Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

О том, как русские фабрики стали дойной коровой

О том, как русские фабрики стали дойной коровой для английских компаний.

Торговый дом «Эджертон Губбард и Ко» в Петербурге был зарегистрирован как банкирский дом, генеральный агент и менеджер Англо-Русской хлопковой компании, занимавшейся поставкой и продажей хлопковых материалов и новых машин. Такая организация приносила совладельцам торгового дома гораздо больше прибыли, чем если бы он состоял простым акционером компании. - рассказывает Стюарт Томпсон

Образ жизни Губбардов и занимаемое ими положение в обществе наводят на мысль, что их коммерческая деятельность в России принесла семейству немалые прибыли, - указывает Томпсон.

Начало семейных проблем было положено завещаниями Уильяма Эджертона Губбарда-старшего (умер в 1883г.) и Джона Геллибранда Губбарда ( умер в 1889г.). У обоих были многочисленные семьи, и оба переоценили способность своего предприятия приносить высокие прибыли, необходимые для поддержания потомством уровня благосостояния, предусмотренного в завещаниях.

Семейным бизнесом стали управлять Уильям Эджертон Губбард, возглавивший  John Hubbard & Co и его кузен Эвелин Губбард (Egerton Hubbart &  Co) , присматривавший за русскими фабриками .

Как замечает Томпсон, Губбарды обладали недостаточными предпринимательскими качествами и коммерческой подготовкой, к тому же русский бизнес был на периферии их интересов, в сравнении с делами в Англии. Проблема оптимальной организации менеджмента усугублялась нежеланием совладельцев модернизировать управленческую структуру. Лояльность ценилась выше эффективности.

Все это привело русские фабрики к состоянию финансового кризиса, при котором они служили для семьи, по выражению одного из Губбардов, «молочной коровой», потому что для владельцев управляемых таким образом предприятий «на первом плане была не внутренняя рентабельность, а комиссионные выплаты партнерам фирмы.

О том, как это произошло, рассказывается в Сборнике The Free-standing Company in the World Economy, 1830-1996 [Mira Wilkins, Harm Schröter]


До 1896 года все три фабрики принадлежали семье Губбарда. Лондонская контора John Hubbard & Co. была кредитором предприятий. В середине 19 века предприятия успешно работали и получали большие прибыли, однако в конце 19 века они начали ощущать сильную конкуренцию и, в связи с этим, необходимость дополнительных инвестиций.

В 1896 году была предпринята попытка реорганизации бизнеса путем открытия в Лондоне Англо-Русской хлопковой компании (Anglo-Russian Cotton Factories), которая получила в распоряжение три русских фабрики.

Несмотря на то, что теперь вновь созданная компания теперь отвечала за финансирование фабрик, управление фабрик было сохранено в ведении Egerton Hubbart &  Co.

Русским держателям акций объяснили, что такая реорганизация была необходима для получения рабочего капитала и использования преимущества в валютной разнице, что для английских акционеров удобнее иметь акции английской фирмы, нежели акции русской фирмы, которые не будут иметь рыночной цены в Англии.

Последнее утверждение можно взять под сомнение, поскольку на одном из совещаний в Лондоне управляющая Лондонским филиалом компании, Эвелин Губбарт, утверждала, что все акции компании находятся в семейном бизнесе и не выходят на рынок.

Скорее всего, причина была в другом, компания необходимо было выпускать долговые обязательства в Англии и использовать кредитные средства британских банков.

Первый выпуск облигаций на сумму 500,000 ф.ст. состоялся в 1896 году. Большая часть была предложена к открытой подписке ( 300,000 ф.ст), остальные были разобраны членами семьи.

Доходы от выпуска предполагалось использовать для увеличения капитализации русских фабрик. Однако вложенных средств не хватило, чтобы обеспечить их конкурентоспособность. Компания Anglo-Russian Cotton Factories продолжала пользоваться долгострочными займами у банка и использовать родственные связи для привлечения дополнительных средств. Так английский предприниматель Стюарт Рендел, ставший в результате женитьбы членом семьи, вплоть до 1913 года оказывал Губбертам финансовую поддержку. Ситуация изменилась лишь в 1908 году, когда семье пришлось воспользоваться внешней финансовой помощью, выходя за рамки семейного дела.

В это время в России возник спрос на высококачественную продукцию, для которой требовалось высококлассное оборудование. Губборды решили закупить первоклассные станки и обратились к банкирскому дому Glyn, Mills, Curie & Co.  С этой целью были выпущены облигации, большая часть которых была передана банкирскому дому, оставшаяся часть была приобретена Губбертами на совершенно новых условиях .

Банкирский дом London and County Banking House предоставил петербургским Губбертам кредит под обеспечение только что выпущенными облигациями.

Справка

cotton acceptance - прием хлопка
loan- кредитный договор о передаче одной стороной (заимодавцем)
другой стороне (заемщику) денег

debentures - облигации, долговое долговое обязательство для заимствования денег
по фиксированной процентной ставке
share -
акция, вид долевой ценной бумаги, дающий владельцу право
на получение части чистого дохода от деятельности акционерного общества
в виде дивидендов,
а также на часть имущества компании в случае ее ликвидации.
Акции бывают двух видов: обыкновенные и привилегированные.
.
В период 1914-16 гг London and County Banking House продолжал кредитовать Англо-Русскую хлопковую компанию под обеспечение российскими государственными облигациями, которые были предоставлены Лондонскому банковскому дому Государственным банком .

В 1915 году, чтобы обеспечить дальнейшие кредиты, Англо-Русская хлопковая компания открыла депозит в размере 240,000 рублей наличными в Азовско-Донском банке и депозит российских казначейских векселей в размере 900,000руб. в Государственном банке. К 1917 году компания получила краткосрочных кредитов на сумму 181,900 ф.ст.
.
Справка
депозит -
банковский вклад — сумма денег, переданная лицом кредитному учреждению
с целью получить доход в виде процентов,
образующихся в ходе финансовых операций с вкладом
.
Лондонская компания John Hubbard &Co. , основной поставщик рабочего капитала для русских фабрик, продолжала являться агентом петербургской компании Messrs Egerton Hubbard &Co., принимая обработанный в России хлопок.

Как видно на схеме основную роль во всей структуре играла Англо-Русская хлопковая компания, осуществляя связь между британским финансированием и его потребителями в России. Привлеченные Англо-Русской хлопковой компанией в Великобритании средства направлялись в Санкт-Петербург в распоряжение его генерального агента - Messrs Egerton Hubbard &Co.

Все три компании Губбертов имели в своей бухгалтерии счет "Anglo-Russian Cotton Factories, Ltd." (Англо-Русской хлопковой компании) и британские кредиты учитывались по этому счету.

За период 1900-1917 гг авансирование на конец года превышало инвестирование Англо-Русской хлопковой компанией в русские фабрики на 420,320 ф.ст.  Особенно сильно это проявилось в период с 1909 года, когда количество выделенных кредитов в полтора раза превышало задействованный капитал.
Кредиты выдавались под высокие проценты, процентные ставки были намного выше ставок дисконтирования для России и Великобритании.

Справка

Ставка дисконтирования - (ставка сравнения, норма дохода)

это стоимость привлеченного капитала,
т.е. ставка ожидаемого дохода,
при котором владелец капитала согласен инвестировать.
.
При этом русским фабрикам строго запрещалось брать кредиты на стороне.

Каждому директору фабрики указывалось, что только английская компания, имеющая контрольный пакет акций русских предприятий, имеет право выбирать условия кредита и кредитора.

Иными словами, русские фабрики стали дойной коровой для английских компаний Губбардов.


Tags: Богатая Россия, Капитализм, Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments