Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Либерийский проект. Часть 3


Начало:Либерия

В долговую ловушку Либерия попала давно, в  последней трети XIX в.  более развитые в экономическом отношении страны ( прежде всего Германия и Великобритания) пришли в Либерию и захватили клю­чевые позиции в экономике, прежде всего во внешней торговле, теперь весь экспорт контролировался иностранным капиталом, что конечно, резко ухудшил финансовое положение страны. Единственная возможность для развития экономики виделась в получении кредитов.

В 1870 г. либерийский президент Ройе получил у лондонских банкиров заем в 100 тыс. ф. ст. Условия займа были кабальными. На всю сумму займа выпуска­лись облигации, которые продавались со скидкой в 30 %. Следо­вательно, Либерия вместо 100 тыс. ф. ст. получала фактически 70 тыс. А 7% годовых выплачивались со всей суммы займа. Платежи обеспечивались установлением контроля заимодавца над таможенными поступлениями Либерии. В результате всех этих махинаций Либерия из 100 тыс. получила всего 27 тыс. ф. ст..Вскоре Либерия была уже не в состоянии выплачивать проценты по займу. В 1904 г. долг Либерии составлял 160 тыс. ф. ст. (100 тыс. по займу, остальные — внутренний долг).

В 1905 г., когда Либерия объявила себя неплатежеспособной, Англия и Франция открыто пытались установить совместный протекторат над обессилевшей страной, и только разногласия двух государств не дали этому случиться.

Заем 1906 года был получен от британского консорциума, возглавляемого банкиром Эрлангером через посредство сэра Гарри Джонстона , председателя Либерийской компании по развитию. Президент Барклай предоставил этой компании концессию с беспрецедентными правами и привилегиями.

Либерийская девелоперская компания получила монополию на разведку полезных ископаемых и золота и алмазов в графствах Монтсеррадо и Мэриленд. Кроме того, компания получила почти монопольные права на строительство транспортно-коммуникационной сети в стране, создание Национального банка, на импорт оборудования и техники для строительства промышленных объектов и эксплуатации природных ресурсов, а также возможность получения в аренду земли и права на рыболовство.

Английской компании также разрешили создать полицейские силы, которые должны были защищать их имущество, которое размещалось на территории практически всей страны. При этом,  либерийское правительство никак не контролировало девелоперскую компанию, которая не имела никаких обязательств перед правительством.

Условия займа 1906 года были тяжелыми и наносили большой ущерб интересам Либерии. 30 000 фунтов стерлингов должны были выплачиваться ежегодно в виде процентов до погашения всего долга. Кроме того, два англичанина были назначены ответственными за таможенные доходы Республики в качестве гарантии, что поставило под угрозу суверенитет республики.

Отсутствие каких-либо улучшений в государственных финансах, экономическом развитии и инфраструктурных возможностях страны только способствовало дальнейшему ухудшению ситуации в республике. Вопреки своим целям заем 1906 года привел к усилению политической и экономико-финансовой зависимости Либерии. В 1911 году государственный долг вырос почти до 1,4 миллиона долларов США. Однако, президент Артур Барклай продолжил порочный круг, договорившись об очередном кредите.

В 1911 году, в последний год его администрации, Барклай получил заем в размере 1,7 млн. долларов США . Условия займа, однако, были еще хуже, чем условия займа 1906 года.  Кредит под 5 процентов имел срок погашения 40 лет и был предоставлен американскими, немецкими, британскими и голландскими банкирами, последний из которых был представлен правительством Франции. Обслуживание долга по этому кредиту было близко к 100 000 долл. США в год, что составляло примерно 40% доходов правительства.

Теперь уже четыре страны делили Либерию и ее богатства. Вскоре после того, как средства были получены, британское правительство вынудило Либерию назначить дополнительных британских таможенников и создать «пограничные силы» с командующим офицером британского майора. Финансовые последствия этого решения могут быть проиллюстрированы тем фактом, что сумма, потраченная на пограничные силы, превысила сумму, потраченную на здравоохранение и образование.

Следующий кредит был получен в 1917 году президентом  Говардом от Банка Британской Западной Африки, который был единственным банком в стране.  Новый кредит тоже не улучшил финансовое положение правительства. Британский банк ввел несколько условий, которые были неприемлемы для правительства Либерии. Среди прочего, он потребовал назначения должностных лиц Банка на государственные должности. Вскоре после этого президенту Говарду удалось заручиться поддержкой правительства США, и начались переговоры о  получении кредита от США

В 1926 году, используя беспомощность либерийского правительства, погрязшего в долгах, Файерстоун предложил правительству сделку: в обмен на концессию правительство получало ссуду в размере 5 миллионов долларов США под 7% -ную процентную ставку для погашения долгов,  с условием строительства порта, необходимого Компании,

В июле 1927 года сделка была совершена при участии  организованной Файерстоуном Американской финансовой корпорациии и Национального городского банка Нью-Йорка, в качестве фискального агента. Либерийское правительство согласилось получить ссуду в 25 миллионов долларов, Американская финансовая корпорация – выкупить бонды на 25 миллионов, выпущенные либерийским правительством. При этом Файерстоун согласился построить порт в Монровии, а правительство – оплатить расходы на его сооружение.

Кредит, предоставленный Firestone ознаменовал новый этап, теперь уже американский капитал включился в борьбу за Либерию. Он был предоставлен либерийскому правительству в обмен на полную власть над его доходами до тех пор, пока  не будет произведена полная выплата.

Американский финансовый советник, назначенный правительством США, контролировал финансы республики и должен был ежегодно утверждать бюджет страны. Но самым поразительным и важным следствием этого займа стало то, что правительству Либерии было теперь запрещено заключать новые займы без письменного согласия Американской Финансовой корпорации, то есть Firestone.

Обязательства Firestone были очень ограничены, в то время как правительство Либерии, принявшее ряд условий, превратило Либерию в американский протекторат.

Постепенно кредит занимал все большую и большую часть доходов правительства Либерии: он вырос с 20% от общего дохода Либерии в 1929 году, до 32% в 1930 году, до 54,9% в 1931 году и почти весь доход в 1932 году.

Во время Великой депрессии, когда цена на каучук упала, компания Firestone прекратила разработку плантации (используя всего 50 000 акров и урезав заработную плату вдвое), таким образом,  правительство Либерии лишилось налоговых доходов и не смогло платить по долгам, выплата по кредитам была пропущена . Как же действовал Файерстоун в этой ситуации?
Файерстоун попросил правительство США отправить военный корабль в Монровию для обеспечения выплаты долга.

К счастью для Либерии, президент Франклин Делано Рузвельт отказался вмешиваться во внутренние дела Либерии, написав в меморандуме Государственному департаменту: «Мы всегда должны помнить, что Файерстоун отправился в Либерию со своим собственным финансовым риском, и это не дело Государственного департамента "вытаскивать каштаны из огня ... "

В 1932 году Законодательное собрание Либерии приняло Закон о моратории, который приостанавливал выплату кредита Firestone до тех пор, пока не будут согласованы условия, более соответствующие платежеспособности Либерии. США приостановили дипломатические отношения, но все же , не предприняли дальнейших действий.

После обращения либерийского президента за помощью, Совет Лиги Наций учредил комиссию по расследованию. В докладе комиссии рекомендовалось предоставлять финансовую помощь Либерии на определенных условиях. Некоторые европейские державы в Лиге наций призывали к введению внешнего мандата по управлению страной, что отменило бы независимость республики, против чего протестовало либерийское правительство.

После трех лет переговоров было достигнуто соглашение в соответствии с предложениями Лиги Наций. Два ключевых чиновника Лиги были введены в правительство Либерии в качестве консультантов с ограниченными полномочиями. Благодаря этой программе помощи Либерия смогла возобновить платежи по кредитам.

В 1934 году дипломатические отношения с Либерией были восстановлены. Но кредиты компании были полностью выплачены лишь в 1952 году.

В течение первой четверти 20-го века в Либерии свободно обращалась британская и американская валюты.
Появление компании Firestone изменило ситуацию, поскольку  ее работники получали зарплату в долларах, а  американский кредит поставил финансовую систему ( все доходы и расходы) страны под контроль США . Экономика республики теперь полностью зависела от компании Firestone Plantations, а в финансовом отношении она контролировалась Банком Монровии. Этот банк, дочерняя компания Firestone, в 1930 году стал единственным банком в стране, после вытеснения Банка Британской Западной Африки (Bank for British West Africa).

Кроме того, либерийская «армия», пограничные силы Либерии, находилась под командованием офицера армии США после ухода командующего британского военного офицера.

Как мы знаем по Бразильскому проекту, в преддверии войны значимость стран-производителей каучука возросла. Натуральный каучук был необходим для изготовления шин для военных самолетов, военных джипов, авиационных пушек и чувствительного радиолокационного оборудования.

В своих мемуарах бывший государственный секретарь США Корделл Халл писал: «С оккупацией Японией районов производства каучука на Дальнем Востоке, Либерия приобрела для нас большое значение как один из немногих оставшихся доступных источников натурального каучука».

Кроме каучука, в 1938 году в Либерии были американскими специалистами были открыты залежи железной руды, однако в связи с ограниченными возможностями порта в Монровии американские компании отложили их разработку.

В 1942 году Либерия подписала Пакт обороны с Соединенными Штатами. Либерия также разрешила Соединенным Штатам использовать свою территорию для хранения военных грузов и строительства военных баз в графстве Монтсеррадо и графстве Гранд-Кейп-Маунт. После этого началось ее стратегическое развитие: строительство дорог, аэропортов, так необходимого сталелитейщикам порта и других инфраструктурных проектов.

Правительство США предоставило Либерии еще одну ссуду, за счет которой был построен Свободный порт (Freeport) Монровии и построена железная дорога, соединяющая  этот порт  с железорудным рудником на холмах Боми (Bomi Hills).
Эдвард Стэттиниус младший ( Edward Stettinius), сын  финансиста и партнера Джона Пирпонта Моргана, начинавший с General Motors, а  в 1939 году будучи председателем Американской сталелитейной корпорации US Steel, был очень заинтересован в поставках либерийской руды. В 1941 году он  был назначен Администратором по Ленд-лизу, а в 1943 году -  государственным секретарем.

С его помощью был построен не только порт, но и мост через реку St.Paul, по которому железная руда доставлялась в порт для отправки в Америку. Расходы на мост проходили, как расходы на строительство порта. В дальнейшем железная руда стала давать Либерии 70% экспортной выручки.

.


.
Аэропорт Робертсфилд ( сегодня он называется Робертс) был построен с достаточно длинными взлетно-посадочными полосами, чтобы бомбардировщики B-47 Stratojet могли приземлиться для дозаправки, Либерия получила самую длинную( и по сей день) взлетно-посадочную полосу в Африке.
.


.

Это помогло США осуществлять военные поставки на североафриканский театр военных действий Транспортировка через Атлантику морским путем была опасной из-за множества немецких подлодок, поэтому США открыли южноамериканско-либерийский воздушный коридор.

Из-за своей близости к Южной Америке Либерия стала первым крупным западноафриканским плацдармом. Военные поставки Соединенных Штатов формировались для отправки во Флориде, доставлялись в Бразилию, а затем — в Либерию, аэропорт Робертсфилд, где был военный склад. Там 5000-й контингент афроамериканских войск хранил и содержал свои грузы. Из Робертсфилда военные поставки доставлялись в их конечные пункты назначения в Марокко, Тунис и Алжир. С 1943 года до конца войны аэропорт служил альтернативной базой для  26-й эскадрильи SAAF, которая управляла бомбардировщиками Vickers Wellington патрулирующих над Атлантикой.


Президент США Франклин Делано Рузвельт (слева ) во время визита в Либерию в 1943 году,
президент Либерии Эдвин Джеймс Баркли - за рулем (справа)

В январе 1943 года президент США Франклин Рузвельт даже посетил Либерию после участия в конференции в Касабланке. Цели Рузвельта состояли в том, чтобы оговорить создание военных баз США, добиться  продолжения поставок каучука, призвать правительство Либерии изгнать граждан Германии, убедить его отказаться от своего нейтралитета и объявить войну державам Оси.
.


Преобладание в стране  американских инвесторов, таким образом, было причиной того, что  в  декабре 1943 года президент Эдвин Барклай решил объявить британский фунт вне закона и сделать доллар США единственным законным платежным средством в стране, это было логичное решение, которое подтвердило политическую ориентацию страны, а также ее финансовую и экономическую зависимость.

Во время Второй мировой войны тысячи коренных либерийцев мигрировали из сельских районов страны в прибрежные районы в поисках работы. Правительство Либерии долгое время выступало против такого рода миграции, но больше не могло ее сдерживать. все хуже становилось экономическое положение населения, все больше-беезработица, все дешевле - человеческий труд.

Растущее экономическое неравенство вызывало усиление враждебности между коренными народами и американо-либерийцами.

Социальная напряженность привела к тому, что правящая верхушка, наконец, осознала шаткость своего положения.
Президент Уильям Ваканарат Шадрак Табмен, пришедший к власти в 1944 году и остававшийся там вплоть до своей смерти в 1971 году,  был генералом либерийской армии,  спикером либерийского парламента, методистским проповедником.

Придя к власти он стал выступать за предоставление право голоса коренным либерийцам, но его партия вигов ( единственная в стране партия) не могла измениться, она продолжала подавлять политическую оппозицию и фальсифицировать выборы.

1950-е годы были золотыми годами для Firestone и элиты Либерии, Табман создал экономический наибольшего благоприятствования для иностранного капитала.. Firestone был крупнейшим частным работодателем Либерии и крупнейшим экспортером в стране. В 1951 году прибыль Firestone после уплаты налогов в три раза превысила общий доход правительства.

.



Визит вице-президента США Никсона (Richard M. Nixon) в Либерию, 1957 год

.
Компания укрепила свои отношения с правящим классом страны, поощряя и частично помогая вести собственные плантации, производящие каучук, предоставляя бесплатные саженцы и консультации. Бывшие президенты Чарльз Кинг, Эдвин Барклай, настоящие и будущие -. Табмен и Толберт имели  большие каучуковые плантации. Компании не было дела, используются ли рабы на плантациях, которые принадлежат местной элите, главное - каучук, добытый на этих плантациях, приобретался компанией  Firestone.

Чтобы сохранить успешность своего бизнеса, Файерстоун тесно сотрудничал с теми, кто управлял Либерией, независимо от того, как они пришли к власти или что они сделали, чтобы удержать ее.

Президент Табмен ( в центре) встречается с Харви Файерстоуном младшим (второй справа) и его двумя сыновьями, Роджером и Раймондом ( крайние слева), крайний справа - американский посол Эдвард Пил
.

Как это часто бывает, несмотря на некоторые демкратические заявления, в течение почти 30 лет пребывания во власти Табмен постепенно превратился в диктатора, он подавлял инакомыслие, заключал в тюрьму политических противников, создав сеть шпионов для отслеживания инакомыслия  среди простых граждан. Firestone поддерживала в это время настолько тесные связи с правящей верхушкой, что, когда дочь одного из управляющих плантацией вышла замуж, новобрачные провели медовый месяц в летней усадьбе Табмена за пределами Монровии.

Президент Либерии Табман (William V. Tubman) и президент США Кеннеди ( John F.Kennedy)
Октябрь 1961 года.

.
В 1970-х годах в Либерии обнаружился хороший потенциал по добыче золота, алмазов, страна становилась  еще более привлекательной для иностранного капитала, учитывая дешевую стоимость рабочей силы.
.



Американские компании по добыче железной руды:
NIOC - американская компания по разведке месторождений железной руды в реке Мано.
Совместное предприятие  LAMCO, Либерия (США-Швеция)
Bong Mining Company (BMC),  крупнейшая в Африке немецкая инвестиция
.

Результаты политики открытых дверей, на первый взгляд, были впечатляющими: в Либерии был зарегистрирован самый большой в мире торговый флот, Либерия стала третьим в мире экспортером железной руды. Наиболее важными инвесторами были гиганты резиновой промышленности США: Firestone, Goodrich и Uniroyal. Известные сталелитейные гиганты США, такие как Bethlehem Steel Corporation и Republic Steel Corporation, имели крупные инвестиции в железорудные рудники Либерии.
В течение 25 лет Либерия смогла привлечь иностранные инвестиции на сумму более 1 млрд. Долларов США.

Успех либерийской экономики открытых дверей вылился в необычные темпы роста -10% в год.
Тем не менее эксперты , изучавшие либерийский феномен, были поражены - это был рост без развития.
Почти 90% национального дохода доставался -3 % населения — 45 тысячам потомкам американо-либерийцев.


.

.
При этом в Либерии не хватало квалифицированной рабочей силы, отсутствовали институты контроля за транснациональными корпорациями и понимание на правительственном уровне необходимости интеграции всех иностранных инвестиций в общую политику развития страны. Зависимость правительства от концессионного сектора помешала либерийскому правительству проводить независимую политику, не рискуя спадом национальной экономики. Отток рабочей силы из сельскохозяйственного сектора привел к снижению производства риса, что обусловило необходимость увеличения импорта основных продуктов питания.


Национальная экономика превратилась в двойную систему, в которой концессионный сектор практически был не связан с остальной экономикой. Концессионеры экспортировали свою, почти всю необработанную, продукцию для обработки в экономически более развитые страны. При этом страна получала слишком малый доход от разработки собственных природных ресурсов из-за навязанной коррумпированному правительству политики, которая разрешала:


  • длительные налоговые каникулы;

  • длительные льготные периоды для импортных и экспортных пошлин;

  • специальные пониженные налоговые тарифы и пошлины.

Инвесторы же пользовались коррупцией и отсутствием контроля за их деятельностью, что приводило к уклонению от уплаты налогов, незаконной эксплуатации природных ресурсов страны, использованию сложных финансовых структур для ухода от налогообложения.

Неравные отношения, существующие между Либерийским государством и иностранными инвесторами, можно проиллюстрировать двумя яркими примерами:


  • Прибыль, оставшаяся у Firestone после уплаты налогов правительству Либерии в 1951 году, по-прежнему в три раза превышала общий доход либерийского казначейства за тот же год.

  • Доходы Liberian Mining Company превышали совокупные доходы правительства Либерии до 1960 года.

Либерия и ее народ продолжали оставаться в нищете, лишенные перспектив развития, потому что правящее американо-либерийское меньшинство добровольно приняло зависимость от иностранных инвесторов.






Продолжение - завтра

Tags: Африка, Капитализм, Либерия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 6.1. О китайцах в Африке

    . Продолжение цикла " Восхождение Герберта Гувера" Помимо участия в Боксерском восстании в 1900 году, британские военные участвовали…

  • 6. Об эффективности

    Продолжение Британское правосудие из цикла "Восхождение Герберта Гувера" Продолжаю цитировать книгу Уолтера Лиггитта "Возвышение…

  • 5. Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment