Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Следовать заданным курсом


Князь Оболенский, граф Толстой, граф Келлер, Стэнли Уошберн
.
.
В своих мемуарах американский военный корреспондент Стэнли Уошберн подробно рассказал о встрече с лордом Нортклиффом в 1914 году.  В Великобритании не хватало подготовленных людей, поэтому на подмогу приехали американцы. Уошберн был нанят для поездки в Россию для газеты «Таймс».

Major Stanley Washburn, 12/3/23
.
Во время остановки в Лондоне на пути к своему новому месту работы, Уошберн встретился с «Чифом»(шефом), так называли Нортклиффа подчиненные. Нортклифф лично отобрал Уошборна для специальной миссии, несмотря на то, что у Times уже был корреспондент в России. Щедрая зарплата и безлимитный счет на расходы не оставили возможности для колебаний скромному американскому репортеру.

«Я очень рад, что вы для нас поедете в Россию », заявил Нортклиф, как позже вспоминал Уошберн.
...но прежде я хочу, чтобы вы полностью понимали, что, возможно, работа в «Таймс» отличается от любой другой газеты, с которой вы сотрудничали ранее.
Конечно, как я уже говорил, нам нужны новости, но я хочу, чтобы вы, в первую очередь, поняли, если вы обнаружите, что можете сделать что-либо в сфере дипломатии, военным путем или с помощью политических интриг, которые, как я понимаю, являются Вашим любимым занятием, вы должны забыть «Times» и служить «делу», которое для меня важнее, чем эксклюзивные рассылки.

(Washburn. On the Russian Front in WW1, 25)

Крис Дуббс в своей книге  дополняет этот рассказ:
"Молодые люди, работающие в Times, не похожи на ваших репортеров», объяснил ему редактор «наши иностранные корреспонденты возможно, находятся в другом положении, они будут выполнять дипломатические функции и выполнять задания нашего министерства иностранных дел, наравне с дипломатами и консулами." Уошберну предписали обзавестись обязательным комплектом для корреспондента Times -  шелковой шляпой, смокингом и черными ботинками.
(
American Journalists in the Great War: Rewriting the Rules of Reporting by Chris Dubbs)
.

Необычная картина: американский корреспондент обращается к русским войскам

.
Отныне Уошберн был не только человеком, собирающим и передающим материал, но в первую очередь, человеком, который устанавливал контакты с высокопоставленными лицами и оказывал на них  влияние, в соответствии с указываемым ему курсом.



Стэнли Уошберн
1878-1950
По окончании колледжа закончил Гарвардскую юридическую школу в 1901 году.
Начал журналистскую карьеру в качестве полицейского репортера
в «Миннеаполис джорнал» в 1901 году,
а затем стал штатным журналистом в «Миннеаполис таймс» в 1902 году.
В 1904 году Уошберн - в Chicago Daily News работал военным корреспондентом,
освещая русско-японскую войну и русская революция с 1904 по 1906 год.
Во время русско-японской войны Уошберн был присоединен
к третьей японской армии Ноги Марезуке.
В 1914 году - освещал события Первой мировой войны
в качестве военного корреспондента Colliers Weekly и London Times.
Сначала он был присоединен к русской армии с 1914 по 1916,
а затем к румынской и французской армиям.
В 1917 году он служил военным помощником в России
для двух американских дипломатических миссий.
  В 1918 году был призван в Армию Соединенных Штатов
в качестве майора кавалерии,
затем он служил в 26-й дивизии во французском секторе Тул и Шато-Тьерри.
Член американской делегации на Вашингтонской конференции по разоружению 1921 года.
В 1931 году - подполковник в Департаменте военной разведки США.
.

Существование британского Департамента по пропаганде, имело отношение не только к газетам, но и к работе Reuters.
Это означало, что сотрудники Reuters тоже служили делу. После событий русской революции пропагандистская деятельность Великобритании  усилилась, Агентство Reuters стало  играть все большую роль в работе этого Департамента.

Во время революции корреспондент Reuters, работавший в России, Гай Берингер, обладал монополией на передаваемые новости из России на Запад.

В 1904 году, когда российское правительство перестало препятствовать сбору и дальнейшей рассылке по телеграфу внутренних новостей за границу, он прибыл в Россию в сопровождении своей жены и  стал работать в Петербурге. Берингер сообщал о войне России с Японией, а в 1907 году  передал Reuters текст важного англо-российского соглашения за несколько часов до его официального опубликования.



Сообщения Берингера о Февральской революции тоже были весьма оперативны, за что Берингер удостоился похвалы от руководства:

Мы должны поздравить г-на Гая Берингера, нашего корреспондента в Петрограде, с действительно замечательными сообщениями, которые он прислал нам в связи с революцией в России. С того момента, как  русская цензуры были устранена, от г-н Берингера шел постоянный поток новостей, подробно рассказывающих  всю историю этого чудесного события. Зная, что ему придется встретиться с очень активным соперником, он разослал огромную массу своих первых телеграмм по срочным тарифам, и благодаря его дальновидности мы смогли получать и публиковать новости в наших утренних газетах, а также передавать полный отчет о том, что произошло, во все части мира. Корреспондент, который живет во времена и в условиях интенсивного народного волнения, может потерять уверенность в себе, однако, мистер Берингер, кажется, сохранил свою хладнокровие от начала до конца, продолжая нас хорошо и точно информировать о событиях каждого дня


«С Россией все в порядке» она - друг, союзник и боец. Те самые испытания, которые она проходит, только укрепят ее сердце и боеспособность.», - писал он. Именно так перепечатали эти сведения Берингера газеты (Manchester Guardian, March 16th 1917, 5; Daily Mail March 16th 1917, 6)

На самом деле произошло обратное, никакого укрепления не было, июльское наступление было последней крупной акцией российской армии в Первой мировой войне. Дальнейшее развитие революционных событий и последовавшая Октябрьская революция показали, что русская армия не способна продолжать войну.
Менее чем через год после опубликования сообщения Reuters  доверие к России как к боевой силе было окончательно подорвано. Брест-Литовский договор, «позорный мир» с Германией, с точки зрения тех, кто продолжал воевать с Германией, доказал, что Россия больше не является ни борцом, ни союзником. Укрепление советской власти означало, что Россия больше не являлась и  другом.

А политические ( антибольшевистские) взгляды Берингера определили его дальнейшую судьбу, его арестовали.
Но прежде ему удалось вырваться из большевистской России, в Гельсинфорсе он оставил жену, и вернулся назад с поручением (по его признанию - для передачи сведений "для мистера Гроува, нашего консула"). После этого Берингер решил укрыться в Москве от пытавшихся его поймать красных. Долго прятаться не удалось, и Берингер оказался в ужасных большевистских застенках.
В тюрьме он пробыл недолго, вернувшись домой, написал подробный отчет о своих героических мучениях. Дальше след Гая Берингера затерялся.


Однако, этим список не ограничивается, служили делу и другие корреспонденты, с разными взглядами на мир и симпатиями, но верно корректируемые Министерством иностранных дел, чтобы не свернули с курса.

Продолжение следует
Tags: Агентства новостей, Великобритания, Журналистика, Независимые медиа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments