Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Спаситель Отечества Сергей Белосельский-Белозерский


.
Дед князя Сергея, Константи́н Эсперович Белосе́льский-Белозе́рский, владелец многочисленных имений, уральских заводов и Крестовского острова в С-Петербурге. Из-за крайне неэффективного управления своей собственностью обременил ее многочисленными долгами и в 1903 г. обратился к Николаю II с просьбой «установить над ним особое, вне общих правил, опекунское управление», которая была удовлетворена.
По сообщению газеты «Биржевые Ведомости», в 1908 году князь перешел из православия в католичество.

Отец князя Сергея, князь Сергей Константинович, генерал-лейтенант Императорской армии, крупнейший землевладелец России (в 1916 году ему принадлежало 372,8 тысяч десятин земли.


Как-то в Париже Сергей Константинович встретился с Сюзанной Виттер (Susan Tucker Whittier, 1874–1934, Англия), которая ис тала его женой. Сюзанна была родом из Бостона, принадлежала к известной американской фамилии, была дочерью генерала Чарльза Виттера, участника Гражданской войны в США.. У Белосельских было двое сыновей. Князь Сергей родился в Санкт-Петербурге 23 июля 1895 года.

Итак, защитник русского народа был сыном американки , что и определило его будущее в эмиграции.


В 1914 году князь окончил Пажеский Его Императорского Величества корпус, служил в лейб-гвардии Конном полку.
Когда началась война, он пошел спасать Отечество, сначала на русском фронте, а после революции - в Белом движении, в составе Юго-Западной армии ген. Юденича кн. Сергей был начальником Команды связи, затем – начальником Оперативного отдела штаба 2-го армейского корпуса.


После разгрома Белых войск эмигрировал в Финляндию, откуда он перебрался в Англию, затем – во Францию.
О предприимчивости князя свидетельствуют такие факты:

13.02.1918 г. в Выборге Константин Эсперович подписал на имя своего внука князя Сергея Сергеевича доверенность на право распоряжаться имуществом. Тот, проникнув в красный Петроград, где уже начинался голод и красный террор, на охваченном локальной эпидемией холеры Крестовском острове сумел быстро продать всю мебель и предметы убранства из дома и вернулся заграницу.


В конце 1928 года кн. Сергей снова вернулся в Англию, где ему пришлось работать в трансокеанической компании The Cunard-White Star Line с 1930 по 1936 год. Затем он перешел на работу в шведско-американскую компанию Swedish-American Line и в 1940 году переехал в США.

Русские иммигранты жили в Америке бедно – согласно данным за 1910–1914 годы лишь 5,3% выходцев из России привезли с собой более 50 долларов. Немногим лучше обстояло дело и с русскими белоэмигрантами, перебравшимися из Европы в Америку.

Особую часть этой первой волны эмиграции представляла белая аристократическая:. Оболенские, Романовы, Воронцовы-Дашковы, Барятинские-Щербатовые, Шереметевы. 22 декабря 1938 года в Нью-Йорке было основано Русское Дворянское собрание в Америке (Russian Nobility Associationin America)


.


.
Главной задачей Ассоциации, как следует из брошюры, является сохранение исторической правды о России ( в той мере, как ее понимают представители русской аристократической диаспоры), ну и - оказание гуманитарной помощи России.
Цель ассоциации, помимо сохранения генеалогии, сохранение "правильной истории". А в правильной истории, как рассказывает брошюра, дворянство России, охраняло страну ( и русский народ) от врагов и создавало мировую литературу.

Сбереженнная  и откорректированная русская культура и историческая правда должна была с правильными наследниками вновь вернуться к освобожденному русскому народу.

Неизвестно, что волновало князя Сергея Сергеевича больше,  историческая правда в его понимании, или потеря русских владений, ведь он был крупнейшим землевладельцем, в любом случае, он лелеял надежду на возвращение аристократической власти и не скрывал  желание в этой борьбе быть предводителем дворянства.

Первая волна русских эмигрантов  из аристократов приветствовалась в Америке до тех пор, пока не иссякли  фамильные драгоценности,  и пока не грянул экономический кризис 1930-х. Вскоре интерес к нищим аристократам стал спадать, дворяне вынуждены были учиться работать, искать средства к существованию или возможность удачно вступить в брак.

В 1943 году в Нью-Йорке князь Сергей   женился на Флоренс Крейн, которая приняла православие и стала Светланой. Так Сергей Сергеевич вошел в семью богатейших людей Америки и смог рассчитывать на их связи и поддержку.

Во время Второй мировой войны князь Белосельский работал в британском Министерстве военного транспорта (British Ministry of War Transport) – там же, в Нью-Йорке; он возглавил Tanker Department до самого конца войны в 1945 году.

Во время Корейской войны, в 1950 году, князь Сергей в звании подполковника (Lieutenant Colonel) служил в военно-воздушных силах США, как скромно пишут - в Отделе военнопленных (Prisoner of War Interrogation Section), а значит князь занимался допросом военнопленных .



.


После войны кн. Сергей стал играть все более влиятельную роль в жизни русской диаспоры.
Князь был убежденным монархистом и ярым антикоммунистом. Имея за собой связи и спонсоров, он выдвинулся в лидеры защитников русской культуры и русской эмиграции;

Как пишут, за свою жизнь он был главой Общества русских инвалидов вне России (Society for the Relief of Russian War Invalids Out side Russia, 1939); Общества Лейб-гвардии конного полка в США, членом правления Северо-Американской и Канадской епархии Русской Зарубежной Церкви, почетным членом американского Союза русских юристов – бывших ди-пи ( перемещенных лиц), и т. д.

Но главная роль его была в защите и опеке всех антикоммунистических сил, которые только можно было собрать и сплотить после Второй мировой войны.
Благодаря Сергею Сергеевичу русская диаспора в США превратилась во влиятельную и реальную антикоммунистическую силу, способную влиять на общественное мнение и внешнюю политику США.

Однако, развив бурную деятельность и антисоветскую пропаганду,  русские иммигранты столкнулись с тем же, с чем когда-то столкнулся Чарльз Ричард Крейн, пропаганда свержения царизма, запущенная Джорджем Кеннаном старшим, быстро превратилась в руссофобию. Так и в этом случае, пропагандируя опасность русского коммунизма, русские иммигранты стали наблюдать быстро распространяющуюся руссофобию, которая ударила по ним и их детям.

И тогда русскоязычной диаспоре в США пришлось объяснять Америке, что Российская империя и Советский Союз – это разные государства, и что русофобия мешает борьбе с коммунизмом.

В 1950-х годах русская община уже сама отчаянно нуждалась в поддержке, и состояние Светланы Крейн дало возможность князю стать благотворителем.

Среди известных пожертвований князя – $2000, подаренных им поселению ди-пи в Марокко, $22.500 – Русскому Красному кресту для старческого дома в Париже; в 1952–1954 гг. князь Сергей покупает шесть усадеб с садами на Лонг-Айленде в 25 милях от Нью-Йорка для старческих домов на 70 человек – каждый из обитателей имел свою отдельную комнату, работала столовая, библиотека и т. п. Там же был построен православный храм в Си Клифе.

Князь Сергея и княгиня Светлана купили поместье  для Чикагско-Детройтской епархии,  поддерживали скаутское движение, русские школы в Бельгии, Германии, Бразилии и т. д., участвовали в  открытии Американо-славянского института (American Institute for Russian and Slavic Studies), русского свободного колледжа в Нью-Йорке.

Особое значение для Белосельских имела поддержка Русской Православной Церкви за границей, оплота всей русской эмиграции и ее антикоммунистического движения.

Для сохранения иантикоммунистических сил князь Сергей ставил следующие задачи:

1) немедленно, всеми возможными и невозможными средствами, остановить насильственную репатриацию русских в Советский Союз;
2) помочь «невозвращенцам» получить статус ди-пи и визу в США;
3) устроить новых эмигрантов на работу;
4) поддерживать Русскую Православную Церковь за рубежом в ее колоссальной подвижнической работе по отстаиванию прав «невозвращенцев»;
5) создать условия для русской эмиграции, препятствующие ее денационализации;
6) реализовать задачу воспитания новых поколений русской эмиграции в духе русских культурных традиций.

В 1945 году при участии князя Белосельского был создан Русско-американский союз по защите и помощи русским вне России (Russian-American Union For Protection and Aid to Russians Out side of Russia, Inc.)

Это был ответ на Ялтинские соглашения, которые получили резкую отрицательную оценку со стороны белой эмиграции, как «подрыв авторитета демократий» (из обращения Союза 1953 года), потому что Ялтинские соглашения включали положение о насильственной репатриации в СССР всех «невозвращенцев», живших на советской территории до 1939 года.

Для помощи в переселении невозвращенцев, а по сути - коллаборационистов, уничтожавших собственный народ, была создана American-Russian Aid Association (ARAA), Американско-русская ассоциация помощи.

За первые пять лет при содействии Сергея Сергеевича и привлечении капиталов Крейнов и других богатых и влиятельных американцев, было израсходовано свыше ста тысяч долларов и отправлено посылок весом 110000 фунтов. Было истрачено, между иными расходами, 9116 долл. за оплату виз для ди-пи в Аргентину и 2150 долл. на помощь по переселению в Марокко.

Помимо Сергея Сергеевича, были и другие меценаты. Известно, к примеру, что в 1960 году общий доход ARAA составил $127,822.94, их них $75,864.43 были получены от кн. Белосельского.

В 1950-м под председательством князя Сергея был создан непартийный Российский антикоммунистический центр (РАЦ), в состав которого вошли 62 организации (в 1951 г. – уже 80 организаций, как явствует из отчета Общероссийского народного схода «В защиту России и русского народа» от 28 сентября 1951).

Русская эмиграция упорно пыталась теоретически отделить коммунизм от народа, предполагая, что коммунисты- это какой-то другой народ, вышедший не из России.

В 1950-м РАЦ опубликовал меморандум «Кто враг – коммунисты или русский народ?» («Who is the Enemy? The Communists or the Russian People?») его подписали представители от 66 русских антикоммунистических организаций.

В документе говорилось: «Кажется, четко обозначилась тенденция, во-первых, идентифицировать советское правительство с его жертвами, русскими людьми, и, с другой стороны, представлять криминальные и предательские распоряжения и действия коммунистических диктаторов как простое продолжение политики правительства Российской империи»

Однако, пытаясь привить американцам любовь к притесняемому коммунистами народу, защитники оного противились любому потеплению отношений с Советским Союзом.

Меморандум протестовал против «просоветской пропаганды»,  его составители были против:

а) «откладывания в головах американцев, что советское полицейское государство – не что иное как продолжение тирании империалистической России»
б) «проведения равенства между русскими людьми и их архиврагами и угнетателями – палачами НКВД».

Меморандум запугивал и шантажировал американцев, провозглашая необходимость выбора  « между русским народом, с одной стороны, и международным коммунизмом, с другой»

В 1951 году – 28 сентября – Антикоммунистический центр в Нью-Йорке устроил митинг протеста против новой ориентации американского правительства на леволиберальную, а не на «национально мыслящую часть эмиграции»

Князь Сергей в это время всерьез строил планы особожденния русского народа, с этой целью он сформировал  политико-общественный Всероссийский комитет освобождения (ВКО, All-Russian Liberation Committee), чтобы стать во главе.

На втором Всероссийском зарубежном съезде, 12-13 апреля 1952 г. , в Нью-Йорке 103 делегата от различных политических, общественных, церковных организаций избрали князя Белосельского-Белозерского председателем ВКО.

Комитет ежегодно проводил антикоммунистические конференции. Делегаты голосовали за необходимость создания единой организации всей русской эмиграции – Всероссийского зарубежного представительства (Russian Representative Association Abroad).

Всеамериканский конгресс русских эмигрантов был открыт в Доме Свободной России 4 мая 1957 года, в котором приняло участие 47 организаций и неорганизованная эмиграция. На нем, наконец, было создано Представительство российских эмигрантов в Америке ( ПРЭА, The Russian Immigrants’ Representative Associationin America).
Князь Белосельский-Белозерский был избран председателем.

Перед новой организацией были поставлены задачи:
1) помощь правительству США в его идеологической борьбе против коммунизма как мира зла;
2) соединение всех сил, направленных на борьбу с расчленением России;
3) борьба против русофобии среди американцев путем подачи правдивой информации о предреволюционной России и доведения до западного сознания факта, что русские люди – первые жертвы международного коммунизма и что Россия не может быть отождествлена с Советским Союзом и его коммунистическими диктаторами;
4) отстаивание национальных интересов русских эмигрантов в США;
5) поддержка членов Ассоциации и русских эмигрантов в случаях болезни и невзгод;
6) публикация периодического «Бюллетеня» на русском и английском для информирования русской диаспоры о жизни Зарубежной России.

26 февраля 1958 года князь Белосельский (президент ПРЭА) и Сергей Юрьев (ген. секретарь) обратились от имени Представительства к президенту Д. Эйзенхауэру с протестом против его встречи с Хрущевым, оценивая ее как измену демократии, мотивируя свой протест тем, что встреча будет направлена против русского народа, «главной жертвы коммунистических бандитов» (“the first victims of the communist gangsters ”).

Первый конгресс Всероссийского зарубежного представительства (Russian Representative Association Abroad) состоялся, как и планировалось, в ноябре 1960 года. Председательствовал князь Белосельский. 181 делегат от 15 политических и общественных организаций, 3-х военных, 3-х казачьих, и всех организаций-членов Представительства в Америке приняли участие в работе

Лидеры ПРЭА  непосредственно были связаны с президентом США, Государственным департаментом, Пентагоном; с другими общественными и политическими организациями США, с американской прессой.

К концу 1960-го организация включала уже антикоммунистические европейские русские организации из Англии, Франции, Италии, Бельгии, Голландии, Дании, Зап. Германии, Австрии, Швейцарии, Испании, Ирландии; из стран Южной Америки, Канады, Австралии, Новой Зеландии; Туниса, Марокко, Ирака.
Конференции ПРЭА проводились каждые два года, организация издавала журнал «Русское дело».

В 1962 году князь Сергей Белосельский принял участие в конференции Freedom House, американской организации, созданной в 1941 году для изучения проблем демократии, политических свобод и прав человека.

Так же, как когда-то господин Милюков обращался к президенту Вильсону с рекомендациями о том, что после освобождения России от большевизма, патриотические русские силы самостоятельно должны  установить демократию проведением выборов  из достойных представителей Отечества, точно так же надеялся  и Сергей Сергеевич, что его опыт и знания понадобятся, когда падет советский режим.

Как делегат, он представил правительству США свои рекомендации, среди которых были  следующие:
1) невмешательство Соединенных Штатов в вопросы внутренней организации России после ее освобождения от коммунистической диктатуры;
2) облегчение процесса иммиграции в США для этнических русских;
3) использование общественной активности русских эмигрантов путем привлечения их на государственную службу.

Освобоительное движение, предводителем которого был князь Белосельский, декларировало программные цели:

1) свержение диктатуры, роспуск КПСС и КГБ,
2) создание свободной демократической федеративной России,
3) установление частной собственности,
4) ликвидация колхозов,
5) рабочее законодательство, независимые профсоюзы,
6) ликвидация цензуры,
7) свобода религий,
8) освобождение политзаключенных,
9) обеспечение пенсиями и пособиями,
10) прекращение политики агрессии и подстрекательства; прекращение гонки вооружений.

Князь Сергей Сергеевич Белосельский-Белозерский не дождался распада Советского Союза, он скончался в 1978 году после долгой болезни. С течением времени, со смертью князя Сергея, истощились финансовые ресурсы организации, но надежды русской, теперь уже американской, аристократии стать наследниками власти в России все еще в силе.


Из интервью с графиней Бобринской:

Я знаю очень многих потомков аристократических фамилий, и представьте себе, мало кто из них говорит по-русски, в независимости от того в Нью-Йорке они или в Париже.

К примеру, князь Стефан Белосельский-Белозерский, какая фамилия! Он православный, ходит в церковь, но совсем не говорит по-русски.  Я ему говорила: «ради Бога учитесь, вы же из такого рода, вы просто обязаны выучить». И ему всего 40 лет!

Потом – князь Горчаков – ни слова по-русски. Это так печально...
...
Отец Кирила Гиацинтова создал большую компанию по производству химикатов. Это огромное дело, фабрики есть и во Франции, и в России, и здесь. Кирил Гиацинтов, владеет компанией по производству медицинского оборудования, он состоятельный человек, великолепно эрудирован, идеально говорит по-французски.

Но многих уже просто нет, люди уходят из жизни. Князь Белосельский умер, князья Щербатовы умерли, и род  князей Волконских заканчивается.

Вот у Оболенского все отлично – и семья большая, и капитал хороший.
Но он ни слова не говорит по-русски.
Наш князь Иван Оболенский говорит только «Боге мой!» Это все.
(смеется)

Он из финансовых кругов, из рода Асторов. Его дед по женской линии Джон Джейкоб Астор, погиб на Титанике. А его беременная жена спаслась и родила дочь Ava Alice Muriel Astor, которая стала матерью Ивана Оболенского. Вот такое сплетение двух известных родов.

Вы понимаете, что имя Астор очень много значит в Нью-Йорке. Их род всегда был успешен. Так что у Оболенских все в порядке: и деньги есть и дети, которые продолжат род. Но русского языка в их семье уже нет.

-Кто кроме вас, из русских аристократов, активно занимается благотворительной деятельностью?

-Князь Оболенский занимается замечательной организацией – Солдатский клуб США (Soldiers’, Sailors’, Marines’, Coast Guard and Airmen’s Club). Он его председатель. Каким образом американская военная организация имеет своим председателем  Ивана Сергеевича Оболенского, немного парадоксально, правда? (смеется)

Они содержат дом на Лексингтон и 37 улице, где принимают семьи солдат. Когда они приезжают, нужно многое для них сделать: помочь устроиться, содержать, обслуживать, помогать в разных вопросах…

Я принимаю в этом участие тоже, вхожу в совет директоров. Меня пригласил князь Оболенский. Мы делаем всякие добрые дела, к примеру, устраиваем обеды на Рождество и в день Благодарения. На праздничном обеде у нас собирается около 250 человек. Мы сами им подаем, вот к примеру, в прошлый раз я два с половиной часа резала яблочные пироги!  Такие обеды бывают 4 раза в год, а кроме того,  Иван Оболенский проводит собрания и устраивает ежегодный военный бал.

Ушли из жизни те, кто помнил дореволюционую Россию, ее историю и культуру. Ассоциацию русской аристократии заполнили те, кто не в состоянии выучить русский язык. Однако эта организация по-прежнему дает балы, проводит аукционы и главной целью  заявляет сохранение русской культуры, что на самом деле, подразумевает сохранение любыми способами аристократии.

Источники:

Русская утопия князя С. С. Белосельского-Белозерского

Интервью с графиней Бобринской
Tags: Аристократия, Крейны (Чарльз/Ричард и др)
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • 4. Просто бизнес

    . Продолжение 3.Настоящий империализм Итак, Чжан подписал соглашение о передаче прав только после того, как ему был предложен меморандум, в…

  • 3.Настоящий империализм

    «Китай оказался вехой в жизни Герберта Гувера. В Китае продолжилось превращение инженера в человека, который думал о средствах к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments