Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Либерийский проект Часть 6


Мэри Полли
Продолжение цикла Либерийский проект

Когда Энсмингер говорил с прессой, Мэри Полли с детьми пробиралась через  густой кустарник, чтобы уйти подальше от плантации.
Незадолго до эвакуации американцев, группа правительственных солдат ворвалась в убогий дом Полли, в котором она жила на плантации. Они вытащили ее и мужа Джозефа на улицу, Джозефа раздели до нижнего белья,  их обоих начали избивать на глазах у троих детей, обвиняя в работе на боевиков Тейлора.

«Они говорили: «Ты хочешь умереть? Вы хотите умереть? Ты умрешь прямо сейчас », - рассказывает Полли. Солдаты утащили истекающего кровью мужа, а позже   вернулись, требуя выкуп за его возвращение. Полли передала то, что у нее было, совсем немного. Но солдаты вернулись и попросили еще 500 долларов. Когда она сказала им, что у нее ничего больше нет, солдаты изнасиловали ее и сказали, что убьют ее и детей. На следующий день она узнала, что солдаты убили мужа, Полли решила сбежать с детьми в джунгли.


.
Они долго шли лесом , ели сахарный тростник, чтобы выжить, уставшие, испуганные, голодные. Через несколько дней  Полли заметила, что трехлетний сын, которого она привязала к спине, перестал двигаться. Ее младший Монко умер.
.


.

Полли сошла с ума от горя. Она держала ребенка перед собой,  и спотыкаясь пробиралась череззаросли. Она столкнулась с незнакомцем, который помог ей похоронить мальчика. После нескольких дней, проведенных в джунглях, Полли и ее оставшиеся дети достигли Какаты, города, удерживаемого повстанцами, недалеко от плантации. Ее испытание не было окончено.


.
.

Полли давала интервью, с достоинством и грацией сидя на диване в своем крошечном аккуратном домике под манговым деревом в пригороде Монровии. Она по-прежнему злится на Firestone. Почему компания не дала отпор боевикам? Почему полиция Firestone не пыталась остановить нападение? Почему компания не попросила защиты у правительственных солдат, а когда они пришли, не попросила их остаться?«Никого там не было, чтобы защитить простого работника, никого», - сказала она. Тем не менее, она сказала, что поняла. «Когда дело доходит до войны, - сказала она, - все убегают».

В июне 1990 года, Тейлор воцарился в усадьбе  управляющего плантацией, в доме с колоннами №53. Всем стало ясно, компания, которая так долго властвовала над страной, ее лидерами и бесправными работниками, была побеждена.

В величественном особняке теперь царил хаос. Друзья Тейлора и его и телохранители бездельничали в коридорах. Боевые командиры носились туда и обратно.

Цель Тейлора состояла в том, чтобы захватить Монровию, в которой проживает половина населения страны, где находилось большинство ее основных финансовых и политических институтов и, что наиболее важно, находилась  резиденция президента Доу, укрепленное сооружение с видом на Атлантический океан.

Тейлор организовал свою атаку с плантации Firestone. Он был уверен в своем успехе, и объявил, что займет правительственный особняк в начале июля. Его люди сражались в пределах 500 ярдов от правительственного здания, где Доу скрывался со своими людьми. Когда обе стороны обменялись огнем из минометов и стрелкового оружия, Тейлор внезапно остановил операцию, Соединенные Штаты обратились к нему с просьбой о мире.
.

Herman Jay Cohen

Герман Коэн, верховный представитель Государственного департамента по Африке, несколько раз разговаривал с Тейлором по спутниковой связи, чтобы договориться о прекращении огня. Он даже посетил Тейлора на его военной базе  в Кот-д'Ивуаре, где обнаружил, что Тейлор сидит на троне в окружении детей-солдат. Позади него был портрет президента Джона Ф. Кеннеди и его жены Жаклин. «У него были видения великого государственного деятеля», - сказал Коэн. «Он видел себя таким: «Я собираюсь захватить Либерию и превратить ее в новую страну».

Стремление к миру провалилось. «Было ощущение, что мы не хотим, чтобы Либерия была нашим приемным ребенком», - сказал Коэн. «Мы не собирались брать на себя ответственность за Либерию».

.

Чарльз Тейлор со своими войсками на поле аэропорта Робертс 21 июля 1990 года.
.
В игру вступил альянс западноафриканских стран во главе с Нигерией, региональным тяжеловесом. В августе 1990 года альянс развернул около 7000 миротворцев, известных как ЭКОМОГ.

Миротворцам удалось остановить Тейлора, но они не спасли президента Либерии. Доу был схвачен и убит главой враждующей повстанческой группировки во главе с Принцем Джонсоном, одним из бывших генералов Тейлора.
.

Принц Джонсон
.
Принц Джонсон, еще одна политическая фигура, за которой стояли американцы. Принц Джонсон был с Тейлором во время свержения и убийства президента Буркина-Фасо Тома Санкара, был он и вместе с Тейлором в лагере Каддафи. В феврале 1990 года Принц Джонсон казнил ряд  боевиков Народно-Патриотического Либерийского Фронта (НПЛФ) за  мародерство и дезертирство. Это вызвало гнев Тейлора, в рядах НПЛФ произошел раскол, Джонсон  ушел, забрав с собой около 1000 человек. Джонсон, разочарованный тем, что Тейлор "... отказался взять на себя обязательства по выборам", обвинил Тейлора в том, что он «преступник и мошенник».

К июлю 1990 года США стали считать Тейлора столь же неприемлемой политической фигурой,  что и Доу: "И мистер Тейлор, и человек, которого он пытается свергнуть, президент Сэмюэль Доу, теперь рассматриваются (в Вашингтоне - ред.) как опасные и недопустимые лидеры ».('The Independent on Sunday', 5 August 1990; p. 14).

Поэтому США сделали ставку на Джонсона: «Считается, что люди г-на Джонсона, по крайней мере, имеют молчаливую поддержку США ... Дипломатические источники расценили наступление г-на Джонсона как шаг, вдохновленный США ».(«The Independent on Sunday», 5 августа 1990 г .; с. 14).

В то время как войска Тейлора все еще были разбиты лагерем на каучуковой плантации  примерно в 30 милях от Монровии, в конце июля  Джонсон со своим отрядом «внезапно появился у ворот особняка Доу. По словам Тома Уовейю, министра обороны Тейлора,… США помогли доставить Принса Джонсона и его боевиков в центр столицы Монровии».(«The Independent on Sunday», 5 августа 1990 г .; с. 14).

Джонсон  приказал своим людям пытать Доу и снимать это на пленку, пока он сидел за столом с двумя открытыми банками пива Budweiser, а молодая женщина  обмахивала его сзади, Джонсон приказал своим людям раздеть Доу. Пышнотелый президент стоял на коленях перед Джонсоном в нижнем белье, дрожа, рыдая, умоляя. Люди Джонсона отрубили ему уши. Кровь текла по его торсу. Позже  тело Доу было выставлено за пределам медицинской клиники и на медицинской каталке демонстрировалось всем желающим на него посмотреть.
.

Amos Claudius Sawyer
.
Амос Сойер, либерийский интеллектуал, должен был стать президентом временного правительства, назначенного на встрече ведущих либерийских политиков, активистов и религиозных лидеров. К ноябрю в стране установилось непростое перемирие, которое либерийцы назвали  «ни мира, ни войны». У Сойера было желание взять ответственность за страну, но не было реальной силы, у Тейлора была сила, но не было в перспективе безопасности, поскольку он опирался на террор.


Временное правительство

Тейлор, не впечатленный миротворцами и новым временным президентом, самостоятельно занимался управлением страной. Теперь он контролировал почти всю Либерию, назвав ее Великой Либерией, хотя она была более известна как Тейлорленд, и объявил себя президентом. В качестве своей столицы он выбрал деревню Гбарнга на равнинах северной Либерии, грязный региональный торговый центр.
.

.

Тейлор превратил длинный невысокий одноэтажный дом на высоком холме с видом на деревню в свой правительственный особняк. Со стороны он смотрелся скромно и неприхотливо. Внутри - была мебель в стиле рококо и стены из лакированного дерева.

Тейлор назначил Кабинет министров (которых часто увольняли, иногда избивали) и создал судебную систему (едва ли независимую). Он даже нанял лоббиста в американском Вашингтоне. Он сформировал свою армию - в конечном итоге он собрал около 10 000 бойцов и детей-солдат, вооруженных пулеметами, минометами и артиллерийской пушкой.


«Я не солдат. Я экономист. Я приехал сюда, веря в очень демократические принципы, на которых сегодня основаны Соединенные Штаты », - говорил он на телекамеры. «Все, что я хочу сделать, это вернуть немного здравомыслия стране, немного честности  в игру».

Некоторое время группа либерийских менеджеров Firestone пыталась управлять плантацией, работая на Тейлора. Но маленькая группа не могла заботиться о миллионах каучуковых деревьев, у них не было судов для перевозки каучука, не было торговой сети для его продажи.

К февралю 1991 года существовала опасность, что плантация развалится. Группа бывших работников Firestone пришла встретиться с Тейлором на веранде Дома 53,  они хотели вернуть Firestone. «Сотрудники не получали выгоды», - сказал Виктор Бестман, управляющий либерийскими владениями. Партнеры Тейлора «продали каучук, и как разделили добычу, никто не знает».

Тейлор понимал, что ему нужен Firestone, что возвращение компании создало бы яркое впечатление о том, что Тейлорленд  открыт для бизнеса. С политической точки зрения,  рабочие места и запасы продовольствия гарантировали бы, что жители не поднимутся против режима. «Нам нужен Firestone, чтобы занять людей», - сказал , либерийский архитектор, Джон Т. Ричардсон, который работал с Африканским банком развития, USAID и Всемирным банком по контракту строительства сельских школ и больниц по всей Либерии с 1970-х годов, а несколько десятилетий спустя стал консультантом Тейлора.
Когда Файерстоун покинул Либерию, это не понравилось Тейлору. «Идет небольшая война, а  ты убегаешь, и нет еды, лекарств...», - сказал Тейлор позже одному из руководителей Firestone на встрече. «Это непростительно».

Со своей стороны, Компания Firestone не намеревалась уступать  лидеру боевиков, которые угрожали менеджерам и убивали рабочих.
.

Энсмингер

В октябре 1990 года Энсмингер послал жесткое письмо, обращаясь к Тейлору как «главнокомандующему», а не президенту. Он попросил о встрече и гарантировал, что персонал Firestone, присутствовавший на встрече, будет в безопасности. Неделю спустя Энсмингер прислал примерный план обсуждения вопросов, связанных с последующей деятельностью.

В этом плане Энсмингер изложил условия  для возвращения в Либерию: Firestone «не может возобновить свою деятельность, если его сотрудники, как либерийские, так и иностранные, не имеют достаточных гарантий того, что в Либерии будут восстановлены мир, закон и порядок для обеспечения безопасности сотрудников и членов их семей ."
Он потребовал также улучшения финансовых условий - снижения налоговых обязательств компании, при этом, чтобы избежать «вмешательства во внутренние дела Либерии», отметил, что Firestone не признает «легитимность» какой-либо политической или военной власти.

Сегодня Энсмингер заявляет, что, по его мнению, компания не должна была пытаться вести переговоры с Тейлором. «Тейлор не был признанным правительством Либерии. Не было никаких оснований или законности для переговоров с Тейлором », - сказал Энсмингер в интервью. «Мы только пытались найти способ добраться до плантации и возобновить работу».

Послание мало помогло улучшить настроение Тейлора. Позиция Энсмингера звучала так: «Мы хотим вернуть нашу плантацию. У тебя там нет дел. Мы хотим все, чтобы наши грузовики вернули. Мы хотим этого, этого и всего остального », - сказал Ричардсон, советник Тейлора.


.

Тейлор был готов ждать, если Файерстоун хочет вернуть свою резиновую плантацию, ему придется прогнуться - и заплатить.

Вернувшись в Акрон, американский офис Firestone, Энсмингер и другие менеджеры начали вырабатывать стратегию возобновления работы плантации.

В 1988 году японский шинный конгломерат Bridgestone приобрел Firestone за 2,65 млрд долларов - крупнейшая покупка американской компании в то время японской компанией. Бизнес-аналитики посчитали сделку катастрофой. Бриджстоун был слишком медлителен в реорганизации, Компания теряла деньги. Согласно истории компании, в период с 1990 по 1992 года  дочерняя компания Bridgestone / Firestone потеряла 1 миллиард долларов. На балансе Bridgestone либерийская плантация Firestone была не слишком большой, но очень прибыльной. На топ-менеджеров «Акрон оказал сильное давление, чтобы запустить плантацию», сказал Кен Герхарт, менеджер Firestone, управлявший заводом Кока-колы в Монровии. Плантация «была очень, очень прибыльной. Она было очень эффективной ».



Кен Герхарт


Завод Кока-колы, принадлежащий Firestone
.
Латекс, произведенный в Либерии, считался одним из лучших в мире, отчасти из-за жесткого контроля качества компании. Поставки плантаци составляли около 40 процентов рынка США  и 10 процентов мирового рынка.

Стоимость самой плантации - земли, деревьев, фабрик, зданий, транспортных средств и оборудования - оценивалась почти в 200 миллионов долларов. Если Файерстоун уйдет навсегда, эти активы будут потеряны. Даже временное прерывание представляло опасность: не было никаких гарантий, что Либерия разрешит компании вернуться, особенно при благоприятных условиях первоначальной сделки, заключенной в 1926 году.

Чтобы выяснить, как поступить с Тейлором и вернуться в Либерию, Файерстоун нанял молодого либерийского адвоката, живущего в США, с внушительными полномочиями. Джеральд Падмор окончил Йельский, а затем Гарвардский юридический факультет. Он вернулся в Либерию, чтобы служить в правительстве президента Толберта. Будучи исполняющим обязанности министра финансов, он сидел за столом у Firestone в переговорах каучуковым контрактам. Позже он переключился на сторону Firestone и начал консультировать руководителей компаний относительно того, стоит ли возвращаться в Либерию. Сегодня, он с позволения Firestone, дает интервью.
.
Gerald Padmore

«Это была настоящая дилемма для компании», - сказал Падмор. Было «много, я бы сказал, переоценки ценностей, и действительно трудное, трудное принятие решений, которое нужно было сделать».

По мнению Падмора, в Либерии было два конкурирующих правительства, ни одно из которых не было официально признано Соединенными Штатами. Плантация была в Тейлорленде, отправлялась ее продукция в Монровию. Чтобы пробраться от плантации в порт, сотрудникам компании пришлось бы пройти через многочисленные контрольно-пропускные пункты и выдерживать просьбы о взятках на каждой остановке. Кто определяет правила? Кто получит налоги компании?

Падмор сказал, что по большей части, решимость Firestone вернуться в Либерию объяснялась заботой о ее либерийской рабочей силе. В июне 1990 года Файерстоун прекратил поставки риса на плантацию, поэтому мужчины, женщины и дети выживали на сахарном тростнике и гниющих бананах. В течение одного периода этой осени медицинский работник компании регистрировал от 10 до 15 смертей в день.

Плантация и ее деревья также вызывали беспокойство. Каучуковые деревья должны быть очень тщательно ухожены, и латекс - собран, иначе начнется вымирание. Файерстоун получил известие о том, что либерийцы спустились на плантацию, чтобы незаконно собрать латекс с деревьев компании. Они работали «убойным способом» - промышленный термин, позволяющий добывать так много сока, что дерево умирает.

«Мы узнали это от наших сотрудников, они были расстроены», - вспоминает Падмор. «Мы узнали, что наши активы разграблены или уничтожены. Вопрос в том, оставим ли мы Либерию, как это сделали многие другие крупные компании, или у нас будет будущее, и как мы вернемся? »

Падмор сказал, что для Firestone было бы  легко отказаться от плантации. Несколько компаний бежали из Либерии в начале войны. Другие решили остаться, согласно телеграмме Госдепартамента.

Падмор сказал, что для Firestone было соблазнительно сказать: «Мы уходим отсюда. Это рискованно. Это страшно. Экономически это не имеет никакого смысла ».

«В некотором смысле это было бы  оправданно, если бы вы могли безопасно вернуться в Соединенные Штаты. Но если вы почувствовали чувство ответственности перед Либерией, и, самое главное, перед рабочими, вашими товарищами по команде, на самом деле, людьми, с которыми вы работали в течение многих лет, которые были огорчены - некоторые из них были убиты - вы бы сказали, «Хорошо, давайте вернемся и посмотрим, сможем ли мы им помочь», - продолжил Падмор.

«Я думаю, что все это были правильные решения, потому что для меня Либерия переживает временных правителей, которых она может иметь. Это страна. Это обычные люди, чьи жизни очень важны. У них нет возможности или средств, как, к счастью для меня, улететь в Соединенные Штаты и быть в безопасности. Они должны беспокоиться о своих детях. Для меня это правильный выбор. Оставайся как можно дольше», - сказал Падмор.

Падмор признал, что работники Firestone пережили насилие Тейлора и стали свидетелями того, как бойцы Тейлора уничтожали людей в Харбеле..Его солдаты угрожали Энсмингеру и Герхарту. Личному водителю Герхарта люди Тейлора отрезали подошвы ног с помощью мачете.

«Мы знали, что там были бои, там были убийства, и были некоторые убийства этнических репрессий», сказал Падмор. «Но в то время, судя по имеющейся у меня информации и, как мне кажется, Firestone, Тейлор, похоже, не проводил геноцидных действий».

В интервью Энсмингер сказал, что это было «смешно». «В  Firestone прекрасно знали о том, что происходит и получали отчеты от государственного департамента, а также от посла и либерийцев. Они прекрасно знали, что совершались зверства и нарушения прав человека ».

В октябре 1990 года Human Rights Watch сообщила о том, что солдаты Тейлора совершали массовые убийства и пытки. Две трети племени Доу, краны, покинули страну. Те, кто остался, говорится в отчете, «подвергались риску геноцида».

"Кран умрут, как собаки" - гласит надпись на билборде


Беженцы
В начале 1991 года Государственный департамент США опубликовал свой доклад о нарушениях прав человека в 1990 году, который был утвержден Конгрессом для каждой страны мира. Для Либерии это читалось как кровавый роман.

Все враждующие группировки, в том числе правительственные солдаты, совершали злодеяния. Каждый раз, когда Тейлор захватывал новую провинцию, его войска охотились и убивали сотни мужчин, женщин и детей из этнических групп мандинго и кран, которые считались сочувствующими к Доу.
Чрезвычайные продовольственные центры, созданные для питания голодающих либерийцев, стали гротескными ловушками. Те, кто стоял в очереди, были вынуждены предъявлять удостоверения личности, тааким образом представителей племен опознавали и убивали. Люди Тейлора установили контрольно-пропускной пункт на шоссе под названием «Без возврата». Там было убито более 2000 человек.

«Общая ситуация с правами человека в Либерии в 1990 году была ужасающей», - говорится в докладе. «Все комбатанты регулярно участвуют в неизбирательных убийствах и надругательствах над гражданскими лицами, грабежах и казнях по этническим мотивам».«Лидеры всех вооруженных группировок практически ничего не сделали, чтобы остановить убийства и в некоторых случаях, возможно, поощрял их или были непосредственно ответственены за злоупотребления. ”

Официальные данные, кропотливо собранные годы спустя Либерийской комиссией по установлению истины и примирению на основе показаний тысяч либерийцев, попытались количественно оценить ущерб, нанесенный людям. К декабрю 1990 года только силы Тейлора совершили почти 40 000 нарушений прав человека. Согласно данным ProPublica, число погибших составило более 6400 человек, 800 похищений людей и 600 изнасилований.


.

Мэри Полли сказала, что стала одной из жертв бойцов Тейлора. С плантации Файерстоун она сбежала в город, удерживаемый мятежниками Тейлора. Бойцы украли ее еду. Они взяли ее одежду. Они угрожали ей оружием. И вот однажды они схватили ее 13-летнюю дочь, изнасиловали и убили ее. У Полли, которая потеряла мужа, сына, дочь, повредился разум.

А в Огайо руководители Firestone продолжали обсуждать, что делать. Первоначально они решили подождать, чтобы увидеть, разрешится ли конфликт сам по себе. Но когда эти надежды исчезли, Firestone приняла окончательное решение: Компания вернется в Либерию.

«Это было вполне оправданно», - сказал Падмор.«Если бы у меня был хрустальный шар... я бы сказал Firestone в январе 1992 года: не возвращайтесь , но мы не знали, что произойдет. Мы надеялись, что все образуется ». При этом он добавил: «Если бы [руководители Firestone] не приняли этого решения, я думаю, что Либерии было бы намного хуже сегодня».


Это - братская могила.
Безвинные жертвы либерийской войны 1990 года.
Были убиты из-за принадлежности к племени


Продолжение - в следующую пятницу
Tags: Африка, Колониализм, Либерия
Subscribe

  • О массмедиа

    Туалет курорта Chena Hot Springs на Аляске . Любителям сравнений Петербурга- Ленинграда с Древним Римом О канализации и цивилизации О…

  • 6. О парижской воде

    Часто бывает, что гениальность проявляется при принятии решений, противоречащих мировым трендам, человек говорит однажды: "Мы пойдем другим…

  • О российской канализации - дополнение

    Уважаемый b_graf упомянул о том, что Петербург отставал в строительстве канализационных систем по сравнению с другими городами, и в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments