Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

О чем не писали в газетах

В телеграмме итальянскому генералу Карло Канева премьер-министр Джованни Джолитти предложил свое решение присутствия так называемых «мятежников», которые препятствовали успешному завоеванию Триполи:

"Что касается повстанцев, которые были арестованы, но не были казнены там в Ливии, я отправлю их на острова Тремити в Адриатическом море, чтобы они жили под домашним арестом. Острова Тремити могут вместить более четырехсот заключенных."




Ранее:Независимые медиа
В отчете, составленном Комиссией по военнопленным и отправленном в Рим, аресты названы «поспешными», среди арестованных были богатые и бедные, торговцы и крестьяне, женщины, дети и старики.
В  реальности на Тримити можно было разместить около 360 человек, однако потребности были горздо больше. Джолитти сначала заявил о размещении более 400 заключенных, а во второй телеграмме он уже заявил, что число депортированных из Ливии
«может достигнуть любого числа, даже если  это будут десятки тысячи».



Уже  с 25 по 30 октября 1911 года была произведена первая депортация, почти 3500 ливийцев были отправлены в 26 различных пенитенциарных учреждений, расположенных на островах. Из них только сдавшиеся в плен добровольно турецкие чиновники, заслужили особого обращения, их вместе с семьями перевезли в Италию и  содержали в  тюрьме в Казерте. Всех остальных, как бунтовщиков, отправили на острова.


Концентрационный лагерь на Тремити (о .Сан-Никола), арабские заключенные

Обратите внимание на собаку, которая охраняет заключенных. Несмотря на обладание множественными средствами технического прогресса, итальянцы не могли решить проблему охраны своих рубежей.

Для решения этой проблемы командование экспедиционного корпуса направило в Италию запрос на собак, пригодных для военных операций, а также для защиты и охраны.

.
Сначала собирались закупить сторожевых собак в Германии или Англии, но предложенная цена оказалась слишком высокой. Тогда решили использовать внутренние ресурсы. Первые 20 собак ( колли, эрдельтерьеры и шнауцеры), занятые ранее в охране складов и банков, были привезены из Рима. Но этого было недостаточно, и тогда стали отбирать необученных собак по всей Италии для последующей их дрессировки.

.
Дрессировали собак очень простым способом: человек в форме обращался с ними ласково и кормил их, человек в арабских одеждах или турецкой форме, обращался с ними жестоко и вызывал агрессию. На следующем этапе дрессировки голодной и злой собаке показывали манекен в одежде араба  или турка с пузырем овечьей крови или кусочками мяса, привязанными к горлу. Собака, таким образом, училась целиться в горло,  правильно нападая на врага.




Вот так, по мнению итальянского художника, собаки распугивают туземцев, даже стрелять не нужно

Обученные собаки были доставлены в Ливию в 1912 году. Там их разделили на пять взводов  для каждого опорного пункта - Триполи, Хомса, Дерна, Тобрука и Бенгази.
.

В общей сложности в Ливии было задействовано около 300 собак, они были эффективны как в охране, так и в бою. Однако, их главной функцией была охрана, особенно ночная охрана, ведь враг мог напасть не только со стороны пустыни, но даже со стороны уже завоеванных городов. Собаки также могли найти след при преследовании или предупредить о засаде при передвижении.


Среди использованных пород, помимо колли и эрдельтерьеров, считавшихся на тот момент, лучшими служебными собаками, использовались итальянские породы Мареммо-абруццкая овчарка и южная собака (Il Cane da presa meridionale) потомок древней римской собаки и предок современных кане корсо и неаполитанского мастифа. Эти собаки, благодаря своей устойчивой психике,  хорошо себя зарекомендовали в охране и конвоировании заключенных. А заключенных оказалось очень много.



Большинство депортированных из Триполи были отправлены в исправительные колонии на островах  Устика и Тремити. Арестованные  из Бенгази, Дерна и Хомса были отправлены в Гаэту и Фавиньяну. Хотя точное число арабских депортированных в Италию в период с 1911 по 1912 год неизвестно, предполагается, что общее число могло быть до 5000 человек.
Доставка  заключенных длилась три-четыре дня, их плотно размещали в трюмах парохода, кто-то умирал от удушья, а кто-то - от переохлаждения, здоровые заражались от больных, заболевали в пути и умирали. До прибытия на остров тела выбрасывались за борт в Средиземное море.


Прибытие депортированных из Ливии в Устику на борту парохода Румыния
29 октября 1911 года.

В итальянских исправительных колониях шансы выжить под стражей были минимальными. Ограниченная вместимость  островных тюрем привела к тому, что большинство приезжих арестантов было  вынуждено жить в бывших конюшнях и пещерах. Такое жилье, по сообщению в Рим от двух агентов безопасности в ноябре 1911 года было «не подходящим даже  для животных».

Пещеры, которые были вырыты на склоне, обращенном к острову, были холодными, влажными, и в них не было  стоков. Из-за скученности, холода и отсутствия санитарных условий на острове свирепствовали болезни. Нехватка еды и воды, обилие болезней (прежде всего, тифа и холеры), враждебность значительной части местного населения, которое часто воровало еду, предназначенную для заключенных, объясняют, почему cмертность на островах Тремити и Фавиньяне была самой высокой. В Тремити, где было место для 360 человек, прибыло более 1300 человек, каждый третий прибывший не выдерживал условий и умирал.

Заключенные на пляже на острове Сан-Домино в 1912 году.


Заключенным разрешали выходить на улицу только на час или два в день, и их перемещение всегда контролировал охранник.
В связи с распространением холеры были быстро приняты санитарные меры, которые заключались в ежедневном  "принятии ванны". Принятие ванны происходило так: заключенных выводили на берег, заставляли раздеваться донага и мыться в ледяной воде. Переохлаждение, вело к новым болезням, выживали лишь сильнейшие.



Британская газета The Courier 2 ноября 1911 года в маленькой заметке "Арабы и аэропланы"  рассказывала об арабах, как о животных: заметив связь между появлением аэропланов и последующими бомбардировками, арабы при виде аэропланов, быстро убегали. И упоминала о нескольких тысячах арестованных, отправленных на острова, к ним были применены тщательные меры гигиенического контроля: одежду прибывших арабов сжигали,  бороды и головы брили, а сами арестанты получали дезинфекцированную ванну.

Как видно из текста, отношение к арабам, не только у итальянцев, но и у англичан, было довольно пренебрежительное, как к примитивным существам, недочеловекам, не имеющим личности. Никто и не думал заботиться об их достоинстве, хотя среди них были не только бедуины, но и представители знатных родов.

Однако, у простого читателя, понятия не имеющего, что на самом деле происходит на африканских берегах,  складывалось впечатление, что об этих дикарях еще и  заботятся - они находятся под присмотром врача, им дается возможность принять ванну. Читатели и не догадывались как  происходят эти ванные процедуры.

Паоло Валера был единственным журналистом, которому удалось посетить острова, посмотреть, как живут арестованные и напечатать рассказ в газете социалистов Avante, той самой, в которой появлялись карикатуры Джузеппе Скарлани. Вот как Валера описывает условия содержания в тюрьме на острове Устика:

Болезненное, зловонное,нездоровое место. Холера убила более 500 из них всего за несколько недель. Они живут в такой нищете, что погибнет еще много людей. Ни одна страна не обращалась с военнопленными так, как Италия. Она кормит их так же, как кормит своих заключенных, 600 граммов хлеба и миска отвратительного супа. Их кроватями  служит грязная солома, брошенная на землю, как мы делаем это для скота.

Через год, оставшихся в живых, кого не приговорили к длительным срокам тюремного заключения, начали возвращать  в Ливию, чтобы освободить место для новых партий. Правда, возвращаться было некуда – селения были сожжены, а родственники уничтожены.
Однако, сопротивление не прекращалось, и навстречу, на острова шел новый поток депортаций, депортации продолжались в последующие годы, после ливийского восстания 1915 года, они увеличились в масштабах, в марте 1916 года только в Устике насчитывалось 1300 ливийских заключенных. Это были известные санусские лидеры непокорной области Киренаики.

В надежде на умиротворение населения и мировой общественности итальянское правительство предоставило этим заключенным лучшие условия. Самые богатые ливийцы жили на острове со своими семьями и слугами. Некоторым ливийским заключенным было разрешено заниматься полевыми работами, рыбачить, работать слугами, носильщиками, уборщиками, парикмахерами и даже медсестрами. Помимо своего заработка, депортированным дозволялось получать деньги от своих семей в Ливии. Благодаря этим деньгам на острове появилась торговля и стала развиваться местная экономика. Таким образом, на краткий момент истории, итальянское правительство пыталось быть либеральным, превратив острова-тюрьмы в колонии.


Джузеппе Скаларини на Устике в 1927 году

К концу 1920-х годов к с ливийским депортированным прислали около 600 политических ссыльных, они были итальянскими антифашистами. Среди них был карикатурист Джузеппе Скаларини. За свою пацифистскую деятельность в 1926 году он был жестоко избит фашистами, а после выписки из больницы арестован и приговорен к пяти годам лишения свободы.

Политические заключенные Устики


В Устике он провел два года. В это время на Устике заключенным позволялась определенная свобода, разрешалось общение, организация конференций, спортивных мероприятий, была даже открыта итальяно-арабская школа (Scuolo Italo-Araba di Ustica).


Школьный инспектор Фульвио Контини посещает итало-арабскую школу в Устике.
В работе школы приняли участие многие видные ливийцы, конец 1920-х годов.


Но если притеснения по политическим мотивам и политические заключенные еще волновали Европу, то политику колониальную замалчивали. Депортация долгие годы оставалась неотъемлемой мерой  итальянской колониальной карательной системы.
Однако, с упрочением фашистского режима и, как следствие, ужесточением колониальной политики, фашисты перешли к другой тактике, скопированой у британцев:  перемещению кочевого населения ( в основном - бедуинов непокорной Киренаики) в концентрационные лагеря,  разбитые прямо в ливийской пустыне, куда любопытным журналистам было уже не  добраться.
И все же, один такой нашелся!

Окончание следует

Tags: Журналистика, Италия, Колониализм, Концлагерь, Независимые медиа
Subscribe

  • Гувер о России

    Заключительная часть цикла " Читая Гувера". Обратите внимание, как Гувер перекладывает ответственность за агрессию на французов и…

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments