Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Противостояние. 4. Келли и его "мальчики"

1. От Кеннана до Кеннана.   2. Гарвардская школа    3. Рижский пост

4. Келли и его "мальчики"

Конечно, влияние русских иммигрантов не было бы столь сильным, если бы его не поддерживали влиятельные лица в Государственном департаменте.
Одним из таких отцов советско-американских отношений был Роберт Келли ( Robert F. Kelley)

Именно Келли и его ученики сформировали кредо, названное впоследствии Рижскими аксиомами.

Основанное на тщательно записанном и отобранном материале Рижских наблюдений, кредо предполагало глубокое недоверие ( если не сказать - враждебность) к России и к русскому характеру. Это кредо и стало впоследствии основой американской русофобии.





Рижские аксиомы основывались на следующих положениях, в которые верил Роберт Келли и последователи :

1.Советский Союз – стремился стать мировым революционным государством с внешней политикой, основывающейся на коммунистической идеологии , а не русской национальной.

2. Тоталитарная политика этого государства исходила из его внутренней тоталитарной системы и имело Мюнхенскую идеологию ( так как оно приравнивалось к гитлеровской Германии) и план уничтожения Запада.

3. Исходя из двух предыдущих аксиом, от Соединенных Штатов требовлась бдительность и осторожность в ведении переговоров, потому что все переговоры с таким государством бессмысленны или заканчиваются  умиротворением этого государства. ( то есть, переговоры не нужны, это - ловушка)

4. Советский Союз можно рассматривать, как мирового провокатора (world bully) даже, если его внешняя политика замаскирована идеологией, она проводится по праву силы.

5. Советское государство имело большие планы и определенные цели на будущее, основанные на марксистской идеологии.

Ясно, что при таком отношении к государству принцип непризнания был вполне логичен, он защищал США от каких-либо соприкосновений со страной, желающей разрушить  США.
Причины непризнания - возврат собственности и долгов - были лишь отговорками, главной причиной объявлялась сама система, установленная в России , которая по сути своей была враждебна капиталистической системе.

На самом деле, наложение "санкций" на соперника было выгодно "светским жрецам", о которых шла речь в моем недавнем посте, американский капитал ощутил проблемы продвижения на Восток, нужна была длительная осада для того, чтобы захлопнувшиеся двери вновь открылись.

Если эти пункты зеркально отразить и заменить слова: коммунистическую на империалистическую, запад - на восток,  можно получить характеристику Соединенных Штатов, придерживающихся первичности принципа силы и  не нуждающихся в новых аксиомах.
За годом - год меняются причины, если не долги, то поправки Джексона-Веника, законы Магнитского и Димы Яковлева, санкции за Крым - это лишь барьеры, выставляемые один за другим перед бегущим марафонцем в ожидании, когда соперник, наконец выдохнется и упадет.
Кредо бессмысленности переговоров и достижения целей подавляющей силой действует до сих пор.



***
мне не удалось найти ни одной фотографии Келли,
человек.вершивший судьбы стран, не был публичным
Роберт Фрэнсис Келли (ROBERT. F. KELLEY. 1894-1976),.
Учился  Гарварде, получил степень  магистра гуманитарных наук в 1917г.,
продолжил учебу в парижском Университете (Сорбонна).
Служил в американской армии во время Первой мировой войны и
некоторое время - после войны.
C 1922 - на службе в Государственном департаменте.
Покинул Государственный департамент в 1945,
чтобы присоединиться к частной организации,
которая в конечном счете спонсировала Радио-Свободу,
антисоветскую вещательную службу
.
***
Изображение 27. Членская карточка: закрытые мужские сообщества.. Изображение № 13.

Phi Beta Kappa
(PhilosAriophia Biou Cybernētēs)

«Философия — руководство для всей жизни»
.
Келли поступил в Гарвард в 1911 году ( член братства Фи Бета Каппа, в начале века это было братство одаренных интеллектуалов), там он изучал современную историю Европы. Заинтересовавшись Крымской войной, он стал изучать русский язык, и добился больших успехов.

По окончании Гарварда он поступил в Парижский университет, намереваясь продолжить свою учебу в Санкт-Петербургском университете, но Первая мировая война разрушила его планы, вместо учебы в 1917 году Келли пошел в армию.

Однако ему не пришлось воевать, весь год он провел на американском континенте и лишь в 1918 году был направлен  в Силезию в составе оккупационных американских войск, где он “ осуществлял связь между командованием и немецкими местными властями”.

В 1920 году он уже в военной разведке, его направляют военным атташе в  Данию, затем –в  Финляндию, потом  - военным наблюдателем в Прибалтику, все ближе Келли продвигался к России.

В Прибалтике, в Риге, Келли проработал около трех лет, часто перемещаясь в Эстонию и Литву, и обратно, собирая важную информацию, часто общаясь с русскими иммигрантами.
Именно в этот период, под влиянием русских рассказов о большевистских ужасах,  Келли сформировал свои антисоветские взгляды.

В  1922 он вернулся в Вашингтон, где поступил в распоряжение Государственного департамента.
С 1923 до 1937 Роберт Ф. Келли отвечал за Восточноевропейское направление американской внешней политики, а  с 1926 года возглавил Восточноевропейский отдел.

За этот период работы в этом отделе, собирая материалы, присылаемые ему из Рижского поста и других (Таллинского, Выборского) , работавших по принципу Рижского поста, Келли собрал самую богатую в Соединенных Штатах коллекцию материалов "по каждому аспекту советской жизни".

Эта коллекция произвела впечатление даже на советского министра иностранных дел Максима Литвинова, который вынужден был отметить, что в Отделе Келли по истории советской дипломатии собрано больше материалов , чем в его собственном Иностранном отделе .
Келли считался лучшим экспертом по Советской России, и Госдепартамент редко подвергал сомнению мнение Келли по русскому вопросу.

Келли отнюдь не сочувствствовал советскому режиму и его лидерам, хотя и был очарован русской культурой. Он был энергичным сторонником политики непризнания Советского Союза.
Келли считал, что  большевистский режим - это временное явление в российской истории, что этот режим непрерывно находится на грани краха и что этот крах нужно приветствовать.

Однако по прошествии  десяти лет большевики не пали, вопреки ожиданиям, и даже сумели устранить своих самых главных конкурентов.  Келли столкнулся с усиливающимся желанием правительства отойти от политики изоляции России.

Когда в 1926 Александра Коллонтай была назначена послом в Мексику и по пути к новому месту заехала в Америка, чтобы своими выступлениями поспособствовать развитию двусторонней торговли, попытки Келли заблокировать ее деятельность потерпели неудачу. Далее его усилия переломить ситуацию по признанию СССР оказались безуспешными, когда в 1928 году, Соединенные Штаты приняли советскую ратификацию пакта Бриана-Келлога ( договор об отказе от войны в каче­стве орудия национальной политики.)

Обеспокоенный  изменениями внешней политики, Келли пришел к выводу о необходимости в таких дипломатах, которые, вооружившись научным знанием, могли бы успешно сдерживать натиск сторонников признания Советов и продолжали политику непризнания.

Прежде американские дипломаты были универсалами и использовались на разных направлениях. Теперь Роберт Келли осознал, что дипломаты, работающие на русском направлении нуждаются в особой подготовке, и взял на себя инициативу в разработке программы обучения.

В июне 1927 г. для такой программы были разработаны основные положения  ('Regulations Governing the Selection, Training, and Promotion of Foreign Service Officers for Language Assignment in the Near East, in Eastern Europe and in North Africa'. )

Первые 18 месяцев претенденты должны были находиться в соответствующей их направлению стране на обычной дипломатической службе. На этом этапе определялась их пригодность к дальнейшему обучению (способности к языку, верность намеченным целям, качество ума).

Отобранные дипломаты должны были пройти трехлетнее обучение. По окончании  обучения подготовленные специалисты должны были назначаться и продвигаться в своих областях, соответствующих изучаемому ими языку, по крайней мере,  в течение десяти лет.

Получив поддержку своей программе, Келли тут же сконцентрировался на обеспечении такого подготовительного уровня  своих "мальчиков" ( так он стал их называть), который бы превратил их в искусных и - что очень важно - скептических наблюдателей за Советским Союзом.

Он не хотел, чтобы они концентрировались на текущих событиях, происходящих в СССР, или на марксистской идеологии. Вместо этого Келли подчеркивал важность их фундаментальных знаний русского языка и культуры. Он хотел, чтобы молодые дипломаты получили образование, равноценное тому, какое давали своим сыновья аристократы в Царской России, похожее на то,что он получил в Париже, он хотел, чтобы они смотрели на Россию глазами  правившего ею класса.

Келли очень тщательно выбирал место такого обучения. Американские и британские университеты были ему не по вкусу, уж слишком они сочувствовали советскому эксперименту; кроме того, они не были столь продвинуты в  исследованиях России, как некоторые университеты Европы.

Отвергнув Прагу, Келли обратил свой взор на Париж и Берлин. Помимо высокого образовательного уровня, который могли предложить  их школы, эти столицы были населены российскими эмигрантами, которые разделяли презрение Келли к большевистскому режиму и его  ностальгию по Царской России.

Как писал один из исследователей, такое обучение у белоэмигрантов дало им возможность получить новые негативные сведения о жизни в СССР для поддержки политики непризнания Советов, другой исследователь также замечал, что  обучение давало им возможность ознакомиться с негативной стороной большевизма и научило их интерпретировать культурные и социальные аспекты в таком виде, чтобы способствовать политике непризнания Советского Союза.

Сегодня тому, кто хочет изучать историю Советской России, тоже будет предложена  выборка документов, сделанная упомянутыми специалистами, а также - работы ученых, сделанные на основе упомянутого материала. Революция, советская индустриализация и сам советский строй предстает в кривых зеркалах, глазами людей, не принявших ее.

Всего по программе за период с 1927 по 1934 год было подготовлено 7 человек : William Gwynn, Norris B.Chipman, Eric Kuniholm, CharlesChipBohlen, Edward Page учились в Париже, Francis B. Stevens учился в Праге,  George F.Kennan (Джордж Кеннан ), который очень хорошо владел немецким, был отослан в Берлин.

Среди перечисленных дипломатов, которые впоследствии оказали огромное влияние на внешнюю политику США по отношению к России, наиболее влиятельными оказались Джордж Фрост Кеннан и Чарльз Болен



Продолжение "Рижские мальчики " следует
Tags: Гарвард, Пропаганда, Противостояние, США
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • 4. Просто бизнес

    . Продолжение 3.Настоящий империализм Итак, Чжан подписал соглашение о передаче прав только после того, как ему был предложен меморандум, в…

  • 3.Настоящий империализм

    «Китай оказался вехой в жизни Герберта Гувера. В Китае продолжилось превращение инженера в человека, который думал о средствах к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments