитие Ливии также открыло новые рабочие места для метрополии, страдающей от депрессии и безработицы. Наконец, должны были сработать его престиж и его личное доброе имя. Он был вторым квадрумвиром (после де Боно) и вторым маршалом (после Бадольо), управляющим колонией, и он пользовался «завидным международным авторитетом».


Декрет от декабря 1934 года предусматривал, что прибрежные районы будут управляться как столичная Италия. На остальной же территории, начиная с 29-й параллели, отмеченной оазисами Джофра, Куфра, Феззан и Гат, до крайних южных границ, оставалось в силе военное правление. Чтобы охранять эту обширную пустынную территорию, вместо обычного верблюжьего корпуса (мехаристи), Бальбо разработал комбинированные подразделения из самолетов, верблюжьего корпуса, моторизованных стрелков и пулеметчиков. Командовать ими он назначил молодых офицеров военно-воздушных сил.

Теперь Бальбо начал строительство колонии и ее коммуникаций.

Губернатор рассматривает проект деревни


Проект деревни




.
Наиболее известным его достижением стало строительство Litoranea Libica, прибрежной магистрали протяженностью 1822 километра, простирающейся от границы Туниса до границы с Египтом. Благодаря этой дороге фиксированные военные посты могут быть ликвидированы в пользу моторизованных подразделений, аргументировал Бальбо необходимость строительства ; и наши  гарнизоны больше не будут отрезаны, как это произошло во время Первой мировой войны. Экономия на ликвидации стационарных гарнизонов, утверждал Бальбо, окупит затраты на строительство дороги.
.


.

Современники иногда считают, что Бальбо построил совершенно новую дорогу, но только 799 из 1822 километров были совершенно новыми. В Триполитании уже существовал 320-километровый участок между Зуарой и Мисуратой; в Киренаике также было проложено 600-километровое отрезок между Марса Брега и Тобруком. Задача Бальбо состояла в том, чтобы связать эти два участка. Безусловно, самым сложным было расстояние в 571 км через пустыню Сирт между Мисуратой и Марса Брега.

В дополнение к строительству новых участков дороги и улучшению существующих, проект предусматривал строительство 65 домов для ремонтных бригад. Последним важным пунктом, чтобы подчеркнуть достижения и напомнить путешественнику о славе фашизма, было строительство огромной памятной арки в центре Сирта, в одном километре от залива в Рас-Лануфе.


В Триполитании строительство началось 15 октября 1935 года; в Киренаике 15 января 1936 года. Скорость строительства в среднем составляла 200 метров в день. Весь проект потребовал 4,5 миллиона рабочих дней, но к концу января 1937 года проект был завершен.


Самая большая трудность заключалась в том, чтобы обеспечить достаточное снабжение армии рабочих водой, особенно в течение лета 1936 года. Август оказался критическим. В некоторых районах температура достигла 49 градусов по Цельсию в тени. Колонны грузовиков с цистернами и автомобилей, везущих воду в бочках , изо всех сил пытались обеспечить постоянным снабжением водой почти 13 000 человек, работающих  в дорожных бригадах. Но грузовики и машины, натыкаясь на старые грунтовые дороги и дюны, ломались, блокируя дорогу и создавая пробки. Вскоре линия ржавых туш, "кладбище грузовиков", обозначала строительные площадки.


Сам Бальбо в пробковом шлеме, костюме хаки, сапогах и темных очках,  со свисающей из уголка рта сигаретой, появлялся в самых трудных местах, таких как отрезок от перекрестка Эн-Нуфилия до границы Мисуратино.
Там работали три тысячи человек, одетых в шорты и рубашки, «похожие на белые тени в белом ослепительном сиянии солнца». Ближайший источник воды находился в шестидесяти километрах. Иногда отчаявшиеся люди бросались в солоноватую воду. Вскоре после этого сильные судороги поражали их тела, а иногда они мочились кровью. Бальбо, потея, ругаясь, угрожая и ободряя, посещал работы. Он приказывал рыть новые колодцы, и  организовывал водные конвои, чтобы обеспечить достаточный запас воды.

Столь же важным, как и снабжение водой, было снабжение рабочей силой. Несмотря на разговоры о том, что дорожное строительство обеспечивало работой безработных Италии, итальянцы отработали всего 330 000 рабочих дней из общего количества 4,5 миллиона, потребовавшегося для выполнения проекта. Причина была проста: ливийцы стоили намного дешевле, чем итальянцы. Итальянским рабочим, большинство из которых были завербованы в Италии, нужно было оплачивать путешествие туда (из метрополии в колонию) и обратно. Кроме того, их заработная плата была в среднем в два с половиной-три раза выше, чем у ливийцев.


Однако ливийцы обнаружили, что у них есть определенное влияние на их работодателей. Подрядчики были готовы заплатить премию, чтобы закончить свои проекты вовремя. Кроме того, высокоприоритетные проекты военного строительства вдоль египетской границы конкурировали за существующий трудовой резерв.
В связи со всем этим, заработная плата взлетела. Такая ситуация разрушила «один из важнейших факторов технического прогресса и сбалансированной экономики»: исчезла дешевая местная рабочая сила.

Тогда Бальбо губернаторским указом установил ливийскую заработную плату на уровне, который варьировался от половины до трети итальянской заработной платы. Никого не смущало такое неравноправие, туземцы не могли быть равными итальянцам, даже если эти итальянцы был до сих пор безграмотны.

Завершение дороги означало новую славу для Бальбо. Весной 1937 года Муссолини совершил десятидневный визит в Ливию.
***
Поездка Муссолини в Ливию имела три цели.

Во-первых, после полного завоевания Эфиопии Муссолини хотел объявить великим державам свои мирные намерения. Италия была теперь «удовлетворенным государством», стремящимся развивать свою империю и лишенным каких-либо дальнейших экспансионистских замыслов.

Во-вторых, Муссолини хотел сделать жест в отношении ливийцев. Он провозгласил себя «защитником ислама» и поблагодарил ливийцев за их лояльность и поддержку во время эфиопской кампании. Наконец Муссолини намеревался отдать дань уважения Бальбо.
.

Маленькие итальянцы вместе с учительницей салютуют Дуче



Literary Digest March 20, 1937

ДУЧЕ ЗА РУБЕЖОМ
Диктатор проверяет военные и гражданские улучшения в Ливии.

Три года назад, по слухам, Дуче отправил смелого трансатлантического героя, Маршала Итало Бальбо, управлять итальянской Ливией, потому что тот стал слишком популярным, чтобы это устраивало диктатора.

Как настоящий фашист, Бальбо повиновался, смирившись с необходимостью выполнения римской задачи расширения итальянской цивилизации тремя средствами: водоснабжением, строительством дорог и возведением зданий.

До него Маршал Де Боно, маршал Бадольо и граф Вольпи украсили оазисы внушительными отелями, банями, фашистскими штабами, шикарными правительственными домами и военными казармами. Арабы, бедуины и берберы качали головами и искали объяснения. Единственный ответ официальных лиц был таким:«Эти символы цивилизации должны быть созданы на этой земле, как знак нашего господства».

Маршал Бальбо не отставал...провел в Триполи... косметический ремонт и начал строительство шоссе длиной 1250 миль вдоль унылого побережья, соединяющего Французский Тунис с Египтом...

В этом году Муссолини, подарив Виктору Эммануилу III Африканскую империю, решил посетить Ливию и посмотреть на результаты трехлетнего труда его бывшего министра авиации.
На прошлой неделе, он поднялся на борт крейсера "Пола", пересек неспокойное Средиземное море, чтобы в своей парадной форме капрала фашистской милициии с сияющей широкой улыбкой, совершить смотр первой и второй морской эскадры ливийского побережья.

После этого Пола отправилась в Тобрук, где в окружении легионов фашистской арабской молодежи Маршал Бальбо принял его в латинские объятия.

В течение четырех дней Дуче показывали улучшения, которые произвел Бальбо, особенно асфальтовую дорогу, которую он официально открыл.
Он увидел также мраморную арку с надписью "О, Благодатное Солнце, Ты видишь"Нет ничего лучше, чем город Рим », которая ознаменовала триумф Италии над песками Ливийской пустыни.


12 марта в Киренаике состоялось торжественное открытие Литорании. 15 марта, когда Муссолини двигался по дороге к Триполи, Бальбо подготовил инаугурацию Араэ Филинорум (Arae Philenorum), триумфальной арки, которая знаменовала границу между Киренаикой и Триполитанией. Там, посреди пустыни Сирт, в 320 пыльных милях от Бенгази, стояла огромная триумфальная арка, сделанная из травертинового мрамора, по кусочкам доставляемая из карьеров близ Рима.


.
Памятник увековечил классическую историю, в которой герой предпочел быть похороненным заживо, а не предать свою страну. Бальбо устроил премьеру в голливудском стиле. Когда сумерки опустились над пустыней, прожекторы осветили большую арку как алтарь, самолеты кружились над головой, почетный караул на верблюдах и батальон ливийских солдат выстроились вдоль дороги. Барабаны и трубы ознаменовали прибытие колонны автомобилей с Дуче и его окружением. Под аплодисменты итальянской и ливийской рабочей бригады Дуче сошел со своего автомобиля. Муссолини осмотрел арку. «Гордитесь, что оставили этот знак фашистской власти в пустыне», - сказал он.

Ужин в пустыне оказался незабываемым. Официанты в белых перчатках устроили зрелище из семи блюд для почти трехсот гостей. Посетители наслаждались икрой, гусиной печенью, бульоном, окунем и мороженым. Самым впечатляющим для гостей были подносы со свежими сырыми овощами: редис, лук-порей, сельдерей, артишоки и укроп, выращенные колонистами. «Это было все равно что найти букет роз на Северном полюсе», - сказала ошеломленная французская журналистка сияющему Бальбо. «Если итальянец достиг Северного полюса, вы найдете там розы», - заверил он ее.

В красивом автомобиле пара путешествовала по всему протяжению частично подземного, частично наземного шоссе, посещая местные деревни, казармы и фашистские колонии...

Однажды их караван из 700 автомобилей напугал быка, который заревел и бросился на диктатора с опущенными рогами. После того, как Бальбо и его помощники низвергли животное на землю, Дуче отчитал своего водителя за небрежность.

Ливия стала важна во время Эфиопской кампании,при угрозе столкновения с Англией. Затем Дуче сосредоточил войска вдоль египетских границ, угрожая вторжением на территорию Судана. Стратегически фашисты считают колонию важной точкой для переброски войск с острова Пантеллерия и из Сицилии.

Но помимо того, что она служит военной артерией, новая магистраль станет важной частью сети дорог, которые планируют построить, связав Бенгази на Средиземноморье с внутренними городами Французской Экваториальной Африки.
Так что, если отношения с Францией не усложняться, итальянцы смогут вести оживленную торговлю с этой французской колонией, обменивая свои товары на богатую продукцию региона озера Чад, перевозя их грузовиками  до Бенгази, а оттуда -в Средиземноморье.




16 марта, Муссолини сделал грандиозный въезд в Триполи. Сразу за городскими стенами его кортеж остановился. Муссолини сел на лошадь и вошел в город, в сопровождении двух тысяч ливийских всадников. Два ливийца, со связками-фасциями из папье-маше, предшествовали ему как ликторы.





Муссолини открыл торговую ярмарку в Триполи и выступил с большой речью, обещая мир и справедливость ливийцам и восхваляя «неутомимую, гениальную и упорную» деятельность Бальбо как губернатора.

18 марта состоялась торжественная церемония: Муссолини получил сверкающий «меч ислама» (на самом деле - работа флорентийских мастеров) как символ его роли «защитника ислама» и преемника халифа.




Два года назад, работая в Синдикате МакКлюр, Оливер Линдфорс и Ричард Персел сообщили о грустной картине, которую они наблюдали в итальянской колонии, они обнаружили, что стоимость жизни в колонии "примерно в два раза выше, чем в Неаполе", поскольку "все продукты питания привозят из Италии".

Чтобы покорить туземцев, - наивно рассказал им итальянский чиновник, - нам пришлось убить их скот и разорить их поля.
Вот почему в колонии нет еды, кроме той, что отправляется из Италии
".

Они сообщили, что туземцев заставляли строить дорогу вручную под угрозой штыков, и «арабов , которые пытались сбежать, расстреливали».

Рабочие бригады из местных арабов работали с утра до ночи под охраной сомалийских и эритрейских войск, итальянцы переняли британскую систему патрулирования колонии жителями другой колонии, полагая, что почти каждый готов стрелять в людей, которых он не знает.

Ливия или Триполи делится на четыре провинции: Триполи, Мисурата, Бенгази и Дерна. Она имеет площадь примерно в два раза больше Техаса и население 522 000 аборигенов и 25 000 итальянцев.

Помимо промысла губки, выращивания скота, табака и соли, экспорт включает ковры, кожаные изделия и ткани, расшитые золотом.

Небольшой доход от колонии перевешивается громадными административными и военными расходами, что делает колонию тяжелым бременем для итальянских налогоплательщиков

Для Бальбо визит Муссолини стал поворотным пунктом в его планах на будущее колонии. С завоеванием Эфиопии Ливия стала оплотом империи, центром распространения итальянской власти и влияния по всему Средиземноморью.

17 мая 1938 года, вскоре после визита Муссолини в Ливию, Бальбо объявил о своей долгосрочной программе интенсивной колонизации.

Далее: Бальбо -колонизатор
Tags: Италия, Итало Бальбо, Фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments