Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Противостояние 5. Рижские Мальчики

Чарльз Болен
Чарльз Болен закончил Гарвард в 1927, поступил на работу в Госдепартамент, и был отобран  для участия в подготовительной программе Келли.
.

Чарльз Болен


Чарльз Болен вспоминал:

“Меня послали в Эстонию, которая была тогда уже независима, чтобы жить в русском пансионе, где бы я мог погрузиться в русскую среду и выучить язык. Пансион находился в Нарве-Jõesuu, бывшем российском курорте с великолепным пляжем, приблизительно в четырех часах от Таллина.

Это был главный летний курорт Санкт-Петербурга. Жизнь в пансионе сестер Серебряковых, несомненно, погружала в старую праздную жизнь аристократического класса царской России. Утром проводились языковые уроки. Ланч был очень поздним около четырех часов. После этого вздремнув, мы отправлялись на прогулку в лес,чтобы собрать грибы.

После последнего ужина на столе на открытом воздухе устанавливался  самовар. И мы могли, как известные чеховские герои,  потягивая чай, разговаривать в течение двух или трех часов, обсуждая философию, нравы, политику и читать стихи”.


“Сестры Серебряковы приехали из Ленинграда, который они всегда называли предвоенным названием - Санкт-Петербург. Обе были настроены решительно антибольшевистски и жили в надежде, что когда-нибудь их кошмар закончится, и они возвратятся в старую Россию, вместе с Царем и аристократией.
Одна из сестер была образована и была учительницей в Смольном Институте, школе для дочерей российского дворянства, которую большевики захватили и использовали в качестве главного штаба перед Октябрьской революцией. Именно она привила мне интерес к русской литературе - классика Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова и других”.

Русский - “... красивый язык, превосходный для музыки и поэзии из-за многих гласных. У меня никогда не было никакой конкретной проблемы в изучении русского языка, и я все еще получаю удовольствие от чтения и разговора на нем”.
Сначала в Нарве,  и затем позже в Таллине, Бохлен изучал Россию: “Когда лето закончилось, я поехал в Таллин и жил в течение приблизительно месяца в семье человека, который в России перед войной был крупным продавцом древесины  и который все еще занимался этим бизнесом в Таллине. Семья была очень русской, полной любопытства, которое характеризовало русскую интеллигенцию перед революцией и была зациклена на  глубоких и неосуществимых философских смыслах”.

***

Джордж Кеннан
.

Джордж Кеннан

 Джордж Кеннан не учился в Гарварде, он закончил не менее престижный Принстон, летом 1928 года он был отобран и  допущен к обучению по программе Келли; через пять лет он уже стал одним из одаренных мальчиков Келли (Kelley's 'bright boys') .

Первым назначением Кеннана были американские дипломатические миссии в Таллине (Эстония) и Риге (Латвия), где он, согласно программе, проходил свой испытательный срок.

http://2.bp.blogspot.com/-qcRl5r9N120/VT9PFKX2d1I/AAAAAAAAEl0/DcCERG-FmAg/s1600/1927.jpg
.

Воспоминания Кеннана о Таллине:

“Мой учитель был обедневшим украинцем. он ничего не знал о том, как преподают языки".

Рождество 1928 года Кеннан провел в Псково-Печерского монастыре, где он "познакомился со старой Россией семнадцатого века, которую уже было трудно отыскать в самой России. Никто там  не говорил ни на каком другом языке, кроме русского языка”. Именно здесь он намного продвинулся в русском: “Когда я оттуда уехал, я почувствовал, что действительно преуспел”.

Проживание в Прибалтике действительно напоминало проживание в старой России, поскольку она приняла беженцев, спасавшиеся от " большевистского террора".
.

.

Вместе с другим молодыми холостяками Кеннан поселился в Риге, в квартире, расположенной на верхнем этаже огромного здания в немецком стиле.
Как он вспоминал позднее, дождливые выходные молодые люди проводили в обсуждении России, марксизма, капитализма, проблем крестьянства.

Кеннан наслаждался своей жизнью в Прибалтике. Он много путешествовал по стране, проводил выходные на русских дачах, разместившихся на побережье; здесь он полюбил русский язык и русскую литературу.

В конце лета 1929 года Кеннан поехал в Берлин и стал слушателем семинара "Seminar für Orientalische Sprachen". С помощью репетиторов, по большей части "хорошо образованных русских эмигрантов" он получил такое же образование, "которое получал до революции высокообразованный русский человек".

Осенью 1931 года Кеннана направили в Русскую секцию американской дипломатической миссии в Риге. Так как американского посольства в Москве не было, дипломаты Русской секции в Риге выполняли его функцию, регулярно снабжая Вашингтон отчетами о Советском союзе. Секция фактически превратилась в Русский исследовательский институт, в котором Кеннан в течение двух лет составлял отчеты об экономической ситуации в Союзе.

В 1932 году в одном из отчетов Джордж Кеннан, третий секретарь Рижского поста отметил, что Советы готовы жертвовать всем ради экономического прогресса .

При этом, говоря о будущем, он предполагал, что коммунисты должны будут избавиться от своей “абсолютной самоуверенности”. Он заявлял , что от стадии самой духовно сплоченной страны в мире  Россия может моментально перейти в стадию морального хаоса.


В конце такого "обучения" Кеннан превратился во враждебного наблюдателя за советской системой. Полагая, что коммунистическая доктрина, неизбежно ведет к агрессии по отношению к другим странам, он не верил в возможность формирования американо-советских отношений.

Он считал, что возобновление дипломатических отношений ни к чему не приведет, так как две различные экономические и политические системы не могут мирно существовать в одном и том же мире, если между ними не будет создан раздел, полагал он, в течение двадцати или тридцати лет или Россия станет капиталистической, или Америка - коммунистической.

Благодаря своим учителям Кеннан  отстаивал это мнение и в 1932 году, когда администрация Рузвельта вновь вернулась к изучению проблемы признания СССР.

Он разделял пессимизм большинства работников Рижской дипломатической миссии по поводу возможной выгоды,  которую ожидали после  признания Советской России представители торговых кругов,  которые в условиях экономического кризиса остро нуждались в открытии новых рынков.

Споры о выгоде были первым конфликтом Кеннана в процессе формирования американской внешней политики.

Он обратил внимание Вашингтона на зыбкость соглашений, большевики действовали так, как им было нужно, независимо от формальных договоров. Кроме того, он сомневался в существовании какой-либо связи между признанием и увеличением объемов торговли. Бедный русский рынок обещал только очень ограниченные возможности для развития серьезных торговых отношений.

Кеннан полагал, что необходимо избегать  любой формы зависимости от России.

***
Лой Хендерсон
.
Если Келли был отцом “рижских мальчиков”, то Лой Хендерсон (Loy Henderson) был их лидером.
В интервью 1971 года Лой Хендерсон говорил о Холодной войне,
что считает ее началом ноябрь 1917 года и
что она продолжается “до сих пор”


Лой Хендерсон начал свою карьеру в 1919 году,  когда он был направлен в Европу в составе  Красного  Креста. Сначала он занимался репатриацией русских пленных, затем был направлен в Ригу, потом – Берлин, вернулся в Вашингтон, где сдал экзамены, чтобы работать консулом, был на какое-то время отослан в Дублин, но в 1924 году получил назначение в Восточноевропейское отделение  Госдепартамента.

В 1927 году он получил новое назначение третьим секретарем Русской секции американской миссии в Риге. В отчете, направленном Госсекретарю Департамента, Хендерсон характеризовался, как одаренный, способный к обучению, умеющий вдохновлять и вести за собой.

Вот как рассказывает о том времени сам Хендерсон

Когда я сначала прибыл в Берлин в начале 1919 года и в течение последующих периодов, когда я был в Германии, я видел усилия коммунистов, которые под советским руководством пытались взять страну под свой контроль. Огромные толпы коммунистов и  сочувствующих им под предводительством, так называемых «Спартаковцев» вышли на улицы, иногда они убивали, иногда грабили и совершали поджоги.


Спартаковцы были отлично обученными коммунистами, которые были в близком общении с Москвой. В Германии и в трех странах Балтии коммунисты искали слабые места, в которых можно создать беспорядки, чтобы ослабить правительства у власти и усилить мировое коммунистическое движение.

В конце 1919 года я открыл американский офис Красного Креста в Каунасе, Литва. Коммунисты негодовали по поводу нашего присутствия и прикладывали всяческие усилия, чтобы помешать нашей работе. Они даже стреляли в моих сотрудников время от времени. Однажды вечером, когда я входил к себе домой, пуля попала в перемычку двери в нескольких дюймах от моей головы.

...

“Во время моих многочисленных разговоров с российскими военнопленными в Германии, с беженцами, прибывающими в Прибалтику из России, и с журналистами и другими иностранными посетителями, возвращающимися из России, я получил надолго запомнившиеся впечатления.

В отчете, который я направил в Красный Крест, после  первого визита в Литву в апреле 1919, я писал, что литовцы отчаянно нуждались в помощи... такая помощь могла бы помочь им бороться с коммунистической агрессией. Как Вы видите,  в то время я уже сформировал некоторые идеи относительно коммунистов и их действий в Восточной Европе.”

По  воспоминаниям Хендерсона, хотя президенты менялись, их политика непризнания оставалась в силе, поскольку они были убеждены в том, что Ленин:

  • пришел к власти, благодаря предательству;

  • руководил государством без согласия тех, кем он правил;

  • постоянно вмешивался в американские внутренние дела;

  • отказался признать обязательства предшествующих правительств;

  • и конфисковал американскую собственность без возмещения убытков.


США не могли признать Советский Союз до тех пор, пока он:

  • не остановит революционную активность в Америке (!);

  • восстановит в России права американских компании (или компенсируют их потери);

  • заплатит по долгам, созданным предыдущими правительствами;

  • а также выплатит долги американским бизнесменам и частным лицам.


На самом деле Советы отвергли первое требование, готовы были вести переговоры по следующим пунктам и постоянно заявляли о готовности установления дружеских взаимовыгодных отношений.

Советы даже настолько  совратили некоторых представителей Сената, что среди симпатизирующих им оказался сенатор Borah, который в 1923 году предложил на слушание  в Сенате проект резолюции о признании Советов.

В начале 1924 начались слушания, тогда Департамент отправил туда Келли. Келли сокрушил оппонентов собранными доказательствами вмешательства СССР во внутренние дела Америки и резолюция провалилась.

Несмотря на усилия группы Келли, поддерживать антисоветские настроения становилось все труднее.

Когда в 1928 году Секретарь Фрэнк Келлог предложил всем государствам подписать пакт  о запрете войны (Парижский пакт –Бриана-Келлога) и Советский Союз немедленно к нему присоединился, Госдепартамент был вынужден давать разъяснение, о том, что такие действия ни в коем случае не будут означать государственного признания.

Александр Гумберг, американский бизнесмен российского происхождения, настаивающий на признании, называл Роберта Келли – основным препятствием.

Продолжение: "После признания" следует
Tags: Кеннан Дж. младший, Политика, Пропаганда, Противостояние, США
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Окончание

    Изабелла в Танжере Ранее: Изабелла Бишоп (Берд) - английская писательница и путешественница. . Ее статья о Марокко для Monthly Review…

  • В Северной Африке

    Ранее: Изабелла Бишоп (Берд) - английская писательница и путешественница. «Я полностью отдаю предпочтение жизни на Востоке вместо…

  • По Нилу

    . Как это уже часто случается, сегодня меня подвел сервис radikal.ru, он сообщает, что некоторые из загруженных фотографий временно недоступны.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments