Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Анна Луиза Стронг - продолжение (3)

"Русская драма- это история
отношения человека и человечества"

"Здесь, как в альпинизме,
нужно преодолевать много трудностей,
но они стоят того, что ты видишь,
взобравшись на вершину”.

(Анна Луиза Стронг)

В Россию  в это время проникнуть было не просто, после организованной интервенции, отношение к американцам изменилось. Единственными американцам, которое в это время работали в России, были квакеры.
Анна подала заявку, но ей ответили, что для работы в России нет никакой возможности. Через год квакерам понадобился журналист. Чтобы собрать деньги в помощь голодающим, нужно было рассказать о голоде и страданиях и распространить эти сведения при помощи журналистов. Анна с радостью воспользовалась такой возможностью, планируя из Польши перебраться в Россию. Ей было 35 лет, когда она покинула Сиэтл и отправилась в Варшаву.

Подолжение. Начало: 1 2



Польские жители у своего жилища


Голодающая польская крестьянка с ребенком
и женщина -гуманитарный работник



Голодающие дети разоренной Польши



Белорусские беженцы в Варшаве.Из альбома квакеров.

В Варшаве квакеры спасали от голода поляков, литовцев, белорусов, украинцев и русских беженцев.
Помимо отсутствия пищи и жилья, там было изобилие вшей и блох, множество болезней, с которыми не могли бороться ослабленные люди,  она подхватила там дизентерию.

И все же, она работала изо всех сил, до полного изнеможения, глава миссии в Варшаве, Флоренс Барроу сказала ей «Это – лишь тренировка перед тем, что будет в России».

Она упорно пыталась, при любой возможности, прорваться в Петроград, Москву, куда угодно, лишь бы быть в гуще событий, быть нужной.



Миссия квакеров на колесах. Польша. Из альбома квакеров.1920-е





Выдача пайка польским беженцам

Наконец, ей повезло, квакеры вновь поехали в Россию.

По прибытии в Москву из Варшавы она тут же была направлена с грузом медикаментов и продовольствия в Поволжье. По дороге поезд был вынужден останавливаться для заготовки топлива – люди рубили дрова и затем вновь продолжали свой путь.  Тридцатичасовая поездка превратилась в четырнадцатидневную.

Unloading barrels of cod liver oil

Выгрузка бочек с рыбьим жиром для голодающих Поволжья.
Из альбома квакеров. Россия, 1920-е

Вначале она с трудом понимала, что происходит вокруг. Женщины оставляли детей на платформах и станциях, потому что им нечем было их кормить. Она видела множество таких детей, стоявших на своих слабых ногах вдоль железнодорожных путей.

«Я слышала плач сотен детей, оборванных и немытых детей. Они просили хлеба, хотя бы крошек  хлеба. Их слабые ножки едва удерживали их хрупкие тельца, они тянули к нам свои ручки и хныкали. »

Мои воспоминания тех первых дней в России отрывочны.
Солдат Красной армии, стоящий на платформе в Минске, босиком, держащий свою винтовку за веревку.
Когда мы проезжали мимо, польский чиновник в нашем поезде глумился над ним, но я вспомнила, что у нас в Америке был свой
Valley Forge во время Освободительной войны.

Мальчик и девочка, которые вошли в наш поезд, комсомольцы, собиравшие пожертвования для голодающих.
У мальчишки не было головного убора и обуви; под его рубашкой и брюками из домотканого полотна не было нижнего белья. Все же он держался с достоинством, показывая предоставленные ему в городе документы. Он ничего не просил для себя, так как он получал пайку черного хлеба, ему не приходило в голову, что ему может быть еще что-то нужно. Он просил для тех, кто голодал.


Кругом свирепствовал тиф. В Самаре в госпитале она видела сцену, когда женщина врач впала в истерику, узнав, что после того как ее родные продали все ценности, чтобы купить еду, и эту еду украли.
Каждое утро у поезда выстраивалась очередь, в которой было около пяти тысяч детей, все они терпеливо ожидали своей порции еды.

Эти очереди были бесконечны, точно так же бесконечны были и ее рабочие часы, когда она до конца дня раздавала еду, мыло, медикаменты, а ночами писала свежие новости, которые она отправляла в редакцию.




Группа беспризорных голодающих русских детей, собранных квакерами
Из альбома квакеров. Россия, 1920-е

Анна думала, что приехав в Россию, она найдет там новый справедливый мир, ради которого состоялась революция, а нашла лишь хаос и страдания людей, для которых смерть была прекращением этих невыносимых страданий.

Через четыре недели изнуряющей работы она сама попала в больницу с тифом, где еще четыре месяца, сначала в Самаре, а потом -в Москве, врачи боролись за ее жизнь.

Но ей суждено было выжить.

К началу 1922 года она  приехала в Лондон, чтобы уладить вопросы, связанные с квакерским контрактом. Выполнив все обязательства, она могла вернуться домой в Сиэтл, но она чувствовала в себе уже достаточно сил для того, чтобы вновь окунуться в бурлящую московскую революционную жизнь.

"В России у меня был сыпной тиф. Из пяти месяцев четыре  я провела в постели, еще месяц – я жила в грязном голодном городе , в умирающем мире. И все же я любила эту страну, и когда в Англии я пошла на поправку, я решила вернуться."

“Россия – великая страна. Здесь, как в альпинизме, нужно преодолевать много трудностей, но они стоят того, что ты видишь, взобравшись на вершину” – писала она отцу.


Письмо отцу - 2 апреля 1922 года

***
Относительно твоих рассуждений о том, что я могла бы где-нибудь поселиться. Я долго об этом размышляла. Не в Польше, там те же минусы, что и в России, и никаких плюсов.
Наверное, все же не в Англии, туда можно приезжать для встреч с издательскими агентами... Англичане приятные люди, но довольно холодные и чопорные. Я восхищаюсь ими, но среди них чувствую себя одиноко.
Если бы мне удалось найти какую-нибудь работу в Москве, думаю, мне бы понравилось.

В любом случае, я не собираюсь торопиться и ничего не предприму, пока не съезжу домой. То есть, я не собираюсь вступать в какую-либо коммунистическую организацию или делать что-то, что считается незаконным в Штатах. Я сохраню свою независимость, как корреспондента…
Отсутствия знания языка – это сложность, но его просто невозможно выучить…
Я не собираюсь становиться русской,  я рассматриваю возможность стать источником информации о русских событиях для англоязычного мира.

Мы будем видится, если я буду писать для американцев и англичан, разъезжая туда и обратно. Это может быть работа московского корреспондента, собирающего новости или написание книг.

Здесь - широкий круг возможностей, несмотря на большое количество корреспондентов. Остальные приезжают на пару недель, они пишут краткие поверхностные статьи и гадают о политике. Никто не пытается внимательно изучить экономическое положение.
Случайный знакомый Артур Рэнсом пишет грустные статьи о том, что вернулись спекулянты…
Возможно Россия стала двигаться совершенно в противоположном направлении, и двигается она, насколько это возможно быстро, в сторону капитализма, возможно еще один эксперимент не удался.
Я не очень в это верю.
Это не Польша и не Ирландия, слишком маленькие, чтобы иметь какое-либо значение для мира.
Россия - большая, все, что в ней происходит, оказывает влияние на Европу и Азию…
Те, кто в Генуе, конечно, захотят сделать из нее второй Китай.
Но у русских есть сознательность и сила, какими бы бедными они не были. У Китая есть сознательность, но нет силы.

Так или иначе, я думаю, что в последующих событиях истории с Россией нужно будет считаться, как и с любой другой страной.

Америка будет, конечно, иметь большое значение, но  она будет двигаться к капитализму. Россия же, если не к полному коммунизму,  то хотя бы, в наиболее возможном направлении - от него.
России требуется человек эволюционных взглядов ( как я, например!), который не ожидает сразу полного изменения мира, и соответственно, менее подвержен разочарованию, как случается со многими моими коллегами.

Как только начинаешь понимать, что борьба в России  ничуть не отличается от борьбы где-либо еще, что в ней те же враги – жадность, личный интерес и т.д., тогда в  России  открываешь множество определенных и реальных преимуществ….

Между прочим, мне нравятся русские, среди них я чувствую себя менее одиноко, чем среди представителей других национальностей.
У них есть замечательное человеческое дружелюбие.

Дуня, наша маленькая прислуга, она обычно со мной играла, совершенно по-детски; она всхлипывала и целовала меня, когда я уезжала, а теперь шлет мне письма, в надежде, что я вернусь.

И при  этом дружелюбии здесь меньше наблюдаешь разделение полов, как в других местах.
Я заметила это, как только пересекла границу с Польшей. Я заметила вдруг появление романтических ноток:
в том, как девушки общались с офицерами в вагонах и на железнодорожных станциях,
в маленьких приемах игры, при помощи которой каждая пара выражает смысл того, что самое важное в жизни – это впечатление, которое они оказывают друг на друга,
в  “маленьких драмах”, всегда рассказывающих  о развитии отношений между мужчиной и женщиной.

Русская драма- это история отношения человека и человечества,
а отношения между мужчиной и женщиной здесь рассматриваются лишь с точки зрения влияния этих отношений на характер и его работу….

В обычной жизни ты сталкиваешься каждый раз со случайной женщиной, одетой в мужскую одежду из соображений лучшей санитарной защиты, заведующей детским приютом в голодающем районе, или служащей в армии, или делающей что-то другое.
И из этого не делают ажиотажа.
При этом никто не создает из этого культ.
Можно найти жен, работающих в правительственных учреждениях или возглавляющих их, в это время их мужья выполняют другую работу.

Я бы хотела познакомиться с обычными людьми, чтобы узнать, как все это отразилось на их жизни.

Еще я хочу провести некоторое историческое расследование, чтобы понять, что произошло за прошедшие четыре года с основными отраслями промышленности после попыток их национализировать.

Политика быстро менялась, были ошибки, и были успехи.
Все это будет ценным материалом,  который будет необходим человечеству для ознакомления, и собрать который никто, похоже, не озаботился

***


Продолжение следует
Tags: 1920-е, Голод, Иностранцы о России и СССР, Квакеры, Стронг (Анна)
Subscribe

  • Гувер о России

    Заключительная часть цикла " Читая Гувера". Обратите внимание, как Гувер перекладывает ответственность за агрессию на французов и…

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Гувер о России

    Заключительная часть цикла " Читая Гувера". Обратите внимание, как Гувер перекладывает ответственность за агрессию на французов и…

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…