Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Анна Стронг - "С Раковским по Украине." ( часть 8)

Анна Стронг - "С Раковским по Украине."
Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6    Часть 7

В Красном Луганске. Долина угля и стали

           использованы фото из блога Виктора Дорохова .

Красный Луганск 17 марта 1923 года

Дорогой отец!

В 24 часах от Харькова находится долина угля и стали.

Здесь -самая тяжелая и самая нужная работа в России, это – советский Питсбург. За последние пять лет он был  полностью разрушен, а сейчас они его восстанавливают.

Я приехала сюда в вагоне Раковского, он инспектирует этот угольный район. В пути его секретарь рассказал мне о боях за этот регион, в которых он принимал участия в течение пяти лет. Там все время сменялись правительства немцы, петлюровцы, махновцы. Больше недели власть здесь не удерживалась. На одном из военных заводов, которые мы посетили, нам рассказали, что обычно пока одна половина рабочих сражалась с винтовками, другая  половина выдавала продукцию.



Руководство Луганского патронного завода.1921 год
У меня было мало времени познакомиться с Раковским. Он все время либо работал, либо спал. Когда мы вошли в вагон в 11 утра, он тут же ушел спать. Похоже, что он работал две ночи подряд, планируя отоспаться в пути. Обычно он проводил три-четыре собрания в день, в промежутках - посещения шахт, сталепрокатных и вагоностроительных заводов.

Я удивилась, когда впервые услышала, что «Товарищ Раковский  будет выступать на общем собрании в 6 часов, потом будет обычное партийное собрание с 8 до 11, а в 11 он вновь будет выступать» Но скоро я к этому привыкла. Даже  к тому, что в три часа ночи нас могли разбудить звуки оркестра, встречающего нас на маленькой станции.

Если у него появлялись свободные минуты, он читал - огромные кипы газет из Парижа, Берлина, Рима. Он свободно читает на всех этих языках. Я спросила, читают ли дипломаты Рима русские газеты, а он рассмеялся и сказал, что нет. “Мы делаем это для того, чтобы знать, что думает о нас враг”

Партийный актив Луганска

Условия в Донецке все еще очень плохие. Если хочешь узнать последнюю критику, тебе нужно читать советские газеты, которые обсуждают проблемы Донецка. Среди них –Рабочий листок, где рабочие корреспонденты  раскрывают все местные скандалы.  Они называют имена, и в некоторых случаях все заканчивается судом.

Сегодня я прочитала в этой газете про товарища Степанского, который отчитался о постройке  электростанции, и даже устроил в прошедшем декабре по этому поводу праздник, но станция до сих пор не работает.

Другой сообщает, что городская ферма, которая должна поставлять молоко туберкулезным больным, снабжает молоком друзей администрации. В это время рабочие вынуждены стоять в очередях с талонами на молоко, которого по этим талонам не хватает.

Шахтер пишет, как на самой глубокой в России шахте с хорошим оборудованием работают специалисты-саботажники. «Дайте нам честное рабочее управление» - с такими словами заканчивается статья.

Больше всего нареканий – на жилье и рабочую одежду. Пока мы проходили мимо большого коксового завода, с нами заговорил высокий молодой рабочий:
“Здравствуйте, товарищ Раковский, как насчет рабочей одежды, которую нам обещали?”
Раковский пообещал разобраться.

В своем докладе, который Раковский везет в Харьков , он выделяет три основные проблемы.

  • Первая –объем производства достигает лишь половины довоенного, что для такого крупного производства означает удвоение затрат, а ведь эта продукция покупается всеми российским предприятиями.

  • Второе – заработки рабочих очень низкие – металлурги получают лишь 40% довоенного заработка. И даже такие зарплаты задерживаются.

  • Третье – высокий транспортный тариф, он гораздо выше довоенного.


Помимо этого шахтеры испытывают серьезный недостаток жилья. Жилища шахтеров и до войны были отвратительными. Срок концессий на многих шахтах заканчивается, это значит, что капиталисты не будут тратить деньги на улучшение жилищных условий. Во время гражданской войны 25% домов были разрушены, в некоторых случаях в Донецком бассейне в одной комнате вынуждены жить 15 рабочих.

Но есть и другая сторона.

Год назад основным было отсутствие еды. Десятки тысяч шахтеров сбежали в деревню в поисках хлеба. Митинги протеста были везде. Голод царствовал в Донецке. Теперь же каждый рабочий вполне обеспечен питанием.

На заводе в Красном Луганске мне показали схему :
В 1920 г. – 10 новых локомотивов
В 1921 г. – 13
В 1922 г. – 34

Необходимое для производства одного локомотива время было сокращено на 30%.


В Юзовке на сталелитейном заводе я увидела слитки из стали весом в 2 тонны, катившиеся к огромному прессу, которые  превращал их в рельсы. Потом их нарезали частями, каждую минуту появлялся новый рельс, их толкали на эстакады, где они уже были готовы для ремонта железнодорожных путей.

В Красном Луганске я видела маленькую фабрику эмалированной посуды, одна эта маленькая фабрика выпускала в месяц 20 тысяч тарелок – это говорит о том, что у рабочих появилась возможность покупать в свой дом посуду…



Когда я пробиралась в темноте в одной из шахт, главный инженер рассказал мне, что коридор, по которому мы шли, был в прошлом году все еще затоплен. А сегодня  я наблюдала , как специальные машины откусывают двухметровые глыбы угля, их приобрели этой зимой. Электрический конвейер, который заменил лошадей, был установлен год назад, во время экономической блокады.

Это было первым достижением Абакумова, одного из красных директоров, выросших из рабочих. Прежние владельцы шахты оставили ее, достигнув предела глубины, где  условия для работы считались невыносимыми из-за пара.

Абакумов ее электрифицировал в условиях блокады, когда приобрести какие-либо материалы было невозможно. Абакумов входит  в десятку лучших директоров в России по итогам конкурса, устроенного  московскими газетами. Никто из управленцев не смог продержаться на работе больше двух месяцев из-за недовольства рабочих. Абакумов же управляет шахтой уже два года, и все еще занимается ее улучшением.

Вот так работают в Донецком бассейне на тяжелых производствах. У них нет ни кредитов, ни ссуд, а они пытаются перестроить промышленность, которая очень в таких вещах нуждается. Однако, постепенно, у них появляются некоторые суммы от своей же промышленности, и они их используют для такой перестройки.

Например, 3 миллиона долларов было направлено на жилищную программу, и Донецкая жилищная комиссия надеется будущим летом построить кварталы на 2000 семей и 7000 одиноких.

Условия жизни такие плохие, каковы они сейчас, гораздо лучше, чем они были раньше, и они становятся лучше с каждым месяцем. Поэтому на Донбассе царит надежда!

               
Личный состав Луганской милиции на строевых занятиях, 1924 год

Выпускники Луганской профсоюзной школы с преподавателями.1920 год


Окончание следует
Tags: 1920-е, Иностранцы о России и СССР, История СССР, Стронг (Анна), Украина
Subscribe

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • О переселенцах в Приморье

    Главной целью моего визита в русскую Маньчжурию было личное исследование острого вопроса о положении корейцев, нашедших убежище в России, число…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments