Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

О маслоделах и кооперации

В продолжение темы сливочного масла.
Среди тех, кто вроде бы победил иностранцев и вышел с маслом на мировой рынок, называется А.Н. Балакшин.


Личность Балакшина довольно яркая, это - человек, беспокоившийся об общественном благе, сформировавшийся под влиянием общения с декабристами, основавшими школу, в которой он учился, - рассказывает Вестник Курганского Университета. После окончания школы, а затем - Тобольской гимназии, Александр Балакшин был исключен со второго курса Казанского университета за революционную деятельность и сослан домой, в Ялуторовск под надзор полиции. На этом политическая активность не закончилась, были контакты с "Землей и Волей", попытки организовать свою партию "Народный трудовой Союз", пройти депутатом в Госдуму, все это говорит об огромной  энергии Балакшина, которую он пытался направить на преобразование жизни.

Но вернемся к началу ссылки, сначала молодой Балакшин попытался найти работу. Так как на казенную работу политических не принимали, он вынужден был трудоустраиваться на частные предприятиях, так он и заинтересовался предпринимательской деятельностью и решидл попробовать свои силы на этом поприще.

В 1872 г. он переехал в Курганский уезд Тобольской губернии, где совместно с друзьями основал  крахмало-паточный завод, опытное поле и метеорологическую станцию. Вскоре стало очевидно, что без господдержки и инвестиций частному предпринимателю ( сегодня сказали бы - малому бизнесу) не выжить, и решил заняться решением этой проблемы.

В 1901 году Александр Николаевич подал в Министерство земледелия и государственных имуществ докладную записку с просьбой выделить необходимые денежные субсидии для развития в Сибири кооперативного маслоделия. Министр финансов Сергей Витте лично распорядился выделять на организацию кооперативного маслодельного движения в Сибири по 7 тысяч золотых рублей в год в течение трёх лет. и А.Н. Балакшин был назначен руководителем организации по устройству кооперативных маслоделен, которая теперь могла предоставлять крестьянам-середнякам, объединившимся в артели, беспроцентные казённые ссуды
Никаких коммерческих дел эта структура не вела, а Балакшин работал в ней на общественных началах, рассказывает журнал "Председатель". Однако, проблему финансов скудная государственная поддержка не решила. На обустройство маслодельного завода-«молоканки» на конной или паровой тяге требовался стартовый капитал не менее полутора тысяч рублей, сбыт масла на иностранном рынке не давал существенной прибыли, так как основная ее часть оставалась на руках у торговых агентов..

В ноябре 1907 году 12 артелей решили объединить свои усилия и основали кооператив – «Союз сибирских маслодельных артелей» с учредительным капиталом в 20 тысяч рублей. Каждая артель, согласно уставу, вносила в Союз 10 рублей вступительных и 100 рублей паевых. Союз должен был заниматься проблемой сбыта, снабжением сельхозтехникой и оборудованием для переработки молока, а также изыскивать возможности получения кредитов.
.
.
Многие рассказывают об этом без особых подробностей: из мелких артельщиков, страдавших от засилья иностранных торговцев, Балакшин организовал крупнейшую в мире кооперативную организацию — Союз сибирских маслодельных артелей (ССМА) , Союз организовал торговые офисы в разных странах мира и вывел Россию в лидеры.

Во многом благодаря Союзу, Сибирь в 20-х годах была крупнейшим в мире центром маслоделия, вторым после Дании экспортёром масла. От продажи масла, поступавшего из Сибири, за границу, в российские банки со всех сторон света золотым потоком стекалась иностранная валюта.

В стоимостном выражении вывоз масла, например, из Западной Сибири почти вдвое превосходил вывоз хлеба. Стоимость вывозимого по Транссибу сибирского масла была выше стоимости всей продукции горной промышленности и выше стоимости среднегодовой добычи золота всей империи [3]. Накануне первой мировой войны из Сибири ежегодно вывозилось свыше 6 миллионов пудов сливочного масла. Оборот Союза сибирских маслодельных артелей к 1917 году составлял 160 миллионов золотых рублей. Союз объединял около 3 тысяч артелей и кооперативов.


 Russkoe-maslo-kooperativov-Sibiri-



Таким образом формируется образ успешного русского предпринимателя,  который озаботился тем, что простой артельщик никак не  может влиять на цену продажи сливочного масла на мировом рынке, объединил кооператоров и  избавил их от иностранного ига.

Пропаганда не  придает особого значения тому, что поставив задачу освободить  от зависимости кооператоров от продавцов-датчан и французов, А.Н. Балакшину пришлось пойти на союз с англичанами.

На первом году своей деятельности Союз заключил договора с английскими торговыми домами Виллер и Райлер, которые могли предоставить ссуду и согласились на  условия приемки всего союзного масла по сибирским ценам за твердый расчет. Год спустя цены на сибирское масло резко возросли, что оказалось убыточным для англичан, и они расторгли договор с Союзом.

Их место занял торговый дом “Лонсдейль и Ко”, который предоставил очередную ссуду, но от долговременного, регулярного сотрудничества сначала воздерживался, отказываясь покупать масло по ценам сибирского рынка, вздуваемым соперничавшими инофирмами.(рассказывает Александр Дмитриев, кандидат исторических наук, автор двух монографий и более сорока статей, доцент Уральского государственного горного университета, в журнале "Урал", 2011 г)
.
Пора сказать пару слов и об английском партнере
.

.
Барон Джон Броунли Лонсдейл (1850 – 1924) был успешным английским бизнесменом, владельцем Йоркширского и Ланкаширского банков, совладельцем фирмы J. and J. Lonsdale & Company и влиятельным английским политиком . Семья Лонсдейлов проживала в городе Арма в Северной Ирландии и  сначала  держала сеть маслоделен в Ирландии. Однако, со временем Лонсдейлы сообразили, что заниматься сбытом сельскохозяйственной продукции в Великобритании, скупая ее у производителей, гораздо выгоднее, чем самим ее производить. Вскоре их капитал стал неуклонно расти, бизнес расширялся, и появилась проблема вложения свободного капитала. Тогда Лонсдейл, как и другие иностранные предприниматели, обратил свой взор на Сибирь.
Вот так и началось сотрудничество с русскими маслоделами.
.


Участники совещания в Лондонском представительстве Союза Сибирских маслодельных артелей.
Слева направо: Дж. Лонсдейль, А.Н. Балакшин, В.А. Барух, А.Н. Чмутин. Фото 1914 г.
Из фондов Государственного архива Курганской области.


Бочки с сибирским маслом на лондонском складе Акционерного общества
«Союз Сибирских кооперативных товариществ». Фото 1914 г.

Из фондов Государственного архива Курганской области.
.

Познакомившись с постановкой дела заграницей, Балакшин вскоре понял, что причинами неудач отечественных маслодельцев были незнание рынка, превосходство конкурентов, финансировавшихся банками, потому инофирмы и удерживали лидерство в маслоэкспорте - продолжает автор статьи..

...за наседавшими инофирмами маячили короли-банкиры, а Союз, увы, надежного финансирования по-прежнему не имел. Ресурсы кредитных товариществ были все-таки каплей в море. Кредитование Госбанка не удовлетворяло эпизодичностью и малоразмерностью ссуд. Коммерческие же российские банки, норовисто внедрявшиеся в хлеботорговлю Сибири, маслоэкспорта из-за плотности конкурентности сторонились.
.

.

Искру надежды пробудило учреждение в 1911 г. Московского народного банка, хотя стартовый капитал в один миллион рублей широкого поля деятельности вроде не обещал, а 250-рублевые акции затрудняли их реализацию. Кооператоры настаивали на удешевлении, но Министерство финансов возражало, опасаясь раздергивания бумаг прощелыгами-купонщиками. Впрочем, 40 с хвостиком акций гарантировали ССМА эквивалентную пяти голосам сумму займов, А.Н. Балакшина собрание МНБ единодушно избрало в правление.

Казалось, финансовая нужда уходила в прошлое, однако наметившееся сотрудничество прервали разногласия с доминировавшими функционерами Московского союза потребительских обществ. Волеизъявление москвичей и предопределяло географию банковских операций, иначе окраинам при “распиливании” кредитов доставались худосочные вершки… К тому же банкирствующие неонародники во главе с В.А. Перелешиным предпочитали кредитовать торговлю, с чем решительно не соглашался разделявший мнение “производственников” лидер ССМА. К сожалению, поддержки критикующие стратегию банка не нашли, и в знак протеста Балакшин со шлейфом провинциалов из его правления вышел. В итоге долгожданный “всенародный” банк лишился представительства на Урале и в Сибири.


Таким образом, без иностранного инвестора ничего не получалось, им и стала фирма J. and J. Lonsdale & Company, на сотрудничество с которой пришлось пойти ССМА. Наконец, в конце 1912 г. был создано акционерное общество - “Союз сибирских кооперативных товариществ” (The Union of the Siberian Cooperative Associations), сокращенно - “Юнион”. Оно было зарегистрировано по английскому уставу с капиталом в 105 тысяч фунтов стерлингов (1 млн рублей).

Как говорится, почувствуйте разницу. Акционерное общество это уже не Товарищество.

Справка
Главное отличие состоит в том, что уставный капитал АО разделен на акции, а уставный капитал ТОО — на доли участников. При этом доля в уставном капитале ТОО представляет собой имущественное право участника, а акция является ценной бумагой.
Британские компаньоны выступали инвесторами, Союз — поставщиком товара, оплачиваемого до завершения реализации 90-процентным авансом. Ординарные бумаги распределялись между соучредителями поровну, соответственно в дирекцию “Юниона” избрали двух “капиталистов” и двух уполномоченных ССМА. Председательский жезл вручили А.Н. Балакшину.



Балакшины, Андрей Александрович (сын), Елизавета Михайловна,
Александр Николаевич в Англии

Автор статьи в упомянутом журнале, рассказывает о сложностях, с которыми столкнулся Юнион, о заговорах конкурентов, иностранных и отечественных.

Однако, популярность “Юниона” превзошла ожидания ...к лету 1914 г. сформировался надежный канал экспорта сельскохозяйственной продукции, удобный российским кооператорам тем, что Лондон и Москва располагали вышколенным аппаратом, изученной клиентурой, терминалами, а главное — кредитовали продавцов и покупателей...
...ясно,
пишет ни в чем не сомневающийся автор , что, будучи партнером “Юниона” и акционером Московского народного банка (МНБ), от их взаимодействия ССМА только выиграл.

Были и те, кто критиковал такой  союз с иностранцами, но студенты должны знать: все, что делалось честнейшим и благороднейшим предпринимателем, все делалось правильно, потому что Балакшин радел за благо народа, а критиковали его наймиты, иностранные агенты, лентяи и неучи (кстати, Балакшин так и остался с гимназическим образованием, университета или академии, не окончил), ну и , конечно, леваки.
:
...оплакивали “страдальцев крестьян” леваки от политики, характеризовавшие сделку МНБ  с “Юнионом” подарком заморским коммерсантам. Так, автор выспреннего памфлета в большевистском издании “Путь правды” (1914, 10 апреля) горевал-печалился, что кабальные сети, уготованные “Лонсдейлем и Ко” маслоделам, втягивали и других российских кооператоров.
Вытекала из бегло-пристрастного аудиторства нелепица: британские компаньоны купались в золоте, соотечественникам же перепадали гроши. В заключение прописывался хрестоматийный, изгонявший эксплуатацию рецепт.


Обрушилась и либеральная  печать, правдоискатели-скорописцы и наймиты...кощунственно измывались ... над престарелым Александром Николаевичем, хотя Союза он уже не возглавлял. Обзывали восседавшим на троне далай-ламой, глухим к мыкавшимся у его подножия. Шельмовали близких и соратников, распоряжавшихся народным достоянием, якобы как личным имуществом, по усмотрению главноначальствующих. Извращали содержание контракта с “Юнионом”, настаивая его тотчас разорвать. Долой обюрократившееся, продавшееся англичанам руководство, самоуправляемость конторам, беспрепятственный выход из Союза!

В рассказе историка Союз сибирских маслодельных артелей(ССМА) в журнальном рассказе выступает, как самостоятельная  фирма, в тексте ускользает, что с момента образования акционерного общества Юнион кооператив ССМА являлся уже лишь одним из акционеров английской фирмы, которая действовала по английскому законодательству и работала с финансами через английские банки.

Известно, что  руководителей ССМА критиковали в проанглийской политике и алтайские кооператоры, по их мнению, продажа масла через «Юнион» приводила к потере 1 руб. 60 коп. золотом с каждого пуда.

Насколько критика была права, сказать сложно, не заглянув в финансовую отчетность фирмы Юнион, но ее-то у историка и нет, ничего не известно и о том, каким образом распределялись акции фирмы Юнион, переданные Союзу маслодельческих артелей, какое отношение к ним имела каждая входящая в Союз артель. Ничего не известно и об условиях работы с банками.

Есть соглашение, по которому по поручению «Юниона» за каждую партию масла английские банки давали поручение сибирским банкам выплатить Союзу 90% стоимости продукта на заграничных рынках, оставшуюся сумму артельщики получали после реализации всей партии, так называемые «добавочные». Реализацией занимался специальный продавец, нанимаемый Лонсдейлом и подчинявшийся только Лонсдейлу, цена назначалась Лонсдейлом, но в соглашении замечалось, что, все же Лонсдейл должен обсуждать с Правлением ( директорами Юниона) ценовую тактику.

Уже на этом этапе понятно, что настоящий производитель уже никоим образом не мог повлиять на работу Юнион, что конечно, не могло нравится, ведь теперь цена продажи зависила от трейдера- англичанина и порядочности двух русских директоров.

В Соглашении указывалось: "краткосрочный кредит в сто пятьдесят тысяч рублей должен быть постоянным кредитом, даваемым Компанией Союзу, и векселя, выдаваемые Союзом, должны быть обновлены до тех пор, пока этот Договор будет продолжать существовать.

Предполагалось, что Союз принадлежал его членам, но он теперь лишь выпускал долговые ценные бумаги, чтобы «крупный инвестор мог эффективно кредитовать группу кооператоров»

В виде вознаграждения за услуги «Лонсдейль и К» получала 72 коп. с каждой бочки экспортного масла, что составляло немалую прибыль.
Как видно, какой бы ни была стоимость масла на рынке, какую бы сумму ни следовало выплатить Союзу,  инвестор получал стабильный доход.
Русские артельщики создали свой Союз, чтобы избавиться от посредников при продаже своей продукции, а в результате получили нового, при этом появилась необходимость дополнительных расходов этого посредника - содержания офисов зарубежных представительств, оплаты персонала, вознаграждения руководства.
При этом простая артель еще больше отдалилась от процесса принятия решений.

Вот такая существовала независимость сибирских кооператоров от иностранного капитала.


Очевидно, что русский промышленный капитализм не обладал необходимой мощью, чтобы полностью использовать сельскохозяйственные ресурсы без поддержки иностранного капитала.

Кооперативы, первоначально складывающиеся для того, чтобы противостоять монополиям, вскоре уже сами стремились к монополии, их представители, искали любые возможностью, чтобы выйти на новый  уровень развития, устанавливая транснациональные связи, а с течением времени и прогрессирующими успехами,  приобретали и наднациональные интересы.

Монополии на внутреннем рынке Союз добился после начала Первой мировой войны, когда начал получать государственные заказы. Вот тогда и проявилась в полной мере коммерческая жилка, не связанная с национальным интересом.
...в адрес лидеров ССМА посыпались обвинения в злоупотреблениях и стяжательстве, авторитаризме и т.д. Рядовых артельщиков возмущали хронические задержки платежей: за масло, сданное союзными артелями, платёж обычно поступал несколько месяцев спустя, что в условиях нарастающего экономического кризиса вызывало дополнительные трудности у крестьян(...)
Ревизионная комиссия выявила многочисленные нарушения в работе руководства: бешеные «накрутки» на товары, отпускаемые артельщикам, несправедливые надбавки на масло, продаваемое в розницу, и прочие «шалости»...репутация была капитально подмочена, и былой авторитет Балакшин сотоварищи больше так и не вернули.


Тем не менее, торговля Юниона успешно продолжалась.
Со временем Кооперация неминуемо превратилась бы в Корпорацию.


Интересно, что в предреволюционные годы агитация за кооперацию шла под лозунгами избавления простого русского крестьянина от ига буржуя-монополиста, либеральная пресса посвящала этому статьи в газетах, агитируя за кооперацию. В 1919  уже The New York Times призывала поддержать Союз сибирских маслодельцев-кооператоров и оказать вооруженную помощь в сражении с красными.

Александр Балакшин, как и многие сегодняшние российские бизнесмены, получив должность директора Юниона, переехал жить в Лондон, а руководство Союзом передал по наследству своему сыну, Андрею Александровичу Балакшину .
Сын в 1918 году стал соратником Колчака, членом Омской областной думы, затем перебрался в США, где основал Сибирский сельскохозяйственный союз, и окончательно осел в Канаде.
Намалые средства сибирских кооператоров, сбереженные английскими банками, уехали вместе с ним.
Александр Николаевич Балакшин умер в 1921 году в Лондоне в возрасте 77 лет.

Источники:
.

Tags: Богатая Россия, Капитализм, Пропаганда
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • Умиротворители: Гарет Джонс о Германии

    Рассказывая о войне Клода Коберна против примирителей с фашизмом стоит вспомнить о другом журналисте, который как раз своей работой и создавал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments