Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Бразильский проект. Часть 3

В 1930-м году Форду повезло, в Бразилии произошел переворот. Жетулиу Варгаса, мечтающего стать бразильским дуче, привела к власти военная хунта, он проиграл выборы, но оппозиция не признала поражение и взяла власть силой. Варгас обещал вывести страну из кризиса за счет индустриализации  и делал ставку на государственное вмешательство в экономику.

Историк Грег Грандин называет его экономическим националистом, который выступал за импортозамещающую индустриализацию, чтобы сделать Бразилию независимой от иностранных производителей, он стимулировал национальное развитие, и при этом поддерживал либеральные реформы.
Бюрократическая экономическая система, которая явилась альтернативой как классическому либерализму, так и государственному социализму, окружающим миром была принята благосклонно. На самом деле она была ни чем иным, как нацистским и фашистским режимом, экономикой, контролируемой государственными корпорациями, без государственной собственности на средства производства.

Варгас еще появится в этой истории, потому  пока  я лишь скажу, что он был умным и хитрым политиком,  который придерживался идей итальянского фашизма, имел перспективные торговые связи с Германией, но не собирался ссориться с могущественным соседом.  Желая развития Амазонки любым способом, он существенно облегчил Форду жизнь, введя импортные и экспортные льготы.
Теперь ничто не мешало Форду завозить строительные материалы и оборудование для развития бразильских плантаций, а также - вывозить произведенную продукцию. Осталось только эту продукции начать производить.


Жетулиу Варгас -второй справа, в военной форме. 1930 год.
Продолжение Бразильский проект Генри Форда

Следующим управляющим Фордландией стал бывший инструментальщик, долгие годы работавший на предприятиях Форда, Виктор Перини.
.

Семья Перини

Когда вместе с семьей он сошел с теплохода на пристань, он увидел тракторы и грузовики, утопающие в грязи, пробирающиеся по подтапливаемым дорогам. Перед ним стояла задача, не выполненная его предшественником, проложить железную дорогу, построить дома, школы и административные здания и при этом расчищать территорию для расширения плантации.
.

Водонапорная башня

В конце 1929 года  в Фордландию  был направлен инженер Арчи Уикс, под руководством которого была возведена новая лесопилка и электростанция, строились рабочая столовая, больница, водонапорная башня. Рабочие начали прокладывать трубы для воды и канализации, проводить электричество.
.

Строительство электростанции (слева-лесопилка)
.
Электростанция

.
Вскоре после прибытия Перини взял на себя  надзор за строительством железной дорогой длиной три мили, пересекающей многочисленные холмы и связывающей лесопилку с самыми дальними полевыми лагерями, в которых рабочие занимались расчисткой земли для посадки каучука.

По распоряжению из офиса Форда в Дирборне  был наконец-то отправлен топограф для изучения местности и определения лучшего места для города с населением не менее 10 000 человек, который будет занимать около трех квадратных миль.

Хотя Фордландии шел третий год, строительство постоянных домов для бразильских рабочих еще не началось.
Рабочие жили где придется – в соседних деревнях вдоль реки, добираясь на работу на лодках. Они спали и готовили еду в однокомнатной соломенных хижинах, некоторые из которых были укреплены досками, оторванными от  упаковочных ящиков. Многочисленные члены семьи спали в гамаках, постоянный дым от огня, на котором готовили пищу, поражал их легкие, зато спасал от москитов.


Москиты

Работники с более высокой заработной платой – санитары больницы,  повара и их помощники, официанты, грузчики ,  пожарные, садовники, маляры,  дворники, служащие, бухгалтеры, стенографисты, учителя бразильской детской школы, чертежники, лодочники, мясники, жестянщики и кузнецы - жили в немного лучших условиях, часто- в деревянных домах, но также - с соломенными крышами и земляными полами. Поскольку рабочая сила увеличилась, город рос беспорядочно, а улицы мостились досками от упаковочных ящиков, которые все равно утопали в грязи во время сезона дождей.

Работа теперь была организована через ряд отделов со своими управляющими: «плантация», «сады»,«строительство», «лесопилка», «транспорт», « магазины», «кухня», «религиозный» и «медицинский», которые возглавляли американцы, европейцы или опытные бразильцы. В качестве рабочей силы использовались бразильцы и мигранты, не нашедшие работу в своей стране в период Великой Депрессии.

Обращались с ними в соответствии с принятым на заводах Форда стилем управления. Например, еще при Оксхольме был организован служебный отдел, прикрепленные к нему вооруженные люди занимались выборочным внезапным обыском с целью конфискации алкоголя.


Датчанин Кай Остенфельд, начислявший работникам зарплату, был груб и не собирался разъяснять работникам вычеты из их зарплаты, как например вычеты за невкусное питание в переполненной столовой.  Доктор Колин Битон хотя и был почтителен, но вторгался в личную жизнь рабочих, пытаясь установить на плантации определенные гигиенические стандарты, что вызывало недовольство.

До прихода в Фордландию, большинство рабочих были нищими, но, по крайней мере, имели свободу жить так, как они считали нужным. Но теперь группы медиков ходили по лагерю, обливая и смазывая потенциальные места размножения комаров, убивали бездомных собак, проверяли людей на гонорею.

Они вторгались в жилища, чтобы проконтролировать правильное хранение пищи, требовали содержать в чистоте уборные, объясняли, как ими пользоваться и утилизировать предоставляемую компанией туалетную бумагу. Они также требовали, чтобы семья не спала там, где разводится огонь, что было совершенно невозможным, поскольку в доме было всего одно помещение, а дым давал возможность спать, защищая от насекомых.

Инспекторы штрафовали семьи за то, что те не содержали в чистоте маленькие сырые загоны для свиней и кур, и настаивали на том, чтобы женщины вешали мокрое белье на веревки. Доктор Смит, патологоанатом, которого прислали в помощь доктору Битону, считал, что распространенная практика укладки предметов на землю для просушки белья способствовала переносу анкилостом и других почвенных паразитов.


На удалении от реки была построена резиденция для американского персонала, с подъездами и пологими передние дворами, широкими улицами, усаженными манговыми деревьями, тротуарами и фонарями. В течение нескольких лет в этом районе работала гостиница, существовал клуб, где мужчины играли в карты и бильярд,  теннисный корт и бассейн,  кинотеатр и поле для гольфа. Обитатели этого рая старались не выходить за воздвигнутые ими самими границы, жили тесной группой и пытались не пересекаться с местным населением.

Они даже не затрудняли себя в изучении португальского, среди бразильцев существовала шутка:
- Что американцы учатся говорить после первого года, проведенного на Амазонке?
 - “Uma cerveja.” ( Одно пиво)
-  А через два года?
 - Duas Cervejas ( Два пива)

.

.
.
Американские специалисты, которых Форд отправил на Амазонку, принадлежали к  низшим слоям среднего класса, они привыкли больше оказывать почтение тем, кто выше их по иерархической лестнице, чем получать его. Даже те, кто имел некоторый статус, как доктор Битон, до перевода в Бразилию работавший в Больнице Генри Форда в Детройте, не привык чувствовать себя на вершине социальной лестницы, но в Фордландии он получил такую возможность.

Тем, кому поручили строительство плантации и города, такое иерархическое продвижение, вероятно, повысило их чувство собственного достоинства. Их жен, однако, такой сдвиг сбивал с толку. Внезапно получив возможность нанимать домашнюю прислугу, включая повара, уборщицу,  няню,  они быстро заскучали. Не умеющие говорить по-португальски, они не могли даже командовать слугами, потому полностью зависели от них.

«Честно говоря, я считаю, что одна из неприятностей с дамами» написал вернувшийся в  Диборн сотрудник, «их вялая, бесполезная жизнь, в которой нечего делать», к тому же и климатические условия отнимали немало сил у неприспособленных к ним европейцев.»
.

Школа
.

Возможно, только дети наслаждались такой жизнью и впоследствии вспоминали о ней, как интересном приключении:  «там были ужасные волосатые пауки», которые часто попадали в дом, и змеи, которым, как их учили, нужно было позволить проползти мимо. Им нравилось купаться в бассейне, играть в гольф. Приступы малярии они считали не намного хуже, чем грипп.

В отличие от своих родителей, американские парни и девушки общались с бразильцами, потому что  посещали построенную на плантации школу вместе с детьми бразильских рабочих, некоторые  даже выучили португальский и могли говорить на нем так же хорошо,  как на своем родном.
.

Однако, взрослые, никак не могли приспособиться к удушающей влажной тропической жаре, ливням, которые сменялись испепепляющем солнцем, к  летающим жукам с «когтями, похожими на лобстеров»,  высыпаниям, как реакции на перегрев, солнечным ожогам, укусам насекомых, клещей, к кожному грибку и дизентерии.


.

Им пришлось познакомиться со множеством мелких вредителей,  мелкими кусающия черными мухами, а еще были мелкие блохи, которые залезали под ногти, оставляя свои яйца, заражая кожу и вызывая ее гниение.
Ночью летучие мыши-вампиры  питались человеческой кровью,  поскольку их острые, как бритва, резцы могли безболезненно впиваться в плоть,  в это время их жертва спала, ни о чем не догадываясь, а  просыпаясь, обнаруживала кровь на  пальцах или лодыжках.
.

.

И если колонистов не одолевала малярия, то тяготило бремя ежедневного приема таблеток хинина, это был «ежедневный дурман », - так некоторые вспоминали об этом профилактическом средстве. Болезнь, часто проявлялась в виде лихорадки, которая унесла много жизней, в том числе и детей, и становилась хроническим заболеванием.  Малярия стала такой же распространенной, как простуда в Детройте, и многие мужчины и женщины проводили долгое время в постели, восстанавливаясь после приступа или ожидая нового.

Доктор Битон послал поток телеграмм доктору Рою МакКлюру, главному врачу больницы Форда в Детройте:

«У миссис Оксхолм были повторяющиеся приступы, по-видимому, желчнокаменная болезнь (камни в желчном пузыре), вероятно, также функциональное нервное расстройство. Одно усугубляет другое. Требуется также значительная стоматологическая работа для ее дочери, которой к тому же, необходимо удаление миндалин. Рекомендую в ближайшее время  обеих отправить в  больницу Форда.

У сына мистера Карра был рецидив острой ревматической лихорадки с декомпенсация сердечной деятельности во время плавания вверх по реке Амазонки.

Желательно вернуть домой мистера Бэбкока  первым же возможным теплоходом, он продолжает терять вес.
Миссис Джонстон продолжает терять вес, было 127 фунтов, а сейчас 106. Я пытался убедить ее поехать домой, но она отказывается…

Мистер и миссис Рунге отправляются в Майами. Мистер Рунге не слишком хорошо себя чувствует в этой стране.
У миссис Брэдшоу в течение месяца были проблемы с желудком (повышенная кислотность и рвота) …спровоцированы нервным напряжением, характерным для здешней жизни….

В ближайших бразильских городах Белем и Манаус нет оздоровительных курортов, но их посещения или… тихий отдых на ранчо, охота…   могут успокоит нервы и отвлечь внимание от  некоторых раздражителей, привить новые интересы.

Для некоторых изоляция плантации усилила страх одиночества,  заставляя некоторых чувствовать себя «заключенными».

 Унылый и неспособный сконцентрироваться , г-н Грот, химик, выполняющий для плантации лабораторные работы по паразитарным инфекциям, постоянно просил разрешения вернуться в Соединенные Штаты. Его руководитель отклонил его жалобы как мнимые, вызванные страхом от возможности инфицирования.  …Однако. Вскоре мы решили его отпустить. Мы считаем, что он одинок и имел некоторые проблемы со своей возлюбленной, и он чувствует, что не может больше так продолжать
»

Самым ярким было возвращение Виктора Перини, сменившего капитана Оксхолма. Генри Форд надеялся, что Перини все перевернет, но Перини не смог приспособиться к амазонской жаре. Он ненавидел джунгли и с первого же дня своего пребывания в Бразилии  начал страдать от «отека ног и отечность лица.»

Расстроенный доктор Битон докладывал об этом в Дирборн и ожидал инструкций. Наконец, в мае 1930 года,  через два месяца после прибытия, с диагнозом хроническое истощение, Виктор забрал семью и вернулся домой.

«Одна из вещей, которую я узнал в этой поездке», вспоминал один из колонистов, «ни один белый человек не может жить там и оставаться здоровым, питаясь местной пищей, сколько бы хорошей еды у него не было, даже при наличии чистоплотного повара»

Помимо этого очевидного факта, протухшая и некачественная еда действительно была причиной частых несчастий и даже бунтов. Навязываемые Фордом продукты типа соевого молока и необработанного риса, добавляли причин для возмущения.

.

.

Так как большинство деревьев, посаженных при Оксхолме в сухой сезон, под жарким солнцем в обожженной земле, с семенами и саженцами сомнительного качества, выросли слишком слабыми, Перини до своего отъезда решил перепахать поле и начать все сначала. Это означало, что пройдут, по крайней мере, еще пять лет, прежде чем на плантации можно будет получать латекс.


.

На лесопильном заводе тоже был полный беспорядок, пилы  все также  не подходили для древесина джунглей.
Мэтт Малруни был нанят для того, чтобы работать лесорубом, но чувствовал себя гробовщиком, потому что ежедневно получал заказы на подготовку пиломатериалов определенной длины и толщины для гробов.

Лесоруб был опытным работником и видел, что «очень, очень большой процент заготавливаемой древесины был непригодным», но он был лишь исполнителем чужих приказов и решений. Наблюдая за абсурдом, творящимся вокруг – некомпетентностью капитана Оксхолма, глупостью попыток навязать идеи Генри Форда относительно диеты и морали, огромные расходы и растрата ресурсов, неспособность правильно управлять лесопилкой, у Малруни было отчетливое чувство тщетности затрачиваемых усилий.

В рабочий день он и его приятель Эрл Кассон, шутили: «Интересно, как мы оказались в сумасшедшем доме?»


Продолжение - в следующую пятницу.
Tags: Капитализм, Форд, Фордландия
Subscribe

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • О переселенцах в Приморье

    Главной целью моего визита в русскую Маньчжурию было личное исследование острого вопроса о положении корейцев, нашедших убежище в России, число…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments