Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

16."Доктор-большевик проникает в нутро арабского общества"

Непросвещенная монархия:
5. Малолетний дипломат    6. Борьба с хашимитами    7. Победа над рашидидами   8. Расширение границ     9. Захват Таифа и Мекки   10. Захват Медины и Джидды   11. Ихван выходит из подчинения   12. Гражданская война   13. Управление страной 14. Технический прогресс
15. Последняя война


.

Если империализм соблазнял новых арабских  королей роскошными достижениями технического прогресса  и демонстрировал военную мощь, обещая  поделиться ею, при соблюдении установленных правил, то социализм пытался проникнуть внутрь общества, завоевать симпатии народных масс, улучшив качество их жизни, мечтая повести за собой.


О медицинской работе, в Геджасе
Записка полпреда СССР в Геджасе - т.Тюрякулова
У них.
1. Английская и голландская миссии имеют своих докторов, свой низ­ший медперсонал и свои амбулатории и аптечки. Египет присылает еже­годно санитарные медицинские экспедиции на время хаджа.
Эти медицин­ские силы обслуживают не только своих паломников, но и местное населе­ние на началах платности. Плата за визит спекулятивно высокая - 1 англ.фунт (золотом).
Благодаря этому "помощь" совершенно недоступна широким слоям населения.
Кроме того, большинство их врачей никудыш­ные (за исключением голландского врача - явайца). Особенно никудышен английский врач - индус.

У нас.
Совершенно необходимо было создать при Полпредстве свою медицин­скую часть:
а) Охрана здоровья наших сотрудников с их семьями, которые в услови­ях Аравии подвержены частым и опасным заболеваниям. Достаточно ска­зать, что из 16 сотрудников Полпредства за б лет его существования пере­болело 16 человек и 2 из них похоронены в Аравии;
б) Аравия не Германия. "Диагноз", "лечение" и врачество местных ара­бов - врачей и большинства европейских врачей г.Джедды не поддаются описанию;
в) Помощь местному населению имеет колоссальное политическое и культурно-пропагандистское значение.

В Европе имеется ряд органов печати, борющихся за СССР и в пользу СССР.
Во всем арабском мире мы не имеем ни одного печатного органа, друже­ственно и правдиво освещающего положение в СССР. Зато имеем бешеную травлю со стороны англо-арабской прессы, изображающей нас варварами. В таком пункте, как Геджас, куда ежегодно стекаются десятки тысяч людей со всех концов мусульманского мира, наша медицинская работа будет иметь огромное значение для борьбы за СССР. Это дело не престижа, а борьбы.

Отмечу, что мусульмане по своим бытовым предрассудкам избегают по­казывать своих больных жен и дочерей мужчинам-врачам. В Геджасе нет ни одного врача - женщины! Женщины лишены медицинской помощи.
Пребывание врачей Лидии Петровны Тивель и Тюрекуловой в Джедде вы­явило острейшую необходимость именно в женщине-враче.

Это тот канал, через который "доктор-большевик" проникает в нутро арабского общества.
Доступность же нашей помощи делает ее популярной, а добросовестное и успешное лечение вызывает чувство уважения и доверия не только к наше­му врачу, но и к СССР и его задачам.


Еще из отчетов Тюрякулова  ( из Таир Мансуров “Будни полпреда”):

Я лично не собираюсь болеть, но наличие врача в консульстве для оказания помощи сотрудникам и нашей местной колонии в первую очередь считаю необходимым и полезным. Требования, которые я мог бы предъявить по этому вопросу, сводятся к тому, чтобы врач (или доктор) был опытен по своей специальности, мужчина лет 35—45. Желательно, чтобы был мусульманин, если его жена тоже будет заниматься врачеванием, то тоже неплохо.

Сейчас нас пользует женщина-врач (гречанка) Petridis и голландский доктор яваец Абдуль-Фаттах (последний лечил Бекинина). Это очень и очень неудобно. Кроме того, население справляется о том — будет ли у нас врач.
<…>
У нас продолжает работать женщина-врач Тивель (Бабаджан). Она работает здесь в порядке местного найма. Я по-прежнему остаюсь на «мусульманской» точке зрения, что нам лучше иметь все-таки мужчину доктора.

Правда, она работает прекрасно и приобрела большую популярность среди женской половины населения: ежедневно принимает до 25—30 чел. Из осторожности по нашему совету она часто отсылает к другим врачам (сирийцам), чтобы ее не подозревали в «отбивании» чужих больных. Население весьма довольно. Тем не менее, прошу Вашего содействия в замене ее мужчиной. Частным образом узнал, что вопрос о докторе Мошковском встретил какое-то затруднение. Если это так — то приходится сожалеть. Нельзя ли ускорить разрешение этого вопроса в желаемом нами направлении».


Просьба Тюрякулова была удовлетворена, и накануне 1930 года прибыли врачи Мошковский (высококвалифицированный ученый специалист по вопросам тропических болезней) и его ассистент, врач Нахашвили.

Как для специалиста-бактериолога, перед Мошковским в Саудовской Аравии открывалось широкое поле деятельности. В качестве ученого и специалиста по малярии Мошковскому удалось установить деловые отношения с хиджазскими медицинскими властями и простыми врачами, которым он много содействовал по линии организации бактериологической работы в Джидде. Как врач Мошковский пользовался большим авторитетом у хиджазцев. Он лечил от малярии принца Фейсала и других видных деятелей. В иностранных миссиях также жаждали воспользоваться его помощью, а наиболее тесные отношения установились у него с голландцами.

«Но особенно ярко выявилась для геджасцев польза от нашей медицинской работы в связи с предпринятыми итальянской стороной попытками объявить хадж неблагополучным по холере, на основании одного неясного случая заболевания. Д-р Мошковский предложил свои услуги геджасцам и провел целый ряд бактериологических опытов, которые показали, что в Геджасе холеры не имеется».

«15 июля 1933 года приехал д-р Жуков-Хованский».


Он оказался высококлассным специалистом, с самого первого дня зарекомендовал себя таковым и снискал полпредству большой авторитет и благодарность со стороны местного населения.

«Само собой разумеется, что уже через неделю после своего приезда д-р Жуков начал прием больных. Работает с 8 утра до 1.30 п. п. Учитывая бытовые особенности местного населения, мы установили такой порядок: один день принимаем мужчин, другой день — женщин. Прием производится по билетам (очередь). Дети принимаются вне всякой очереди. Ежедневно принимаем теперь 30—40 человек. За истекшее время доктором Жуковым принято около 710 человек. Как новое явление отмечу — наша амбулатория обслуживает почти весь местный гарнизон (главным образом, неждийцы).
Неждийцы-солдаты и о нашем докторе говорят: «doxtur albalsheflk zayin» и на предложение обратиться к своему правительственному «дохтуру» отрицательно цокают».


Большинство местного населения страдало от малярии, трахомы, детских, женских и венерических болезней.
Социальный состав больных – городская беднота, купечество, солдаты, полицейские, чиновники. Охотно пользовались услугами советской амбулатории и иностранцы. Из-за большого наплыва пациентов полпред постепенно ввел систему оплаты за медицинское обслуживание.


«Стараемся хотя бы незначительно, но все-таки почти всегда взыскивать стоимость медикаментов. Богатые пациенты платят по повышенным индивидуальным ставкам. Визит на дом – 1 фунт.»
 

Популяроность медиков все возрастала, Тюрякулов предлагал идти дальше и организовать собственную лабораторию, чтобы поставить работу на профессиональный уровень.
«Основное — микроскопы и знания — есть. Небольшая помощь с нашей стороны, и лаборатория будет готова».

Между тем «лабораторная работа монополизирована здесь голландским и ничего не понимающим в этом деле англо-индусским врачом. Зависеть нам от них, хотя бы в косвенной форме, не следует. Геджасские здравоохранительные организации еще не в состоянии поставить свою лабораторию».
.



Амина Валиулловна Алимбек,
уроженка Симбирской губернии ( ныне –Ульяновская область)
.
Амина Алимбек была одним из таких большевистских врачей, направленных на работу в Саудовскую Аравию для оказания помощи арабским женщинам.

В 1935-1937 гг. Амина Валиулловна стала первым акушером-гинекологом, работавшим в Саудовской Аравии. Помимо оказания практической помощи, она оказалась еще и прекрасным организатором, ей удалось добиться создания аптеки и двух амбулаторий — во дворце короля для дворцовых женщин и в г. Риаде для городских женщин с уклоном охраны материнства и детства.

Больниц в Рияде не было, не было ни медсестер, ни санитарок, все приходилось делать самой, учить доброольных помощниц,  работать круглосуточно, делать ежедневные обходы, а операции делать на месте, часто – в совершенно не приспособленных для этого местах.

Многие инструменты для проведений малых операций, акушерскую сумку и небольшую аптечку А. В. Алимбек привезла с собой. Проблема с медикаментами решалась следующим образом: часть их доктор взяла с собой при отъезде из Советского Союза, часть закупила дорогой, некоторые лекарства получила из полпредства СССР в Джидде как подарок дворцу короля.

Обращаю на это внимание! Доктор за свой счет приобретала лекарства и инструменты, которые были необходимы для королевских жен.

В ответ она получала милости от королевской семьи в виде подарков.

«Бывший полпред Тюрякулов информировал меня о том, что будут поступать подарки от короля и его семьи и придется принимать, в противном случае для короля это будет оскорблением, и показал при этом золотые часы с надписью, подаренные королем его жене, а также несколько арабских костюмов, полученных в подарок из дворца. Правда, большую часть вещей, полученных мною в подарок, я раздарила своему, хотя и случайному, персоналу, в том числе, например, подарок короля — часы — я подарила своему шоферу, а себе купила на свои деньги. Часть вещей сохранилась и находится в моем багаже»

Пишут, что  “большим подспорьем в работе А. В. Алимбек стало знание арабского языка (вероятно, она выучила язык Корана в детстве, в местной школе). Этим она завоевала признание и доверие своих пациентов. Ее любовно и уважительно величали «хаким».

«То, чего я достигла видно из краткой характеристики, данной королем бывшему полпреду Хакимову: “Мы ее любили все от мала до велика за то, [что] она хороший доктор, за то, что она знает наш быт и относится с уважением к нашим законом, а я в особенности люблю ее за то, что она истинная мусульманка”» ( из письма А. В. Алимбек - И. В. Сталину)

Однако, несмотря на все усилия советских представителей и беззаветное служение своему делу советских медиков, королевская власть не подружилась с советской, а образование народа в Непросвещенной монархии так и не стало первостепенной задачей развития общества.


Как ограниченный кругозор оказал  влияние на качество жизни демонстрирует интервью, взятое у белорусского врача, Дмитрия Мельникова, работающего в Саудовской Аравии в наше время.

Дмитрий Мельников:

"Особенностей работы здесь столько, что все не перечесть. Работа, да и жизнь тоже, здесь организована исключительно приблизительно. Помните Вольку Костылькова, который попросил Старика Хоттабыча скопировать телефон? Копия была очень похожа на оригинал, только из цельного куска золота. Вот и здесь так.
Взяли за
основу американские стандарты, вложили жуткое количество денег, а на выходе получили практически нежизнеспособную конструкцию. Из серии «Мотор был очень похож на настоящий, но не работал».

Проблема как обычно в кадрах
. Здесь просто некому воспользоваться технологиями и достижениями цивилизации. Своих специалистов в стране нет. Причем не только в медицине, но и во всех остальных областях.
Из местного мужского населения значительная часть имеет только базовое образование, буквально на уровне читать, писать. Национальное образование — на зачаточном уровне.
А
тех, кто его все же получил, на работу взять обязаны, куда бы они ни попросились.
Причем зарплату им
обязаны платить как минимум в 3 раза выше, чем аналогичному специалисту из-за рубежа. Совершенно понятно, что на таком фоне качество местных специалистов оставляет желать лучшего. Вот вам и особенность работы: крайне тяжело работать с непрофессионалами, которые считают себя солью земли.
   Медицина здесь в таком состоянии, что я никому не рекомендую попадать в ее объятия. С одной стороны, все красиво, чисто, современно, укомплектовано.
Сильных или даже средних по нашим меркам специалистов могу пересчитать по пальцам одной руки, и еще запасные пальцы останутся. Абсолютное большинство — откровенно слабые.
Хотя сами они так не
считают, очевидно по той причине, что им не с чем сравнивать.

Просто смешно слушать их
глубокомысленные размышления о природе вещей. Но смешно ровно до тех пор, пока тебя не начинают заставлять соответствовать их стандартам.
Средний и
младший медперсонал — Филиппины и Индия. Европейцев не видно и не слышно. Американцы имеют пару своих госпиталей на территории компаундов, принадлежащих нефтяным компаниям.
   Местные пациенты — отдельный разговор. Если пациент не знает, сколько у него печеней и зачем нужно сердце, то объяснять ему даже банальные правила дозирования инсулина — тяжкий труд. И можно быть уверенным, что ваши объяснения он забудет сразу после выхода из кабинета. А объяснить проблемы реанимационных пациентов просто нереально. Понятийный аппарат спрашивающего не вмещает столько образов.



Далее - о  несостоявшейся дружбе
Tags: Аравийские истории, Ближний Восток, Женщина в медицине, Медицина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments