Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Иностранные корреспонденты

.
Продолжаю рассказ о служении интересам Великобритании корреспондентов Times и других изданий.
Иностранные корреспонденты предоставляли прекрасную возможность сбора данных и снабжения аналитикой Министерства иностранных дел и секретных служб, установления неформальных контактов с влиятельными лицами,  распространения влияния на них, и даже - манипулирования ими. При этом, нанятые на службу писатели и журналисты были мотивированы выполнением патриотического долга и борьбой с силами зла, которые, по их мнению, исходили из России. Все знают про Сомерсета Моэма, с его неограниченными денежными средствами, который оказался бесполезным в России, но были многие другие, более полезные, и с другими функциями .

Газета Times имела обширную сеть своих представителей за рубежом, снабжая информацией о  событиях зарубежья всю провинциальную английскую прессу, - пишет Андреас Роуз ((Between Empire and Continent: British Foreign Policy before the First World War by Andreas Rose). Трудно переоценить политическое влияние таких иностранных корреспондентов, осуществляемое через их связи с общественными и политическими деятелями и иностранными правительствами.
Как правило, все они составляли сеть очень хорошо информированных людей, снабжающих британское правительство дополнительной, часто — секретной, информацией.

Например, находящийся в России Маккензи (Donald Mackenzie Wallace ) привлекался дипломатическим корпусом, как эксперт по России, и был крайне полезен во время ввода в курс дела нового посла Великобритании Николсона.



Donald Mackenzie Wallace
1841-1919


Английская статья Википедии рассказывает:
Уоллес принял личное приглашение посетить Россию, имея сильное желание изучать осетин, за период своего проживания в России( 1870 - 1875) он очень заинтересовался русскими. Уоллес вернулся в Великобританию в 1876 году и через год опубликовал три тома в своей работе  о России , прямо перед началом русско-турецкой войны. Его книга имела большой успех, прошла через несколько изданий и была переведена на многие языки.

В связи с успехом книги в России Уоллес был на два года (1877-1878)  назначен иностранным корреспондентом Times в Петербурге. Затем он был отправлен на Конгресс в Берлин (1878 г.), где помог Анри де Бловицу (Henri de Blowitz), парижскому корреспонденту Times, тайно провезти текст договора из Берлина в Брюссель, зашив его под подкладку своей шинели.  Потом он был в Константинополе, изучая балканские народы и их проблемы, потом отправился в специальную миссию в Египет, затем был назначен в сопровождение будущего царя Николая II в его турне по Индии в 1890-91 годах, за что впоследствии получил 1-й класс русского ордена Святого Станислава. Потом служил в качестве личного секретаря лордов Дафферин и Лансдаун в Индии. Позднее Уоллес был прикомандирован к императору России во время его визита в Англию.

Чтобы понять ценность работающих в России британских интеллектуалов (писателей и журналистов) для британского Министерства иностранных дел, приведу выдержку из аналитики, предоставленную Уоллесом в книге "Россия", изданной в 1905 году.

Таким образом, российская территориальная экспансия на побережье Тихого океана
была остановлена на несколько лет;
но в других регионах эта тенденция в скором времени вновь появится,
и нам следует быть бдительными, потому что, в каком бы направлении она ни шла,
она может прямо или косвенно влиять на наши интересы.
Будет ли она ограничиваться в течение нескольких лет процессом проникновения
в Монголию и Северный Тибет, линию наименьшего сопротивления?
Или Россия посягнет на нашу индийскую границу, направляемая теми,
кто желает отомстить за союзника Японии, за неудачи в Маньчжурии?
Или это еще раз произойдет в направлении Босфора, где можно ожидать,
пробуждения религиозного и воинственного энтузиазма в массах?
На эти вопросы я не могу дать никакого ответа, потому что многое зависит от внутренних последствий нынешней войны
и от случайных обстоятельств, которые в настоящее время никто не может предвидеть.
Я всегда желал и все еще желаю, чтобы мы развивали дружеские отношения с нашим великим соперником
и чтобы мы научились ценить многие хорошие качества ее народа; н
о в то же время я всегда хотел, чтобы мы внимательно следили
за неудержимой тенденцией России к расширению

и чтобы мы своевременно принимали меры предосторожности
против любой неспровоцированной агрессии,
какой бы оправданной она ни казалась для самой России
с точки зрения ее собственных национальных интересов.
("RUSSIA" by Donald Mackenzie Wallace)


В интересах британского дела действовал и другой журналист, Джордж Моррисон, который собрал информацию  об активности русских на Дальнем Востоке и сообщил ее в Лондон задолго до того, как об этом свое министерство смогли  проинформировать  дипломаты.
.


George Ernest "Chinese" Morrison
(4 February 1862 – 30 May 1920)
.

В феврале 1897 года «Таймс» назначила Моррисона первым постоянным корреспондентом в Пекине.

К сожалению, его незнание китайского языка означало, что он не мог проверить достоверность отправляемых в Лондон сведений,
пишет Википедия и далее аккуратно сообщает: потому некоторые из его сообщений были предвзяты и  содержали преднамеренную ложь.

Узнав об активности русских в Маньчжурии, Моррисон отправился во Владивосток. Он проехал более тысячи миль до Стретенска, а затем снова через Маньчжурию во Владивосток.
После этого он сообщил The Times, что российские инженеры проводили предварительные исследования от Кирина до Порт-Артура.
.


Моррисон

.

Русский офис Times долгое время занимал Дадли Брэм ( Dudley Disraeli Braham), благодаря ему  Times всегда имела возможность  покритиковать царское правительство России. Но в декабре 1903 года Дадли Брэм оказался ответственным за публикацию сфабрикованных материалов от лица русского правительства.
Газета «Таймс» вместе с «Нью-Йорк Таймс» и прессой «Херста» стали инициаторами освещения погромов в Кишиневе и других городах России с использованием поддельных материалов. Как следствие, царское правительство выслало Дадли Дизраэли Брэма из России. Однако, до сих пор иностранные историки называют Брэма русофилом, который напрасно попал под удар из-за политики Times.
Именно Дадли Брэм предложил в качестве корреспондента Times по России нанять своего друга, Гарольда Уильямса.

Гарольд Уильямс (Вильямс) ( Harold Williams1876 - 1928) - сын новозеландского методистского лидера, сам - методистский проповедник, закончивший семинарию.

.
Уильямс, как и многие методисты того времени, был увлечен доктриной христианского анархизма. Как сообщает английская статья Википедии,  некоторые члены его паствы с подозрением относились к  его социалистическим взглядам и пацифизму.

После окончания университета в Мюнхене Уильямс по заданию Times поехал в Штутгард, где в это время Струве выпускал газету «Освобождение» - рассказывает историк Мартин Эдмонд ("The Expatriates" by Martin Edmond). Условия работы были приличные, Times предложила ежегодное жалование 250 фунтов стерлингов. Струве должен был снабжать Уилсона новостями, которые Уилсон должен был переводить на английский и готовить к публикациям в Times с ссылкой «от нашего русского корреспондента». К Гарольду прикрепили помощника, русского еврея с именем Яков, недавно вернувшегося с сионистской конференции из Базеля..  Благодаря Струве Уильямс впервые встретил бежавшую Ариадну Тыркову, ставшую впоследствии Уилсону женой. Так были установлены и закреплены связи с либеральной русской оппозицией.

Эти связи сыграли существенную роль и в освещении событий уже из России, куда в 1904 году перебрался Уильямс. Сообщения Уильямса и его часто сбывающиеся прогнозы  укрепили его репутацию, вскоре он стал главным источником информации для британского посольства и доверенным лицом британского посла сэра Джорджа Бьюкенена. Умение очаровывать своим интеллектом русскую интеллигенцию и, тем самым влиять на ее воззрения, было замечено. Уильямса назначили заведовать делами  Российского бюро по пропаганде.





Сэр Бернард Пэрс(Sir Bernard Pares, 18671949)
— британский журналист, историк. Рыцарь-командор ордена Британской империи
.
Бернард Пэрс, британский военный наблюдатель при российской армии, узнав о деятельности британского секретного бюро пропаганды, предложил Роберту Брюсу Локхарту, генеральному консулу Великобритании, создать аналогичную организацию в России для контроля за освещением событий на Восточном фронте. В январе 1916 года, после разговора с Гарольдом Уильямсом Локхарт представил предложение британскому послу сэру Джорджу Бьюкенену. Проект был одобрен и стал известен как Международное информационное агентство (англо-русское бюро). Бюро финансировалось Министерством иностранных дел, а возглавил его Хью Уолпол, он размещал пробританские истории в российских газетах.
.


Хью Сеймур Уолпол
(Sir Hugh Seymour Walpole, 1884 – 1941)
 британский писатель и корреспондент,
который тоже работал на британское Министерство иностранных дел.
.
Гражданскую войну Уильямс освещал с позиций армии Деникина по просьбе британской военной миссии и посылал свои репортажи в Times. Когда белые проиграли войну, общественная репутация Уильямса была разрушена, так как он поддерживал проигравшую сторону, после возвращения в Великобританию ему было трудно найти работу в журналистике. Но участие Уильямса в общем деле не было забыто, в 1921 году он стал редактором по иностранным делам газеты Times.

Для левой русской оппозиции пригодился Артур Рэнсом, наставником и проводником которого был все тот же  Гарольд Уильямс.



Артур Рэнсом (Arthur Michell Ransome 1884 – 1967) -
английский журналист, писатель, разведчик, агент MI5
.
Позднее Рэнсом вспоминал: «Он (Уильямс) открыл для меня двери, в которые я мог бы сам войти лишь многими годами позже ... Я должен ему больше, чем могу выразить словами». Среди людей, которым был представлен Рэнсом, были сэр Джордж Бьюкенен, Бернард Парес, Павел Милюков и Питер Струве.
Уильямс организовал для Рэнсома работу в Daily News. Его первый репортаж о Восточном фронте появился в газете 2 сентября 1915 года.
Рэнсом  сдружился сначала с либералами, а  потом - и с большевиками. Дружеские отношения с Карлом Радеком,  близкие - с секретарем Троцкого,Евгенией Шелепиной, открыли перед Рэнсомом доступ как к самим большевистским лидерам ( Ленин, Троцкий), так и к их секретной информации ( Евгения Шелепина, была основным источником секретной информации).


Артур Рэнсом в Вологде, 1918 год

Прочитав интервью Рэнсома с Троцким, министр иностранных дел Артур Бальфур, немедленно телеграммировал в британское посольство в Петрограде о возможности использования Рэнсома  в качестве  агента. Рэнсом стал передавать свои отчеты напрямую британскому послу Джорджу Бьюкенену или майору Кадберту Торнхиллу из британской разведки.

Несмотря на то, что Рэнсом успешно сотрудничал с разведкой, опасения по поводу его симпатий большевизму (и возможной перевербовки агента) оставались, и за Рэнсомом присматривали его коллеги. В 1927 году в отчете MI5 говорилось: «Трудно оценить реальные чувства Рэнсома, но из его Дела ясно, что он проделал для нас хорошую работу, и в то же время всегда  существовало подозрение, что он склоняется к большевизму. »

Впрочем, большевики имели другое мнение, Карл Радек писал в «Правде» о Рэнсоме: «Артур Ренсом не коммунист. Он вообще не политик… Нам придется, наверно, не раз еще полемизировать с Ренсомом, ибо он защищает интересы Англии.
Для разработки русских "правых" пригодился корреспондент Роберт Уилтон.
.


Robert Archibald Wilton
18681925

Английский журналист, Джеймс Роджерс, много пишуший сегодня о проблемах журналистики, рассказывает, что Морган Филипс Прайс, левый корреспондент «Манчестер Гардиан», ненавидел репортажи о России, которые фигурировали в «прессе Нортклиффа» . Особенно его возмущало «творчество» корреспондента Роберта Уилтона, Прайс выражал надежду, что «русский народ […] изгонит [его] из Петрограда» .

В конце концов Уилтон был изгнан из Times за непрофессионализм, который, выражался не в неаккуратной работе с фактами, как это было официально сформулировано, однако, скорее настоящей причиной стала излишняя прямолинейность Уилтона и нескрываемый антисемитизм. Следуя за Колчаком, участвуя в расследовании убийства царской семьи, Уилтон вел кропотливую работу в борьбе с жидобольшевизмом. Именно он составил списки и подсчитал процент евреев во власти. Эти списки впервые появились в редком французском издании книги Уилтона, опубликованном в Париже в 1921 году под названием «Les Derniers Jours des Romanoffs»  (Последние дни Романовых).

Уилтон написал в своем предисловии к «Les Derniers Jours des Romanoffs»: «Я сделал все, что в моих силах, чтобы действовать как беспристрастный летописец, чтобы не оставлять себя открытым для любого обвинения в предрассудках, я даю список членов Центральный Комитет [большевистской партии], Чрезвычайной комиссии (ЧК или тайной полиции) и Совета комиссаров, действовавших во время убийства императорской семьи ».
«Соответственно, - резюмирует Уилтон, - нет никаких оснований удивляться преобладающей роли евреев в убийстве императорской семьи. ».

Русская статья Википедии, которая называет Уилтона так, как его называли русские,  Робертом Вильтоном, рассказывает о героическом служении Уилтона делу России. Английская статья, более скромная, упоминает о помощи Уилтона   в фабрикации фото доказательства совершения евреями ритуальных преступлений.

Книга «Судьба Романовых» (The Fate of the Romanovs by Greg King, Penny Wilson) рассказывает, что Уилтона уволили за множество допущенных в книге
диких неточностей.

Авторы утверждают, что Уилтона трудно было назвать  нейтральным наблюдателем или достоверным регистратором фактов.
Во время пребывания в Сибири у него случались постоянные стычки не только с русским командным составом, но также  с представителями британской комиссии и военной миссии.

Помимо этого, на Уилтона писали доносы его коллеги. Одним из них был  ирландец МакКаллах ( в других источниках МакКаллаг, МакКалла, англ. McCullough), который тоже работал на британскую секретную службу и был обеспокоен слишком тесными связями Уилтона с русскими монархистами.

Мак-Каллах появится в этом журнале еще не раз, и он стоит того, чтобы о нем рассказать отдельно, что я и планирую сделать немного позже. Множество донесений о некорректном поведении Уилсона, а также -  телеграмма генерала Нокса в Лондон с просьбой срочно отозвать Уилтона, стали причиной тому, что Уилтону пришлось покинуть Россию.

В книге также указывается, что и в переписке Министерства иностранных дел Великобритании неутомимая активность Уилтона была предметом обсуждений, его информация признавалась министерством "недостоверной", но в чем, конкретно, заключалась эта недостоверность, Министерство не поясняло.

В своей книге «Последние дни Романовых» Уилтон
вел свою персональную вендетту против евреев и немцев, которые неизбежно соединялись с большевиками...Например, он заявлял, что ленинское правительство заказало поставить в Москве статую Иуды Искариота, в качестве одного из трех главных героев.

..

По видимому,  он слишком увлекся борьбой, основанной на его личных представленях об устройстве мира, что могло уже навредить британскому делу, тому самому, которому лорд Нортклифф инструктировал своих журналистов. Тот факт, что Уилтон не хотел даже делать вид, что он беспристрастен, тоже вредил его репутации.

.

.
Джозеф Ласис (Joseph Lasies), французский офицер, вспоминал об Уилтоне, которого он повстречал на железнодорожной станции в Екатеринбурге в мае 1919 года. Во время разговора Ласис выразил сомнение в том, что были убиты все члены  царской семьи. На это Уилтон стал яростно возражать, все более возбуждаясь, в конце концов он заявил: «Комендант Ласис, даже если царская семья и жива, необходимо говорить , что она убита!»

Уже подготовив этот пост, обнаружила обширное исследование историка Сергея Фомина, где даже выложена сама книга Уилтона (Вильтона) без купюр, а также  рассказ о журналистах Times и его версия размолвки Уилтона с Нортклиффом

В этом рассказе приводится письмо Уилтона генералу Дитерехсу:

«Мой дорогой генерал, я хотел телеграфировать в Лондон с целью получить должную помощь кот[орая] дозволила бы г-ну Соколову продолжать его следствие. К сожалению, в его записях до сих пор мы не могли найти того, что нас особенно интересует, а именно данных о посредничестве немцев. Чтобы заинтересовать общество в Лондоне – было бы очень полезно получить от Соколова что-либо явно удостоверяющее действия таковых – я хотел бы иметь возможность демонстрировать вмешательство немцев в события. Как вы думаете – сможет ли г-н Соколов дать нам что-либо в этом роде? Искренне Ваш Роберт Вильтон»

У того же Фомина в контексте истории Уилтона нашла упоминание другого корреспондента Times, Рида Дугласа cо словами: "оба работали в «Таймсе», одновременно сотрудничая с английской разведкой". Интересно, что английская статья Википедии написана так, что даже непонятно, на какую газету работал Рид, хотя сообщает, что Times в посвященному ему некрологе, осудила его как "яростного антисемита".

Интересен также и пост о воздействии английских посланников на готовую легко очаровываться интеллигенцию.

Как видно, независимой журналистики в Великобритании не существовало. Неважно, какие симпатии или антипатии испытывал журналист во время подготовки своего материала, в печать уходило только то, что на данный момент считали полезным пресс бароны.
Работа  журналиста  зависела от курса, задаваемого редактором, а курс зависел также и от государственной политики. От журналиста требовались не только производство новостей в заданном формате, но и в соответствии с заданным курсом, установление контактов, воздействие на решения властных лиц, и добыча секретной информации.


Рассказывая о корреспондентах, следующих заданному курсу, нельзя не вспомнить писателя и корреспондента, который сам задавал патриотический и милитаристский курс своей стране -Италии. Ему и будет посвящена следующая серия постов.

Продолжение следует
Tags: Великобритания, Журналистика, МакКаллах (МcСullagh), Независимые медиа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • 4. Просто бизнес

    . Продолжение 3.Настоящий империализм Итак, Чжан подписал соглашение о передаче прав только после того, как ему был предложен меморандум, в…

  • 3.Настоящий империализм

    «Китай оказался вехой в жизни Герберта Гувера. В Китае продолжилось превращение инженера в человека, который думал о средствах к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Journal

  • Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • 4. Просто бизнес

    . Продолжение 3.Настоящий империализм Итак, Чжан подписал соглашение о передаче прав только после того, как ему был предложен меморандум, в…

  • 3.Настоящий империализм

    «Китай оказался вехой в жизни Герберта Гувера. В Китае продолжилось превращение инженера в человека, который думал о средствах к…