Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

3. Виккерс. Проникновение в Россию

Взятка — принимаемые должностным лицом материальные ценности (предметы, деньги, услуги, иная имущественная выгода) за действие либо бездействие в интересах взяткодателя, которое это лицо не могло или не должно было совершить в силу своего служебного положения

Действия по передаче и принятию взятки в большинстве стран противозаконны и подпадают под действие Уголовного кодекса. Получение и дача взятки государственным служащим — классическое проявление коррупции.

***

1. Виккерс. Советы либералов.
2. Виккерс. История успеха
3. Виккерс. Проникновение в Россию

Завоевание новых рынков - важная цель любой крупной компании, а проникновение на русский рынок обещало большие прибыли. В царской России для Виккерс не было конкурентов, кроме иностранных гигантов, немецкого Круппа и французского Шнайдера.
В начале 20-го века в России не было крупного отечественного производителя оружия, кроме Путилова, стремительно наращивавшего свои производственные мощности. Путилов, внимательно изучая мировой рынок и потребности своего государства, стремился максимально диверсифицировал производство, вторгаясь и в оружейный бизнес.
Потому-то Путилов и стал объектом пристального внимания не только со стороны иностранных корпораций, но и британской военно-морской разведки.

Джонатан Грант в своей книге Business in Russia: The Putilov Company in Late Imperial Russia, 1868–1917 рассказывает, что после визита на Путиловский завод в отчете офицера разведки от 20 августа 1902 г говорилось о том, что на заводе сконструированы лафеты для всех типов тяжелых морских и береговых орудий, а также осуществляется выпуск полевых орудий и оружейных гильз.
На других заводах, сообщал агент, Путилов стал производить торпедные аппараты.
В докладе также отмечалось, что о новейших усовершенствованиях Путилов узнает от компании Canet Works, а об электродвигателях - от Messrs Sautter and Harle . Офицер также отмечал, что путиловские бронебойные снаряды настолько хороши, что Российское Адмиралтейство взяло их за стандарт для испытания брони.( Business in Russia: The Putilov Company in Late Imperial Russia, 1868–1917 By Jonathan A. Grant p.66)

Принято представлять Путилова бизнесменом, болеющим за Отечество. Однако, на деле Путилов ничем не отличался от других капиталистов, ориентированных на рынок и стремящихся получить наибольшую прибыль. Он придерживался такой же стратегии, что и промышленники других стран, о которых упоминалось в статье 1933 года о Секретном мировом интернационале , он стремился слить свой бизнес с Русско-Азиатским банком, обзаводился "своими" газетными издательствами  и агентами влияния. Все это - ради того, чтобы получить больше заказов, больше прибыли, чтобы снова расширить производство.
Однако, получать заказы в России у Круппа и Шнейдера получалось гораздо лучше, эти два мировых гиганта почти всегда выигрывали конкурсы на получение государственных заказов, не только Путилов, но даже отечественные казенные заводы оставались без работы.

Рассказывает газета Коммерсант:

В 1901 году военный министр генерал А. Н. Куропаткин писал начальнику канцелярии министерства генералу А. Ф. Редигеру:
"С. Ю. Витте заявил вчера в Комитете министров, что наши сведения об иностранных заказах совершенно неверны, что в действительности мы заказываем в скрытом виде гораздо более, что на нас работает масса комиссионеров иностранных фирм и что вместо русских изделий нам везут иностранные. Кроме того, Витте заявил, что он берется, войдя в наш любой склад, доказать, что железо и чугун, хранящиеся в нем как русские, в действительности иностранного происхождения.
       Оставить без опровержения или признания такие заявления нельзя.
       Прошу Вас составить ведомость за 1898 год всем заказам артиллерийского и инженерного ведомств по металлургической части, отделив заказы русские и заграничные, отделите заказы казенным заводам от заказов частным заводам. Постарайтесь выяснить, в каких заказах в скрытом виде мог бы находиться иностранный материал.
       Комиссия Скальковского пришла к странному выводу, что у нас только 30% русского производства заказов по металлургической части, остальное — иностранного".


Чтобы добиться успеха на отечественном рынке, Путилов вступил в соглашение с Круппом и Шнейдером, и стал получать свою долю.
Более того,  он теперь имел возможность, невзирая на национальные интересы, обирать государственную казну.

Как пишет Коммерсант, по ряду позиций Путилов оказался монополистом, что приносило гигантские доходы. Так, например, себестоимость четырех артиллерийских башен, которые Путиловскому заводу заказало Военно-морское министерство, не превышала 2,286 млн руб., а заплатили за них 4,770 млн.

Из того же Коммерсанта:
Морской министр С. А. Воеводский в 1910 году писал председателю Совета министров П. А. Столыпину:
Несомненно, что создавшееся синдикатом (Путиловский завод, завод Шнейдера, завод Круппа) такое положение дел, т. е. полная зависимость обороны государства от Путиловского завода, как в отношении стоимости, так и в отношении сроков, с государственной точки зрения недопустимо; кроме того, такая зависимость от частного завода недопустима еще и потому, что государство не может быть поставлено в зависимость от разного рода случайностей, с которыми связано всякое акционерное предприятие.

Учитывая сложившуюся обстановку,  внедриться на русский рынок компании Виккерс было невероятно сложно. Для этого нужно было превзойти Круппа и Шнейдера, либо войти с ними в соглашение.

Во время русско-японской войны Виккерс, наконец, удалось получить заказ на производство 150 гранат и заказ на постройку броненосного крейсера "Рюрик", но затем война закончилась, и русское правительство уже не видело срочной необходимости в новых контрактах.

Коммерсант рассказывает :

Существовала одна сфера, где без договоренностей с "Виккерсом" нельзя было обойтись ни в военное, ни в мирное время. На рубеже XIX-XX веков совладельцем фирмы был американский изобретатель Хайрем Максим, автор одноименного с ним пулемета. Получить это самое убийственное на то время оружие хотели все армии мира. Но для этого нужно было официально купить лицензию и документацию на пулемет у фирмы "Виккерс".
       Выпускать "Максим" в России решили на казенном Тульском оружейном заводе. И потомки Левши, как утверждают отечественные историки, легко освоили производство чудо-оружия. Для этого потребовалась самая малость: в Британии на заводах "Виккерса" побывали начальник мастерских и один мастер, быстро усвоившие все секреты производства. Вот только документы того времени рисуют несколько менее радужную картину. С самого начала производства в 1905 году завод не справлялся с выданным ему заказом. Из 122 заказанных ему на первый год пулеметов на 1 декабря 1905 года было изготовлено только 28. В следующем году из 400 — 218.


Если бы это были времена сталинизма  железная рука власти заставила бы выяснить, в чьих интересах затягивается массовое производство такого нужного оружия, но царское правительство удовлетворилось отчетами с объясненими объективных причин, характерных для русских - неразберихой и разгильдяйством.

Заводское начальство попыталось наладить широкое производство пулеметов, обеспечив для этого финансирование из-за границы. В "Максимах" были крайне заинтересованы армии Греции, Болгарии и других балканских стран. Но против этого резко выступил "Виккерс". В лицензионном соглашении, подписанном в 1904 году, об экспорте русских "Максимов" в эти страны не было ни слова. Этот заказ "Виккерс" выполнил сам.

В начале своей статьи, посвященной оружейникам, газета Коммерсант пишет что фирма Виккерс изготовляла первоклассное оружие. Вот только в Россию оно попадало чрезвычайно редко, поскольку руководство компании принципиально не хотело преодолевать многочисленные бюрократические препоны с помощью взяток.

Это - еще один пример, как  неуклюже сегодняшняя пропаганда, выполняя заказ, пытается отмыть образ компании Виккерс. Неуклюже, потому что надеется, что большинство не станет внимательно читать длинный рассказ.

А делее в рассказе говорится , как однажды Виккерс выиграла конкурс у Путилова : На военного министра Сухомлинова надавили, и заказ достался Виккерсу, который приступил к созданию оружейного производства в Царицыне.

Статья умалчивает, в какой форме было оказано давление, было ли это денежное вознаграждение, или подарок, но остается факт - компания Виккерс в России, как и в других странах мира,  пользовалась агентами влияния.

Ответ дает Уильям Фуллер в книге The Foe Within: Fantasies of Treason and the End of Imperial Russia (William C. Fuller)

С конца 19-го века будущее компании Виккерс в России зависело от одного человека - Бэзила Захароффа, как сегодня сказали бы, топ-менеджера по продажам, который вращался в кругу великих князей, генералов и адмиралов. Проводником для него в этот круг стала балерина Ксешинская, с ее помощью он получил доступ к артиллерии, так как Великий князь Сергей Михайлович был генерал-инспектором артиллерии.
Граф А.А. Игнатьев в своих мемуарах «Пятьдесят лет в строю» отмечал некомпетентность великого князя Сергея Михайловича в вопросах артиллерии и его «склонность» к определённым поставщикам.*

После 1906 года с помощью Захароффа компания Виккерс получила контракт на строительство Николаевского судостроительного завода в Николаеве и организации Николаевского концерна на паях с компанией Виккерс. На подкуп официальных лиц для дальнейшего ведения дел Захарофф потратил 100.000 рублей, о чем существует запись в деловых бумагах компании за октябрь 1912 года.

Этот  1912 год стал весьма удачным для Виккерс, удалось заключить контракт на производство ручных пулеметов по цене 1.750 рублей, несмотря на то, что Тульский оружейный завод выпускал их за 1.000 рублей.

Известно, что в 1913 году Сухомлинову, который после этого стал давать преимущественные заказы фирме Виккерс, было передано 50.000 рублей через человека, котрого он знал более четверти века, П.И.Балинского. И это - было лишь одно из многих вознаграждений Сухомлинова.

Проникновение на русский рынок стало возможным благодаря тому, что в предверии Первой мировой войны  организовывались новые стратегические блоки. Проводниками на русский рынок вооружений для англичан стали французы.

Сначала Виккерс привлекли в 1911 году, компания оказывала  техническую помощь Николаевскому судостроительному заводу, а уже в 1912 году в России были основаны русско-франко-английская группа "Виккерс" и Русское акционерное общество артиллерийских заводов (РАОАЗ), целью которых была постройка завода артиллерийских вооружений в Царицыне.
Во главе РОАЗ был поставлен тот самыйуже много лет работавший на Захароффа П.И.Балинский, тот самый, передававший взятки Сухомлинову.

Попав в Россию с французской поддержкой, Виккерс тут же постарался  надежнее закрепить свое положение. С этой целью  была проведена стратегическая операция, о которой я писала ранее :

В январе 1914 того года в Париж донеслись слухи о телеграмме, что якобы Путиловские заводы, производящие вооружение в Санкт-Петербурге, были приобретены фирмой Krupp и, таким образом, секреты производства вооружений, которыми французы поделились с русскими, попали к немцам.

Газеты Le Matin, Фигаро и L'Echo начали пропагандистскую кампанию - публиковали взволнованные обсуждения по поводу ценности французских патентов.Когда, наконец, Путилов попросил 2,000,000£ для производства вооружений для нужд российского правительства,Schneider-Creusot, интересующаяся этими заводами , имея цель взять их под свой контроль, ссудила Путилову денег; одновременно, было вытребовано у государства 25,000,000£ на поддержание России с целью предотвращения немецкой угрозы.

Такая запутанная ситуация вскоре прояснилась, когда открылось, что за всем этим стоит агент фирмы Vickers, сэр Бэзил Захарофф (Sir Basil Zaharoff), вошедший в сговор с представителями военного ведомства России. Суть сговора - испугав Францию, добиться от этой страны больших вложений в производство вооружения в России, при этом Захарофф работал ради интересов фирмы Vickers, которая должна была получить значительную долю русских контрактов.


Читаем дальше рассказ газеты Коммерсант:

Ответственность за разработку проектов и чертежей металлургических мастерских (как и всего завода) нес Виккерс, но с началом войны фирма стала опаздывать с выполнением своей части работы. Поэтому к сентябрю 1915 года, то есть ко времени контрактного пуска предприятия, РАОАЗ так и не получило детальных планов металлургических мастерских. Особой проблемой являлось отсутствие проектов мартеновских печей...
В итоге Царицынский орудийный завод не мог существовать как полноценное предприятие с законченным циклом производства, а представлял собой набор различных мастерских, до конца не оборудованных.


А вот что пишут на сайте Русского техника:

Во время войны концерн взялся снабжать российскую армию боеприпасами, оружием и техникой, но делал это из рук вон плохо. Настолько плохо, что это было похоже на намеренный саботаж.

Николай II лично пригласил военного министра Великобритании, фельдмаршала графа Г.Г. Китченера с целью расследовать махинации концерна "Виккерс" в России. Однако по пути в Россию крейсер "Хэмпшир", на котором находился министр, затонул, подорвавшись то ли на мине, то ли в результате диверсии. Тайные цели концерна в России так и остались нераскрытыми


Таким образом, сохранялась зависимость от иностранного производителя. А иностранный производитель, в данном случае - фирма Виккерс, пользуясь отчаянным положением покупателя, продавала свой товар по завышенным ценам.

Далее: 4. Виккерс. Проникновение в СССР


1. Виккерс. Советы либералов.
2. Виккерс. История успеха
3. Виккерс. Проникновение в Россию
4. Виккерс. Проникновение в СССР

5. Виккерс. О Деле инженеров
Эпилог


Tags: Vickers - Метро-Виккерс, История России, Шпионские страсти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments