Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

О русских капиталистах

Как-то раз общаясь с одной любительницей русской истории, интересующейся историей предпринимательства  и восхищающейся ее яркими представителями, я не смогла кратко сформулировать мои претензии к этой группе людей, которые по ее мнение могли привести Россию к процветанию.

Заявив, что старые русские капиталисты немногим отличались от сегодняшних, я споткнулась на аргументации, ее было слишком много, не знала, с чего начать. Сказать,  что не было хорошей капиталистической России и нет ее сейчас, что все неминуемо закончилось бы властью глобального банкинга, что капиталист не может привести свою страну к процветанию ее народа, потому что капитализм так не работает, это значит отослать к Марксу, но для многих это не аргумент, как считается, Маркс уже давно умер. Спор не состоялся, каждый остался при своем мнении.

Сегодня же опять есть повод поговорить о русских капиталистах.

Вера

Рассказывая о русском купечестве, особенно любят подчеркнуть , что именно вера была ключевым фактором русского экономического подъема.
"Старообрядчество стало одной из национальных особенностей российского предпринимательства, пишет автор статьи "Предпринимательская культура старообрядцев" Ю. В. Боровиков.

По подсчетам исследователей, свыше 60 % представителей торгово-промышленного класса составляли старообрядцы, в руках которых было сосредоточено 64 % всего российского капитала. С. М. Булгаков указывал, что существовала «особенно близкая связь русского капитализма со старообрядчеством».

Старообрядцами были и оставались Морозовы, Рябушинские, Кузнецовы, Кокоревы, Солдатенковы, Зимины и многие другие известнейшие купеческие семьи. Другие же – Щукины, Гучковы, Щаповы, Хлудовы – имели старообрядческое происхождение."

"В конце позапрошлого века Россия чуть было не стала Европой. ..на средства Морозовых, Солдатенковых, Хлудовых, Рябушинских строились медицинские клиники, аэродинамический и психологический институты, организовывались географические экспедиции, создавались театры", - пишет Елена Перелетова в статье "Деловая этика русского раскола" в журнале Топ-менеджер. ( ссылка уже не работает, но статью еще можно найти в кэше Гугла)
Старообрядческие общины, появившиеся в XVII веке после раскола Русской православной церкви, сыграли почти такую же роль в формировании российского капитализма, как протестанты на Западе.

Однако, если для протестантизма,  богатство и материальный успех являлись видимым доказательством спасения души протестанта на Страшном Суде, то для староверов спасение души не было напрямую зависимо от успешной хозяйственной деятельности.
В отличие от русской православной традиции староверы признали душеспасительным занятие торговлей, которая  считалась источником стяжательства и обогащения, не ипорицали и ростовщичество, в отличие от православных ("Пусти душу в ад – будешь богат")

Предпринимательская активность воспринималась как сфера непосредственного служения Богу и самореализации личности. Лишь неправедное богатство – зло, но благословен тот, кто наживает богатство и кормит других. Старообрядцы не просто желали личного спасения, они стремились к устроению и здесь, на Земле, всей жизни по-божьи, с благами земными, а потому старались преобразить и социальную среду.


Однако, если присмотреться внимательнее, староверы были  обыкновенными людьми, впадающими в грехи человеческие. Мир менялся и менялся человек, двадцатый век изменил отношение к религии и создал условия к отходу от этических норм, с течением времени и накоплением богатства, новые поколения староверческих семей уже не были столь набожны, меньше беспокоились о спасении души, считая, что сначал нужно создать рай для себя, а рай на земле подождет.

Этика

Справка
Этика - совокупность норм поведения, мораль какой-н. общественной группы, профессии.
«Русские суждения о собственности и воровстве определяются
не отношением к собственности как социальному институту,
а отношением к человеку…
С этим связана и русская борьба против буржуазности,
русское неприятие буржуазного мира…
»
Н.А. Бердяев

Рассказы о русских предпринимателях изобилуют историями о честности,. благородстве, доброте и щедрости русских предпринимателей. Однако, идея спасения души путем совершенствования своего богоугодного Дела, передаваемого из поколения в поколение , трансформировалась в идею самореализации за счет достижения успеха  в росте и накоплении любыми возможными методами.

Иначе как объяснить историю купца-миллионера Степана Тарасовича Овсянникова, который был сослан в Сибирь за поджог паровой мельницы купца В.А.Кокорева, расположенной в Санкт-Петербурге на набережной Обводного канала.

По воспоминанию А.Ф.Кони Овсянников был в наилучших отношениях с местной полицией, причем за ним числилось до 15 уголовных дел, по которым он старым судом был только „оставляем в подозрении", не ожидал обыска и не припрятал поэтому многих немаловажных документов. Среди них, между прочим, оказался именной список некоторым чинам главного и местного интендантских управлений с показанием мзды, ежемесячно платимой им влиятельным поставщиком муки...

Человека делает не только воспитание, но и среда, в условиях коррупции заставляла ради Дела забыть о добродетели.

Взятки составляли чуть ли не основную часть расходов общин в первой половине XIX века.
Руководители фабрики Гучковых (уже в конце XIX века) вели отдельные "черные" бухгалтерские книги, где записывались такого рода  расходы.

Представитель видной московской купеческой династии Николай Петрович Вишняков писал: "Смутно сознавалось, что тут идет дело о каком-то обмане, но обмане нужном, неизбежном и извинительном, если не хочешь рисковать шкурой, подставлять лоб"

Во второй половине XIX века подкуп приобрел более "цивилизованный", завуалированный характер. "Право приглашать в число учредителей (акционерных компаний) других лиц открывало возможность располагать в свою пользу таких особ, у которых мало денег, но много связей и влияния — вспоминал сенатор М. Б. Веселовский. — Чтобы задобрить такого "человечка", достаточно было записать на его имя известное число акций (может быть, без всякого взноса с его стороны), потом перепродать эти акции по возвышенной цене и полученную разницу поднести в виде магарыча мнимому акционеру". Понятно, почему такие компании "встречали большую поддержку у многих правительственных лиц".


Дача взяток, придержание товара и завышение цен, использование государственной казны для личного обогащения, обман рабочих, все это уже и не признавалось совсем не плутовством, а лишь предприимчивостью, мастерскими уловками в ведении бизнеса.

Разумная сдержанность вскоре сменилась тягой к роскоши, стремлением продемонстрировать свое богатство, как результат своих успехов.

За записями о расходах П.П. Рябушинского отчетливо читается психологический портрет русской денежной аристократии начала века, у которой вошедшая в плоть и кровь привычка "беречь копейку" уживалась с непомерными, по обычным представлениям, тратами на собственные нужды. (Рябушинские. Расходы и доходы)

Мой давний пост о расходах купцов Коншиных даже вызвал возмущение потомков (О расходах. Купцы Коншины)

Но как это бывает в богатых семействах, одни живут в ограничениях и богатство накапливают, а другие наследуют и безудержно тратят на себя, членов семьи, предметы искусства, шикарные виллы и автомобили, и другие необходимы для соответствия своему высокому статусу вещи, не слишком заботясь о нуждах нищего и безграмотного народа, он же неграмотен и нужды у него должны быть простыми.

Так было тогда, так есть и сегодня.

Часто пишут, что староверы были грамотнее своих официальных православных коллег, ведь им приходилось самим вести учет и службы, что подтверждается скрупулезными ревизиями в XIX веке. В связи с этим рассказывают  об открытии школ и поголовном умении староверческого населения читать, писать и считать.
Однако, наряду с этим  уживалось и  невежество, для этого достаточно вспомнить Марию Морозову, мать Саввы Морозова.

Мать Саввы, Мария Фёдоровна, была женщиной набожной и властной до деспотизма. Доходило до того, что в семье миллионеров сыновья меняли нательные рубахи раз в неделю, причём младшему, Савве, переходила ношеная рубаха брата. Мария Фёдоровна запрещала использовать в доме электричество, считая, что оно «идёт от беса».

По этой же причине не читала газет и журналов, чуралась литературы, театра, музыки. Боясь простудиться, не мылась в ванне, предпочитая пользоваться одеколонами.

Мария Федоровна Морозова в исторической литературе -очень противоречивый образ, о ее причудах говорить не любят, Википедия об электричестве не пишет, создавая образ просвященной благотворительницы и успешной предпринимательницы, требовательной и волевой. Утаивают и ее роли  в отстранении от дел  сына Саввы ( главного их четырех директоров Никольской мануфактуры), сетуя на советскую пропаганду, создавшую образ лицемерной женщины, которая не любит своих родных.

Савва Тимофеевич начал модернизировать фабрики: стало широко применяться столь ненавистное матери электричество, из Англии привозили новейшие станки. Расценки на оплату труда рабочих были увеличены, рабочий день сокращён, отменены штрафы. Вместо развалюх, где жили рабочие, стали строить новые дома.

Была введена невероятная по тем временам в России мера: женщины-работницы получали выплаты по беременности. Для нужд рабочих и их детей Морозов строил школы и больницы. Наиболее талантливых и перспективных рабочих отправлял учиться в вузы за морозовский счёт, а самым одарённым выделял  стипендии для обучения за границей.

Вроде бы все правильно, разве это не следование к цели - к устроению на Земле, всей жизни по-божьи, с благами земными?, но родственники , бывшие вместе с ним в Деле, его не поняли и осудили.

Савва Морозов был не сторонником крутых мер, готов был идти с бастующими рабочими на компромисс.

Однако, именно бережливая и властная Мария Федоровна узрела в этом опасные тенденции к снижению прибыли, и не только отстранила Савву от дела,  но в конце концов постаралась признать своего собственного сына недееспособным, превратив его жизнь в бессмысленное существование и приблизив его трагический конец.

Наследники старообрядческих традиций, уверенные в том, что точно знают, что Богу угодно, а что - нет, постепенно приняли и протестантскую идею избранности, а потому уверенность: "Мне лучше знать, что нужно этому народу". "Рабочим не дам, лучше приюты и богадельню построю"," Поклонишься мне в ноги, дам денег на больницу".

Служение своему Делу прибавлением своего капитала заставляло забыть о спасении души, русские капиталисты превращались в акул, питающихся более слабыми собратьями ( совсем как сегодняшние нувориши)


Вот так, в 1901 году покончил с собой впавший в несостоятельность предприниматель А. К. Алчевский, крупнейший должник ростовщиков-миллионеров Рябушинских (задолженность составляла около 5 млн рублей). Его бизнес Рябушинские отжали в сговоре с министром финансов С.Ю.Витте.  Алчевский упорно сопротивлялся сотрудничеству с иностранным капиталом, предпочитая своих, русских капиталистов. Рассказывают, бельгийцы предлагали ему реальную помощь в обмен на акции его  предприятий,  он отказался, понадеевшись на государственную помощь, но обманулся.

Историк Ю.А.Петров отмечает "неистовую жажду дела", свойственную этому семейству Рябушинских, они легко переступали через нравственные барьеры. Вот так  капиталиста-патриота прикончили алчущие соотечественники-конкуренты.

Собственно, трудно ожидать от притесняемых властью старообрядцев патриотизма. Вот, например, В.Черкассов-Георгиевский в книге "Генерал Деникин " рассказывает о прадеде Алексея Ивановича Гучкова, происходившего из купеческой старообрядческой семьи, тот возглавил единственную депутацию русских староверов, вышедших к Наполеону из горящей Москвы с хлебом-солью.

Стоит ли удивляться, что родное Отечество воспринималось как неиссякаемый источник, находящийся в собственности нового зарождающегося класса, а сотрудничество с иностранцами - еще одним способом самореализации.

Россия, как насос

Разобравшись, здесь и  здесь, каким образом Россия, которую мы потеряли, стала масляным и зерновым насосом при общей нищете и невежестве тех, кто это масло и зерно добывал, уже не удивляешься тому, что лидерство в вывозе всего, что только может заинтересовать Запад, может и не наполнять бюджет.

Причина - в особенности  финансовых схем,  допускаемых государством и выстраиваемых эффективными менеджерами, когда львиная часть дохода уводится за кордон или просто не формируется в России . Так было раньше, так есть и сейчас.

Россия стала насосом для перекачки денег после падения советского строя не внезапно, она продолжила традиции царского режима, ...балансы только московских банков за 1913 показывают, что в Лондон было уведено 283 млн. рублей, а во Францию 272 млн.

При этом крупнейшим банком-посредником в платежах за рубеж был банк Рябушинских (официально он назывался «Московский банк») - рассказывают нам авторы сборника «Экономическая история». Выпуск 11. Изд-во МГУ, 2005 год. На него приходилось около 300 млн. рублей (или около 35% всего оборота в данной сфере). Старообрядцы Рябушинские в основном обслуживали капиталы своих единоверцев. При этом около 90% всех операций банка Рябушинских приходилось на Лондон. В 1918 году основной владелец «Московского банка» Михаил Павлович Рябушинский эмигрировал в Англию, где открыл в Лондоне собственный коммерческий банк (Western Bank Ltd.).

Зависимая держава

В случае с текстильной промышленностью, на которую, как очень часто пишут, очень мало влиял иностранный капитал, благодаря усилиям и собственным средствам русского купечества, при внимательном рассмотрении обнаруживается  зависимость от иностранного сырья и иностранных технологий.

Экономическая история России рассказывает, как начиная с создания фирм семейного типа, в которых доминировали такие качества, как честность, неподкупность и поддержание высокой репутации, русские капиталисты постепенно переходят к размыванию семейной собственности к товариществу на паях,  затем - к акционерному обществу, образуя тесные связи с банками, постепенно теряя свою независимость. ( а также - семейную репутацию и приверженность к моральным ценостям)
Участие банков, имевших связи с  иностранным капиталом, привело к созданию крупных промышленно-финансовых групп, контролировавших русскую экономику.

Так Русский торгово-промышленный и Русский для внешней торговли банки патронировали концерн К. И. Ярошинского, концерн Гессена—Демкина контролировались Русско-Французским коммерческим и Русским торговым транспортным банками.

Русско-Азиатский банк сформировал гигантский концерн Путилова—Стахеева—Батолина. Концерн установил контроль над основными хлебными рынками страны, некоторыми металлургическими заводами Урала и Подмосковья, нефтепромышленными акционерными предприятиями района Эмбы, каменноугольными копями Сахалина, лесными компаниями Севера Европейской части России и Дальнего Востока, петроградскими и московскими текстильными мануфактурами, среднеазиатским хлопком, маслобойной промышленностью, рыбными промыслами Охотского моря, важнейшими железнодорожными магистралями.

Чем не олигархия?

Справка
Олига́рхия— политический режим, при котором власть сосредоточена в руках
сравнительно малочисленной группы граждан
(например, представителей крупного монополизированного капитала)
и скорее обслуживает их личные и групповые интересы, а не интересы всех граждан.
Олигархи — члены олигархии, могут либо сами быть членами правительства,
либо оказывать решающее влияние на его формирование
и принятие решений в своих личных и групповых интересах.


За период 1895-1914 гг внешний долг России, получившей целый ряд крупных кредитов в Лондоне и Париже, вырос с 1,7 до 4,2 млрд.рублей, при этом доля внешнего долга в общем объеме государственного долга выросла с 30 до 48%. Накануне Первой мировой войны Россия имела самый большой внешний долг.

Русские капиталисты и революция

В рассказах об успешных русских капиталистах они часто представляются, как безвинные жертвы революции и заговора иностранных врагов, как бы забывая о том, что именно новому зарождающемуся классу было тесно в  царской России, именно этот тип энергичных и предприимчмвых людей раскачивал режим и требовал перемен

«Русское купечество, ‒ писал Рябушинский, ‒ представляет собой в такой мере развитую экономическую силу, что не только может, но и должно обладать соответствующим политическим влиянием. <...> Купец встал из-за прилавка и идет на государственную службу вместе с другими сословиями. Дайте ему место и сумейте отнестись с уважением к новому сочлену на государственной работе»

Именно эти люди финансировали борьбу за новую Россию. При этом, если  Морозов и Мешков сочувствовали социал-демократии, то Рябушинский и Гучков оказались в лагере либералов.

После Кровавого воскресения Савва Морозов написал записку «О причинах забастовочного движения. Требования введения демократических свобод».Этот своеобразный манифест сделал бы честь любому революционеру: обращаясь к властям, Савва Морозов требует свободы слова, печати и союзов, всеобщего равноправия, неприкосновенности личности и жилища, обязательного школьного образования, общественного контроля за государственным бюджетом.
«Рабочему сословию должно быть представлено полное право собраний, право организовывать всякого рода союзы и другие общества для самопомощи и защиты своих интересов. В такой же мере все означенные права должны быть распространены и на сословие промышленников»,


Но акулам от бизнеса были не нужны права для рабочих, только право для себя, потому что они не позволят менять мир за свой счет, это не богоугодно. Савва Морозов был белой вороной среди гучковых, терещенко и рябушинских, он мешал своему классу, потому что внушал рабочим надежду на то, что с капиталистом, если его прижать, можно договориться.

Рябушинский призывал либеральные силы страны «вступить на путь полного захвата в свои руки исполнительной и законодательной власти»...«Нам нечего бояться, ‒ говорил он, ‒ нам пойдут навстречу в силу необходимости, ибо армии наши бегут перед неприятелем»

А Савва Морозов говорил: «Политиканствующий купец нарождается у нас. Не спеша и очень неумело, он ворочает рычагами своих миллионов и ждёт, что изгнившая власть Романовых свалится в руки ему, как перезревшая девка. Когда у нас вспыхнет революция, буржуазия не найдёт в себе сил для сопротивления, и её сметут, как мусор…»

Морозов не смог дожить до революции увидеть, насколько он оказался прав.

Текстильные магнаты, зерновые короли и сахарозаводчики смело рванулись к рулю, как стая акул, привычно отхватывая себе лакомые кусочки, но были сметены либеральной волной политических крикунов.

Рябушинский был уверен в победе. Но когда  страну решительно занесло влево, дал задний ход и начал убеждать:

«Еще не настал момент думать о том, что нашу экономическую жизнь нужно совершенно переиначить, Широкие массы должны понять, что все мы должны жить по-людски, так, как живут другие государства и как мы до сих пор еще не жили... Думать же, что мы можем все изменить, отняв все у одних и передав другим, это является мечтою, которая лишь многое разрушит и приведет к серьезным затруднениям. Россия в этом смысле еще не подготовлена, поэтому мы должны еще пройти через путь развития частной инициативы».


Первые русские капиталисты,  самонадеянно решили, что  управлять Россией не сложнее, чем мануфактурой, оказалось, намного сложнее.

Вот так и сегодня, мы вернулись на исходные позиции, новые хозяева России, получившие новый шанс привести Россию к процветанию, как и их предшественники,  не могут справиться с  управлением, но все так же используют страну, как насос,  уводят финансы в английские банки и жертвуют Церкви на замаливание грехов.

Можно не гадать о том, как России в современном мире удается занимать 4-е место в мире по объёму промышленного производства,лидер по экспорту зерна, золота, металла при отсутствии средств на образование, науку, медицину и социальное обеспечение, ею правят все те же гучковы, рябушинские, терещенко, коноваловы и третьяковы.

Не способные привести Россию к процветанию, сегодня они опять уговаривают нас сплотиться и подождать,
Россия еще не готова жить по-людски, и мы должны найти и пройти свой путь.
Вот так и блуждаем по пустыне...


Педер Северин Крёйер "Промышленники"

Tags: Духовность нравственность мораль, Капитализм, Купечество, Предприниматели
Subscribe

  • В Королевском географическом обществе

    Комната географических карт и библиотека в Королевском географическом обществе . Ранее: Изабелла Бишоп (Берд) - английская писательница и…

  • О свободе выбора

    Сцена из британского сериала "Виктория" « ' Нынче уж так не выдают замуж, как прежде', — думали и говорили все…

  • Образ нежности и силы

    Гвадаррама, Испания, 1936 г. Хотя биологическое предназначение женщины, как ей часто напоминают, сугубо репродуктивное, все же не стоит забывать,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments