Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Бразильский проект. Часть 5

Жизнь в Фордландии постепенно налаживалась, в декабре 1930 года из Дирборна отправили около дюжины живых сосен, которые в дальнейшем использовались в качестве новогодних елок в американских домах, чтобы тоскующие по дому американские работники могли устроить настоящий американский праздник.
В колонии было мало развлечений, рабочий день заканчивался в три часа, помимо ужина на плантации, одиноким мужчинам не оставалось ничего другого, кроме как посещать кафе, бары и бордели, которые продолжали существовать в расположенных вокруг селениях.



.
Продолжение цикла "Бразильский проект"


Беда пришла неожиданно. Управляющие считали, что требование для одиноких мужчин питаться в только что открывшейся новой столовой, предлагающей здоровую диету, каким-то образом должно предотвратить вечерние развлечения вне плантации, к тому же, в Дирборне требовали вычитать стоимость этого питания из заработной платы.

Старая столовая имела высокую соломенную крышу в форме буквы А , она хорошо проветривалась. Новая же была построена из бетона, с приземистой крышей из асбеста, смолы и оцинкованного металла, все эти материалы удерживали тепло, необходимое в Мичигане, но не на Амазонке, такое здание быстро превращалось в печь.

Рабочие сидели в одном конце зала, мастера и инженеры – в другом; обе группы обслуживались официантами. Рабочим не нравилось, что их кормят диетической пищей, рекомендованной Генри Фордом, состоящей из овсянки и консервированных персиков, импортированных из Мичигана, на завтрак, и нешлифованным рисом и хлебом из цельной пшеницы - на ужин.
Им не нравились автоматические вычеты из зарплаты, что означало, им отказывали в праве тратить свои собственные деньги по своему усмотрению.

Больше того, они должны были участвовать в построении около столовой, чтобы офисные служащие могли отметить номера их значков в своем журнале.

Из Диборна прислали нового управляющего столовой, до этого он работал на конвейерной линии и знал, как управляться с персоналом и что такое эффективность. С ходу, в первый же день своего появления, он сократил официанток, теперь все мужчины должны были выстраиваются в очередь за едой. Ответственным за вычет денег из зарплаты он сделал Кая Остенфельда, которого рабочие не любили за грубость и высокомерие.
.

В течение первого часа или около того, первые восемьсот человек вышли из столовой, не создавая проблем. Однако, некоторые из квалифицированных механиков и мастеров были недовольны. «Возвратившись с работы», сказал один из них, « мы рассчитывали сесть за стол, чтобы нас обслуживали официантки, а не ждать в очереди и есть с простыми рабочими ».
Когда стала собираться очередь, изнуряющая жара усиливала возмущения, многие стали возмущаться: «Мы не собаки, которым бросают еду ».

Повара не успевали, помощники не достаточно быстро клали еду в тарелки, а клерки слишком долго записывали номера значков. В дверях началась давка, люди хотели пройти в уже переполненный зал.
Из-за того, что управляющие не понимали португальского, они были не способны на переговоры. Учитывая опыт работы на заводах Форда, они знали лишь один способ улаживания конфликтов – силу, но в этом случае сила была на стороне рабочих..

Ненависть была направлена на Остенфельда, как ответственного за нововведения, но очень скоро она вылилась на все вокруг. Рабочие стали крушить то, что представляло собой ненавистную ими систему.
Мятежники уничтожили все, что можно было сломать и разрушить - офисное здание, электростанцию, лесопилку, гараж, радиостанцию. Они отключили электроэнергию остальной части плантации, разбили окна, сбросили грузовик с мясом в реку, и сломали манометры.

Группа мужчин попыталась вытащить опоры пирса, к которому приставали корабли, привозившие людей и оборудование, другие подожгли машинный цех, сожгли записи компании, и разграбили здание управления.
.

.

Они старались уничтожить каждый грузовик, трактор и автомобиль, принадлежащий плантации. Ветровые стекла и фары были разбиты, пробиты бензобаки, порезаны шины. Несколько грузовиков были брошены в канаву, и по крайней мере один скатился по берегу в реку. Затем они обратились к своему врагу – штемпельным часам, разбив их вдребезги.


.


.

Ничего не знающий Арчи Уикс, проезжая на автомобиле, едва не врезался в вооруженную ножами и дубинками толпу. Ему удалось вырулить и отъехать на небольшое расстояние, затем он бросил машину и вернулся пешком в поселок, где жили американцы.

Американцы эвакуировали большую часть своих людей, среди которых были женщины, находившиеся на грани нервного срыва. Для этого были использованы все возможные виды транспорта – каноэ, лодки, лошади. Оставшиеся стали ждать приближающуюся группу мятежников из 40 человек.

Начавшиеся переговоры, казалось бы уже уладили дело, но толпа скоро увеличилась теми, кто заправился алкоголем. Когда группа пьяных рабочих стала скандировать «Бразилия для бразильцев. Убей всех американцев », был отдан приказ отходить к приготовленному для этого случая буксиру. Те, кто не смог добраться до буксира, среди них оказался инженер Уикс, вынуждены были бежать в джунгли и прятаться там до тех пор, пока бунт не затих.

Джеймс Кеннеди, который был агентом Фордландии в Белеме, сообщал в офис Форда:
«Несколько радикалов среди квалифицированных рабочих неверно истолковали успешную революцию по всей Бразилии, которая произошла в октябре, и эти радикалы начали агитировать против всего, что касается иностранцев».

Рабочие даже поднимали красные флаги над своими навесами, которые американцы решили проигнорировать. Но приход вовласть нового президента Варгаса также, несомненно, спасло Фордландию, потому что человек, которого он назначил новым губернатором, сразу же согласился предоставить любую помощь, необходимую для возвращения вышедшей из-под контроля плантации. Кеннеди, был предоставлен военный отряд, которым командовал бразильский лейтенант по имени Исмаилино Кастро.

В это время, несмотря на то, что рабочие уже успокоились, на Фордландию пошли вооруженные мачете жители окрестных деревень, которых Форд упорно пытался выселить с принадлежавшей им земли.

Кеннеди и Кастро использовали самолет, чтобы устрашить и разогнать толпу. Приземлившись на пристани, Кастро с солдатами вышли, чтобы выслушать претензии.

Делегация рабочих встретила лейтенанта со списком требований к компании. Первым требованием в списке было увольнении Остенфельда. Остальные требования в основном касались права свободного передвижения по плантации, свободы выбора места и вида питания. Рабочие хотели иметь возможность посещать кафе и рестораны, появившиеся вокруг плантации, иметь право покупать спиртное без получения на то специального разрешения. Холостяки жаловались на то, что им приходится ютиться в жилищах по пятьдесят человек.

В течение нескольких недель после беспорядков в региональных газетах печатались статьи с критикой управления плантацией. Выяснилось, что рабочие не просто ненавидели часы, часы были неудобно размещены, многим приходилось далеко ходить, чтобы получить необходимый штемпель. Оказалось также, что вычеты за еду не входили в условия контракта при найме, но главное, что еда эта была плохого качества, подавалась «гнилая рыба, которую не будет есть даже голодающая собака» .

Были задержки зарплаты, наличности не хватало, вместо нее давали «карточки», которые при увольнении с трудом можно было обменять на деньги. Больница и медицинский персонал сделали много для улучшения состояние здоровья жителей в центре Фордландии. Тем не менее уровень смертности оставался высоким, люди умирали от «бери-бери» и неизвестных лихорадок, кроме того работавшие на вырубке леса, подвергались нападению гадюк, от которых  не было противоядия. Причиной многих болезней и смертей было принуждение к работе под дождем.

Кеннеди ответил Кастро, что Форд ни за что не согласится на требования рабочих, учитывая то, что у себя в Америке Форд жесткими методами разгонял рабочих, пресекал любые попытки их организации и предъявления требований. Поэтому единственным решением было увольнение всех, точно так же Форд поступал и в Детройте- закрывал завод ( объявлял локаут)  и давал рабочим некоторое время поголодать. Кеннеди отправился в Белем, чтобы получить деньги для расчета рабочих, а Кастро с солдатами внезапно высадился в Фортландии.

Войска произвели зачистку плантации, конфисковали оружие и любые другие предметы, которыми можно воспользоваться, как оружием, выгнали жителей деревень из их жилищ, закрыли бары, рестораны и бордели, затем все строения были снесены, Кеннеди послал санитарный отряд, чтобы сжечь уборные и залить негашеной известью выгребные ямы. Вскоре после этого при поддержке правительства Варгаса земли были выкуплены для Форда «по цене банана».


Вот так пришедший на волне революции популист Варгас быстро превратился в бразильского дуче, требующего от своего народа беспрекословного подчинения.
Это - пример для тех, кто считает, что национальный фашизм не уничтожает свой народ, как видно в этом случае, бразильский фашист пошел против своего народа ради фашиста американского, ибо "сегодня они восстали против иностранцев, а завтра- пойдут против нас, если вовремя не приучить их соблюдать порядок" .



Кеннеди вернулся с парой сотен нанятых новых рабочих и под прикрытием солдат Кастро рассчитал прежних рабочих, оставив лишь сотню самых нужных и самых покорных. Убытки от поверженной Фордландии составили 25 тысяч долларов, сообщив об этом в Дирборн, Кеннеди стал ждать дальнейших указаний.

***

Великая депрессия не сразу достигла реки Тапахо, где массивное вливание денег и ресурсов Генри Фордом в убыточный проект компенсировало последствия стремительно падающих цен на сырьевые товары, бегства капитала, высоких процентных ставок и снижения экспорта, которые потрясли Бразилию, и остальные латиноамериканские страны сразу после обвала фондового рынка в октябре 1929 года.

В Детройте же последствия были катастрофическими, более двух третей его экономики были уничтожены. Более 50 процентов рабочей силы города стали безработными. Сотни тысяч из них покинули город, те кто остались, стали бездомными, некоторые сконцентрировались на заброшенной фабрике, которую город превратил в приют. Уровень самоубийств взлетел до небес; четыре тысячи юношей и девушек каждый день стояли в хлебных очередях; и 18 процентов школьников страдали от сильного недоедания. Сообщалось о 7 500 ежемесячных выселениях. Людей находили мертвыми на улице, отравленными гнилыми продуктами, которые они вытаскивали из мусорных баков.

Ночью мужчины грабили продуктовые магазины, в то время как дети тоже бродили по улицам, разбивая витрины и крадя товары. Выкинутые на улицу семьи селились в вырытых землянках.

Форд попытался повысить оплату труда с 6 до 7 долларов в день. Казалось, что он находится в лучшем положении: он сам мало инвестировал в акции, поэтому его личное состояние не было затронуто, а акции его компании, в отличие от акций General Motors, цена которых резко упала, не циркулировали в свободной продаже. И все же спрос на новую модель А постепенно снижался, запасы ранее закупленного дешевого сырья уменьшались. Форд снизил цену на автомобиль за счет дилерские комиссии, но к концу 1930 года уже больше не было никаких возможностей для дальнейших сокращений затрат. Компания незаметно начала сокращать производство и покупать все больше деталей у сторонних поставщиков, что привело к исчезновению самообеспеченности Ford Motor Company.

К началу 1931 года компания сократила количество часов в неделю для большинства работников и, в связи с этим, Форд отменил оплату семь долларов в день. Позже в  августе 1931 года сборочная линия остановилась. Спустя всего четыре года после своего появления модель А, на которую Форд возлагал свои надежды, стала историей.

Форд приближался к своему седьмому десятилетию. Великая Депрессия и ее разрушительное влияние на  Компанию, изменило его мировоззрение. Он начал связывать экономические проблемы страны с критикой природы современного общества потребителей Америки.

В то время как детройтские дети копались в мусорных баках для еды менее чем в десяти милях от его поместья, Форд  приветствовал очищающее разрушение рецессии, которая должна смыть излишки 1920-х годов.
Он назвал Депрессию «полезной вещью в целом», «лучшими временами, которые мы когда-либо имели».

Его помощник, Уильям Кэмерон, который ранее был редактором антисемитских мыслей Форда в газете  «Индепендент», а теперь - работающий в радиостудии Форда, заявил в радиопередаче Ford Sunday, что «Депрессия была послана Провидением», во искупление «нашего бывшего неправильного процветания».

Многим все чаще казалось, что социальная критика Форда направлена на него самого. Его образ реформатора уже давно померк. Еще до наступления Великой депрессии Форд способствовал медленному упадку центра Детройта, перенеся большую часть своего производства и администрации в Дирборн, после него Крайслер и Дженерал Моторс также покинули центр города.

Форд лоббировал Сухой закон, заявляя, что спиртовые заводы Детройта могут быть перепрофилированы на производство биотоплива. Но криминализация алкоголя привела лишь к тому, что Детройт попал во власть гангстеров.

Форд выступал против финансового капитализма, несмотря на то, что его компания крупно инвестировала в банковский дом Detroit’s Guardian Group, который, обанкротившись в 1933 году, помог спровоцировать общенациональную банковскую панику. Форд усугубил кризис, впервые предложив выручить детройтские банки и затем, возможно действуя по совету Гарри Беннетта , отозвал это предложение ( опять непрофессиональные помощники испортили все дело). Распад группы Guardian привел к волне банкротств предприятий, находившихся в центре города.

Социальные вмешательства Форда были столь же разъедающими. Форд жаловался на легкость использования технологий манипулирования массами в новом индустриальном мире. Но в начале 30-х годов он регулярно обедал с католическим «радиосвященником» Чарльзом Кофлином, который распалял у своих слушателей приступы антисемитской ярости и оправдывал события Хрустальной ночи. Существуют косвенные доказательства того, что Форд финансировал кампанию священника, - пишет Грег Грандин

Форд выставлял себя другом афроамериканцев, нанимал их в большом количестве - больше, чем его конкуренты - и платил столько же, сколько и белым. Тем не менее, большинство его афроамериканских рабочих были обречены на худшую работу.

Форд никогда не оспаривал существовавшую систему сегрегации в Дирборне, который до сих пор считается  городом белых и не привлекал черных в фермерские программы. Ку клукс клан состоял в большой своей массе из тех, кто работал на Форда, и как часто указывают историки, использовал для сожжения крестов фордовский бензин.

Форд продолжал проповедовать пацифизм, но его заводы уже перешли на военное производство, его система массового производства помогала создать современные механизированные средства для ведения войны.

Форд прославлял уверенность в своих силах, хотя сам сделал больше, чем кто-либо, чтобы превратить человека в простой винтик гигантской производственной машины.

И, конечно, он ценил индивидуализм, ради этого он отказывал людям в праве объединяться в союзы, напускал молодчиков Гарри Беннетта, который в течение 1930-х годов умело использовал паранойю своего босса, увеличивал его разрыв с реальностью, и усиливал собственный контроль над компанией.
Творимая молодчиками Беннета жестокость,  сравнивалась с деяниями фашистских молодчиков в Германии и Италии.

Форду удалось ускользнуть от ответственности за расстрел демонстрантов в марте 1932 года, тем не менее, «Дирборнская бойня» стала началом конца репутации Форда как реформатора. Начиная с 1932 года негативные изображения Форда стали перевешивать позитивные.

«О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, с его прогнозом на будущее и критикой фордизма,  был опубликован всего за месяц до бойни;
«Трагедия Генри Форда» Джонатана Леонарда, вышедшая несколько недель спустя после нее, была встречена рецензией «Нью-Йорк Таймс» с заголовком «Форд, человек из маленького городка, который убил жизнь в маленьком городке».

В 1937 году вышла книга Эптона Синклера: « The Flivver King: История Америки Форда»

Синклер не только рассказал о том, как деградировал рабочий труд в процессе «научного управления», он обвинил Форда в предоставлении финансовой поддержки Гитлера в Германии, и его обвинение завоевало доверие год спустя после награждения Форда Большим крестом в день его семидесяти пятилетия.

Продолжение - в следующую пятницу

Tags: Капитализм, Форд, Фордландия
Subscribe

  • О чем не писали в газетах

    В телеграмме итальянскому генералу Карло Канева премьер-министр Джованни Джолитти предложил свое решение присутствия так называемых…

  • Мэрион Пост Уолкотт

    Вообще-то, не удивительно, что американский феминизм так агрессивен. Героиню моего сегодняшнего рассказа коллеги-мужчины пытались выкинуть из…

  • Дэвид Тенли

    Эта фотография сделана в 1994 году, на ней известный фотожурналист Джеймса Нахтвей с с риском для жизни ведет съемку во время беспорядков в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments