Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Противостояние. 6. После признания

1. От Кеннана до Кеннана.   2. Гарвардская школа    3. Рижский пост
4. Келли и его "мальчики"   
5. Рижские мальчики

6. После признания

William Christian Bullitt, Jr.
(January 25, 1891 – February 15, 1967)
.

В 1933г. США признали Советскую Россию, а Кеннана, несмотря на его антисоветские убеждения, направили в Москву помощником первого американского посла, Уильяма К. Буллитта. в Москве оказался и Чарльз Болен, его включили в штат московского посольства в 1934 году, вторым секретарем в московское посольство помощником Уильяму Буллиту был назначен Хендерсон.

.
1933. Уильям Кристиан Буллит младший, первый посол США в Советском Союзе встречается с Калининым
Уильям Кристиан Буллит младший,
первый посол США в Советском Союзе встречается с Калининым
.

УИЛЬЯМ БУЛЛИТ

Уильям Буллит , благодаря желтой прессе, предстает авантюристом и плейбоем, бросающим деньги на ветер, шокирующим московскую публику. В реальности он был отнюдь не проходимцем, Буллит был очень богат, так как был одним из правящей американской верхушки. Истиный портрет Буллита вырисовывается при ознакомлении с результатами его работы.

Отчет Уильяма Буллита в июле 1935 года содержал анализ советской внешней политики с точки зрения Рижских аксиом. Буллит рассказывал, что основная цель Советов “совершить мировую революцию”. Дипломатические отношения с другими государствами – лишь маскировка, временное перемирие, которое никогда не закончится миром.

Министерство иностранных дел будет поддерживать мир до тех пор, пока Советский Союз не окрепнет. Советский Союз пытается предотвратить соглашения между европейскими государствами, поэтому война в Европе неотвратима и ее приветствуют. После того, как она начнется, Красная армия вмешается и защитит новые коммунистические государства.

Советский Союз мечтает о войне США с Японией, но не собирается вступать в альянс, пока Япония не будет побеждена. Только тогда СССР возьмет Манчжурию и советизирует Китай.

Другой отчет, отосланный в августе 1935 года советовал,  как себя вести в случае дальнейших провокаций. Провокацией  Буллит считал проведение Седьмого съезда Коминтерна в Москве
и присутствие американской делегации с Эрлом Броуди во главе.

Буллит заявлял, что правительство имеет полное моральное и юридическое основание для ужесточения действий относительно СССР, но он предостерегал от таких действий, так как восстановление отношений будет несравнимо более сложным процессом.

Наличие  американского представительства в СССР необходимо, так как дает возможности для получения информации и обеспечения защиты американских граждан
.

В ближайшее десятилетие, писал он в 1935 году (!) СССР либо будет атакован из Европы, либо превратится в мировую державу.

Исходя из изложенного, ни в коем случае нельзя разрывать с СССР  отношения, нельзя выражать протесты устно или в печати.
Что делать нужно, это - объяснять американским гражданам конечные цели Советского Союза (то есть, уничтожение США), запрещать въезд советских граждан в США, но  принимать советских консулов в США. Буллит также рекомендовал не отзывать военного атташе и не сокращать штат посольства.

Вот еще некоторые установки, которые давал Буллит:

Советский Союз быстро набирает свою силу. Города уже восстанавливаются, но не деревни. Такую страну можно удержать только в полицейском государстве. “Россия всегда была полицейским государством. Она и сегодня им остается”. Власть Кремля опирается на армию, обширную сеть секретной полиции и на энтузиастов-коммунистов.

Самая большая опасность Советскому Союзу исходит от Японии, потому что Германия еще не готова. Советская бюрократическая система может сломаться в условиях войны.

С таким правительством невозможно установить дружеские отношения, но отношения сохранять нужно из-за важности стратегического расположения этой великой державы между Европой и Дальним Востоком. Ценную информацию можно получить лишь находясь внутри страны.

США должны предотвратить начало войны, особенно если в этой войне Россия может победить Японию, в этом случае Китай станет коммунистическим.

В случае войны США должны провести такие переговоры, чтобы в войне не было победителей. Франко-немецкая враждебность в Европе должна быть нейтрализована.

Торговля с СССР должна приветствоваться на основе прямых сделок, так чтобы ее всегда можно было резко прекратить, нельзя давать СССР долгосрочных кредитов.

СССР будут конкурентно  способны в области производства нефти и зерна, но не в машиностроении.

Буллит рекомендовал быть с СССР терпеливыми, давать почувствовать силу США, но не угрожать напрямую.

Честность с русскими, вместо шпионажа – лучшая политика. Открытость их разоружает, потому что русские мало что знают о честности.

Буллит был отозван, за валютные махинации, настоящая же причина была в том, что команда в Москве оказалась слишком негативно настроенной для поддержания отношений. На его место был назначен "простак" Джозеф Дэвис, который вполне устраивал обе стороны, хотя по мнению Рижской группы, был совершенно некомпетентен.

По окончании Второй Мировой войны Буллит стал одним из самых активных сторонников Холодной войны. В 1954 году в опубликованном в журнале Look интервью он призывал немедленно напасть на коммунистический Китай и советовал правительству в случае следующего акта агрессиии со стороны СССР отвечать атомной бомбардировкой.

КЕЛЛИ

После переизбрания Рузвельта в 1936 году поменялась и внешняя политика, Восточноевропейский отдел Госдепартамента был расформирован, превратившись в Европейский отдел, от группировки Келли бесшумно отделались, его ученики называли этот период “репрессиями” (purge) и видели в этом “руку Москвы”.

Келли послали в качестве консула в Анкару, где он и находился почти до окончания войны. Цели американцев в Турции были очевидны – удержание Турции от вступления в войну, а позже – подталкивание к действиям на стороне союзников, помощь пленным американским летчикам (предотвращение передачи их немцам), контроль (и создание препятствий) турецкой торговли с Германией, шпионаж . В 1945 его убрали с поста за валютные махинации. Это еще раз убедило Келли, что против него плетут интриги, пытаясь убрать его из офиса иностранных дел. В письмах к послу Стейнхарду (Laurence Stenhard) он указывал на других офицеров, которые тоже участвовали в махинациях с валютой, но их не тронули, или повысили.

В 1949 году предположительно, как пишет Cathal J.Nolan в своей книге “Notable U.S. Ambassadors Since 1775: A Biographical Dictionary”, Келли стал работать на ЦРУ, хотя в его архиве единственным доказательством этого является письмо, в котором предлагается заполнить медицинскую форму в связи с возможным устройством на работу.

С 1953 по 1967 год Келли  занимал пост вице-президента Радио Свободы, которая работала под руководством ЦРУ, и жил в Мюнхенев, совершенствуя методы антисоветской пропагандой.

В 1975 году, давая интервью, Келли продолжал утверждать, что главной целью Советского Союза остается ”достижение подавляющего военного превосходства для того, чтобы расширить, насколько это возможно, свое влияние и могущество”, продемонстрировав, что он все также придерживался тех же взглядов, что и пятьдесят лет назад, Роберт Келли умер 2 июня 1976 года.

ХЕНДЕРСОН

Благодаря Хендерсону посольство в Москве стало надежным источником информации. Сформированное в Риге отношение к советскому режиму, в Москве еще более утвердилось.

Хендерсон был уверен, что советские цели “прямо противоположны американским принципам и целям.”

В 1936 году он докладывал о том, что при обсуждении американо-советских отношений необходимо помнить о том, что создание Мирового Союза Советских Республик – конечная цель внешней политики Советского Союза.

Из интервью Хендерсона:
"Дэвис, бывший посол в Советском Союзе, например, при помощи рекламы, публичных выступлений, фильмов и писем, смог создать довольно значительное общественное мнение в пользу признания русских ..."

После того, как Литвинов намекнул Элеоноре Рузвельт, что секретарь посольства Хендерсон является препятствием к установлению советско-американской дружбы, Хендерсона убрали.

Уже в Вашингтоне Хендерсон продолжал призывать администрацию придерживаться жесткой политики по отношению к СССР. В 1939 году он указывал на дух советской агрессии, которая испытывает независимость Финляндии, Польши и страны Прибалтики.

Отчаявшись достучаться до Рузвельта, он попросил снять его с русского направления, переключившись на Ближний Восток.
.

Harry Hopkins, Steve Early, and Chip Bohlen at the Livadia Palace in the Crimea. 1945
Гарри Хопкинс ( советник Рузвельта), пресс-секретарь Стив Эрли и Чарльз Болен в Ливадии, 1945


БОЛЕН

Чарльз Болен был тем человеком, который встретился с Гансом фон Хервартом, немецким дипломатом, находившимся в Москве и работавшим на англичан. Утром 24 августа 1939 года Болен получил полное содержание секретного протокола к Договору Молотова -Риббентропа.

Благодаря своей сдержанности в оценках, Болен не попал под репрессии, он занимался советским направлением в Государственном департаменте и во время войны, сопровождал Гарри Хопкинса в его поездках к Иосифу Сталину в Москву, работал с Рузвельтом, был переводчиком Рузвельта на Тегеранской (1943) и Ялтинской(1945) конференциях, в 1947 стал основным советником американского президента Гарри Трумэна.

Интересно, что в 1946 году Болен не соглашался с политикой сдерживания, предложенной Кеннаном, Болен был более осторожным и рекомендовал позволить Сталину контролировать Восточную Европу.
После смерти Сталина Болен был назначен послом в Москву, но долго там не продержался, имея расхождения во взглядах с госсекретарем Джоном Даллесом. Так как он не смог установить дружеские отношения с советской элитой, он был отозван в 1957 году. Далее он был послом на Филлиппинах, во Франции и ушел от дел в 1969 году. Чарльз Болен умер в 1974 году
***

Удалив старую команду, Рузвельт выбрал новый курс внешней политики, в соответствии с новыми реалиями. На смену Рижским аксиомам пришли Ялтинские.

Ялтинские аксиомы базировались на реальном восприятии Советского Союза, на принципе сотрудничества с СССР, а не противостоянии (working “with” вместо “ against”.
Рузвельт считал, что такое сотрудничество возможным при условии опоры на фактор силы, сформированный новой международной организацией.

ООН была основана на принципе нескольких работающих в согласии мировых полицейских (США, Великобритания, Советский Союз, Китай) с целью поддержания мира и применения силы в случае необходимости.

В Ялтинских аксиомах Советский Союз принимался как одна из великих держав, а не как идеологический противник.

Если Рижские аксиомы требовали уклонения от дипломатических и любых других отношений, Ялтинские предполагали диалог вплоть до установления близких партнерских отношений на самом высоком уровне.
.
Seen on the cruiser Quincy in Egypt after the Yalta Conference in February 1945, are (seated, left to right) U.S. Ambassador to the United Kingdom John G. Winant; President Franklin D. Roosevelt; Secretary of State Edward R. Stettinius, Jr.; Special Assistant to the President Harry L. Hopkins; (standing, from right) Assistant to the Secretary of State Charles E. Bohien; State Department Director of European Affairs H. Freeman Matthews; and others.
На президентском крейсере Квинси - президент ( сидит второй слева)
и его окружение в феврале 1945 г
Чарльз Болен стоит крайний справа,
специальный помощник президента, Гарри Хопкинс, сидит крайний справа
.
Из интервью Хендерсона:

“У меня было чувство во время войны, что мы должны попытаться не позволить войне закончиться с доминирующим Советским Союзом в Центральной Европе. Это было мое устойчивое мнение, что, если война закончится, присутствием в Восточной, Юго-восточной и Центральной Европе, Советский Союз попытался бы не только сохранить эти территории под своим контролем, но и захватил бы столько новых , сколько позволила бы ему нерешительность Западных союзников.

То же самое я чувствовал по отношению к Дальнему Востоку. Я неоднократно убеждал не поощрять войну Советского Союза с Японией.
Я указывал на опасность того, что в момент, когда Япония будет на грани поражения, Советский Союз вмешается и получит основания требовать определенные японские территории и условия подписания мира, удовлетворяющие его амбиции на Дальнем Востоке.

Во время войны я был не согласен с определенными сотрудниками Отдела, которые оказались слишком мягки с Советским Союзом при согласовании экономических зон, считая его миролюбивым союзником и не учитывая будущий конфликт его интересов с нашими.

Я был действительно расстроен в конце войны, когда мы воздержались от входа в Чехословакию, и позволили занять ее русским ; когда мы отказались принимать частичную капитуляцию некоторых сил в Германии и на Балканах так, что они были вынуждены сдаться русским; когда мы разрешили российским вооруженные силам занять Германию, отдали Берлин полностью во власть русских.”


...в правительстве и даже в Государственном департаменте и среди вооруженных сил, было много людей, которые чувствовали, что в интересах их карьеры для них было важно не попасть в немилость Гарри Хопкинса, самого близкого советника президента по иностранным делам...
Один из самых верных способов получить такое неодобрение Хопкинса состоял в том, засомневаться в реальных мотивах советских действий, или заявить о недопустимости зависеть от советского сотрудничества в послевоенную эру.

В Государственном департаменте были люди, преимущественно с академическим образованием, сторонники Нового курса Рузвельта, считавшие, что залогом будущего мира были сердечные отношения с Советским Союзом и что неуместно связывать вопросы суверенитета разных мелких стран с вопросами советско-американского сотрудничества.
Те из нас, кто был обеспокоен будущим, в котором Советский Союз уже не сдерживается Японией - на Востоке и сильной Германией- на Западе, были в меньшинстве.”


КЕННАН

За годы работы Джордж Кеннан сформировал свое мнение о невозможности конструктивного диалога с Москвой. В 1937 году он работал в Европейском отделе Госдепартамента, потом его сослали в Прагу, потом - в Берлин, Лиссабон, Лондон, снова - Нью-Йорк.
В 1944 году Болен свел  Кеннана с Уильямом Гарриманом, получившим направление послом в Москву и  искавшим себе помощника. Так Кеннан вновь оказался в Москве.


Вячеслав Молотов, Уильям Аверелл Гарримани Уинстон Черчилль

Кеннан считал что политика, которую Рузвельт называл "добрососедской" , является лишь временным умиротворением противника.
После смерти Рузвельта Кеннан назвал президента коллаборционистом и обвинил его в том, что тот учил американскую общественность тому, что коллаборационизм с Россией возможен, и он зависит от установления сердечных и доверительных отношений на персональном уровне.

С приходом Трумена поменялась и команда, Рижские аксиомы опять получили свой шанс.

В 1946 году Кеннан написал ответ на запрос Министерства финансов о том, почему СССР не хочет вступить в Международный валютный фонд и Всемирный банк, в виде «Длинной телеграммы», которая стала основанием для изменения внешней политики и начала Холодной войны.

И механизм противостояния вновь был запущен, уже в ускоренном режиме. Ящик Пандоры открылся.
.
Tags: Кеннан Дж. младший, Политика, Пропаганда, Противостояние, США
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Окончание

    Изабелла в Танжере Ранее: Изабелла Бишоп (Берд) - английская писательница и путешественница. . Ее статья о Марокко для Monthly Review…

  • В Северной Африке

    Ранее: Изабелла Бишоп (Берд) - английская писательница и путешественница. «Я полностью отдаю предпочтение жизни на Востоке вместо…

  • По Нилу

    . Как это уже часто случается, сегодня меня подвел сервис radikal.ru, он сообщает, что некоторые из загруженных фотографий временно недоступны.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments