Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Бразильский проект. Часть 4


Продолжение цикла "Бразильский проект"

«Что нужно людям в Бразилии? Чтобы их экономическая жизнь была стабилизирована с помощью справедливой оплаты их труда! »- заявлял Форд

А в это время в джунглях Амазонки, которые намеревался полностью расчистить Форд и подчинить производственной необходимости, жили еще индейские племена, которые не признавали деньги как эталон стоимости. У них существовал бартерный обмен,  а дарение подарков было определяющей чертой их культуры и экономики. Они усиленно сопротивлялись надвигающемуся прогрессу,  не носили одежды и покрывали свои тела татуировками. Во время переходов, женщины носили все тяжелые вещи, в то время как их мужчины шли позади, держа в руках только оружие. Они хоронили умерших под своими хижинами, а когда уже не хватало места,  переселялись в новое место.

Патолог растений Джеймс Вейр,
член комиссии Сельскохозяйственного департамента США
с жителями Амазонки

.
Они верили в своих богов, и свои мифы мироздания. В них был Рай, но не было Ада. Об Аде им рассказали миссионеры, после чего они уже были убеждены, что Ад –это  место только для белых. Точно по той же причине, на другом континенте африканское население имело поговорку “Дьявол явился на португальских кораблях”.


Миссионеры снабжали индейцев одеждой, организовывали школы для мальчиков и отдельно – для девочек,  отказывались проводить брачные церемонии до достижения мальчиков и девочек 16 и 14 лет, а индейцы создавали семьи по достижении девяти лет, просто игнорируя обряды белых, считая их оскверняющими.
.

.
Местные индейцы были необходимы Форду, потому что именно они собирали для него семена для посадки гевеи.



Carl LaRue

Карл ЛаРю, профессор ботаники Мичиганского университета, который исследовал регион Амазонки для Сельскохозяйственного департамента, писал:

“У жителей долины Амазонки есть три основных генетических фонда: португальский, индийский и негритянский. ...
Они смешивались так долго, что их трудно различить. Смесь не очень хорошая с расовой точки зрения, но и не плохая ...
Судьба этих людей более трагична, потому что они не одержимы восточной тупостью, и имеют достаточно белой расы, чтобы страстно стремиться и долго страдать ради лучшего.”



Рассказывает историк Элизабет Эш:

Собственный расизм компании сильно ограничил ее способность превратить живущих в регионе людей в рабочих и убедить их остаться  в Фордландии. Ранжируя людей, с которыми они сталкивались, по степени «дикости» и «покорности», управляющие Форда проецировали свои фантазии сторонников белого превосходства на  «тропических» людей, необходимых для нужд производства.

Во время поездки по деревням,  один вербовщик отправил телеграмму: «Даже если они не дикари, они ленивы и не дисциплинированны». 

На что получили из Дирборна ответ:
«Предположим, что мы берем только 100 с отчетливым пониманием того, что они подлежат дисциплинированию , иначе они не будут иметь никакой ценности. Они должны гарантировать ежедневную стабильную работу, иначе они будут бесполезны, и если они не будут говорить по-португальски, нам будет лучше без них ».

У каждой колониальной администрации есть свое представление о том, что значит «приручить дикарей». В случае с Фордом это была капиталистическая рабочая дисциплина.

«Прирученный» рабочий носил обувь, а не ходил босиком, жил на плантации, возвращался на работу на следующий день после оплаты и работал в течение 11 часов под раскаленным солнцем.
В сущности, «приручение дикарей»  мало чем отличалось от того, что Форд делал в Детройте, где компания требовала, чтобы работники-иммигранты изучали английский язык, проверяла их дома, жен и детей, прежде чем они смогут претендовать на заработную плату в пять долларов в день.


Экстравагантная приверженность Форда своим собственным идеям о том, как следует организовывать работу и управлять рабочими на автозаводах в Детройте, в Бразилии не имела особого смысла. Тем не менее, чем меньше эти идеи работали, тем более абсурдно компания за них цеплялась.

В ходе обмена письмами с производителями паровых свистков менеджер выразил обеспокоенность тем, что компания еще не нашла свисток, который мог бы противостоять тропическому климату или был достаточно громким, чтобы работники со всех сторон плантации могли его услышать. Компания планировала подавать свистки в 5:30, 6:00, 6:30, 7:00, 11:00, 11:30; полдень; 3:30, 4:00, 4:30, 5:00 и 17:30.


Компании удалось раздобыть достаточно мощный и неподдающийся коррозии свисток, по получении он был размещен на самом верху водонапорной башни, выше самых высоких деревьев, чтобы охватить семимильный радиус. Звук был достаточно сильным, чтобы достичь разбросанных по территории рабочих групп.Все это делалось для достижения синхронизированной работы, как это было на заводах Форда.


Паровой свисток в Фордландии, 2017 г.

Свисток был дополнен часами со штемпелем, размещенными в разных  местах плантации, часы записывали точное время прихода на работу и ухода с нее для каждого работника.

В Детройте рабочие-иммигранты к тому времени, когда они добирались до заводов Форда, даже если они были крестьянами и пастухами, имели достаточную возможность приспособиться к особенностям индустриальной жизни. Стоя в длинных очередях на острове Эллис, куда прибывали иммигранты, можно было увидеть немало часов, которые висели на стенах складов и залов ожидания, довольно точные графики кораблей и поездов приучали людей к такому понятию, как время.

Но для многих людей, живущих в бассейне Амазонки, такое переключение с сельскохозяйственного понятия о времени на промышленное оказалось слишком стремительным.

Для сельскохозяйственных рабочих, нанятых для работы на плантации, было два фактора, определяющих время. Первым было солнце, рассвет и закат отмечали начало и конец дня, солнце в зените означало необходимость ухода в тень, это было время сна. Вторым фактором была сезонность, большая часть работы выполнялась в течение относительно сухих месяцев с июня до ноября. Пока не было дождей, можно было собирать латекс, спад воды обнажал обогащенную почву, готовую к посадке и создавал плотную концентрацию рыбу, облегчая ее лов.
Но в природе ничего не было точно зафиксированным, дождливый период или засуха могли затянуться, в связи с этим менялось и начало работ.

До прихода Форда, рабочие жили вне временных измерений, мало кто из них  слышал церковные колокола, а тем более заводской свисток. Поэтому из них невозможно было сделать роботов, работающих 365 дней в году. - пишет Грег Грандин

Управляющие и мастера, которых послали в Фордландию, были в основном инженерами, получившими опыт работы на заводах в Детройте, привычными к точному измерению времени и движения. Прибыв в Фордландию, они первым делом, установили детройтское время, чтобы синхронизировать себя с  офисом в Дирборне.

Сталкиваясь с неумением местных рабочих, которых они обычно считали «ленивыми», жить и работать по точному времени, они чувствовали себя беспомощными, не знали,  что с этим делать. Дочь инженера Уикса вспоминала, что ее отец не раз в отчаянии бросал соломенную шляпу на землю.

Управляющие имели твердую цель, установить фордовские методы работы там, где слово «спешка» было непристойным словом.

Относились они к бразильцам так же, как и к дейтройтским иммигрантам, предполагая, что жесткие методы управления несомненно приучат к дисциплине. Для них бразильцы, не говорящие на английском языке, были бездушной рабочей силой,  орудиями труда, им даже давали клички.


Лесоруб Мэтт Малруни вспоминал: «я называл этого парня Телефон. Когда я хотел отправить сообщение или приказ, я просто кричал "Телефон!", и он прибегал.»

Какая польза была от соблюдение точности, с чем нужно было синхронизировать работы, если не было конвейера?
Что хорошего в штамповании карточек, если время не воспринимается, как мера? На это вряд ли можно было получить взазумительный ответ. Как важно сказал один управляющий: «В связи с тем, что наша ежедневная работа состоит в том, чтобы пробивать временные карточки, крайне важно контролировать временные сигналы. В противном случае часы работы не будут одинаковыми на всей плантации ».

Однако, работа по сигналу и по часам дисциплинирует, а точнее - вырабатывает привычку подчинения, которая так важна для приучения к покорности.


Форд, одержимый экономией времени, должен был знать, что нововведение может привести к бунтам. Ему было 22 года, когда в 1885 году процесс стандартизации времени, проводимый по всей стране, вызвал протесты в Детройте. Потребовалось 20 лет, чтобы Детройт перешел на стандартизированное время.

На Амазоке фордовские порядке вводились с удивительной скрупулезностью, без размышлений и каких-либо корректировок на мест ные культурные или климатические особенности.

Кроме гудка и штемпельных листков с отметками о времени, была введена выплата заработной платы два раза в месяц, основанная на штемпельных листках. Рабочий день не делал уступок погоде, рабочих заставляли работать и в дождь и в невыносимую жару ( управляющие думали, что бразильцы должны быть привычными к таким условиям работы, так же как они думали о неграх, которым не должно быть жарко в литейных цехах).

Усилия по рационализации жизни по-Форду, касались даже самых маленьких деталей. Как и на заводе Руж, работники плантации были обязаны носить металлический значок «Форд», на котором был выгравирован их идентификационный номер.( Порядок — превыше всего!)


Рабочие, которые очищали джунгли и сажали каучуковые деревья, часто снимали рубашки в жару, и тогда они крепили свои значки к пряжкам. Стоимость потерянного значка вычиталась из заработной платы.
Вот так управляющие превращались в надзирателей, а рабочие – в рабочий скот. ( Разве теперь не становится совершенно понятно, что увидел в Форде Гитлер?)

Порядок также распространялся на  гигиену и здоровье. Работники должны были сдавать анализы крови и вакцинироваться против оспы, желтой лихорадки, брюшного тифа и дифтерии.
Когда рабочие приходили к штемпельным часам, чтобы отметить время завершения работы, у часов их встречали команды медиков, которые давали им ежедневную дозу хинина. По решению врачей эта доза была очень  высокой, она вызывала тошноту, рвоту, боли в животе, кожные высыпания и ночные кошмары. Поэтому рабочие, пытались по возможности выплюнуть лекарство, если могли спрятать под язык.

Врачи плантации также настаивали на том, чтобы все работники принимали противопаразитарный препарат, даже не делая анализов, чтобы узнать, действительно ли им требуется лекарство. Один работник жаловался: «Американцы полагают, что мы все полны червей».

Сторонники евгеники, американские управляющие, жили в постоянном страхе перед тропиками и были одержимы предотвращением заболеваний и санитарией. Врачи играли все более важную роль в управлении рабочими плантации; больница была тем местом, где больных работников отличали от «просто ленивых»: последних увольняли. - пишет Элизабет Эш

Продолжение - завтра

Источники:
“Shades of Tarzan!”: Ford on the Amazon by Elizabeth Esch
FORDLANDIA The Rise and Fall of Henry Ford’s Forgotten Jungle City By Greg Grandin

Tags: Капитализм, Форд, Фордландия
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • О трансгуманизме

    . Почему Трансгуманизм вызывает серьезные проблемы, рассказывает профессор бизнес-информатики Венского университета экономики и бизнеса, Сара…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments