Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Либерийский проект. Часть 8


Окончание цикла "Либерийский проект"

Летние дни 1992 года были полны напряженности.  Тейлор  вел ожесточенные бои с мятежной группировкой, вторгшейся из соседней Сьерра-Леоне, он использовал плантацию в качестве плацдарма, когда бросился в атаку на миротворческие и правительственные силы, дислоцированные на военной базе Шиффелин между Firestone и Монровией.

«Они использовали плантацию, чтобы более или менее перегруппироваться », - вспоминал Вейхе. « Были слышны выстрелы пушек, была стрельба прямо на плантации. Мы знали, что идет война»

Иногда повстанцы Тейлора  выгоняли рабочих из  домов, в некоторых случаях повстанцы были сотрудниками Firestone, и они  работали там, когда не воевали.

«Была абсолютная анархия, потому что вооруженные повстанцы были повсюду. Они находились в Firestone, мистера Вейхе давал им много транспорта, поэтому большая часть  машин Firestone принадлежала повстанцам »


Многие вспоминают самолеты, летящие над головой посреди ночи и приземляющиеся в аэропорту Робертс, недалеко от входа в плантацию. «Несколько таинственных самолетов приземлялись на аэродроме Робертс, принося Бог знает что», - вспоминал Гейл Рафф. «Нам ничего не доставалось из этих самолетов». Колонны пикапов поднимались по главной дороге, унося секретный груз вглубь плантации Файерстоун.

«Когда прилетал самолет, мы видели прибывающие оттуда транспортные средства, покрытые брезентом, и мы знали, что это оружие», - признался Даниэль Д. Робертс, секретарь Вейхе. «Мальчики, которые жили с нами в лагере, говорили о том, что придет их оружие ». Вейхе и Тейлор работали над созданием коммуникационного центра и радиостанции .

В июле 1992 года Вейхэ провел для сотрудников посольства США экскурсию по возрождающейся плантации. Он рассказал им, как Рамос развернул около 300 солдат для защиты плантации. Еще около 1000 повстанцев жили там же, «пользуясь раздачей продовольствия Firestone», - сказал Вейхе офицерам.

Экскурсионная группагруппа разговаривала с Рамосом, он казался непринужденным и приветливым. Они столкнулись с генералом Адольфом Доло,  печально известным тем, что вербовал детей-солдат. После экскурсии сотрудники посольства подвели итоги визита в длительной телеграмме в Вашингтон.

«Похоже, что Firestone хочет играть в мяч с NPRAG*  и назначил Вейхе более эффективно работать с NPFL / NPRAG в долгосрочной перспективе», - говорится в сообщении. «Впечатление от визита на плантацию создает ощущение, что руководство Firestone как в Акроне, так и на месте событий, решительно настроено продолжать курс.Вложены огромные инвестиции, и Firestone снова хочет сделать плантацию прибыльным долгосрочным предприятием. Похоже, что Firestone пришел к выводу, что для успеха им нужно иметь дело с Чарльзом Тейлором »
*
National Patriotic Reconstruction Assembly Government NPRAG
(
Правительство Национальной Патриотической Реконструкции);
    National Patriotic Front of Liberia - NPFL
(Национально-патриотический фронт Либерии)
*

В какой-то момент Вейхе отвел одного из сотрудников посольства в сторону и рассказал, что повстанцы не разрешили Firestone проникать в некоторые районы плантации.

«Не вдаваясь в подробности, но создавая впечатление, что это может иметь какое-то военное значение, [Вейхе] также упомянул, что некоторые части плантации были под запретом», - рассказало посольство в телеграмме в Вашингтон.

William Twaddell
.
.
8 октября 1992 года новый посол США в Либерии с официальным визитом посетил плантацию Файерстоун. Твадделл и его окружение спокойно проехали 20-мильную асфальтированную дорогу от столицы до плантации. Вэйхэ вновь показал плантацию. Гостей ожидали отличные новости, впервые с июня 1990 года Firestone начала снова производить каучук - 600 000 фунтов в августе, 3,9 миллиона фунтов в сентябре. Более 6500 либерийцев вернулись на работу, здания, разрушенные мародерами, были отремонтированы. Компании удалось открыть больницу.


Больница

Ко дню визита Тэдделла люди Тейлора сняли обычные 25 контрольно-пропускных пунктов, укомплектованных повстанцами-подростками, которые разрешали проезд по дороге только за деньги. Дети-солдаты исчезли из виду. Самого Тейлора нигде не было видно, он завершал подготовку к операции «Осьминог» - стремительному захвату Монровии. Солдаты установили тяжелый пулемет перед домом 53 для защиты Тейлора. Тейлор начал проводить большую часть своих дней на плантации.

Однако, американцы, присутствующие на плантации, ничего не замечали. Вейхе сказал, что понятия не имел, что Тейлор планирует атаку. Джон Чепмен, британец, работающий на Firestone, управляющий заводом по переработке каучука, сказал, что он смутно вспомнил вооруженный конвой, проходивший через плантацию за несколько дней до начала операции. Но он ничего не заподозрил. «Мы сосредоточились на том, чтобы запустить завод в эксплуатацию», - сказал он.

Однако,  сотрудникам посольства было доложено « о вопиющем случае»: в контролируемом Тейлором аэропорту Робертс в начале октября, ночью, совершил посадку и выгрузил груз самолет Аэрофлота. Позднее США подтвердили, что торговцы оружием из бывшего Советского Союза были среди главных поставщиков оружия Тейлора, одним из которых был Виктор Бут.

Твадделл сообщил в телеграмме в Вашингтон, что солдаты, которых он видел, имели автоматическое оружие, которое было «блестящим и новым и, очевидно, только что из упаковочного ящика»

Если американские специалисты предпочли ничего не замечать, их либерийские сотрудники были более проницательны. «Можно сказать, что они планировали начать полномасштабную войну. Вокруг перемещалось оружие », - сказал Уэлвин. «Мы знали, что что-то случилось.»

***
Около 3 часов ночи 15 октября Тейлор обрушился на Монровию. Пушки-гаубицы и 81-мм минометы, установленные в отдаленных пригородах, обстреливали спящий город - узкий полуостров, окаймленный мангровыми болотами, ручьями и Атлантическим океаном.

Операция «Осьминог»
.
.
Герхарт, который жил в доме с видом на болота на восточной окраине Монровии, проснулся от ракетного огня, плывущего по крыше его дома. «Мы знали, что битва началась», - сказал он.

В то же время в укрепленном посольстве США на другом конце столицы проснулся Твадделл. Минометные снаряды приземлились возле посольства. «Это было хаотично, очень страшно», - сказал Твадделл.

Тейлор начал безумное, беспощадное, решительное нападение, с целью захватить столицу и получить, наконец, полный контроль над страной. План битвы Тейлора предусматривал, что силы НПФЛ нападат на Монровию с разных сторон, обволакивая ее, как руки осьминога.  Целью было захватить пригород Монровии и единственный оставшийся аэропорт временного правительства. Союзная повстанческая группировка  атаковала с запада, чтобы уничтожить базу западноафриканских миротворцев и захватить крупнейший порт страны.

Город, оказавшись в ловушке, должен был неминуемо пасть.

Однако, атака прошла не так, как планировалось. НПФЛ разместила две устаревшие ракетные пусковые установки, которые могли одновременно запускать до 40 ракет в пригороде напротив столицы. Ракеты стреляли, пролетая над городом и приземляясь в океане,  безобидные, как фейерверки.

Артиллерийский обстрел также не поражал намеченные цели. 105-мм орудия гаубицы были старыми, их стволы были  ржавыми, ими давно не пользовались. Единственным способом изменить траекторию полета снарядов было перемещение пушек взад и вперед, 81-мм минометы, если и поражали цели,
Командиры Тейлора обрушили на Монровию свои ударные отряды, перед боем детям-солдатам давали наркотики или алкоголь.

Иннокентий Насс, военный аналитик и отставной нигерийский офицер, вспомнил, как сражался с детьми-солдатами Тейлора на более позднем этапе войны. Они часто были самыми жестокими, самыми преданными солдатами, наркоманами, которые атаковали  волнами. «Вы можете убить одного, но за ним идет следующий и следующий...Они были опаснее зверей».

«В пылу битвы мы, действительно, не относились к ним, как к детям», - сказал Насс.

По мере продвижения повстанцев через пригороды они проводили массовые казни гражданских лиц, подозреваемых в пособничестве правительству. Они грабили дома. Они захватывали собственность, некоторые писали свои имена на пустых зданиях, чтобы закрепить их за собой, как свою собственность.

Около 200 000 человек бежали из пригородов в город в поисках безопасности. Монровия стала коварным ковчегом. Люди гибли в домах и гибли на улицах. Они наполнили больницы: дети , матери, молодые люди, обмотанные пропитанными кровью бинтами.

Чипли, тощий парень, выросший на плантации Файерстоун, теперь был командиром бригады Диких Гусей, которая считалась одним из наиболее профессиональных подразделений армии Тейлора. Чипли направил своих 1100 человек к окраинам Монровии в черных футболках с эмблемой стада гусей. Они были вооружены РПГ, легкими 60-мм минометами и зенитным оружием.
.
.
.
Кристофер Вамбо, известный как генерал Москито, выдвинулся на юг от плантации Файерстоун с более чем 2000 человек. Он захватил пригород под названием Гарднерсвилль, который был отделен от Монровии двумя милями болот и реки. На нем было камуфляж, красный берет и солнцезащитные очки-авиаторы, которые закрывали его лицо. Его люди, одетые  в футболки и тряпье, несли АК-47 и РПГ. Они маршировали, пели, прыгали, кто-то надел на голову цилиндр, кто-то- колье из ракушек, один из них держал то, что оказалось костью ноги. Ими были убиты пять американских монахинь, которые жили в небольшом монастыре недалеко от главной дороги, проходящей через Гарднерсвилль. Сестры были лишь малой частью из множества погибших в хаосе войны
.

.

Однако, силы западноафриканских стран. которы пришли на помощь либерийскому правительству, контратаковали, их силы быстро увеличились до 12 000 солдат, нигерийские самолеты бомбили силы Тейлора, вели на них  танки и бронетранспортеры, обстреливали с нигерийских военных кораблей.

Миротворцы из Западной Африки тесно сотрудничали с партизанами, боровшимися против Тейлора и с общеизвестно жестокой либерийской армией, причем все они знали местность лучше, чем иностранные наемники в рядах Тейлора. Вскоре Альянс начал выдавливать бойцов Тейлора назад.

Когда дикие мальчики Тейлора терзали Монровию, плантация жила обычной жизнью. Управляющие совершали ежедневные поездки из гостевого дома в офис Firestone и фабрики, расположенные чуть более чем в 3 милях. В октябре они отметили новую веху: заводское производство достигло рекордного значения за год: 4,7 миллиона фунтов каучука.
.



Вейхе- посередине
.
.
Менеджеры, конечно же, знали, что идет большая атака. Больница была заполнена ранеными солдатами НПФЛ. Дороги были в основном заблокированы. Но они опускали головы и работали, заботясь лишь о каучуке.

«Я чувствовал себя в большей безопасности на плантации», - сказал Вейхе. «Когда у вас есть работа, и вы знаете, что вам нужно делать, и вы делаете это, вы действительно не слишком пугаетесь или волнуетесь».

К ноябрю миротворцы перешли в наступление, вербуя союзников из других воюющих группировок. Теперь они охотились на Тейлора.

Самолеты западноафриканских ВВС начали бомбардировки и обстрелы. Так как у тейлора не было зенитных установок, воздушные удары преследовали людей Тейлора во время его передвижений с места на место.

На плантации в это время было полно людей, которые со своим семьями вернулись, чтобы  жить и работать на компанию. Либерийцы и представить себе не могли,  что западноафриканские войска нападут на плантацию, ведь это были миротворческие войска, они не посмели бы подвергнуть опасности жизни  гражданских лиц.

Но плантация также была командным пунктом Тейлора, там было его коммуникационное оборудование, солдаты, оружие и боеприпасы.

И все же, 2 ноября 1992 года миротворцы обрушились на плантацию.

Этим вечером на футбольном поле возле Харбеля собрались десятки либерийских рабочих. Мужчины, женщины, дети, кто-то из них играл, кто-то наблюдал за игрой стороны. В домах, окружающих поле, люди играли в шашки и скрэббл - любимое либерийское занятие.

Внезапно над головой пролетело несколько оливково-зеленых самолетов. Один из них сбросил бомбу, которая взорвалась, разбросывая осколки, кровь и части тела. Люди кричали и умирали. Самолёты прошли мимо во второй раз и обстреляли выживших.

Дядя Уэлвина играл в шашки с шестью другими мужчинами. Они все были были разрезаны на куски. Джулиус Морлу, либерийец, работавший в бухгалтерии на плантации, был вызван дочерью. Он примчался к полю и нашел свою жену между двумя домами, из раны на голове текла кровь,  она умерла на его глазах.

«Я ничего не мог сделать», сказал Морлу. «Я лег рядом с ее телом и плакал, и плакал».


Мэри Полли вернулась в Файерстоун после своего путешествия в горе, поселившись в доме, который она когда-то делила со своей семьей. Но когда ее муж умер,  менеджеры Firestone сказали ей, что она больше не имеет права на жить в доме, принадлежащем компании. Поэтому она переехала в местность недалеко от плантации.Когда она услышала звуки бомбардировки, она побежала посмотреть, что случилось. Она вспоминала, как переступала через трупы погибших работников плантации.

«Люди, бедные люди», - вспоминала она. «Тела, тела. тела. Я бы не смогла смотреть на такое снова.»





Из гостевого дома в 3 милях от трагедии американцы с удивлением наблюдали за взрывами.

«Я помню, как мы все выходили и говорили:« Ух ты, посмотри на это ». И мы наблюдали, как самолеты ныряют, сбрасывают бомбы и поднимаются вновь, - вспоминал Петтит. «Это было просто, как шоу. Мы знали, что они не будут беспокоить нас. Они охотятся за  Тейлором, поэтому мы в безопасности.»

Вэйхэ бросился на футбольное поле. Его стошнило от того, что он увидел: кровь, тела, конечности, похожие на скрученные кукольные руки, разбросанные по тщательно ухоженной траве.

Вейхе сообщил сотруднику посольства, что 42 человека были убиты - никто  из убитых не был комбатантом,  еще 200 получили ранения.  Вейхе появился в телевизионном интервью после нападения. В своей серой рубашке и больших очках в проволочной оправе он выглядел сердитым, озадаченным, измотанным. «Это ужасно», - сказал он







Нигерийский генерал Виктор Малу, командующий западноафриканскими силами, даже не извинился за нападение на плантацию.

А Ричардсон отрицал, что использование Тейлором плантации превратило либерийских рабочих Firestone в живые щиты.
Сегодня он живет в центральной Монровии, в наполненном светом доме из родного леса на берегу реки Святого Павла. Забавный, эрудированный, приятный в общении,  он проводит много вечеров с друзьями по NPFL. Он настаивает на том, что ни он, ни Тейлор не сделали ничего плохого - не нарушили ни либерийское, ни  международное право.

«Я видел черепа. Я видел собак, поедающих тела. Я видел раздутые тела. Я видел взрывающиеся тела. Я видел мертвых женщин. Я видел  мертвых детей. Я видел войну. Я надеюсь никогда больше этого не увидеть », - сказал Ричардсон. «Я не могу извиниться за войну.»

Firestone решил, наконец, остановиться. 18 ноября Вейхе написал письмо «Его Превосходительству» Чарльзу Тейлору. Вейхе написал, что после консультаций с генеральным директором Firestone Каизаки, который «очень гордился» работой Firestone на своем либерийском плацдарме, пришел к решению о «невозможности» продолжать работу на плантации, из-за безопасности.

Вейхе указал Тейлору, что он оставляет врача плантации для проведения ежедневных операций. Рамос, генерал Тейлора, станет членом исполнительного комитета, курирующего плантацию. Уильям Купер, брат одного из близких союзников Тейлора, будет осуществлять общий контроль за плантацией.«Я хочу лично поблагодарить вас за понимание», - написал Вейхе Тейлору. «Я с нетерпением жду возможности быстро вернуться и возобновить нашу деятельность».

Через месяц совет директоров Firestone собрался, чтобы опредеолиться с планами на будущее. Шремп предложил несколько вариантов, включая продажу плантации. Вместо этого, по словам Шремпа, «Кайдзаки согласился, что мы должны продолжать наши усилия по восстановлению операций в Харбеле».

Но сейчас пришло время уходить. Утром 20 ноября Вейхе погрузил в машины 14 сотрудников Firestone и пересек Тейлорленд, направившись к Берегу Слоновой Кости -Кот-д'Ивуа́р

Позже будет подсчитано, что Firestone в период за 1990-1993 гг. заработал 1,1 миллиона долларов.
За это время десятки тысяч либерийцев погибли. Сотни тысяч были изгнаны из своих домов.
Сотни детей были убиты или превращены в убийц. Страна превратилась в руины.

Эпилог

Компания Firestone Natural Rubber вложила более 135 миллионов долларов в усилия по восстановлению домов, школ, медицинских учреждений и другой инфраструктуры, а также по пересадке каучуковых деревьев.
Более 99% из 8 000 рабочих и менеджеров компании Firestone Natural Rubber Company являются гражданами Либерии.

Медицинский центр Firestone в Дусиде готовится принять шестую хирургическую миссию с Международной детской хирургией. Команда хирургов, медсестер и медицинских работников проведет более 100 бесплатных операций для наиболее обездоленных  в Западной Африке. - информация сайта Firestone
Недавно Палата представителей поручила своему Комитету по сельскому хозяйству провести расследование по поводу деятельности Firestone Liberia и обвинений ее в использовании жестокой трудовой практики.

Комитет был шокирован тем,  что без каких-либо поправок к Соглашению о разработке полезных ископаемых, которое компания имеет с Либерией, она тайно занималась производством и экспортом мебели, а также  посадкой какао.

Представляя доклад Комитета пленарному заседанию, представитель округа Нимба Принц О. С. Токпа сказал, что в ходе расследования комитета было установлено, что компания, действительно практикует жестокие методы управления рабочей силы, которая вынуждена существовать в очень плохих условиях.

Тапперы на плантации вынуждены ежедневно обходить около 1500 каучуковых деревьев вместо 750 деревьев, о которых администрация сообщает официально, при этом сборщики работают ежедневно, без выходных.

«Мы посетили лагеря, школы, детские сады в нескольких районах.

Находясь в лагере, первое и главное, что мы увидели, это то, что сборщики живут в полной темноте, без электричества. Мы также узнали, что условия жизни там очень плохие. Большинство домов, в которых живут рабочие находятся в очень плохом состоянии.

Работники  очень бедны, существуют в плачевных условиях, и в -третьих, им недоплачивают.
Большинство из них рассказали, что они вынуждены вставать  в 5:30 утра, чтобы полтора часа пешком добираться до работы, на которой они остаются до позднего вечера. На территории питомника люди никак не защищены. Более 200 рабочих работают на этом месте без возможности укрыться от дождя или жары »
, - заметил член палаты представителей Токпа.



Источники

Завтра - продолжение цикла "Дикая Либерия"
Tags: Африка, Капитализм, Колониализм, Либерия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments