Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Блокадные дневники 7. О похоронах

1.Начало   2. О запрете дистрофиков   3. О сильных духом и жертвах
4. О страхе перед начальством   5. О начальниках    6. О еде и взаимопомощи

7. О похоронах

Рассказывают об этом так:
Появилось такое понятие, как «вовремя умер», т.е. в начале месяца\декады, когда отовариваются хлебные карточки. Они переходили семье, становилось побольше еды.
По закону, труп надо было хоронить, но это было роскошью (потому что платить будешь хлебом).


“Хоронить было роскошью”, потому что нужно было платить хлебомвот это уже ложь.

Хлебом платили за отдельную могилу, кто-то ведь должен был выкопать ее в мерзлой земле, хлеб – был оплатой трудозатрат,  людей, способных копать оставалось все меньше и меньше.

Первую помощь пострадавшим оказывали медико-санитарные команды (МСК) – рассказывает Ольга Ивановна Базан.
“Они же разбирали завалы бомбоубежищ, откуда доносились постепенно стихающие стоны и призывы о помощи. Сотрудники МСК обходили квартиры, к больным вызывали врача, лихорадивших уносили в больницу им.Боткина, умерших убирали. Трупы лежали в квартирах, во дворах, на улицах и площадях…
Особенно большие скопления –целые штабеля- были на набережной р. Карповки и у кинотеатра “Великан”,
( там располагался штаб МСК – мой комментарий) где были видны горы трупов, засыпанные снегом…
Женщины в основном составляли санитарно-медицинские команды, мужчины – похоронные команды и команды по разборке завалов.

МСК проводили захоронения на Серафимовском кладбище.
( Базан рассказывает о центре города, где она работала и жила – мой комментарий)

Саперы ночью взрывали мерзлую землю, а вслед за ними работники МСК лопатами выкапывали из-под вздыбленных мерзлых глыб талую землю, расширяя и углубляя могилу до нужных размеров. Днем проводилось захоронение. Особенно тяжелым был период зимы 1941-42 года, по интенсивности голода, количеству умерших от него, по силе морозов, со снежными завалами улиц.
Личный состав МСК был истощен, и к концу 1941 года из 92 сотрудников только 12 могли взять лопаты в руки. Весной 1942 года мужчины были призваны в действующую армию, МСК пополнили женщины, всего 150 человек.”


***
Всеволод Дмитриевич ( В.Д.Цинзерлинг- главный патологоанатом фронта и начальник лаборатории) проявил большую настойчивость, добиваясь, чтобы во избежание эпидемий, скопившиеся трупы захоронить в морозы, до наступления весны.

Была сформирована мощная похоронная команда, состоявшая из солдат-саперов...
Команда была снабжена полным новым обмундированием для умерших ( и даже новыми шерстяными носками), следила за тем, чтобы труп был аккуратно одет, пуговицы застегнуты и т.п.

Все это, конечно, похвально, но как истощенным санитарам одеть замерзшие, окоченевшие трупы? Все превозмогли...Санитары, шоферы, лаборанты ночами одевали и готовили к отправке трупы, а врачи были заняты оформлением документов. Так в течение короткого времени лаборатория ликвидировалда завалы трупов. Число умерших постепенно уменьшилось, и работа потихоньку вошла в обычную колею."


Новое обмундирование - для мертвых, сколько в этом уважения, как это традиционно по-русски - одеть покойника в чистое, прежде чем предать земле.
И это - в блокадном Ленинграде!
Запомните эти носки, я о них вспомню в заключительной части.

И еще – о похоронах

“В первую, самую страшную блокадную зиму умер от голода всеми уважаемый человек, отличный судебно-медицинский эксперт и патологоанатом Н.И.Ижевский.  Зима была суровая , день похорон выдался исключительно холодный и ветреный; в городе, как обычно, раздавались разрывы снарядов. На похороны пришло много людей, в основном – медики.
Гроб с телом покойно несли на руках. В пути их дважды настигал жесточайший артобстрел. Улицы пустели. Люди укрывались в убежищах. Похоронная процессия останавливалась, гроб бережно опускали на обледенелую землю, а сами ложились рядом.
Когда разрывы снарядов отдалялись, процессия продолжала свой путь и так в полном составе дошла до Волковского кладбища, где и похоронили покойного.

Этот рассказ потряс меня. Я не могла объяснить, как голодные, больные люди без слов и колебаний приняли такое решение? Объективных причин не было, ведь даже тогда в Ленинграде машины имелись, в частности, в медицинских учреждениях, был бензин, и особых трудностей для индивидуального захоронения не было (похоронная команда хоронила умерших в братских могилах)

Мне никак не понять происшедшее. Это не отвага, не героизм, не демонстрация своих возможностей, а типичное для того времени проявление общего горя, общей судьбы, приведших к единению людей

Я потеряла реальную оценку случившегося, и на душе у меня зародилось чувство чего-то большого, светлого и прекрасного в этом духовном единении. Мне бы хотелось всех участников этих похорон причислить к лику святых.”


Продолжение следует
Tags: Блокада, Голод, Ленинград
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments