Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Блокадные дневники. 3. О сильных духом и жертвах

1.Начало и  2. О запрете дистрофиков

3. О сильных духом и жертвах

Прижизненное проявление алиментарного истощения  имеет определенные признаки, их  грамотно объясняет в своих воспоминаниях Ольга Ивановна Базан.

Резкое падение веса на 30%-50% от нормы, слабость, нежелание двигаться. Многие  больные замечали, что нежелание двигаться и что-то делать у них появилось еще  в самом начале заболевания, когда степень истощения была еще не высока.
Сильная утомляемость делала их нетрудоспособными, слабость не позволяла сосредоточиться и даже короткое время заниматься умственным трудом.
У многих больных наблюдались замедленные движения и речь, они предпочитали лежать, ни о чем не думая и ничего не делая, переставали замечать окружающих, замыкались в круг собственных переживаний.
Мышечный тонус был значительно снижен, это проявлялось особенно явно в мимической мускулатуре,  лицо истощенного было неподвижным и маскообразным. Слабость была одним  из проявлений замедления жизненных процессов.
Другим проявлением и ранним симптомом была зябкость. Даже в теплое время года больные жались к печке. Это объяснялось гипертермией, понижением температуры тела, она нарастала по мере истощения, в тяжелых случая она была ниже 35 градусов.
Еще одним признаком было отсутствие насыщения, что нередко приводило к нарушению психики.
Ощущение голода не прекращалось ни днем , ни ночью, вытесняя высшие эмоции, привычки, стремления, интересы.

Бомбежки, артобстрелы, пожары, гибель близких людей сопровождались чувством страха и постоянным нервно-психическим напряжением, именно это нервно-психическое напряжение приводило к развитию,  даже у нестарых людей, гипертонии.

Читая блокадные дневники, нужно иметь в виду, что их авторы были очень больные люди, кто-то из них сопротивлялся, помогая себе и  другим, кто-то пытался выжить за счет ближнего,  кто-то ложился и ждал, когда его придут спасать другие. Ничего в этом нового нет, так устроен мир.

Спасение тех, кто сидит в лодке зависит от того, найдутся ли те, кто возьмет в руки весла и станет грести.
И от того, хватит ли усилий тех, кто гребет, спасти  себя и “слабых телом и духом”.

Значит память о тех, кто эти усилия смог совершить гораздо важнее всего остального, потому что это - опыт выживания, опыт наших предков.



“Мы все перенесли алиментарное истощение, - пишет Ольга Ивановна о команде патологоанатомов, - почти все – дизентерию, а я к тому же еще и дифтерию, лептоспирозную желтуху и туберкулез…Трудности…испытывали в полной мере все патологоанатомы Ленинграда; нас становилось все меньше и меньше… но работа в нашей лаборатории никогда не прерывалась полностью. Работали во время тревоги под вой сирен, под звуки рвущихся снарядов, грохот зениток, звуки сыплющихся стекол…Работа, особенно удачная, была единственной опорой нашего существования и благополучия”

На работу все приходили “подтянутые, аккуратно одетые, сразу включались в работу и никогда не вели разговоры о голоде, холоде и других бедах. Со своей тоской каждый справлялся сам, своими средствами.  Так Ю.Н.Даркшевичу иногда помогала песня”

“В полной тишине и темноте огромного пустого и холодного здания мы услышали вдруг звуки музыки, потом полилась песня…исполненная настолько задушевно, что забыть ее нельзя. Песня кончилась, и все погрузилось в тишину. Ожидание было и напряженным, и желанным, и мучительным.
Вдруг вновь музыка, и вновь песня, после чего четким, уверенным шагом певший прошел по коридору и , надевая маску полного благополучия, спустился по лестнице в подвал, в лабораторию. Что он делал в перерыве между песнями, мы не знаем. Быть может, сидел у рояля, и у него, как и у нас, тихо текли из глаз слезы.
А может быть, смотрел  в черные проемы окон с разбитыми стеклами, откуда доносились глухие  разрывы снарядов. Мое состояние при звучании того одинокого голоса в морозной тишине – это уход от действительности, и описать я его не могу.”


***
“По  ночам в темном, неосвещенном городе ленинградцы носили на груди круглые cветящиеся медальоны, чтобы не столкнуться друг с другом. Люди передвигались медленно по проезжей части дороги.
Я посмотрела далеко вперед, и меня поразили движущиеся "светлячки": они как бы самостоятельно покачивались и плавно плыли навстречу.
Я тоже была с медальоном и вдруг осознала себя одним из "светлячков", который плавно покачивался и продвигался навстречу идущим. С осознанием, что все мы вместе - медленно плывущие "светлячки", у меня вдруг исчезла усталость, и в состоянии какой-то общей легкости я дошла до места назначения...”


***
Что-то подобное испытала я и при других обстоятельствах. Все военнослужащие носили в грудном кармане гимнастерки маленькую трубочку-“патрончик” из крепкого, легкого, несгораемого и непотопляемого материала. В “патрончике ” была вложена тонкая, очень прочная бумажка, где были указаны фамилия, имя, отчество владельца и адрес самого близкого ему человека, которому в случае необходимости сообщат о его судьбе.

Однажды, когда одновременно собралось много военных, я, охватив их взглядом, представила себе, что у каждого из них лежит в кармане этот несгораемый и непотопляемый “патрончик”, храня имя самого близкого и самого дорогого ему человека.

Я как-то влилась в эту массу духовно, потому что тоже носила такой “патрончик”, и среди общего горя, общего страдания мне стало тепло и уютно от утешения, что каждый из нас носит близкого и родного человека не только в “патрончике”, но и в сердце, и в своих мечтах и надеждах.



Когда мы читаем воспоминания людей, мы подсознательно ассоциируем себя с авторами или персонажами рассказов. И тут мы также разделяемся на героев и жертв, одни восхищаются альтруизмом и стойкостью духа, другие возмущаются страданиями жертв и обижаются недостатку внимания этому вопросу.

Читайте воспоминания блокадников, но делайте свои выводы, не глотайте готовую пищу, навязываемую просветителями.

Продолжение следует.
Tags: Блокада, Голод, Женщина в медицине, Медицина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments