Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Штрихи к портрету -часть 2

По плану был другой рассказ о Форде, но обсуждение последнего поста   побудило меня добавить штрихи к портрету, чтобы в очередной раз показать портрет истиного Форда,  а не созданного рекламной компанией практичного, но разумного капиталиста, где Форд болеет за свое  производство, но спуску никому не дает, и смело говорит то, что думает.
Афоризмов Форда, так называемых мудрых мыслей, в интернете - полно, но они с трудом сочетаются с реальным человеком.
К тому же, сложно понять, какая из этих мыслей действительно принадлежит самому Форду, ведь Форд сам не писал, писать поручалось его помощникам.


Генри и Эдсель Форд
Продолжение цикла Генри Форд и его время.

Начну, пожалуй, с отношения к наемным работникам.

Форд неоднократно унижал инженера Уильяма Кнудсена, заслугой которого было создание сети сборочных заводов Model T по всему миру. Форд вынудил его уволиться и устроиться работать в General Motors. Это была большая ошибка недальновидного Форда, Кнудсен превратил свое подразделение Chevrolet в одного из главных конкурентов Форда.

Форду не нравилось, что Кнудсен был слишком независим, к тому же он работал с его сыном Эдселем, который пытался модернизировать компанию
.
Эдсель был вторым президентом компании, но Форд не собирался делиться властью даже с сыном.

«К 1927 году Форд был на шестом десятке своей жизни, и если раньше его общение с людьми можно было назвать застенчивой неловкостью, теперь это были взрывы сильной паранойи и жестокости, все чаще направленные на его единственного сына, над которым он насмехался и беспощадно мучил», – рассказывает Грег Грандин в книге «Fordlandia»

Форд постоянно компрометировал сына публично, выступая против его инициатив и давая понять, что в то время как Эдсель номинально являлся президентом компании, у него не было реальной власти, кроме тех полномочий, которые ему предоставлял отец.


Эдсель Форд

Эдсель пытался модернизировать производство, например, когда захотел реорганизовать нормальную работу системы бухгалтерского учета компании, который велся беспорядочно, что устраивало управляющих, и распорядился о переезде бухгалтерии в новое офисное здание завода River Rouge, Генри мстительно отменил его.

Бухгалтерия никогда не входила в приоритет интересов талантливого предпринимателя Форда. Если Эдсел Форд, требовал подробностей о финансовом состоянии компании, то Форд задавал своим финансистам простой вопрос: “Cколько у нас денег?”

Самый известный раскол в компании, описанный историками и напоминающий шекспировские трагедии, был между Эдселем и Гарри Беннеттом, главой Служебного отдела Форда.

Эдселю было всего двадцать шесть лет, когда его отец сделал его номинальным президентом Компании в 1919 году. Эдсель и Гарри были двумя противоположностями. Беннет, примерно того же возраста, что и Эдсель, был головорезом с связями с организованной преступностью и дурной репутацией, он когда-то участвовал в в кулачных боях, спасаясь от полиции, участвовал в автомобильных гонках и перестрелках. Это были истории, которые восхищали Генри. ( заметьте, баптиста Генри, который должен был отвергать насилие в любом его виде!).

.
Форду «нравился внешний вид Беннета - цветные шелковые рубашки, модный ремень с пряжкой и фетровая шляпа. Ему нравилось, что Беннет имел « реальный опыт в мужском мире ».
И ему нравилась преданность Беннета.

«Если мистер Форд скажет мне завтра очернить солнце», - однажды сказал Беннетт, «У меня будут проблемы ... Но вы бы увидели сто тысяч парней в темных очках, проходящих утром через ворота завода Руж ».

Эдсель, напротив, интересовался эстетикой промышленного дизайна и современным искусством, что навсегда разочаровало его отца, хотя многие теперь считают, что именно Эдсель помогал держаться компании на плаву в течение двадцатых и тридцатых годов.

«В мягкости Эдселя, - замечает историк Томас Бонсалл, - Генри видел слабость. Там, где Эдсель был изобретательным, Генри видел легкомыслие ».

В то время как Беннет управлял фабрикой методами Дикого Запада, Эдсель со своей «мученической улыбкой» спокойно работал, принося в компанию профессионализм, чтобы не только смягчать насилие Беннетта, но и произвол в управлении рабочей силой на заводах Форда.

Из двух мужчин Генри не скрывал, кого предпочитает. Он не только не гасил огонь вражды, который все больше разгорался между Беннеттом и Эдселем, он раздувал его все больше и больше.

Старший Форд поддерживал Беннетта в его противостоянии с Эдселем ,  говоря Беннетту, при любых признаках примирения с Эдселем: «Гарри,ты думаешь, что ладишь с Эдселем, но он тебе не друг.»

Когда Эдсель находился в процессе строительства нового ряда коксовых печей на заводе Руж, Форд сказал Беннетту: «Гарри, как только Эдсель получит эти печи, которые он построит, я собираюсь снести их ». И он это сделал.

Форду не нравилась в людях сочетание учености и независимости, таких людей он не мог терпеть, потому что они, как бы не только ставили под сомнение его авторитарность, но и принижали его статус тем, что не старались угодить, не боялись высказывать свое мнение, и таким образом, оказывались как-бы равными ему.

Вопреки здравомыслию, он избавлялся от них , а ведь это были те люди, которые сделали ему имя, идеи которых он присвоил себе. В двух книгах Форда нет имен этих людей, он не считал их заслуживающими упоминания и не испытывал благодарности к ним. (некоторых из них я упоминала в своем раннем посте )

Таким образом, Форд выбирал между ученым талантом и услужливой посредственностью, невежество и посредственность побеждали.

Без талантливых инженеров талант Форда, как предпринимателя, проявился не в модернизации, а лишь в выжимании пота из рабочей силы с помощью своих управляющих.

Генри Форд II, внук , принявший пост президента после смерти деда, обнаружил запущенность во всех областях - отсутствие контроля за средствами, запутанную и неясную отчетность, множество убыточных проектов, коррупцию — результат работы управляющих, которых покрывал его дед.
Все убытки с лихвой оплачивали рабочие Форда, о которых один из журналистов того времени писал: «Что толку от того, что Форд платит рабочим 5 долларов в день, если они еле живы»

Еще раз хочу возвратиться к теме духовных и нравственных ценностей.
Форд очень часто характеризуется, как последовательный баптист, живущий по заветам, пропагандирующий умеренность и противление насилию.

Однако, как я уже не раз отмечала в рассказах о Генри Форде, проповедовал он в прессе и книгах одно, а по факту делал совсем другое. Никакой умеренности у Форда не было даже в личной жизни.
Для прессы Клара и Генри были идеальной парой, проводящей много времени вместе, в реальной жизни Клара должны была примириться с фактом наличия любовницы,которая была другом семьи, потом — с наличием незаконно рожденного сына.

Эвелин и Генри

Чтобы скрыть свою связь с Эвелини рождение сына, Форд женил на ней одного из своих помощников, щедро вознаградив его хорошо оплачиваемой и не слишком тяжелой работой, оплачивал он и непомерные расходы своей любовницы, и это — тоже оплачивали рабочие своим тяжким трудом.

Он открыто бывал в этой семье, играл с ребенком, оплачивал его обучение, но так и не признал его официально. После смерти Форда тот не получил ничего.

Форд- баптист должен был быть против насилия, но насилие было главным инструментом управления на его заводах. Форд любил Беннета за способность творить насилие, когда возникала проблема, он просто говорил тому - «реши вопрос».

Особенно часто это вспоминают в связи с его попытками стать послом мира в 1915 году.
«Я сделаю все от меня зависящее, чтобы предотвратить убийственную и расточительную войну в Америке и во всем мире », - сказал Форд, обещая остаться в Европе столько времени, сколько потребуется для установления мира на континенте. Ключевым словом в этом заявлении было слово расточительную. Для Форда, производившего предметы потребления война означала потерю потребителя, к тому же он уже входил в роль проповедника, которую он продолжил написанием книг, делясь опытом  своего успеха и поучая весь мир.

«Я посвящу свою жизнь борьбе с этим духом милитаризма»- все это было сказано для прессы, но по прибытии корабля мира в Осло Форд заболел, сошел на берег и торопливо вернулся домой, сказав оставшимся делегатам, что теперь они могут завершить начатое им дело.

Другой пример  - трусливое и нечестное поведение Форда в деле Шапиро.

С 1924 года Dearborn Independent сосредоточил большую часть своих антиеврейских статей
против Аарона Шапиро, адвоката и активиста, организатора фермерских кооперативов на всей территории Соединенных Штатов и Канады.

В Шапиро Форд, несомненно, видел конкурента, который был авторитетом для фермеров, добившись более ощутимых результатов, чем Форд со своими фермерскими проектами. Шапиро помог фермерам получить более выгодные закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию.

«Еврейская эксплуатация фермеров» , «Монополия заманивает фермеров в ловушки под предлогом «маркетинговых ассоциаций» - под такими заголовками произошло первое нападение на Шапиро.
В статье рассказывалось, что такая идея «родилась в плодородном мозгу ищущего удачу молодого еврея »

После нескольких месяцев подобных атак, обвинявших его в заговоре о подчинении американских ферм интересам еврейских денег, Шапиро подал иск против Форда, требуя миллион долларов в качестве компенсации за клевету. Пресса исходила слюной от идеи увидеть Форда, дающего свидетельские показания,  зрелище, подобное тому, что произошло в 1919 году, когда Форд подал в суд на Chicago Tribune за клевету, но показал себя полным невеждой.

Форд избегал получения повестки в суд в течение нескольких недель, пока однажды, когда он сидел в своей машине с открытым окном, наблюдая за взлетающими самолетами на своем летном поле, ему на колени опустилась повестка.

Под угрозой судебного иска он, наконец, согласился явиться в суд.

Тысячи людей толпились в маленьком зале суда Мичигана в ожидании автомобильного магната,в то время как газета Нью-Йорк Таймс написала:

«Если мистер Форд честный человек и убежден в том, что написано в газете Диборна, заявляющей об отвратительной и страшной угрозе для американцев, трудно понять, как он может воздержаться от публичного выступления на суде, дающем возможность описать угрозу на глазах у всей страны, а на самом деле всего мира, да так, что факты будут установлены вне всякого сомнения. Но если он не верит, что угроза реальна, ему нужно осудить клевету».

Суд предложил Форду беспрецедентную возможность ясно заявить о своей вере. «Воспользуется ли он такой возможностью? - спрашивала газета. "Поднимется ли до таких высот?"

Он не поднялся.

Накануне его запланированного появления в суде, по дороге домой, как утверждал Форд, на Мичиган-авеню его обошел Студебекер и столкнул с обочины дороги. Многие в то время и ряд историков с тех пор, считают это несчастным случаем, в результате которого Форд остался жив, но вместо суда попал в больницу.

С помощью адвоката заседание было перенесено, но в конце концов, дело было улажено вне суда. Форд согласился сделать заявление с извинениями за свой антисемитизм. Заявление в адрес главы Американского еврейского комитета было поручено написать помощнику Луи Маршаллу.

«Оно довольно плохое» -, сказал Гарри Беннетт, который пытался зачитать своему боссу текст заявления по телефону.
«Мне все равно, насколько это плохо, просто реши вопрос», - перебил его Форд и бросил трубку.

Заявление было опубликовано 8 июля 1927 и распространено всеми новостными агентствами Позже в том же году Форд закрыл диборнскую газету.

Продолжение следует
Tags: Форд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments