Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Чернорубашечник


Итало Бальбо родился 6 июня 1896 года в Ферраре и с самого раннего возраста был увлечен радикальной политикой, национализмом и приключенческой жизнью. Ему было всего четырнадцать лет, а он уже отправился в Албанию с группой добровольцев во главе с Риччиотти Гарибальди (сыном Джузеппе Гарибальди), чтобы поучаствовать в восстании против правления Османской империи.

"Для подростка Бальбо республиканизм имел мало общего с великими политическими принципами или конкретными проблемами. Заработная плата рабочих, зарплата крестьян, забастовки, лиги и кооперативные движения его не интересовали. Он думал с точки зрения экспедиций, крестовых походов, рисков, азартных игр, приключений, все во имя патриотизма." -пишет Клаудио Сегре (Italo Balbo: A Fascist Life by Claudio G. Segre)

[Осторожно, много фото и текста]

Бальбо в восемнадцать лет, высокий и худой, все еще чисто выбритый,  стал интервенционистом - поддерживал участие Италии в Первой мировой войне на стороне союзников, участвовал в крупных про-военных митингах и в уличных драках против нейтралистов. Бальбо возглавил группу учащихся средних школ и техникумов, которые предъявили полиции ультиматум: «Либо вы объявите войну, либо мы выгоним вас из офиса»

Революционные интервенционисты сформировали Fascio Rivoluzionario d'Azione Internazionalista, во главе которого стоял Микеле Бьянки. К декабрю фасция превратилась в сеть местных интервенционистских ячеек.
По утрам он посещал занятия; по вечерам - редакции газеты  Popolo d'Italia. Здесь он впервые встретил Муссолини, на тринадцать лет старше его, опытного революционного и радикального журналиста.



«Фотография Бальбо ( крайний слева) в 1915 году предполагает, что его интервенционизм, как и его республиканизм, содержал большую дозу романтического баловства ( self-indulgence). Для него война, очевидно, предполагала патриотические крестовые походы и героические приключения. На фотографии радикальный республиканец, агитатор, выступает в качестве модели денди среднего класса. Он носит темное пальто и спортивный зонтик, как будто это трость. Его рука в перчатке сжимает маленькую сигару. Шляпа с широкими полями придает ему вид гаучо или заговорщика. Его мечтательные глаза смотрят вдаль.

Рядом с Бальбо, глубоко засунув руки в карманы, стоит анархист Марио Поледрелли. Он носит костюм-тройку и галстук, напоминающие о его буржуазном происхождении, и вызывающе смотрит на камеру. Неудивительно, что крестьяне, составлявшие половину армии, и нейтралисты протестовали против войны сеньоров».
-
пишет Клаудио Сегре

Когда Италия вступила в войну, он вступил в Королевскую армию. Бальбо сначала служил кандидатом в офицеры в батальоне Альпини. Закончил он войну капитаном, заслужившим одну бронзовую и две серебряные медали за воинскую доблесть



Итало Балбо - в центре


Через несколько дней после перемирия Бальбо был официально принят во Флорентийский университет, но сначала он не посещал занятия. Вместо этого он был назначен, как и многие ветераны, в программу восстановления разрушенных войной областей. Около пяти месяцев он служил во Фриули в качестве префектурного комиссара небольшой общины Пинцано-аль-Тальяменто, недалеко от Удине. Бальбо действовал как временный администратор, пока не было восстановлено местное управление. Он восстановил работу местной администрации, стабилизировал  финансирование общины, руководил ремонтом моста и набережной реки вдоль Пьяве.

В марте 1919 года Бальбо покинул свой батальон, чтобы продолжить учебу престижном Институте социологии "Чезаре Альфиери" (сегодня факультет политологии Флорентийского университета). Основанный в 1874 году, этот институт был самым старым в своем роде в Италии, а в Европе уступал только Парижской высшей политической школе. Традиционно «Чезаре Альфиери» служил полигоном для высокопоставленных итальянских дипломатов, политиков и государственных служащих. Но не дипломатия или государственная служба привлекала Бальбо, он хотел стать респектабельным революционером. Без учебы он «считал невозможным и недостойным для молодого человека решать проблемы завоевания государства».

Бальбо также поступил в «Чезаре Альфиери» по практическим мотивам: школа была одним из немногих учебных заведений, которые тогда принимали студентов без диплома средней школы. Хотя номинально Бальбо имел диплом, ему нужно было сдавать экзамены по латыни, математике, физике, естествознанию и философии, которые он не проходил. Академическая успеваемость Бальбо в «Чезаре Альфиери» такой же посредственной, как и в школе. Его лучшим предметом была география. В колониальном законодательстве статистике и финансах, которые могли бы оказаться полезными для будущего колониального губернатора, он не преуспел. Хуже всего ему давались предметы, связанные с законом. После четырех попыток он наконец сдал экзамены по административному и итальянскому праву.

В связи с этим, существует история, пропагандируемая антифашистами. Взбешенный очевидным провалом, Бальбо столкнулся со своим экзаменатором, профессором Бреши:

«Либо вы дадите мне 18 баллов(проходной балл), либо у вас будут проблемы».
«Я не могу. Вы ничего не знаете», - заметил профессор
«Либо вы дадите мне 18, либо у вас будут проблемы».В итоге Бальбо получил свои восемнадцать баллов.

Заключительные требования для получения степени состояли из устного обсуждения или дебатов перед группой преподавателей по выбранной теме и письменной работы. В обсуждении Бальбо утверждал, что вновь созданная Лига Наций не станет инструментом мира и справедливости; напротив, она станет источником нового угнетения и новой несправедливости, что вызовет новые конфликты.

Письменная работа Бальбо «Экономическая и социальная мысль Джузеппе Мадзини», в шести главах на 111 страницах была не столько научным исследованием, сколько антисоциалистическим политическим трактатом.
Сначала Бальбо атаковал современных противников Мадзини, социальных мыслителей от Бланка до Прудона. Он ругал их за их материализм в отличие от идеализма Мадзини и его доктрины «любви и братства».

Если бы капитализм управлялся на благо всех, без эгоизма, то все выиграли бы, писал Бальбо. Капиталисты должны «открыть свои сердца» для нужд рабочего класса. Благодаря доктрине Мадзини об ассоциации и кооперативах частная собственность должна стать доступной для всех.

Но при этом Бальбо атаковал «красные лиги» социалистических профсоюзов и кооперативов, которые возникали по всей Италии.
Это были не свободные ассоциации, утверждал Бальбо, члены ассоциаций были вынуждены присоединяться под угрозой бойкота.
По словам Бальбо, благодаря классовым конфликтам и насилию рабочие классы получали все, что хотели, а это - уже тирания.

Бальбо закончил с типичным для Мадзини призывом к демократической республике.
«Привилегия» монархии должна быть отменена, заявил он. Он также напомнил о выдвинутой Мадзини доктрине идеализма и долга: «Цель жизни не в том, чтобы быть более или менее счастливым, а в том, чтобы сделать себя и других лучше, и бороться с несправедливостью - это не право, а долг.»

В своей оценке от 30 ноября 1920 года экзаменационная комиссия пришла к выводу, что работа была «адекватным, если не полным» исследованием экономической мысли Мадзини, а также показала «искреннее почитание великого мыслителя». Только двое из восьми членов экзаменационной комиссии дали Бальбо меньше десяти баллов; Бальбо был награжден "отличием", 78 из возможных 80.

Вскоре Бальбо уже воплощал свои мысли в действии, возглавив штурм чернорубашечников против социалистических организаций

Он был, республиканцем на данном этапе, - рассказывает Клаудио Сегре, но возненавидел социалистов и профсоюзы за то, что они создают беспорядки и разрушают общество и итальянскую экономику". Он вернулся в родной город, Феррару, и работал  банковским служащим, а в 1921 году стал одним из первых членов Национальной фашистской партии.

Фашизм в Италии начался с утверждения, что успешная борьба за патриотические цели мыслима лишь в том случае, если прекратится классовая борьба между рабочими и хозяевами, иначе говоря, если интересы нации будут поставлены впереди интересов классов. Люди, проповедующие классовую борьбу и усиливающие рознь между итальянцами ( максималисты, коммунисты, анархисты), являются врагами своего отечества и народа.


1921 год
.
В городах итальянские рабочие, а в сельской местности - батраки  бастовали и требовали изменений в стране, улучшения условий экономических и политических. Примером служила только что победившая русская пролетарская революция. Правящие классы с восторгом приветствовали зарождение фашистского движения, которое должно было им принести избавление от красной тирании. Лиги аграриев и городская буржуазия субсидировала фашистов деньгами и предоставляли движению своих сыновей.
Для противостояния "большевикам" по всей Северной Италии  формировались фашистские боевые отряды (сквадры).  Итало Бальбо был одним из сотен, молодых людей, представителей среднего класса, которые с энтузиазмом примкнули к движению.

Враги Бальбо утверждали, что его переход  к фашизму был простым делом наемничества. Аграрии наняли его для того, чтобы он превратил местную фашистскую ячейку в надежный инструмент уничтожения социалистических рабочих организаций. Им нужен был яркий молодой человек, желательно из благородной семьи, который бы не побоялся бы разбить несколько голов. 24-летний Итало Бальбо был идеальным кандидатом,  Он происходил из хорошей семьи среднего класса; у него было достаточно медалей, чтобы стать героем войны; он даже был выпускником университета.

Друзья Бальбо, естественно, рассказывали другую историю: хотя он не был основателем местного фашистского объединения, он всегда симпатизировал его идеалам, и его обращение в фашизм содержало сильный элемент идеализма.
Друзья и враги соглашались, что Бальбо настаивал на трех условиях, прежде чем он присоединится к местным фашистам: месячная зарплата; пост секретаря партии; и обеспечение позиции в банке после победы фашистов.

К тому времени, когда Бальбо вступил в должность в Ферраре, местные фашисты решили многие проблемы с финансами и вербовкой организации. Отряды были созданы к октябрю 1920 года. Сначала они патрулировали выборы, чтобы гарантировать «избирательную свободу»; к декабрю они начали беспорядочные нападения на социалистов.

Финансовая поддержка фашистов со стороны помещиков и предпринимателей начала поступать в ноябре. И снабжение оружием не представляло трудностей. 5 января 1921 года социалистическая газета «Аванти» сообщила, что фашистам было выдано 200 пистолетов, скорее всего из военных источников. Задолго до того, как Бальбо вступил в должность, местный префект уже демонстрировал свои фашистские симпатии.

Хотя фашисты публично размахивали оружием, лидер социалистов, Гаэтано Зирардини, не мог получить разрешение на ношение пистолета. Фашистская практика похищения и избиения должностных лиц общины и принуждения их к отставке началась в конце декабря 1920 года и скоро стала стандартнной практикой.

Бальбо разработал и расширил эти институты и практики. Под его руководством росли отряды, лиги и финансовая поддержка; насилие стало более организованным и систематическим; органы государственной власти все больше попадали под контроль фашистов. Бальбо сначала организовал отряды на провинциальном уровне, затем на региональном уровне и, наконец, в национальном масштабе.


Сквадристы в Венеции, апрель 1921 года
Итало Балбо стоит в центре в широкополой шляпе

В Месоле, Коппаро, Массе Фискалья и других поселениях вокруг Феррары, фашисты избивали  социалистов, коммунистов и представителей демократической партии.
24 июня 1921 года Бальбо совершил набег на Портомаджоре с 4000 другими чернорубашечниками, там они стреляли, избивали и убивали людей в течение двух дней. Подобные действия были повторены в Равенне, Модене и Болонье.

Фашисты в Равенне: Итало Бальбо ( по правую руку от женщины)и Дино Гранди ( слево от нее)
.
В столкновениях между фашистами и антифашистами в Равенне разгневанная толпа схватила проходящего мимо фашиста и избила его до смерти. Бальбо приказал мобилизовать отряды из Феррары и Романьи. Прибыв в Равенну, Бальбо потребовал, чтобы префект гарантировал общественный порядок, пока фашисты проводили публичную похоронную процессию. В то время как полиция была занята похоронами, другие фашистские отряды легко захватили республиканский штаб.

Итало Бальбо в похоронной процессии
.
Пока шли переговоры с республиканцами, в соседней Чезене был ранен фашист, а в Чезенатико один был убит. «Прежде всего, мы должны терроризировать наших противников. Фашиста нельзя безнаказанно убивать», - заявил Бальбо. В ответ на это он сжег гостиницу и штаб-квартиру социалистических кооперативов. Это было учреждение, работавшее два десятилетия , которое, как признавал сам Бальбо, действовало  по  «честным» принципам. Даже он проявлял угрызения совести и сочувствие к Нулло Балдини, социалисту и организатору кооперативов : "Когда я увидел, как социалистический организатор вышел с руками в волосах и признаками отчаяния на лице, я понял всю его трагедию. В пепел превратилось дело его жизни и мечты.  К сожалению, гражданские беспорядки не позволяют принимать полумеры."

Бальбо, вероятно, сжег бы еще здания, если бы не получил телеграмму от Бьянки из Рима, в которой тот призывал  его к «чувству равновесия и сдержанности» . Однако, когда группа фашистов, по заявлению Бальбо, с мирными намерениями вступила в рабочий квартал города, их встретили выстрелами из пистолета, и один фашист был убит. В ответ фашисты сожгли штаб социалистов, анархистов и коммунистов.

Войска, которые включали кавалерию и две бронемашины, не сделали ничего, чтобы остановить их.
С начала операции были убиты девять фашистов, и в ответ Бальбо организовал операцию, которая стала известна как «огненная колонна».

"Я пошел к начальнику полиции...и объявил, что сожгу и уничтожу дома всех социалистов в Равенне, если в течение получаса он не даст мне средств, необходимых для перевозки фашистов в другие места. Это был драматический момент. Я потребовал целый парк грузовых автомобилей. Полицейские полностью потеряли голову, но через полчаса они сказали нам, где мы можем найти грузовики, уже заправленные бензином. Некоторые из них фактически принадлежали начальнику полиции. Я попросил их под тем предлогом, что хочу вывести из города раздраженных фашистов. На самом деле я организовывал «огненную колонну» (как ее определили наши противники), чтобы распространить наши репрессии на всю провинцию."

В течение двадцати четырех часов, начиная с одиннадцати утра 29 июля, «никто не отдыхал ни на минуты». Бальбо и его люди проходили через Римини, Сант-Арканджело, Савиньяно, Чезену, Бертиноро, через каждый город и центр в провинциях Форли и Равенна, разрушая и сжигая штаб-квартиры социалистов и коммунистов. «Это была ужасная ночь. Огромные столбы огня и дыма отмечали наш прохождение. Вся равнина Романья вплоть до холмов подверглась яростной расправе фашистов, которые однажды решили покончить с красным террором  ", вспоминал Бальбо.

Сопротивление было минимальным. Кампания Бальбо повлияла на политическую ситуацию таким образом, что он, наверное, не предвидел. Насилие побудило социалистов объявить общенациональную забастовку , но запуганные жители на забастовку не вышли, и фашисты воспользовались возможностью расширить свой контроль. Крупные города, в том числе Милан, Генуя, Ливорно и Анкона, тоже попали под фашистское правление.

Репутация Итало Бальбо стала настолько известной, что, когда ведущие члены фашистской партии объединились, чтобы обсудить попытку захвата власти с помощью государственного переворота, они решили назначить его  Квадрумвиром для Марша на Рим.


Король заявлял после Второй мировой войны, что ему сказали, что на столицу идут 100 000 человек. Против них Рим мог рассчитывать только на 5000-8000 полицейских и военнослужащих. Только позже Муссолини признался королю, что общая численность фашистов составляла 30 000 человек. Даже эта цифра выглядит оптимистично; 26 000, вероятно, ближе к истине. - комментирует Клаудио Сегре.  Правительство могло рассчитывать на 28 000 военнослужащих, оно обратилось с просьбой помочь в защите Рима к полиция и резервистам. Соперники фашистов, националисты, вызвали свои «голубые рубашки», насчитывающие 4000 человек, и предоставили их в распоряжение властей. По большей части Черные рубашки были вооружены не более чем пистолетами, винтовками и дубинками.



Готовые на вооруженное восстание, фашисты прибыли в Рим в октябре 1922 года и без единого выстрела взяли власть в свои руки. Это было достигнуто благодаря молчаливому соглашению, заключенному с королем Виктором Эммануилом III, который отказался ввести военное положение и дать приказ армии на разгон чернорубашечников.


Итало Бальбо - второй слева

.



.

В 1923 году фашисты сформировали Добровольную Народную милицию, сквадристы стали членами милиции, которая в свою очередь, стала частью Вооруженных сил Италии.

По уставу, фашистская милиция должна изгонять из своих рядов нечистых, недостойных и предателей.
В  разъяснении, кого следует причислять к нечистым, говорилось:

„... К нечистым относится и тот, кто проявит какую-либо слабость характера, кто не использует всех имеющихся в его распоряжении средств для мужественного нападения на внутренних, явных или тайных, врагов Италии, того, кто не сумеет в борьбе с этими врагами встать на принцип — жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, руку за руку, поджог за поджог, удар за удар, рану за рану, того, в ком хоть сколько-нибудь поколеблется вера, в душу которого внедрится малейший скептицизм или сомнение в момент, когда военное выступление уже предпринято" .

Фашистский солдат по фашистскому уставу обладает своей особой, только ему присущей, моралью. Предписания общей морали, относительно семьи, политических и социальных отношений, не имеют для него никакого значения. Для него, как и для рыцарей прежнего времени, единственным законом является честь, — закон, ведущий человека все выше и выше по пути совершенства, все же остающегося для него недостижимым, — закон всемогущий, суровый, граничащий с абсолютной справедливостью и обязательный для него даже тогда, когда он противоречит формальному, письменному закону, всегда стоящему ниже его".



Если в деревне происходила какая-либо стычка между фашистами и левыми, то полиция почти никогда не  арестовывала виновных фашистов ; левых же всегда арестовывали, передавали судебным властям или сами сажали под арест.

В случае карательной экспедиции, организованной фашистской милицией, местная полиция, в лучшем случае, держала благородный нейтралитет, обычно же оказывала всемерную поддержку погромщикам. Поведение местных властей проявлялось особенно ярко во время выборов, когда фашистской милиции удавалось иногда держать в осаде целый округ и наводить панический ужас на население до тех пор, пока выборы не кончались в их пользу.

По словам бывшего соратника, Томазо Бельтрани, влиянию Бальбо не было предела. Газеты, полиция и магистраты, общинные и провинциальное правительство,  выборы - все это было под его контролем.
Его методы в качестве политического босса часто были безжалостными. Когда префекты, магистраты или полицейские не действовали по желаниям Бальбо, он грозил убрать их. Когда Бальбо решал избить некоторых врагов, он говорил Белтрани проинформировать местную полицию и  власти о том, что « в результате избиений не должно быть ни арестов, ни судебных процессов ».

«Объясните им, -
писал Бальбо Белтрани, - что было бы здорово, чтобы они сменили воздух и обосновались в другой провинции. Если они все же останутся в Ферраре, их следует избить.
Покажите эту часть моего письма префекту, которому вы должны сказать от моего имени, что у меня есть веские основания для оправдания моего желания не иметь таких негодяев в городе или провинции. Полиция преуспела бы в том, чтобы преследовать их арестами, по крайней мере, один раз в неделю, и префекту было бы хорошо сказать, чтобы государственный обвинитель понял, что в случае избиений (что должно быть сделано со стилем) мы не хотим неприятностей с дознанием....»


Белтрани также свидетельствовал о насильственном вмешательстве Бальбо на весенних выборах 1924 года.  Фашисты должны повторить свое выступление 1921 года, когда они при помощи дубинок контролировали выборы, - убеждал Бальбо. Кто может помешать фашистам разместить двух чернорубашечников у входа в кабинку для голосования? - требовал Бальбо. Или, возможно, следует дать указание избирателям выходить из кабины с открытыми избирательными бюллетенями. Самый верный способ - вытащить первого избирателя из кабины и показать ему пример. «Итак, давайте возьмем этого привилегированного избирателя и раскроим ему череп, даже если он проголосовал за нас, крича:« Ублюдок, ты голосовал за социалистов .Такие методы не вызовут недовольства правительства.»


Джованни Амендола; Джа́комо Маттео́тти;Джованни Минцони, Натале Гайба-
самые известные жертвы фашистских погромов
.
Джованни Амендола был итальянским политическим деятелем либерального толка, публицистом и антифашистом.был жестоко избит фашистской бандой. Умер от последствий этого нападения.
Джа́комо Маттео́тти был одним из лидеров Итальянской социалистической партии, антифашистом,был похищен и убит группой фашистских боевиков.


В апреле 1921 года  Арджента, поселение ​​в провинции Феррара, была «оккупирована» в течение всего дня вооруженной группой Итало Бальбо, боевики приехали  для запугивания населения, выступая против мэра Зарди. Первой жертвой фашизма стал член профсоюзного и социалистического муниципального совета Натале Гайба. Два года спустя, 23 августа 1923 года , в том же  Ардженте, за свою антифашистскую позицию расплатился жизнью  протоиерей Дон Джованни Минцони. Он был убит двумя фашистами, которые находились под командованием Итало Балбо.

Виновникам убийства были предъявлены обвинения, рассматривалась вина  Бальбо, но явных улик не нашлось. Обвиняемые получили оправдательные приговоры. Однако, газетная шумиха не прекратилась, и Бальбо покинул Феррару и отправился в Рим. Вскоре о нем  узнал  весь мир.

Квадрумвир Итало Бальбо в парадном мундире на улицах Рима, 1923 год

Тут некоторые могут возразить, что Итало Бальбо мог быть и не замешан в погромах, мало ли кого там случайно убили фашистские молодчики. На этот случай есть свидетельские показания о непосредственном руководстве погромами Итало Бальбо в городе Арджента, где целенаправленно убивали людей и о том, что именно Бальбо разработал карательную  фашистскую тактику для несогласных.

Далее: "Немного о фашистской тактике"

Источники:
Italo Balbo: A Fascist Life by Claudio G. Segre
http://faschism.ru/articles/italyanskii-fashizm/
Tags: Италия, Итало Бальбо, Фашизм
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русская путешественница и журналистка Зинаида Рихтер

    "Она полетела бы на Луну, если бы к этому представилась хоть малейшая возможность". Вера Инбер о журналистке Зинаиде Рихтер Из…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments