Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Бразильский проект. Часть 2



Буксировка судна "Lake Ormoc"

.
Соренсен предложил назначить ответственным за  Фордландию капитана Эйнара Оксхольма.  Норвежец по происхождению, Оксхольм сбежал из дома, когда ему было тринадцать лет, был принят юнгой на торговое судно, прошел долгий путь от юнги до капитана судна, работавшего на фруктовую компанию в Новом Орлеане. Прочитав в местной газете в начале 1928 года, что Компания Ford Motor нанимает экипаж судна, он отправился в Дирборн, где получил должность капитана судна, везущего оборудование для колонии на Амазонке.

Оксхольм не имел никакого опыта по управлению плантациями и ничего не знал о тропиках, их флоре и фауне. Но это Форда абсолютно не беспокоило, он  презирал профессионалов, он любил, когда его работники осваивали все сами, учились на своих ошибках, как это сделал в своей жизни он сам.


Его рабочие могли сегодня работать на сборочном конвейере, а завтра – копать котлован для строительства дома или подстригать газон у Клары в саду, к рабочей силе он относился, как к собственности, которую он приобрел и мог делать с ней все, что угодно.
Так же и с менеджерами, которых он посылал решать разнообразные задачи, от руководства сборочной линией до организации переезда супруги в другое поместье.

Форд  любил хвастаться, что в его компании никогда не работал «настоящий эксперт», потому что они «всегда точно знают, чего делать нельзя ».
«Никто из наших людей не является« экспертом »,
- заявлял Форд.
«У нас, к сожалению, так заведено, мы считаем необходимым избавиться от человека, как только он начинает считать себя экспертом, потому что никто никогда не считает себя экспертом, если он действительно знает свою работу ».

Собственно, поэтому-то его и покинули люди, благодаря, которым он стал знаменит на весь мир, те, кто налаживал конвейер и разрабатывал модель Т, те, кто заботился о состоянии рабочих, о повышении оплаты труда и снижении продолжительности рабочего дня.

Большая часть этого презрения к профессионалам была чистой бравадой, потому что Форд использовал специалистов, инженеров, юристов, врачей, капитанов по своему назначению, вот только славу за их идеи он приписывал себе.

То, что большим деньгам все подвластно и без изысканий по какому-либо вопросу, уже давно уложилось в мозгах отобранных им людей. Всем казалось, что в новом деле нет проблем, стоит лишь завезти на место людей и начать работать…

.
Экипаж судна "Lake Ormoc", доставивший технику и оборудование в Фордляндию.1928 год
.

.
Оксхольм возможно и умел командовать экипажем судна, но новый пост требовал от главы колонии гибкости и дипломатичности в общении с властями.
«Большой человек» со «слабым умом», как вспоминал один из его помощников, Оксхольм, не смог наладить дело, и лишь  продолжил  политику «бесхозяйственности» своего предшественника.
.

.
.

Оксхольму нужно было расчистить джунгли под посадку каучуковых деревьев, сделать дороги и подготовить основание для прокладки железной дороги, построить административные здания, больницу и жилые дома для рабочих. Для проведения работ он нанял тысячи рабочих, но немного поработав и получив деньги, рабочие уходили, приходилось нанимать и обучать новых.
.


Прокладка дороги

Рабочие не хотели работать по многим причинам, одна из них - вероятность заболеть малярией в сезон дождей. Второй была неоправдавшаяся надежда, многие надеялись, что будут зарабатывать 5 долларов в день, а обнаружилось, что оплата не превышает 35 центов. Они уходили домой, предпочитая сезонную работу: заготовку каучука или сбор орехов для местных торговцев.  Только когда заканчивались заработанные деньги,  необходимость нового заработка приводила  их в Фордландию.

.


Если бы Форд платил слишком мало, к нему бы никто не пошел работать, но даже чуть бОльшая оплата не могла удержать рабочих от возвращения в джунгли. Местные любили свободу и работали только ради самого необходимого. Они воспринимали работу на Форда, как временную, получали деньги и уходили,  чтобы прожить несколько месяцев без работы на то, что успели заработать.

Чтобы иметь постоянно около двух тысяч человек, учитывая утечку рабочей силы, приходилось  нанимать около шести. Таким образом, вскоре на плантации и вокруг нее проживало более пяти тысяч человек. Прибывающие селились в близлежащих деревнях, даже если их не принимали на работу.

Постепенно вокруг плантации расцветал сопутствующий бизнес – грязные маленькие ресторанчики и кафе, магазины по продаже мяса и фруктов, бордели.

Капитан Оксхольм и Джеймс Кеннеди,  попытались выкупить деревни, чтобы разрушить притоны, но землевладельцы отказывались продавать, ведь деньги Форда, через выплаченные жалования рабочим, теперь оседали в их кошельках. К тому же, земли приносили своим владельцам доход от свиней, кур, уток и от сбора каучука..

Противостояние стало еще более неразрешимым, когда Ford Motor Company отказалась предоставить компенсацию по переселению жителям, которые не имели подтвержденных прав на землю, хотя и жили там всю жизнь. Когда же их попытались выселить, они пожаловались прессе.

В 1923 году, когда в штате Мичиган случилась подобная же история, владельцы собственности не хотели продавать землю, где Форд хотел построить гидроэлектростанцию ​​для нужд своих фермерских хозяйств, компания заставила законодательный орган штата принять закон, позволявший экспроприировать собственность. Но в бразильском штате Пара губернатора Валле был против Форда и других иностранцев, и судья издал судебный запрет, предписывающий прекратить угрозы выселения.
.

Больница
.
Помимо этого Оксхольм обнаружил, что большая часть рабочих больна. Почти каждый день в больнице находилось большое количество больных, в сезон дождей она заполнялась до предела. Более 85 процентов ищущих работу в прошлом страдали, по крайней мере, от одного заболевания: сифилиса, малярии, авитаминоза, дизентерии, наличия паразитов, брюшного тифа, стригущего лишая, филяриатоза, вызываемого червем, переносимым москитами и заражающий лимфатическую систему.
.

Прежде чем начать работу, многим из рабочих пришлось провести какое-то время в больнице. Кроме этого, среди работников быстро распространились венерические болезни, после проверки одного из ближайших борделей оказалось, что 7 из 9 женщин больны.

Вскоре больнице пришлось лечить не только рабочих, но и многочисленных членов их семей, потребовалось создать детское отделение, в котором попадали дети, страдающие от недокорма, а также кишечных инфекций.



.

Оксхольм хотел нарушить условия контракта и установить платную медицинскую помощь, которая будет изыматься из зарплаты работников, но ему запретили. потому что это еще больше увеличило бы  отток рабочей силы.
.
Выдача зарплаты рабочим
.
С расчетами тоже были  проблемы, когда наконец, распаковали оборудование для офиса, то оказалось, что печатные машинки уже заржавели, а протекающая крыша в хижине, где находиться офис, во время дождя заставляла упаковывать все бумаги, чтобы они не промокли.

К концу 1929 года на кладбище компании было похоронено девяносто человек, 62- рабочие, а остальные - не работавшие на компанию, но проживающие на ее земле.Большинство смертей были от недоедания и распространенных заболеваний.Но другими причинами были смертельные укусы змей, особенно гадюк, инфицирования после  укусов  муравья, шершня или летучих мышей-вампиров. Прежде чем были построены надлежащие укрытия, случались нападения ягуаров, которые иногда утаскивали детей прямо из гамаков. Горничная Оксхольма погибла при  купании, ей откусил руку кайман.

По  гражданскому кодексу компания была ответственна за захоронение всех жертв, находящихся на земле в ее владении Год спустя, могил было уже в три раза больше.


Решение инвестировать в выращивание каучука было основано на предположении, что проект окупится поначалу не латексом, потому что деревьям еще нужно было вырасти, а возможной продажей добываемых  минералов или пиломатериалов, из древесины, полученной при зачистке земли под плантацию.

Но расходы на монтаж и сроки строительства все время затягивались, уже к началу 1929 года Форд потратил более полутора миллионов долларов, и при этом не получил ничего. Еще большее беспокойство, чем потраченные деньги, вызывала опасность потерять лицо, ведь благодаря газетам и кинохронике он уже был объявлен спасителем Амазонки.

Форд столкнулся  не только с  неспособность Оксхольма руководить проектом, но и с более сложной проблемой, введением бразильским правительством пошлин на импорт, а также - наложением  эмбарго на ввоз строительных материалов.

Посланник Форда после встречи с бразильским министром сообщал в Дирборн, что до Рио дошли рассказы о потерянных возможностях, неумелом управлении, диких вечеринках и «пьяном веселье, устраиваемых людьми Форда, и что это подрывает образ самого Форда, которого знают люди после прочтения его книг.

Министр особенно подчеркнул, что для него Форд – человек, у которого ничего не пропадает даром, между тем он узнал о разбазаривании ресурсов Амазонки, в том числе, об «уничтожении чудесных деревьев стоимостью в тысячи долларов, сожженных при расчистке земли». Посланнику пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы добиться обещаний смягчения экономической политики по отношению к Фордландии.

Но сама Фордландия оставалась насмешкой над всем, за что выступала компания Ford Motor Company и ее современный завод River Rouge: эффективность, синхронизация, упорядоченность, разумное использование ресурсов, дисциплина и независимость.

Оксхольм не мог поддерживать электрическое освещение даже на нескольких улицах, которые он отвоевал у джунглей.
Доставленное из Америки оборудование и инструменты, так и осталось на берегу, и не было никаких попыток наладить систему его учета и контроля, а кража была безудержной. Выгруженные и оставленные на берегу мешки с цементом превратились в камень.

На тысяче акров, предназначенных для посадки каучуковых деревьев,  была сожжена всякая растительность, но  обугленные пни не были выкорчеваны и напоминали, потемневшие надгробия на кладбище.

Капитан Оксхольм построил несколько домов для работников, но их было недостаточно. Люди жили даже в здании, построенном под офис. Фундамент больницы просел, крыша протекала. Одна американская супружеская пара специалистов спала в сарае, другая угрожала уехать, если им не предоставят нормальное жилье.




Менеджеры Форда понятия не имели, что очистка тропических джунглей лучше всего происходит в сухой сезон а посадка каучука - во влажный, поэтому все было сделано наоборот, очищали под дождем, чтобы не было простоя, сажать стали в засуху.

Посадка осуществлялась не только непрофессионально, но и небрежно, одна группа рабочих делала палками отверстия для посадки, другая – сбрасывала туда семена или опускала саженцы, которые задолго до того были, по свидетельству очевидцев, «безжалостно вырваны из земли и оставлены под горячим солнцем на 2- 3 и даже 4 дня до того, как были посажены ».

К тому же, во время выжигания земли было использовано слишком много бензина, что сказалось на способности семян каучуковых деревьев прорастать. К концу 1929 года стало ясно, что придется вновь вспахать участок и засадить его «лучшими семенами в правильное время».

На лесопилке тоже были сплошные проблемы. Поскольку участок под плантацию начали очищать в сезон дождей,  она вся была усеяна  «огромными кучами деревьев», которые нельзя было ни сжечь, ни разрезать на пиломатериалы, потому что вырубленная древесина была слишком большой, слишком мягкой или слишком влажной.
.

.

Кроме того 2,5-мильная дорога, ведущая от расчищенной плантации к лесопилке от дождей превратилась в грязное месиво, по которому не могли проехать тракторы. Даже когда рабочие стали  стелить гать, укладывая срубленные деревья на самые худшие участки, дело двигалось медленно. Провозить по такой дороге можно было только около восьми-десяти бревен за раз. Поскольку бензин стоил сорок восемь центов за галлон, стоимость перевозки древесины внутри одной плантации оказалась непомерно высокой.
.

.
Вдобавок ко всему, привезенное оборудование для лесопилки не подходило к латиноамериканским деревьям. Лезвия пил, которые еще не успели заржаветь от влажности, не выдерживали твердости бразильской древесины. По сообщениям менеджеров «круглая пила застревала в середине дерева, а ленточная дымилась».

Менеджеры Форда второго поколения ( после того, как ушли профессионалы) столкнувшись с трудностями производства, не утруждая себя размышлениями, всегда переходили к ускорению конвейера.
И в этом случае тоже был отдан обычный приказ - увеличить скорость, пилы сломались, чуть ли не уничтожив лесопилку, электрогенератор сгорел, пришлось отложить работы до того времени, когда будут высланы новые пилы с закаленными лезвиями.
.

.

С ускоренной научной организации труда при очистке территории тоже ничего  не получилось. Оказалось, что ценные породы деревьев не росли группами, а были разбросаны по территории, и лес был настолько густой,  плотнорастущие деревья были опутаны лианами, что нужно было срубить и выдернуть 4-5 стволов, чтобы очистить место для свободного падения спиленного дерева. Все происходило медленно и стоило слишком дорого.  Получалось что  капитан Оксхольм при строительстве домов не мог рассчитывать на свою древесину, а вынужден был закупать ее в Бразилии.

Таким образом, вместо того, чтобы принести методы централизованного и синхронизированного промышленного производства, Ford Motor Company опиралась на жителей джунглей, использующих примитивные ручные топоры.

Генри Форд приказал прекратить выжигание деревьев, требуя распиливать бревна и хранить их до тех пор, «пока мировые цены не сделают их пригодными для прибыльной продажи».

Но у управленцев Фордландии был небольшой опыт хранения лиственных пород во влажной среде, а высушенные на солнце пиломатериалы быстро сгнивали и деформировались. Пришлось Эдселю Форду, по секрету от отца, отдать приказ сжигать всю червивую и гниющую древесину .

Не преуспел капитан и в запрете алкоголя, распространения которого требовал Форд, попытки ввести его вызвали бунт. Оксхольм, который для подавления бунта обратился за помощью к бразильским властям,  получил ответ, что запрет алкоголя был законом в США, но не в Бразилии.

К тому же, капитану было указано на американское лицемерие, так как было известно, что норвежскому капитану и его управляющим нравились алкогольные напитки, «невозможно накладывать запрет на бразильских рабочих, и не накладывать на себя».

Когда капитан обратился к странствующему католическому священнику, чтобы тот начал проповедовать против питья, священник отказался. "Боже упаси, - сказал он, - я же - не баптист.”. Ничего удивительного, что впоследствии католической церкви было отказано строить храм на территории Фордландии.

Несмотря на опасения бразильских националистов, которые считали, что Форду предоставили слишком много автономии, плантация на самом деле, оказалась в полной зависимости от Бразилии и стала походить на страну Третьего мира.

Капитан зависел от отряда бразильских солдат, оснащенных пулеметами, которые помогали ему подавлять восстания, от отделения Лондонского и Южно-Американского банка в Белене, который должен был поставлять ему два раза в месяц  денежных средства для выплаты зарплаты рабочим. Он  зависел от индейцев, которые  снабжали лагерь рыбой, скотом и другой местной продукцией.

Оксхольм, на самом деле, очень дорого заплатил за свое пребывание в Бразилии. Его сестра Элеонора и жена Сесиль приехали  в конце 1928 года вместе с детьми, сыном  и тремя дочерьми. К концу 1929 года трое из его детей умерли от эпидемии неизвестной лихорадки. В начале 1930 года при рождении умер второй сын. В мае 1930 года капитан вернулся в Соединенные Штаты  с разбитым сердцем, женой и единственной выжившей дочерью.

Продолжение - завтра
Tags: Капитализм, Форд, Фордландия
Subscribe

  • Гувер о России

    Заключительная часть цикла " Читая Гувера". Обратите внимание, как Гувер перекладывает ответственность за агрессию на французов и…

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments