Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Маринетти и константинопольские утки

.
Ранее:Независимые медиа

Несмотря на быстрое завоевание итальянцами города Триполи, внутренняя часть Османской Ливии вскоре взбунтовалась, и итальянские власти потеряли контроль над обширными областями региона. Ожидалось, что  Османская империя быстро рухнет, но оказалось, что  турецкие войска неожиданно сильны. Более того, итальянцы даже не предполагали, что ливийское население будет считать их завоевателями,  и тоже будет сопротивляться.


В Филипполе, по словам корреспондента «Локал-Анцайгер», получено известие о тайном совещании арабов в Джебель-Гарби.
Шейх Абдул-Рахим, которому подчинены 50 тысяч арабов, а также депутат турецкого парламента Барути-эфенди заставили всех арабов в Джебель-Гарби поклясться, что они будут сражаться против итальянцев, защищая ислам.
В борьбе примут участие все мужчины. начиная с шестнадцатилетнего возраста, вплоть до шестидесяти лет. После этого тотчас же было навербовано несколько тысяч воинов, которые посланы в Триполи и Бенгази.
Турецкая газета «Икдам» передает известие из Триполи, что все находящиеся там арабы враждебно настроены против итальянцев. Турция и Италия упрекают друг друга в жестокости. (Из газет)


.

Триполитания была завоевана, но не полностью подчинена в результате войны 1911-1912 года,
 другие ее облас, Феццан и Киренаика еще долго оставались неподконтрольными
.
Еще до прибытия итальянских войск  местные ливийцы под руководством «младотурок»  проникали в принадлежащие Италии предприятия и компании, которые размещались в Триполитании, проводили разведку дорог и перепись мужчин, которые могут носить оружие, готовили к джихаду местных мусульман.

После высадки итальянцев турецкие гарнизоны отошли к пустынным оазисам, где  турецкий полковник Нешет-бей начал собирать ливийских ополченцев.


Нешет-бей

Ему в помощь тайно пробирались турецкие офицеры и посылались караваны с оружием. Отсылке оружия и воинского контингента препятствовала Великобритания, тем не менее оружие доставлялось в Триполи, как контрабанда,  турецкие офицеры тайно пробирались через Египет.

Итальянские солдаты задержали арабский караван, который вез оружие турецким войскам

Такими офицерами были, отправившиеся в Ливию под видом журналистов, а затем - в арабских одеждах -под видом арабов, Энвер-бей - будущий Военный министр Османской Империи и легендарный Ататюрк (Мустафа Кемаль)


Мустафа Кемаль и Енвер-бей в Триполи


Мустафа Кемаль в арбской одежде
.

Если перед Енвер-беем была поставлена задача организации сопротивления, то Мустафе Кемалю было поручено установить контакт с племенем Сенусси и его правителем из династии Сенуситов, Ахмадом Шарифом ас-Сенуси.. Кемаль должен был склонить сенусситов  к джихаду и совместной борьбе.
Позже Энвер Бей скажет в интервью газете: «Когда я впервые приехал сюда, в пустыне я нашел только 900 бойцов. Теперь у меня 16 000 обученных солдат ». Созданная ими армия также смогла захватить  у итальянцев два пулемета, 250 винтовок, два артиллерийских орудия и боеприпасы .
.



Моление за победу. 1. Энвер-бей 2. Мустафа Кемаль (Ататюрк) 3. Эмир Шекиб Арслан
4. Шейх Салих аш-Шариф аль-Туниси 5. Абдулкадир аль-Ганнами

.

Нешет-бей имел боевой опыт, говорил по-арабски пользовался уважением местного населения.
Итальянский генерал Карло Канева, назначенный командиром специального армейского корпуса для Триполитании и Киренаики, не знал территории, не имел подробных карт местности, не собирался поддерживать дипломатические отношения с туземцами и осуществлял жесткую политику демонстрации итальянской мощи.
Осознавая возможность внезапных нападений во враждебной и неизвестной местности и учитывая, что его немногочисленный (так ему тогда казалось) турецкий противник избегает столкновения в открытом пространстве, Канева предусмотрительно принял стратегию, направленную на закреплении захваченных рубежей вокруг прибрежных центров.

Итальянская армия, не имея возможности как-либо противостоять партизанской войне, чтобы предотвратить наступление турок, создала километры окопов и укреплений, тем самым, оставляя проявление инициативы противнику.

Рядовой Аридео Бонфанти писал домой:” Хуже всего то, что долгие марши, бессонные ночи и партизанские действия представляют собой постоянную угрозу “

А это - из письма рядового Гетулио Джаннони : “Теперь мы далеко от Триполи. Была сделана траншея, которая проходит от моря к морю. Она - длиной 15 км и полностью занята пехотинцами, которые размещаются  друг от друга на расстоянии вытянутой руки. Ее мы никогда не покидаем, ни днем, ни ночью. В ней мы находим прохладу ночью, встречаем восход солнца и находимся в ней в жару ”

Если ранее ливийские джихадисты оказывали хаотическое сопротивление, то с прибытием турецких офицеров, они были организованы в малые мобильные группы, которые под руководством турецких офицеров стали молниеностно нападать на воинский контингент и так же быстро исчезать в пустыне.

Нешет-бей взял на себя командование силами в Триполи, майор Мустафа Кемаль стал командующим в Тобруке, а майор Энвер-бей в Бенгази. Первое организованное и успешное нападение было совершено 23 сентября,

Это была та самая битва у Триполи 23-26 октября 1911 года, о которой так ярко живописал Маринетти и которую он считал оглушительной победой итальянской армии.

Тем не менее, турецкая, а следом - и немецкая пресса сообщили о победе турок в битве при Триполи.


.


По словам турок это было так:

Нападение на оборонительные укрепления итальянцев было проведено с двух флангов. Узнав о наступлении турецких войск, жители Триполи оказали им всяческую поддержку. После окончания наступательной операции итальянцы поняли, что понесли тяжелые потери, и были вынуждены отступить.
Спустя два дня после описываемых событий, Нешет Бей отдал приказ о начале следующей операции.
Во время очередного наступления турецкой армии, у итальянской стороны были убиты 13 офицеров и 321 солдат, а 16 офицеров и 142 солдата получили ранения.


Сколько было убито арабов? Арабов никто не считал. В ответ на наглое присвоение победы Маринетти писал, отстаивая победу за итальянцами:

***

Турецкий генерал-аншеф атаковал в тот день наши траншеи с исключительными силами:
две тысячи турок и почти шестнадцать тысяч арабов,
из которых он потерял треть в бою и после поражения не смог сохранить в строю остальных.
У него был чрезвычайно искусный стратегический план,
основанный на ненадежности наших аванпостов, рассеянных по фронту на восемнадцать километров.
Его семнадцать или восемнадцать тысяч должны были, по теории вероятности,
опрокинуть четыре тысячи человек восемьдесят четвертого пехотного полка,

который, однако, выдерживал это нападение в продолжение четырех часов.
Воистину футуристическая доблесть наших офицеров и точность нашей морской артиллерии
дали нам эту восхитительную победу, за которую мы особенно держимся,
так как это единственный случай, когда турки пытались серьезно и с некоторыми данными для победы
овладеть Триполи и отбросить нас к морю.
Потери врага исчисляются почти в пять тысяч человек.
Наши были бы совсем ничтожными, если бы нам не приходилось сожалеть о смерти нескольких офицеров,

павших в главном заходном движении."
.

Напомню, в этой битве по официальным, но тогда еще скрываемым, данным погибли 21 итальянский офицер и 482 солдата , 290 из них были убиты после сдачи на кладбище

А вот так характеризовал бой Сергей Масловский (Итало-турецкая война Спб.1911)

"Результатом дня и на этот раз было повсеместное отбитие итальянцами неприятельских атак, но все-таки энергичные действия турок и арабов <…> убедили итальянцев, что они имеют более серьезного противника, чем думали, а потому наличными силами трудно оборонять столь длинную позицию. <…> Сокращение итальянцами своих позиций дало туркам возможность снова громко оповестить миру о победе над врагами, причем на этот раз у них было доказательство успеха — занятые ими итальянские позиции».


Британский журналист МакКаллах постоянно сообщал в газету об оплошностях итальянцев:

"Сегодня, как обычно, обстрел был все так же плох..."

"У арабов нет казарм ...и поскольку теперь они разбегаются всякий раз, когда видят приближающийся самолет, гранаты практически не наносят им никакого ущерба. Женщины и дети в деревнях являются практически единственными жертвами, и этот факт вызывает гнев арабов, которые, конечно же, не знают, что, хотя Гаагская конвенция осуждает  случайное использование ими пуль дум-дум, она не запрещает сброс авиационных бомб, зазубренные части которых наносят самые ужасные раны ".

Снимок, который поместил журнал  L'Illustrazione italiana № 46  19 ноября 1911
Полковник Густаво Фара, командующий берсальерами, пишет отчет о бое

.
МакКаллах сообщил о цензуре по поводу официальных цифр военных потерь:

"Генерал Канева точно знал, какую потерю он понес, но в своем официальном сообщении он сказал, что «потери пока точно не известны». На следующий день он объявил, что не может установить количество жертв из-за того, что войска занимались разоружением туземцев.
Репортер «Giornale di Sicilia» назвал число жертв равным 600, после чего генерал Канева распорядился о его высылке в течение двадцати четырех часов ». А корреспондент New-York Herald, итальянец по происхождению,  сообщил в свою газету, что потеря итальянцев исчислялась пятью убитыми.
"



МакКаллах телеграфировал в газету о том, что считает в этой войне арабов героями, что они имели полное право убивать итальянцев, которые пришли, чотбы забрать их землю. "Арабы не нарушили закон их традиционного гостеприимства, расстреливая захватчиков, как они расстреливали бешеных собак"

"Вечером 23-го я сел и написал, что я думаю на эту тему. Я написал это для респектабельной американской газеты, которая отправила меня в Триполи для того, чтобы, я подозреваю, посылал ей приятные фотографии в об итальянских операциях; статьи (иллюстрированные, конечно),  удовлетворяющие итальянскую колонию в Нью-Йорке, колонию, рекламные объявления и подписки которой не могут игнорироваться менеджерами колоссальных американских газет (бедуины пустыни не рекламируют, и поэтому они ничего не значат с управленческой точки зрения). То, что я написал, в газете не появилось..."

Кто бы и как-бы не презирал неумелых итальянцев, назвать арабов героями, сражающимися с оккупантами ни английская, ни американская пресса не могли, ведь это бы привело к подрыву мировой колониальной политики. Стоит ли удивляться, что такое мнение МакКаллаха - правдоискателя никто не опубликовал?

Что касается газет, получая такие проиворечивые сведения, каждая стремилась опубликовать сенсацию и каждая трактовала эти события, в зависимости от симпатий или антипатий к враждующим сторонам.

.


.


Маринетти не успокаивался, он развернуто ответил на попытки константинопольской прессы отобрать у итальянцев победу, привожу лишь выдержки из этого ответа:

"Победа 26-го октября побудила бы менее умного и хладнокровного генерала сделать блестящий и смелый жест. Совсем наоборот, со спокойствием великого полководца, генерал Канева укрепился на непоколебимых позициях, совершено не обращая внимания на европейские пересуды. Таким образом, не прослушав в турецких университетах курса bluff , он преподнес очаровательный трамплин шумливым константинопольским уткам.

Те утешились после поражения, крича через Босфор, что они взяли в плен итальянского короля на его яхте, отобрали Триполи, вырезали часть итальянцев и бросили остальных в море. Очевидно, меня забыли при этом утоплении, потому что я совершенно не помню этой холодной ванны!...

...некоторые французские газеты также объявили о битве 26-го октября, как о турецкой победе. Это произошло потому, что они были плохо осведомлены. На поле сражения было очень незначительное количество итальянских корреспондентов...

Эти журналисты-италофобы никогда не были ни в траншеях, ни в оазисе. Тем не менее, не видав решительно ничего, они описали все, окопавшись в надежном месте; описали для того, чтобы наполнить глупостями газеты Гамбурга и Франкфурта...

...Мы так тряслись от страху, и блокада Фети-бея была так могущественна, что я делал ежедневно длинные прогулки, тихим галопом, вдоль траншей, с моим дорогим и милым другом Жаном Каррэром и с другими журналистами...

Прекрасная гарибальдическая фуга, обузданная и управляемая непоколебимой дисциплиной, стратегическими познаниями генералов, усовершенствованной артиллерией, пятью десятками отважных авиаторов, великолепно летающих на своих французских крыльях, — вот что делает опасной нашу армию и совершенно смешной турецкую наглость, лукаво укрывшуюся за племенами арабов, из которых она сделала полезное пушечное мясо.



По сообщениям итальянцев помимо нападения на боевые позиции, местные арабы готовили восстания внутри города. Эти сообщения впоследствии отвергал Франсис МакКаллах,  хотя он и упоминает в своей книге разграбление арабами турецких фортов, а также - хранение арабами оружия для самообороны, но он решительно отвергает версию готовившегося восстания.

***


Газеты сообщали о трех днях жестоких сражений и больших потерях, об использовании аэропланов в отслеживании противника,
о том, что итальянцы позволили арабам жить в озисе, а те оказались полностью вооружены турками ,о том, что турки рассказывают сказки, а итальянское правительств предпочитает передавать дозированную информацию, о том, что в Триполи солдаты отобрали всего 3000 из 10000 винтовок, переданных турками, и о том, что некоторые солдаты при этом потеряли контроль.

Эффективность организованного турецкого сопротивления  была проверена еще раз в бою у Тобрука 22 декабря 1911 года, бой  закончился победой турок. Каждый раз итальянцы отбивали нападения, и даже продвигались в глубь, но не могли одержать окончательной убедительной победы над невидимым врагом.
И каждый раз после очередной битвы одни газеты спешили рассказать об итальянской  победе, другие - о турецких успехах.

3 Новое Время

РИМ, 26. Сражение под Бенгази, окончившееся вчера, было благоприятно итальянцам. Турки и арабы оттеснены на 15 километров вглубь ущелий, которые заняты итальянской артиллерией и пулеметами. Неприятель потерял не менее 1000 выбывшими из строя. Потери итальянцев тоже значительны.

РИМ. Агентство Стефани заявляет, что константинопольские известия об упорном сражении между Итальянцами и Турками у Триполи, причем Итальянцы будто бы потеряли 1 600 чел. убитыми и ранеными, представляется неверным.

РИМ. Официально подтверждается бой при Бенгази. У Итальянцев 22 убитых и 76 раненых. Турки потеряли 200 убитыми, число раненных неизвестно. Хомс был занят только вчера. Бомбардировка длилась четыре дня. Невозможно было высадить войска, так как море было слишком неспокойно. При занятии крепости найдены были 200 убитых. Итальянцы не понесли никаких потерь. Перед тем, как покинуть город, Турки, по слухам, перерезали Арабов, сторонников Итальянцев и подожгли дома.


Многим, с точки зрения позиционной войны, турки и арабы казались трусливым противником, который боялся и прятался, уклоняясь от прямого боя, ничего удивительного, что итальянцы не были  готовы к партизанским действиям, которые велись на, уже вроде бы завоеванной, территории.

Однако, МакКаллах утверждал, что турки и арабы отважны и более честны в бою, чем итальянцы. После боя турецкие санитары выкинули белый флаг и подъехали, чтобы забрать трупы и раненых.

Раздраженные [турецким] милосердием, итальянцы позволили арабским машинам скорой помощи подойти, а затем открыли по ним потрясающий артиллерийский и винтовочный огонь (...) который покрыл пустыню свежими трупами. Арабы отступили в замешательстве, но они, очевидно, думали, что была допущена ошибка, потому что они не ответили огнем, и через некоторое время двинулись снова. Еще раз "наследники Древнего Рима" позволили санитарам подойти. Еще раз они еаправили на них прожекторы и открыли сильный огонь со своими батареями и винтовками.
Опять несколько арабских бойцов скорой помощи упали; в то время как выжившие бежали и не пытались вернуться в ту ночь.
.

.
По поводу возмущения, выражаемого некоторыми газетами и военными корреспондентами
Заявлялось, что турки и арабы атаковало итальянские станции Красного Креста в Триполи, по этому поводу приводится интересное заявление швейцарских чиновников. Они утверждают, что если Турция в настоящее время не признает флаг Красного Креста , то виноваты в этом великие державы,. В ноте, направленной швейцарским федеральным властям Турция выразила желание прийти к взаимному пониманию относительно равного признания Креста и Красного Полумесяца . Турция обещала уважать Красный Крест, если державы будут уважать Красный Полумесяц.

Получив турецкую ноту, швейцарское правительство передало ее  державам с просьбой дать ответ по этому вопросу. Несмотря на то, что прошло 18 месяцев, ответа получено не было, так что, согласно швейцарской интерпретации международного права, Турция свободна игнорировать Красный Крест.

БРЮССЕЛЬ, 8 (21), XII. Известные бельгийские авиаторы Ванденборн и Тик приняли предложение турецкого правительства поступить на службу в качестве разведчиков на театр военных действий и с аппаратами отправились в Триполи через Тунис.


Турецкие пушки


"Турецкие утки" сообщают о полной деморализации итальянских войск



Источники:
Ф.Т. Маринетти "Битва за Триполи" в переводе Вадима Шершеневича 1912 год


McCullagh, Francis. 1912. Italy's War for a Desert, Being Some Experiences of a War-Correspondent with the Italians in Tripoli. London: Herbert and Daniel.


Продолжение следует

Tags: Журналистика, Италия, МакКаллах (МcСullagh), Маринетти, Независимые медиа
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • Изабелла о российской угрозе

    На крутом утесе над рекой большая гранитная плита показывает место, где китайско-ко­рейская граница превращается в русско-корейскую. На другом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments