Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Противостояние. 2. Гарвардская школа

Противостояние. 1. От Кеннана до Кеннана.

2. Гарвардская школа

Американские университеты очень долго не включали в обучение русскую историю и культуру. До начала двадцатого века в Америке изучению истории и культуры наций вообще не придавалось особого значения. В 1880 году в Гарварде было всего   три историка, в Принстоне – один, в Дартмунде – ни  одного.

Идея преподавания русской культуры принадлежала Арчибальду Кулиджу




Выпускник Гарвардского университета совершил много путешествий, изучая историю и культуру других стран; провёл 7 месяцев в России (в Санкт-Петербурге) и выучил русский язык.
Возвратившись в США, стал преподавателем истории в Гарварде и вёл курс истории России.

В процессе изучения Европы, и России - в частности, Кулидж пришел к мысли, что именно восточное (византийское) наследие России является ключом к ее пониманию ее развития. В 1894 году он предложил ввести в Гарварде курс истории, существенной частью которого была история России, а в 1896 году  убедил в необходимости нанять преподавателя по русскому языку и литературе.
Кулидж, как знающий Россию, становится советником по американской внешней политики  по отношению к России.

Именно он предложил  гос.секретарю Лансингу в 1920-м году использовать чехословацкий корпус, находящийся в России,  чтобы помочь решить проблему неэффективности действий в России американских войск и флота.

Вопрос был “проработан” через другого советника, Чарльза Крейна, о котором я рассказывала совсем недавно. Крейн способствовал продвижению Масарика. Масарик считал, что Советскую Россию нужно официально признать, как новое государство и был против атамана Семенова, тогда были использованы рычаги влияния, Лансинг сказал, что у него нет свободных кораблей для эвакуации чехов из Сибири, однако, они найдутся, если чешские легионеры помогут американцам.

Когда большевиков свергнуть не удалось, тогда появилась цель взращивания внутренней оппозиции, в условиях изоляции России и голода, такие связи можно было наладить через организации гуманитарной помощи, в 1921 году Арчибальд Кулидж  участвовал в переговорном процессе об организации  гуманитарной помощи России под руководством ARA ( American Relief Administration)

Именно Гарвард начал готовить специалистов со знанием русского языка и литературы, к 1925 году все, кто преподавал эти предметы в Америки, были выпускниками Гарварда, однако в Америке все еще отсутствовала методология преподавания, а учебными материалами служили переводы старых 45-летних  французских пособий.

С целью получения  квалифицированных знаний взор обратился на русских эмигрантов. В связи с расширившимся интересом к России, американские университеты стали нанимать их на работу.
Михаил Карпович – в Гарварде, Георгий Вернадский – в Йеле, Михаил Флоринский – в Колумбийском университете, преподавали русскую историю и культуру и задавали  направление мысли, помогали сформировать отношение своих студентов к процессам, происходящим в России, учили смотреть на Россию своими глазами.


Таким образом, совершенно естественно, что  студенты, изучающие русскую историю и культуру, приобретали антимонархические и антибольшевистские взгляды, их учили тому, что многострадальный  русский народ, неграмотный и инертный, по своей сути, в душе жаждет свободы и демократии, но находится заложником борьбы реакционных правых и радикальных левых сил.
Такое понимание не давало особых  причин проникаться к России какой-либо симпатией.


Именно Кулиджу был обязан своим устройством на работу в Гарвард Михаил Карпович.


.
***
Михаил Михайлович Карпович (3 августа 1888, Тифлис7 ноября 1959)
— русско-американский историк, один из основателей американской русистики.

Окончил историко-филологический факультет Московского университета,
В мае 1917 года Карпович стал секретарем Б. А. Бахметьева,
назначенного послом в США, и выехал в Америку.
После того как в 1924 года русское посольство в Вашингтоне закрылось,
Карпович переехал в Нью-Йорк, где зарабатывал на жизнь книжной торговлей,
переводами и чтением лекций.
В 1927 году по рекомендации М. И. Ростовцева
был приглашен
в Гарвардский университет
, где преподавал русскую историю и литературу.
***.

Карпович заявлял о  том, что политические взгляды исследователя отрицательно влияют на  изучение истории,  тем не менее, он сам имел такие взгляды и его авторитет неминуемо влиял на формирование убеждений его студентов.

Карпович поддерживал кадетов, всячески восхвалял достижения дореволюционной России и избегал преподавания советского периода русской истории. Его студенты считали, что лучшим периодом истории России были времена Александра I и Николая I, после чего русский гуманизм стал угасать.

Карпович не считал либералов ответственными за катастрофу, которая произошла с Россией. "Большинство оппозиции не только не хотело революции, но было озабочено тем, как бы ее предотвратить".
В этом, по его мнению, была виновата вся русская демократия.
"Если бы она тогда действовала как единое целое, если бы все демократические партии безоговорочно сплотились вокруг Временного правительства, если бы они все вели решительную борьбу с максималистскими тенденциями, как в своей собственной среде, так и в народных массах, — то шансы на преодоление большевистской опасности и на спасение России от катастрофы, несомненно, возросли бы во много раз".
Вот такая история: если бы, да кабы

Как представитель русской эмиграции и уважаемый научный деятель, Карпович  в течение тридцати лет влиял на работу исторического факультета и на защиту диссертаций по истории России, ему обязаны формированием своих знаний и взглядов знаменитости такие знаменитости, как Ричард Пайпс (Richard Pipesи другие - (George Fischer, Donald Treadgold, Robert Daniels, Hans Rogger, Robert Paul Browder)



Ричард Пайпс

Ричард Пайпс поступил в аспирантуру Гарвардского университета в марте 1946 после демобилизации в звании «лейтенант запаса по специальности военная разведка и допрос военнопленных»

Специализация по истории России происходила под руководством профессора Михаила Карповича.

В 1968—1973 он уже  директор Исследовательского Центра по изучению России при Гарвардском университете, в 1973—1978 — главный научный консультант Института по исследованию России при Стэнфордском университете.

Пайпс написал много книг о России,  его эмоциональное представление о русской революции часто цитируется и подвергается критике многими историками.
Именно Пайпс предложил считать советский режим и режим нацистов в Германии фундаментально родственными политическими режимами.

Пайпс стал признанным экспертом по СССР, которого приглашали и президент Форд , и президент Буш для участия в различного рода экспертиз, проводимых по инициативе ЦРУ
Одно из последних высказываний Пайпса:
“Пусть Россия рухнет. Только в ситуации глубокого кризиса, когда ситуация в стране начнет напоминать времена революции, россияне начнут заниматься своими проблемами. Это единственный путь к тому, чтобы склонить россиян обратить серьезное внимание на то, что у них происходит.”


Георгий Вернадский не был принят в Гарвард из-за того, что он не достаточно владел английским языком. Однако, его влияние на американские умы было огромным.
Возможно потому, что его отец был одним из лидеров кадетской партии,  Вернадский был ее сторонником. По рекомендации Фрэнка Голдера ( ему я тоже много посвятила внимания в своем журнале) Георгий Вернадский был принят в Йель. У Вернадского было свое понятие о казачестве и истории Украины, работы Вернадского также легли в основу пропаганды о монгольских корнях русского населения.
История России, изданная в 1929 году, рассказала американцам “о неверных дорогах, которые были избраны Россией, и о том, что хорошие люди в России редко побеждают.”



История в изложении Флоринского учила тому, что эсеры и социал-демократы, на самом деле, не были причиной падения империи,  империя  пала сама собой, в результате внутреннего разложения. Незначительность основателей советского государства, преподаваемая на основе истории Флоринского, привело  к удивительным результатам,   множество учебников по русской истории, проверенных специальной Комиссией в 1985 году, неправильно называли  Владимира Ульянова (Ленина) Николаем Лениным, потому что Флоринский использовал этот псевдоним. Кроме того, американские авторы этих учебников не смогли освободиться от эмоциональной негативной оценки русской и советской истории.
Все три историка имели тесные контакты с Борисом Бахметьевым, который после падения Временного правительства  потерял посольские полномочия, но не переставал влиять на советско-американские отношения. Он внушал американцам идею бессмысленности установления каких-либо отношений с режимом, который вот-вот падет.
Бахметьев стал профессором в Колумбийском университете и ведал распределением стипендий через Гуманитарный фонд, который сам организовал и возглавлял.

Карпович тоже участвовал в работе фонда. С помощью фонда велась работа по написанию и распространению русской истории.

Несмотря на некоторые расхождения в отношении истории России, в одном все перечисленные  были согласны – большевики разрушили возможность счастливого будущего для России.


Поскольку именно такие люди  формировали взгляды  американских студентов и американской общественности , именно так и сформировалась Англо-американская тоталитарная школа советологии.

Эта школа, начиная с 1940-х вплоть до 1960-х,  продвигала ортодоксальную догму о естественно присущем большевизму тоталитаризме, что революция, совершенная большевиками,  неизбежно могло породить лишь тоталитаризм.

Как замечал американский историк Стивен Коэнв то время как китаисты были очарованы историей, культурой и народом Китая, советологи относились к предмету своего изучения негативно.

Продолжение следует
Tags: Гарвард, Пропаганда, Противостояние, США
Subscribe

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • О переселенцах в Приморье

    Главной целью моего визита в русскую Маньчжурию было личное исследование острого вопроса о положении корейцев, нашедших убежище в России, число…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments