Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

5. Виккерс. О Деле инженеров

ГАРЕТ ДЖОНС О ДЕЛЕ МЕТРО-ВИККЕРС. 1933 г.
Арест британских инженеров в Москве – это символ паники.
Последствия условий, худших, чем в 1921 году, когда миллионы умерли от голода
( заявил г-н Джонс)
... я чувствовал себя возмущенным тем, что такое обвинение [против Монкхауса], было возможно.
Это был первоклассный человек
, которому все доверяют,
представитель одной из  самых крупных британских фирм,
который всегда с сочувствием говорил о храбрости и энергии тех, кто участвовал в  Пятилетке,
теперь он обвинялся в фантастическом преступлении.
Саботаж и контрреволюция- это не по-британски.
Ничто так не противоречит британскому менталитету,
как подпольные заговоры в подрывных целях.

Лояльность - вот что составляет основу британского менталитета,
и то, что Монкхаус, которого я знаю и кому доверяю,
мог быть нелоялен своей фирме и правительству, которое наняло эту фирму,
всеми британцам в Москве воспринималось, как позорное обвинение.

1. Виккерс. Советы либералов.
2. Виккерс. История успеха
3. Виккерс. Проникновение в Россию
4. Виккерс. Проникновение в СССР

5. Виккерс. О Деле инженеров


То,что превратилось в главный международный инцидент, началось в предыдущие выходные [ 11 марта 1933 года], когда большое подразделение советской тайной полиции, ОГПУ, появилось на даче электрической компании  Метро-Виккерс в Перловке, в нескольких милях от Москвы, предъявив ордеры для ареста Аллана Монкхауса, главного инженера-электрика компании, и Лесли Торнтона, который осуществлял надзор за строительством. ОГПУ арестовала двух британцев, вместе с четырьмя местными сотрудниками компании. Четыре других британских инженера Метро-Виккерс , и еще несколько русских, были арестованы впоследствии.- пишет Эндрю Лисетт в книге "Ян Флеминг" :

Это было очень странно, что все так произошло. Метро-Виккерс была самой старой из западных компаний, основанных в Советском Союзе. Даже когда в 1927 году дипломатические отношения между Лондоном и Москвой были разорваны, Метро-Виккерс сохранила свое присутствие в Советском Союзе. Она продолжала поставлять и устанавливать тяжелое электрооборудование, включая генераторы, трансформаторы и распределительные устройства …
На допросе сотрудник Метро-Виккерс Монкхаус признался в том, что он собирал отчеты о состоянии экономики и отправлял их в головной офис в Лондоне...
Русские также обвиняли компанию Метро-Виккерс в раздаче взяток с целью получения контрактов, и в том, что двадцать пять ее турбин не работали.


Пять из шести обвиненных инженеров:
Торнтон-Нордвол-Монкхаус-Грегори-Кушни

Их было шестеро: Allan Monkhouse,Leslie Thornton, Charles Nordwall,Albert Gregory, John Cushy, William McDonald. - рассказывает Гордон Моррел в книге "Britain Confronts the Stalin Revolution: Anglo-Soviet Relations and the Metro-Vickers Crisis", [тот самый канадский историк, на которого ссылается ранее упомянутый сайт Свободы].
МакДоналд и Грегори были уроженцами Великобритании, Торнтон родился в России, Монкхаус – в Новой Зеландии, Нордвел – в Германии, Кушни –в Южной Африке.

Торнтон, Макдоналд и Ричардс, рассказывает Моррел, во время Первой мировой войны находились в России. Учитывая их опыт и знания России, Британское посольство дало им указание оставаться с России и оказывать содействие в сфере военной промышленности.
После падения царского правительства англичане выдвинулись в Мурманск, где их знания России были использованы Британской разведкой.

Еще несколько интересных подробностей открывает нам Моррел: английские инженеры тесно сотрудничали с правительством Керенского, где помимо инженерной деятельности Монкхаус был задействован в организованной в то время милиции, где занимал должность констебля, начальника над рядовыми милиционерами.

В марте 1918 Монкхаус и еще 60 английских инженеров тайно выехали во Владивосток, а оттуда – в Канаду, где он уже работал не инженером, а военным инструктором, помогая тренировать в Новой Шотландии (Nova Scotia) сионистские батальоны, сформированные из иммигрантов, русских евреев Нью-Йорка для борьбы с турками в Палестине.
В июле 1918 он вместе с этими батальонами вернулся в Лондон, где был призван военным ведомством в связи с русским опытом.


В Таймс, пишет Моррел, относились к обвинению англичан настолько серьезно, что посвятили ему 4 дня публикаций (22-25 мая), давая, таким образом, возможность Монкхаусу и Куши оправдаться. По версии Таймс обвинения советской стороны были совершенно безосновательными.

На оправдание подсудимых были задействованы все ресурсы, газеты выделяли для освещения материалов суда по нескольку полос.


***
Когда 12 апреля в Колонном зале бывшего Дворянского собрания в Москве, наконец, начался процесс, лондонская "Таймс" от того же числа заговорила о том, что все подсудимые поддакивают обвинению.

"Обсервер" от 16 апреля изображала процесс как "насилие, совершаемое под флагом правосудия и не имеющее ничего общего с судопроизводством, известным цивилизованному миру".
"Ивнинг стандард" на той же неделе описывала советского защитника Брауде как "типичного еврея, какого каждый вечер можно встретить на Шефтсбэри авеню".
Английской публике было внушено, что никакого суда над обвиняемыми по-настоящему не было, что у английских инженеров под страшными пытками вынудили признание их вины.

"Дейли экспресс" от 20 марта восклицала: "Наши соотечественники терпят все ужасы русской тюрьмы". "Таймс" от 17 апреля заявляла: "Мы со страхом думаем о том, что приходится переносить мистеру. Макдональду в промежутках между заседаниями".

Ротермировская "Дейли мейл", которая через несколько месяцев сделалась полуофициальным органом британской фашистской партии сэра Освальда Мосли, рассказывала своим читателям о фантастическом "тибетском зелье", которым ОГПУ парализует волю своих "жертв"....

Аллан Монкгауз, который, вопреки множеству улик, упорно отрицал, что ему было известно, чем занимались его коллеги, тем не менее 15 марта в заявлении в "Лондон диспатч" дал следующую характеристику следователям ОГПУ:

Они были исключительно любезны со мной и чрезвычайно корректны в своих допросах. Мои следователи были, по всем данным, первоклассными знатоками своего дела. Тюрьма ОГПУ оборудована на вполне современный лад, превосходно организована и содержится в безукоризненной чистоте. Я подвергся аресту впервые в жизни, но мне приходилось посещать английские тюрьмы, и я могу засвидетельствовать, что помещение ОГПУ много лучше их...
Власти ОГПУ проявляли большое внимание к моим удобствам...


THE GREAT CONSPIRACY. The Secret War against Soviet Russia.
By Michael Sayers and Albert E. Kahn. 1946

***


Брауде, защитник Торнтона


Из записи бесед народного комиссара по иностранным делам т. М. М. Литвинова с английским послом в Москве сэром Эсмондом Овием.
16 марта 1933
У нас имеется законная власть, заботящаяся о безопасности страны и действующая на основании законов и распоряжений правительства. Ее обязанность — вскрывать нарушения законов, все случаи нанесения ущерба и вреда государству и наказывать виновных, независимо от того, являются ли они советскими или иностранными гражданами.
Если она имеет доказательства или сведения о виновности какого-либо иностранца, то она не может игнорировать их и не принимать никаких мер только потому, что это произведет тяжелое впечатление за границей. Безопасность государства выше соображений о подобных впечатлениях. <...>
Все то, что говорил сэр Эсмонд, сводится к предложению об изъятии британских граждан из советской юрисдикции и о предоставлении им иммунитета от ареста и суда. <...> Нельзя также допустить и положения, когда арестованный и находящийся под следствием был бы выпущен только на основании заявления его правительства о его невиновности. Конечно, арест иностранцев иногда временно ухудшает отношения между государствами, но такие аресты имеют место не только у нас, но и во всех странах. <...>
Нельзя освободить человека только потому, что нам неизвестны и непонятны мотивы преступления. Мотивы вскрываются и принимаются в соображение только судом. НКИД пошел максимально навстречу пожеланиям посольства, выхлопотав свидание с арестованными, притом с разрешением разговора иа английском языке, и ускорив допрос арестованных.
При нормальных обстоятельствах допрос Монкхауза и Нордволла продолжался бы, может быть, несколько недель, но мы добились того, что это было сделано в течение двух дней и следователи не щадили своих сил, допрашивая их подолгу в течение двух дней. Посольство должно быть нам благодарно за это. Мы продолжаем нажимать на следственные власти, чтобы они ускорили допрос остальных. Больше сделать мы не можем и не вправе.

19 марта 1933 г.

Сэр Эсмонд начал с того, что. исходя из предположения о немедленном освобождении арестованных, он готов сотрудничать со мною в выработке любой формулы для объяснения этого освобождения. Он обращается ко мне с последним призывом перед решением английского кабинета и просит меня найти путь к освобождению арестованных в любой форме, поcле чего инцидент будет исчерпан и английское правительство сделает заявление для удовлетворения общественного мнения Англии.
 <...>

Я заметил сэру Эсмонду, что он исходит из совершенно неверного предположения о нашем решении освободить арестованных и прекратить все дело и о том. что мы будто бы желаем лишь спасти лицо, в чем он любезно готов нам помочь. Я должен эту его иллюзию совершенно рассеять. Вопрос о прекращении дела и об освобождении арестованных сейчас не стоит. Только сегодня дело передано в руки прокуратуры, от которой зависит дальнейший ход дела.<...>

Как только прокуратура ознакомится с делом и допросит обвиняемых, я готов буду запросить прокурора, не согласится ли он изменить меру пресечения в отношении тех или иных из арестованных и, скажем, выпустить их под залог, который, я не сомневаюсь, фирма охотно представит.




Все обвиняемые, пишет Моррел, выглядели очень хорошо, что говорило о том, что методы насилия к ним не применялись. К тому же, и сам Торнтон на суде заявил, что его признание не было вызвано насильственными действиями.

Что касается бесчеловечных длительных допросов по 19 часов, о которых писала газета Таймс, и что вынужден был потом на суде опровергнуть Монкхаус, по этому поводу можно найти объяснение у самого Вышинского




А.Я.Вышинский. Судебные речи


Выступления на суде Вышинского, научившегося ораторскому мастерству, наблюдая его в судебной палате  будучи помощником у присяжного поверенного, имеют, на сегодняшний взгляд, налет театральности. Однако, в то время такое ведение процесса было вполне обычным, ведь ораторское искусство помогало завоевать общественное мнение. Вот, например, как идет выяснение вопроса о взятках



Обвиняемые были вольны говорить на любом языке, - отмечает Моррел. Однако возможность говорить через переводчика облегчало задачу, давая больше времени на подготовку ответа. Только Грегори не мог говорить по-русски. Моррел также отмечает, что Торнтон и Монкхауз говорили по-русски вполне сносно.
29-летний Макдональд, рассказывает Моррел, обвинялся в сборе секретной информации государственной и военной важности, а также, в даче взяток за сокрытие дефектов оборудования ( что признавали и те, кто эти взятки брали, и сам взяткодатель)


Макдональд

"В моем присутствии на предварительном следствии следователь по важнейшим делам вел допрос Макдональда, и Макдональд в первые же 10 минут нашего разговора с ним по поводу предъявленного ему обвинения на дознании в ГПУ подтвердил правильность своих показаний и дал дополнительные"
Вышинский ( Из судебной речи)

Из показаний Макдональда:
«Когда я возвратился в Ленинград, то я стал собирать здесь сведения и, помимо сведений о настроениях и бытовых условиях рабочих, я стал собирать и специальные сведения, а именно — сведения о работе военного завода «Большевик», сведения о производстве моторов для аэропланов, а также о производстве орудий».

Моррел рассказывает и о том, что  35-летний инженер Гусев признал, что в 1918-1921 воевал на стороне Колчака. Гусев показал, что он и Макдональд считали, что Советскому Союзу ни к чему развивать свою промышленность. Гусев рассказал, что Макдональд особенно интересовался Златоустовским Механическим заводом, где работал Гусев и выполнялись военные заказы. По версии Гусева в интересах компании Метро-Виккерс было держать СССР в зависимости от поставок иностранного оборудования, а также – получать информацию о работе военной промышленности.



"Мы никогда не имели такого богатого обличительного, обвиняющего, доказательного, объективного материала, каким является эта папка экспертизы, опирающейся на имевшие место факты аварий, на обследование этих фактов аварий, на тщательный анализ причин этих аварий и на выводы совершенно категорического порядка, говорящие о том, что эти аварии были, что они были организованы умышленно."
Вышинский ( Из судебной речи)

Подсудимый Макдоналд подтвердил, что находился в доверительных дружеских отношениях с Гусевым с 1930 года и просил Гусева передавать ему информацию, касающуюся военного производства.

Далее, Гусев рассказал о том, что руководствуясь инструкциями Макдоналда и получив от него деньги в размере 2500 рублей, вместе с Соколовым они выводили из строя двигатели, поточные линии и котлы, чтобы снизить выпуск военной продукции.

Множество таких аварий - не детские шалости, например, установка неисправной турбины в Кузнецке привела к аварии, в результате взрыва снесло крышу.

Макдоналд признался в том, что он давал деньги Гусеву. Будучи спрошенными откуда была получена такая внушительная сумма денег, он сказал, что деньги были проведены через фирму Торнтоном.
Однако Монкхаус отрицал связь фирмы с деньгами и указал на другой источник - Макдоналд и Торнтон торговали на черном рынке, чтобы избавиться от долгов, оттуда, якобы и была получена указанная сумма.

То, что пересказывает Моррел, можно узнать более подробно из другого источника, на который ссылается Моррел.

Артур Каммингс был репортером газеты News Chronicle, он старательно записывал все, что происходило на судебных заседаниях по делу инженеров Метрополитан-Виккерс.
Позже это дало ему возможность напечатать целую книгу Cummings, Arthur. The Moscow Trial (Metro-Vickers). London: Victor Gollancz, 1933., отрывки, размещенные в двух записях, можно прочитать в моем журнале: Часть 1 и  Часть 2

Я же приведу лишь выдержку - сложившееся мнение самого Каммингса:

....когда перед Вами представляется большая масса свидетельств, которые изучаются отдельно и в целом;  когда утверждения и возражения, опровержения, обвинения, объяснения, полные признания, частичные допуски и документы тщательно просеиваются и предстают в их истинном смысле и связи друг с  другом - интересно, сколько людей поддержало бы заключительное заявление Монкхауса  в суде, что процесс инсценирован и построен исключительно на доказательствах,  полученных у запуганных заключенных. Таково  отношение британского правительства... принятое с самого начала и от которого оно уже не могло отказаться, не теряя лицо.
            Все же, большинству из нас, кто не был крайне ослеплен национальными предубеждением, теория инсценировки, по мере того как судебные заседания продолжались,  все больше походило на лицемерную чушь; и бесполезные попытки "Таймс" дискредитировать слушания дела, ежедневно помечая слово "дело"   кавычками, казались частью ребяческой глупости, которая не могла обмануть  даже самых преданных читателей этого беспристрастного органа национального мнения.




увеличить по клику

Освещение процесса в печати.
Предположение о том, что Советы должны фирме денег и не хотят платить, инсценировав судебное преследование, не оправдалось. Деньги выплачивались в срок

Обвиняемая Кутузова А. С., состоя на службе в Московской конторе фирмы «Метрополитен-Виккерс» в качестве секретаря и зная о контрреволюционной работе служащих этой фирмы, систематически передавала и пересылала денежные вознаграждения отдельным участникам контрреволюционных групп государственных советских служащих электростанций за их шпионскую и вредительскую деятельность.
В английской прессе  Анна Кутузов представлялась шикарной блондинкой, ради которой Торнтон давал "ложные показания". В инсценировке дела женщины, по мнению англичан, имели огромное значение. По заявлению Монкхауса, ради жизни пожилой русской домработницы Марии Федоровны Рябовой, работающей для  Макдональда еще и  связной, сделал признание и Макдональд ,  потому что, как рассказывал поле Монкхаус, следователь обещал Рябову застрелить.
Общественности объясняли, что  два смелых британских инженера оговорили себя, чтобы спасти жизнь двум простым русским женщинам, томящимся в застенках бесчеловечного режима.

Торнтон не мог сказать, почему он сначала признался в совершенных преступлениях, а потом попытался отказаться. Он объяснил это страхом, но не смог пояснить каких конкретно угроз он боялся.


Приговор



Возвращение домой


Журналист Уолтер Дюранти, посещавший судебные заседания, написал:

Преобладающее в иностранных кругах в Москве впечатление [от дела Метро Виккерс] было высказано мне известным дипломатом: "Я не думаю, что они виновны в том, в чем их обвиняют, хотя очень странно, что их защита иногда была бессильной".

Такой же знаменитый большевик высказался по-другому <...> "они могут быть виновными, или они могут быть невинными, но все, что я могу сказать, это, что, если бы те два, Торнтон и Макдональд, были коммунистами, находящимися под следствием перед английским судом, когда они возвратились в Россию, их бы вышибли из партии за трусость, независимо от того, были ли они оправданы или нет".


Гордон Моррел полагает, что есть серьезная причина, из-за которой было возбуждено дело:

Есть серьезное основание полагать, что главная причина атаки на Метро-Виккерс была в <…> его очевидном сотрудничестве с Промышленным Центром Разведки в Великобритании (Industrial Intelligence Center –IIC).

То, что IIC после 1933г.  перенес свое внимание с СССР на нацистскую Германию, может помочь объяснить, почему Метро-Виккерсу все же была разрешена дальнейшая деятельность в СССР.

Хотя остается сомнительным, что кто-либо из британских ответчиков был действительно вовлечен в акты вредительства и саботажа, множество примеров личной неосмотрительности при контакте с советскими партнерами, использование практики деловых отношений, применимой в Западно-капиталистических обществах, но решительно неприемлемых в " раю для рабочих”, и неудачная, если это правильно понять, реакция Торнтона и Макдональда на советском допросе, а также - методы судебного следствия, все это вместе дает основания полагать, что предъявленные вначале заявления британским правительством об абсолютной невиновности подозреваемых были преждевременными и вводящими в заблуждение.


Из книги о настоящих Джеймсах Бондах:

Фактически, как и следователи британской полиции безопасности, совершившие набег на офисы ARCOS шестью годами ранее, ОГПУ столкнулось с подлинным случаем шпионажа, но не нашло письменных доказательств, которые были в дневниках Торнтона. Их переправили в Великобританию в конце 1932, когда  стало очевидно, что компания находится под следствием.
Торнтон и еще один британский сотрудник сознались в том, что собирали информацию, хотя и утверждали, что не рассматривали это как шпионаж.
И Торнтон, и Монхаус изо всех сил пытались объяснить происхождение несколько больших денежных сумм, переданных в стерлингах, а не в рублях, в передаче которых Торнтон открыто сознался. Все это не появилось в британской прессе.

Русские не получили  абсолютного подтверждения использования британского Метрополитен-Викерса в целях сбора разведданных, и они продолжали искать до конца Второй мировой войны, когда Ким Филби, так называемый Третий человек и советский агент  в системе SIS ( Secret Intelligent Service), прислал им внутренний меморандум, анализирующий проведение операций “естественного прикрытия”  в Советском Союзе.

Записка под названием “Проникая в Россию”, отмечала, что "в прошлом в России “естественное прикрытие", действительно,  хорошо  служило нам  до случая с Метрополитен-Виккерс, который произошел из-за нашей собственной   небрежности."


***

Пора подводить итоги.

Как видим, помимо газеты The Times, есть масса разнообразных источников, освещающих поблему с разных сторон. Изучив их, каждый может сделать самостоятельные выводы о виновности или невиновности проходящих по делу людей..
В заказных преступлениях,  как правило, заказчик уходит от ответственности, остается исполнитель. Но исполнители отвечают перед законом, с исполнителей, работавших против своей страны -спрос выше, потому что их преступление - измена.

Мы можем обсуждать трагедию маленького человека, столкнувшегося с государственной машиной и имевшего несчастье жить в тяджелое время перемен, мы можем говорить о несоразмерности вины и наказания.
Но это все не может отменить  факты - 25-ти неработающих турбин, многочисленных аварий на электростанциях и фидерных линиях,  заводах, шахтах, метро. А изучение фактов говорит о том, что вредительство было реальным.

За всем этим - жизни людей, обездоленных и голодных, тех , кого не дано было накормить, потому что сначала нужно было дать в руки "ту самую лопату", которая в будущем поможет себя прокормить.


1. Виккерс. Советы либералов.
2. Виккерс. История успеха
3. Виккерс. Проникновение в Россию
4. Виккерс. Проникновение в СССР

5. Виккерс. О Деле инженеров
Эпилог


Tags: Vickers - Метро-Виккерс, История СССР, Шпионские страсти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments