Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Бразильский проект. часть 1

.
Предисловие - Об ошибках

Сегодня я начинаю рассказ о том, как невежество и большие деньги создают  ощущение собственного могущества. Это история о том, как люди, превратившие  эффективность в наивысшую  меру значимости, и требовавшие  ее от других, сами оказался не способным быть эффективными.
Бразильский проект - это рассказ о самоуверенной попытке одного человека утвердить свою волю в естественном мире, Амазонии.
.

Справка
Латекс (от лат. latex — жидкость, сок) — это жидкое содержимое млечных сосудов растений.
Латекс может быть прозрачным, молочно-белым, желтоватым или даже оранжевым.
Особенно много латекса содержат растения из семейства молочайных, тутовых, сложноцветных.
К семейству молочайных относится знаменитая гевея бразильская (Hevea brasiliensis),
или «серингера» — именно ее сок обычно и называют латексом.
С изделиями из латекса: мячами, обувью, игрушками,
которые индейцы делали из сока гевеи, познакомился еще Колумб.
Слово «каучук» происходит от kahusu, или «каучу», —
 «слезы» млечного дерева на языке амазонских индейцев.
В XVIII веке французская экспедиция наткнулась в бассейне Амазонки
на гевею и назвала ее сок «резиной» (от лат. resina, то есть «смола»).
В Бразилии долгое время вывоз семян гевеи был запрещен под страхом смертной казни.
Но в 1876 году британский шпион Генри Уикхем тайно вывез на судне «Амазонас»
70 тысяч семян, и вскоре по всей Юго-Восточной Азии  —
от Индии и Китая до Суматры — раскинулись британские плантации.

На протяжении десятилетий промышленность США импортировала каучук из европейских, преимущественно британских колоний. Но в 1919 году цены на каучук  начали падать, чтобы предотвратить дальнейшее падение цен, Черчилль, который был тогда британским государственным секретарем по колониям, одобрил план ограничения производства каучука.

В 1925 году американских промышленников не устраивала такая политика британского резинового картеля. Для американской автомобильной промышленности каучук был необходимой составляющей производства, недостаток  каучука означал падение производства. Министр торговли Гувер призвал американских промышленников инвестировать в выращивание каучука в Латинской Америке.

Гарви Файерстоун, производитель шин, с которым у Форда были приятельские отношения, предлагал Форду  вместе начать разработку плантации в Африке .

Однако, Форд был крайним индивидуалистом и избегал каких-либо ассоциаций, по этой причине он решил , что у него есть великолепная возможность ни от кого  не зависеть, выращивая каучук самостоятельно.


Harvey Samuel Firestone

Гарви Файерстоун- еще один пример несоответствия русской Википедии английской версии.
После окончания средней школы в штате Колумбия ( в русской версии перевели – Колумбийский университет)
Файерстоун работал в компании Columbus Buggy, штат Огайо,
а в 1890 году основал собственную компанию, производя резиновые шины для колясок.
В 1900 году он вскоре увидел огромные возможности в продаже шин для автомобилей,
а затем основал компанию Firestone Tire and Rubber,
которая является пионером в массовом производстве шин.
Русская версия ложно утверждает, что Файерстоун разрабатывал каучук в содружестве с Фордом.
На самом деле в 1926 года в Либерии он основал свою плантацию каучука
- Firestone Natural Rubbe, которая работает до сих пор.


Как обычно, Форд не стал изучать вопрос и засорять голову лишней информацией: «Почему я должен загружать свой разум общей информацией, когда вокруг меня есть люди, которые могут дать мне все, что мне нужно? »
Он просто поручил своему помощнику Либолду найти подходящее местечко для выращивания каучука.

Либолд бросился выполнять поставленное перед ним задание. Он прочитал о каучуке  все, что мог, а также прошел ускоренный курс истории Африки  и довольно быстро пришел к выводу, что Либерия слишком нестабильна.

Либолд,  который стал помощником Форда отчасти потому, что разделял взгляды Форда  на многие вопросы, считал, что каучук должен культивироваться «там, где люди достигли более высокого уровня цивилизации ». Такой критерий полностью исключал Либерию, страну, « состоящую из негров, чей менталитет и интеллектуальные возможности довольно низкие ».

«Каучук следует выращивать там, где он растет», - заключил Либолд, имея  в виду Амазонку.

.

.

С начала восемнадцатого века Бразильская Амазонка снабжала каучуком весь мир. Во второй половине девятнадцатого века амазонский латекс составлял 40 процентов от общего объема экспорта Бразилии, бразильские латексные бароны стали настолько богаты, что могли себе позволить строить  роскошные дворцы вместо домов.
Города Манаус, расположенный примерно в девяти сотнях миль вверх по Амазонке и Белен, главный атлантический порт региона,  боролись за титул «Тропического Парижа. поражая искусными дворцами, неоклассическими муниципальными зданиями, электрическими трамваями, широкими бульварами и французскими ресторанами.


Манаус.Здание театра.

Производство резины в Бразилии было далеко от того, как это представляли Форд и его помощники.
Источник каучука, гевея произрастает в Бразилии, Боливии и Перу в диком виде, в джунглях, всего несколько деревьев на акр, достаточно далеко от друг друга.

Гевея бразильская - Вечнозелёное дерево высотой до 20—30 м, толщиной до 30—50 см, с беловатой корой,
основной источник натурального каучука
.
Содержание каучука в млечном соке (латексе) достигает 40—50 %.

В настоящее время гевея бразильская широко культивируется в тропической Азии
(остров Шри-Ланка
, полуостров Малакка, Малайский архипелаг).
Имеются большие плантации гевеи бразильской и в некоторых африканских странах,
например в Нигерии.

Максимальная продуктивность дерева в 2 т. латекса с 1 га достигается на 8-м,
иногда на 9-м году и сохраняется до 30 лет, затем продуктивность снижается.
После 40 лет эксплуатации плантации подлежат вырубке.


Для сбора латекса делают желобковидные надрезы коры так,
чтобы не повредить камбий
, и прикрепляют к дереву сосуд для сбора сока.
Латекс из надреза выделяется 3—5 часов, причём наиболее интенсивно
— рано утром.
Собирают латекс почти круглый год, кроме периодов интенсивной смены листьев и сильных дождей


В течение тысячелетней истории в Бразилии сформировалась целая армия насекомых и грибков, которые питаются ее листьями, а также млекопитающих, которые едят ее семена. Выращивание большого количества каучуковых деревьев в непосредственной близости значительно увеличивает популяцию вредителей, этого менеджеры Форда не знали, или, скорее, не хотели знать, уверенные, что все дело -  в правильных инвестициях и эффективной организации дела .

Тапперы, добывавшие каучук, известные как серингейро (seringueiros), жили в разбросанных вдоль реки хижинах, иногда с семьями, но часто в одиночестве. Утром, до восхода солнца, они обходили каучуковые деревья, разрезая каждую гевею по диагонали, а затем размещая на разрезе консервные банки или чашки для сбора сока.


Днем серингейро дремали в своих хижинах, чтобы после обеда, когда жара спадет, сделать второй заход и собрать латекс. Вернувшись в свою хижину, серингейро выкуривал его на вертеле над глиняной печью, которую топил влажными пальмовыми орехами, производившими отравлявший легкие токсичный дым, пока не образовался черный резиновый шарик весом в семьдесят и девяносто фунтов.


Такие шарики шли в оплату товаров, которые серингейро брал в кредит в ближайшей лавке либо в качестве арендной платы за пользование землей, на которой росла гевея. Затем шарики доставлялись вниз по течению к сборщикам в Белем.
.

На пункте сбора латекса

.

Монополия производства бразильского каучука рухнула, когда семена гевеи были высажены в южно-азиатских и африканских колониях, где не было болезней и вредителей. Азиатские плантации были близки к крупным портам, которые сократили транспортные расходы. Они использовали низкооплачиваемый труд, часто импортируемый из Китая, и к началу двадцатого века смогли получить гибридные сорта гевеи, дающие еще больше каучука.

Со временем Бразилия утратила монополию на производства каучука. Не выдержав конкуренции, Манаус и Белен стали приходить в упадок, уступив место Сингапуру как ведущему экспортеру каучука в мире.

Эти факты совершенно не пугали Форда, он был уверен, что масштабное инвестирование моментально даст свои результаты, если все так отлично получилось в Мичигане, то обязательно получится в отсталой Бразилии, где у него нет конкурентов.


Карла ЛаРю (Carl D. LaRue), который побывал  на Амазонке с изучением выращивания и добычи бразильского каучука по заданию Сельскохозяйственного Департамента, составил для Форда отчет о положении дел:

«Неграмотные и нищие сборщики каучука живут в долговом рабстве, в простых хижинах с соломенной крышей из пальмовых листьев, везде – земляные полы, которые приходят в ужасное состояние, когда в дождливый сезон начинает протекать крыша. Кровати или любая другая мебель - редкость, и семье повезло, если там достаточно гамаков, многие спят по двое и трое одном… Дети работают просто за еду».

ЛаРю сказал, что его команда пыталась дать хинин человеку с малярией, но таблетки отобрал его кредитор. Над торговцами стояла аристократическая элита Бразилии, эти люди жили в богатстве, нажитому лесными сборщиками, но не заботились о своих работниках.

Но на самом же деле, заправляли торговлей каучуком  иностранные экспортные дома и финансовые фирмы, которые были «совершенно бессердечны по отношению к своим жертвам». Из-за своей монополии они почти ничего не платили местным сборщикам латекса. Из них ЛаРю выделил англичан как особо безразличных к ценности человеческой жизни, это замечание затронуло англофобию Форда.
.

.

Предполагалось действовать быстро и держать свои планы в секрете, к делу подключили Гарри Беннета, нужно было провести переговоры и заключить соглашение, Форд считал, что Беннет, как обычно, решит все вопросы.

Для переговоров по оформлению концессии  Беннет послал группу людей, бывший сотрудник службы безопасности Уиллис Блэкли., Блейкли, сообщил в Дирборн, что переговоры прошли успешно. Передача земель в концессию была ратифицирована в сентябре 1927 года. Форд получил 2,500,000 акров земли в Северной Бразилии, штат Пара

Изучая свершившуюся сделку,  юрист Форда  обратил внимание на то, что на взятых в концессию землях живут люди. Около семидесяти пяти семей жили на берегу реки Тапахос,притока Амазонки, еще полсотни - вверх по реке Купар, и еще больше семей было рассредоточено по всей концессионной земле, в основном, это были сборщики каучука. Но было решено, что в этом нет проблемы, что если у кого-то из них и были права собственности на эти земли, их можно было бы просто выкупить, а людей - переместить куда-нибудь еще.


Новости о том, что американский автомобильный магнат  получил концессию, вызвали бурные обсуждения в бразильской прессе о возможности оживить экономику Амазонки. Многие надеялись на капиталоемкое промышленное развитие, что Форд поможет справиться с бедностью и отсталостью обитателей джунглей. Они представляли, как Форд построит железную дорогу, соединяющую  джунгли с Атлантикой, проложит автомобильные  дороги, и по берегам Амазонки  будут курсировать электрические троллейбусы занимающиеся перевозкой грузов.

Однако, многие представители интеллектуального и политического класса Бразилии , настроенные националистически, начали сомневаться в мотивах Форда.

Они восхищались американской промышленностью и нуждались в американском капитале, но небезосновательно не доверяли Вашингтону, учитывая, что в это время американские морские пехотинцы занимали Никарагуа, Гаити и Доминиканскую Республику.

Тот  факт, что Форд собирался создать плантации только на одной тысяче из двух с половиной миллионов акров сданной в концессию земли заставлял заподозрить, что «мультимиллионера Янки»  в действительности интересовал не латекс, а нефть, золото и политика.

На это указывала и секретность переговоров, и налоговые и тарифные льготы. Они возмущались тем, что предприниматель оговорил право иметь на концессионных землях  автономный банк, школы и полицейские силы,  как будто Форд имел право управлять землей, как отдельным государством.

Другой близкий помощник Форда,  Чарльз Соренсен, отвечал за снаряжение и отправку оборудования и необходимых материалов на судне. Никто не сказал Соренсену, что подводный каменный уступ прорезал реку Тапахос в пятидесяти милях вниз по течению от того места, где они планировали начать строить плантацию, это сделало невозможным снаряженному  Соренсеном судну добраться до места в период  сухого сезона, когда уровень воды понижался.

«Куда ты собираешься отправить это судно?» - спросил Эрнест Либолд у Соренсена, когда его вызвали взглянул на судно.
«На плантацию», - ответил Соренсен.
«Оно не сможет туда подняться»
«Почему бы и нет? »
«Там на дне есть каменный выступ,  у вас будет только девять футов»
«Как ты это узнал?»
«Ну, эта информация доступна. Если бы ты сказал мне, что собираешься отправлять туда судна, я бы сказал тебе », - ответил Либолд

Соренсен не поверил Либолду, поэтому он спросил Эйнара Оксхольма, назначенного капитаном судна. Капитан подтвердил информацию, в сухой сезон судно не пройдет
С декабря по июнь, в сезон дождей, большая часть бассейна Амазонки образует огромное, но сезонное пресноводное озеро. В течение этих месяцев суда  могли легко проходить по реке Тапахос до самой плантации. Но судно было готово к отправке в конце июня, Форд не любил ждать.


.

В то время передовая группа Блейкли, которого, назначили управляющим будущей плантацией, прибывшая на место в начале 1928 года, уже начала расчищать территорию, для этого очень нужна была техника и оборудование. Поэтому Форд решил отправить на плантацию груз, несмотря на совет Оксхольма подождать до сезона дождей. Было решено дойти до Сантарена, примерно в ста милях вниз по течению от деревни Боа-Висты, в которой проживало нескольких десятков семей, а там разгрузиться и доставить груз на место легкими судами или баржами.




.
Два судна, прибывшие в Сантарем в сентябре, нагруженные тяжелым оборудованием, могли переждать месяц до поднятия уровня воды. Но в Дирборне, офисе Форда, требовали прогресса. Потому капитан выбрал вариант перегрузки груза на баржи и перевозки до места назначения. Местная фирма предложила ему выполнить работу за 6 долларов с тонны, но подозрительный капитан решил управиться сам за меньшие деньги, самостоятельно нанимая баржи и грузчиков. В результате такого решения груз был выгружен и доставлен в гораздо долгие сроки по цене 35 долларов за тонну.

Выгрузка затянулась, потому что специальные краны для выгрузки необходимого и долгожданного тяжелого оборудования оказались на самом дне, потребовалось время, прежде чем их смогли достать.
Самодельная пристань, которую построила  команда, была слишком мала, чтобы выдержать такую ​​крупную партию груза, и была слишком шаткой для большей части тяжелого оборудования.
Помимо этого, было недостаточно расчищенного места на берегу реки, куда беспорядочно выгружался полученный груз, что создавало дополнительные трудности.

Блейкли, оставленный на месте на начальном этапе с группой людей для обустройства колонии, был убежден, что леса Амазонки неминуемо отступят, на их месте будет стоять город , в котором будут проживать двадцать пять тысяч рабочих и сто тысяч жители, потому что, как он полагал, выбранное место для этого мегаполиса у реки «хорошо поддается экономическому развитию».



.

Хотя Блейкли был не более инженером, чем его непосредственный начальник Гарри Беннет, оба считали, что строительство города было «более или менее простым делом».

Его план состоял в том, чтобы разрешить прибывающим рабочим жить во временных жилищах, пока не будет построена Фордландия, под наблюдением компании бразильцам было разрешено строить свои собственные дома в соответствии с местными традициями.
.

.

В предварительном отчете в Дирборн, офис Форда, он предложил платить рабочим 25-50 центов в день и учить их возделывать огороды и фруктовые сады, чтобы разнообразить свой рацион. Школы и церкви будут построены позже, поскольку сборщики уже давно привыкли жить и работать в изоляции, без религиозных и образовательных учреждений.
В отличие от завода «Руж», он не предвидел проблемы с дисциплиной: бразильские рабочие «самые покорные», писал он.
.

.

Однако, навести порядок на плантации оказалось совсем не просто.

В Компании Форда всегда требовали от рабочих соблюдение чистоты и опрятности, сотни рабочих регулярно красили стены цехов, уборщики чистили их, как будто они были операционными, следя за тем, чтобы даже самые отдаленные углы были хорошо освещены и нигде не было плевков.

Каково же было удивление, когда в Дирборн пришел отчет о посещении лагеря дилером Форда из Сан-Паулу: «Понятие санитарии отсутствует, нет мусорных баков, мух - на миллион, кругом грязь, банановая кожура, апельсиновая корка, вода после мытья посуды, выливается прямо на землю. Из 104-х рабочих болеют около 30-ти . На кухне полно мух на остатках еды, а также на столах и посуде, среди них можно едва различить еду и столы. Нет защитных ставень, чтобы спать, нет сеток ».
С
ообщалось также, что два ручья, граничащие с лагерем, были превращены в свалку, там разводились мухи и комары. Все это привело к серьезной вспышке малярии, что приостановило работу. Закупленная еда испортилась, потому что не было льда для ее сохранения.
.

.
Чтобы не простаивать в ожидании прибытия техники, в Белене Блейкли приобрел несколько электропил и небольшой трактор, который он доставил на рабочую площадку. Но у него быстро кончился бензин, поэтому машины бездействовали. После нескольких месяцев изнурительного труда, когда рабочим приходилось рубить и оттаскивать деревья вручную, было расчищено лишь несколько сотен акров земли.

Ко всему прочему, было выбрано неправильное время года. В идеале, очистка джунглей для посадки или выпаса скота должна проводиться в сухой сезон, с июня по октябрь, когда поваленные деревья можно оставить для высыхания на несколько месяцев, прежде чем их можно сжечь. Но зачистка началась в сезон дождей. Попытка поджечь древесину не удалась, ежедневные дожди гасили огонь, оставляя мокрые обугленные груды.
.

.
При второй попытке пришлось использовать обильное количество керосина, когда пламя поднялось на сотню футов, повергнув в ужас обитателей джунглей, тапиров, кабанов, пум, удавов, ямных гадюк и других животных . Многие птицы не успели улететь и сгорели.

«Они сожгли сотни гектаров первобытного леса», - вспоминал об этом очевидец. "Oни  устроили пожар, который длился дни и дни... Это ужаснуло меня. Казалось, что весь мир поглощен огнем. Огромное количество дыма поднялось к небу, покрывая солнце и делая его красным и тусклым. ... Мы были в трех километрах, на другой стороне реки, и все же пепел и горящие листья падали на наш дом ".



.

.
Ко всему прочему Блейкли начал присваивать наличные деньги, которые должны были быть использованы для покупки хинина для профилактики и лечения малярии и бензина для электропилы и трактора.


Блейкли пришлось отозвать.



Продолжение - в следующую пятницу

Источник: Fordlandia: The Rise and Fall of Henry Ford's Forgotten Jungle City by Greg Grandin

Tags: Капитализм, Форд, Фордландия
Subscribe

  • Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • Китайцы и их любопытные обычаи

    Еще одна статья из Альманаха путешествий 1902 года, дополненная фотографиями. THE CHINESE AND THEIR CURIOUS CUSTOMS Древнее название Китая…

  • Хлопковая культура в Южных штатах Америки

    Еще одна статья из Альманаха путешествий 1902 года и еще один пример обычного для того времени расизма COTTON CULTURE IN THE SOUTHERN STATES OF…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments