Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Э.Гамильтон - "Это был мир мужчин, во всех смыслах "

http://www.feinberg.northwestern.edu/gfx/about/dudley-watkins-cliic-1900.png

Элис Гамильтон - женщина врач (1869 – 1970)
"Это был мир мужчин, во всех смыслах "       О Гарварде
У истоков охраны труда -часть 1 -часть 2     1919 год    1924 год
Россия в 1924 году. ( часть 1) часть 2 часть 3 Э. Гамильтон - О демократии



Итак, с 1895 по 1897 Гамильтон изучала бактериологию и патологию в университетах Мюнхена и Лейпцига.

Медицинская школа Мичиганского университета (в Анн-Арборе) была тогда одной из нескольких школ, где курсы физиологии, биохимии, бактериологии и фармакологии преподавались мужчинами, которые обучались в Германии и предоставляли больше практических занятий в лабораториях, чем теоретических.

Школа уже около двадцати лет имела совместное обучение мужчин и женщин, таким образом, присутствие женщин считались само собой разумеющимся, в ней не было никаких предрассудков, с которыми я столкнулась позже в других местах.
Студент-мужчина уступил женщине место, позволял ей первой пройти в открытую дверь, женщины первыми обеспечивались в лабораториях стульями и микроскопами и другим оборудованием...
Мне сказали, что, если я собираюсь посвятить себя бактериологии и патологии, я должна пройти обучение в Германии, иначе я никогда не смогу стать в этой области признанным экспертом.


Осенью 1895 года сестры Гамильтон, Эдит и Элис, получили разрешение учиться в одном из немецких университетов. Добивались они этого очень долго, поскольку официально женщины к занятиям не допускались. Однако, некоторые преподаватели с "либеральными взглядами" разрешали посещать свои лекции.
Такая возможность обеим сестрам была предоставлена в Университете Лейпцига, при условии, что они будут "невидимками", была надежда, что и в Мюнхене им так же повезет.
На классическом факультете, на который должна была поступать Эдит, студенты по парам изучали старинные манускрипты, написанные на латыни и греческом, в этом случае в совместном изучении рукописей мужчиной и женщиной усматривалась большая проблема.

Анатомический класс Медицинской школы

Сначала в лекционном зале факультета решили соорудить специальное место для женщины, которую будет скрывать зеленый занавес, но все закончилось тем, что для Эдит был предоставлен стул на платформе около лектора, таким образом было обеспечено ограничение контактов студентки с мужской аудиторией. Столкновение с массой студентов-мужчин, недружелюбно оценивающих появление женщины в сугубо мужской среде, оказалось для Эдит большим испытанием.

После Лейпцига был Мюнхен, там атмосфера была намного дружественнее.
В Лейпциге было много студенток-иностранок, а в Мюнхене их было всего трое: две американки и одна англичанка, изучавшая археологию.
В это же время шести немецким женщинам было отказано в допуске в Университет. Немецкие власти считали, что обучение женщин способствует их вовлечению в подрывную политическую деятельность. Немецкое правительство хотело себя обезопасить и считало, что если иностранные правительства не боятся рисковать, то это - их дело.

Жизнь в Лейпциге, а потом в Мюнхене у Элис была легче, чем у Эдит. Для Элис лекции имели второстепенное значение, она хотела заниматься лабораторной работой, против которой никто не возражал.

Профессор Бюхнер читал лекции об иммунитете, Элис попросила у него разрешения присутствовать на лекции. С большой неохотой, профессор все-таки организовал такое посещение, но с большой осторожностью. Элис должна была приходить в лабораторию за десять минут до начала, самый старший из сотрудников лаборатории, который по возрасту был уже дедушкой, провожал ее в пустой класс и усаживал на отдельно стоящий в углу стул.
По окончании занятий профессор Бюхнер, опасаясь скандала, сам торопливо выпроваживал Элис из класса. При этом следует заметить, что все посещавшие занятия мужчины, признанные "опасными для невинной девицы" были дипломированными врачами, имели семьи и благонадежную репутацию.

Однако, пишет Элис, "не стоит мне, работающей в Гарварде, быть слишком ироничной по отношению к порядкам, царившим в немецких университетах в девяностые."
До сих пор ( имеется в виду 1943 год), хотя женщины и допущены в Гарвардские музеи и библиотеки, им разрешается там быть только до шести часов. Считается, что такое правило охраняет женщин от возможных посягательств студентов-мужчин.

Когда же немцы действительно допустили женщин в учебные учреждения, то на общих основаниях, там не было никаких специальных женских общежитий, никакие специальных правил, никакого женского деканата, как это существует в Америке.

"В 1912, когда я была в Германии, один из моих подруг рассказала мне о своей дочери, студентке Мюнхенского Университета. Они с подругой жили в меблированной комнате, а питались там, где им нравилось.Как раз закончилось время карнавала, и
девочка написала матери о том, что они гуляли на улице всю ночь с толпой студентов.
"Это кажется шокирующим", говорила моя подруга, "но ничего плохого не произошло". Эти девочки пошли учиться в университет с серьезными намерениями, чтобы сделать карьеру; никто из них не рассматривал университет, как место, где можно подцепить мужа."


Тем не менее, отмечала Элис, во время учебы в Германии она все время чувствовала, что к ней относятся, как к женщине, что заранее предполагало малую образованность и меньшую способность к обучению, независимо от того, что в реальности она из себя представляла. Женщины в Германии имели низший статус, то есть подчиненное положение, и об этом им все время напоминали.

Студенты могли идти по тротуару вчетвером, держась за руки, и если студентка вовремя не отскакивала в сточную канаву, ее просто сбивали с ног. Шагающего по улице офицера в своей великолепной форме ничуть не смущала семенящая позади жена, нагруженная покупками, потому что офицеру не положено было носить вещи.

Если Вы были в толпе желающих занять дешевые места в опере, нужно было быть готовым к тому, что вас отпихнут мужчины. Однажды Элис повезло, она оказалась быстрее всех и заняла переднее место на галерке, но не тут-то было, "великолепный блондин, типичный Зигфрид", подошел к Элис сзади, поднял за подмышки, вынул из кресла и занял освободившееся таким образом место по праву сильного.

"Это был мир мужчин, во всех смыслах "- пишет Элис Гамильтон

Отучившись в Германии, сестры Гамильтон вернулись в Америку, где Эдит стала преподавать в Bryn Mawr School, а Элис вернулась в лабораторию Джона Хопкинса (Johns Hopkins Medical School)

Лекция в Медицинском колледже


Exploring the Dangerous Trades - The Autobiography of Alice Hamilton, M.D.
Tags: Гамильтон Элис -Изучая опасные профессии, Женщина в медицине
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • По Нилу

    . Как это уже часто случается, сегодня меня подвел сервис radikal.ru, он сообщает, что некоторые из загруженных фотографий временно недоступны.…

  • Добрые дела

    "Мисс Берд была успешной деловой женщиной, и вся ее благотворительная деятельность основывалась на мельчайших расчетах вероятности получить…

  • Умирающий кули

    . Умирающий кули Ранее: Изабелла Бишоп (Берд) - английская писательница и путешественница. . Эта фотография умирающего кули стала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments