Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Фрэнк Голдер. Путешествия в Россию - часть 3

Фрэнк Голдер. Путешествия в Россию. - часть 1
Фрэнк Голдер. Путешествия в Россию. часть 2
Фрэнк Голдер. Путешествия в Россию - часть 3

4. Путешествие третье.

В 1920 Голдер преподавал в летней школе в Стэнфордском университете, когда ему поступило предложение стать куратором Гуверовской коллекции. С этого момента началась его работа на Стэнфорд, которая продолжалась до самой смерти.

В 1920 году его наняли, как куратора Гуверовской коллекции для пополнения ее в России. Пополнение коллекции Голдер был занят в течение трех лет пребывания в России, а в дальнейшем – во время пребывания в Центральной, Восточной и Юго-Западной Европе, Ближнем Востоке.

Он скупал, собирал (если ему удавалось раздобыть бесплатно) книги, рукописи, периодически издания, государственные документы, личные бумаги (письма, дневники, архивы, мемуары), плакаты, и занимался переправкой всего собранного в Америку.

Визит Голдера совпал с Гуверовской гуманитарной миссией (ARA), которая оказывала помощь голодающим . Голдер обратил внимание, что имя Гувера широко открывало двери, до того для него закрытые, связь с ARA облегчило его контакты с официальными лицами, библиотекарями, коллекционерами и многими простыми людьми.

В то же самое время, условия голода дали возможность приобретать тонны книг по бросовым ценам. Имея старые связи с представителями ученой интеллигенции, а также библиотекарями и архивистами, Голдер успешно справлялся с приобретением ценных книг и рукописей, пользуясь беспомощным состоянием людей, которым он оказывал некоторое вознаграждение за необходимые ему услуги.

Голдер приехал в Россию в одной из первых партий сотрудников ARA, однако работать на библиотеки ему не удалось, скоро его постоянно использовали для выполнения специальных заданий для ARA.

Как и многие другие представители ARA, Голдер работал информатором, он должен был разъезжать по разным районам России, которые интересовали американцев и писать отчеты. Помимо Поволжья, их интересовала, Украина, Кавказ, в частности -Дагестан, а также - Армения .

Вскоре Голдер стал официальным политическим обозревателем Гувера, и в его обязанности стало входить обеспечение Гувера еженедельными обзорами по состоянию дел в России.

Помимо этого, Голдера  использовали как неофициальное лицо в неофициальных американских контактах с большевиками ( США не признавали Советскую Россию, и не могли вести официальных переговоров). Так он участвовал в переговорах с большевиками Джеймса Гудриха и имел собственное мнение о том, что большевистскую власть нужно признать: "это сделает их респектабельными, и респектабельность их убъет”.

Тем не менее, Гувер, последовательный противник Советского строя , имел на это собственное мнение. Признание Советской России произошло только после того, как Гувер, ушел из власти в 1933 году.

Самара. Сентябрь 1921 года

Дорогой профессор Адамс [ Эфраим Адамс, профессор Европейских исследований в Стэнфорде и первый директор Гуверовской коллекции]

Джон Грег, Уильям Шафрот и я живем здесь в вагончике, изучая ситуацию голода, которая является чрезвычайно тяжелой. Мы застряли здесь, не имея связи с Москвой. Завтра Грегг поедет в Москву, чтобы узнать, в чем дело, и я отсылаю с ним это письмо. Я не пишу много, потому что прилагаю к этому копию моего дневника в таком виде, как он есть, без всяких комментариев.

Когда Грегг уедет, Шафрот и я последуем дальше в Уфу, а на обратном пути заберем Грегга и поедем в Ростов и далее к Черному морю, чтобы посмотреть, в каком состоянии находятся порты. В наших планах вернуться в Москву в середине октября, после этого я полностью посвящу себя Гуверовской коллекции.
Я ничего не пищу Гуверу, но если Вы считаете, его может заинтересовать любая часть моего дневника, Вы можете ее ему послать, если хотите. Конечно, все, что написано – не для газет!

Всего хорошего.



Москва. 3 октября, 1921

Дорогой профессор Адамс

В прошлую среду утром в Самаре я торопился на станцию, чтобы помочь отыскать поезд с продовольствием, который был отослан в адрес ARA, и встретил профессора Келлога
. Даже не знал, что он находится в стране.
[Vernon Kellog –помощник Гувера] .

Как бы мне хотелось поговорить с Вами о русской ситуации.
Голод хуже, чем можно себе его представить, ситуация душераздирающая, такого я никогда не видел.

Миллионы обречены на смерть, и столкнувшись лицом со смертью, они воспринимают это спокойно. На следующий год умрут другие миллионы, потому что почти ничего не сажают, скот забит, а население становится все слабее. Напрасно спрашивать, куда подевались здоровые люди, красивые женщины, культурная жизнь.

Все исчезло, вместо этого мы видим голодающих, одетых в тряпье, недоразвитых мужчин и женщин, которые думают только об одном, где раздобыть еще кусок хлеба...

По поводу коллекции, я начинаю работу завтра с утра, и буду этим заниматься по ходу.

Возможно, мне будет необходимо уехать еще раз на юг, чтобы провести исследование для Хатчинсона, но и в этом случае моя работа не пострадает. Я сделаю необходимые распоряжения. Я помню о библиотеке Конгресса, а так как профессор Кулидж здесь ( кого только не было в это время в России) мы с ним скооперируемся.


[Lincoln Hutchinson - профессор экономики в Калифорнийском Университете в Беркли. Во время и после войны работал американским торговым атташе. В 1918 году работал на ARA в Праге, где помогал Томасу Масарику писать чехословацкую конституцию. В русской миссии ARA занимался специальными исследованиями.]

[Archibald Cary Coolidge – профессор по русской истории Гарвардского университета и директор университетской библиотеки, работал в московском подразделении ARA c 1921 по 1922 г.]






Я заглянул к Министру образования профессору Покровскому, историку, который обо мне слышал, он принял меня очень радушно. Все государственные публикации с 1917 года находятся под его контролем…он сразу же приказал, чтобы два экземпляра каждой из издаваемых брошюр или книг откладывались для нас. Одна из таких копий может быть передана в Библиотеку конгресса, другую мы оставим себе.

В дополнение к тому, что будет делать для нас Покровский,
я привлек к работе другого русского ученого., которого я знаю и в которому я доверяю.

Он подготовит нам список необходимых книг, которые нам нужно приобрести, и я поручу ему их приобретение. Так он сможет заработать себе на зарплату, покупая книги по очень низким ценам, здесь, как и везде, иностранцам цены завышают.


Я исследовал книжный рынок и у меня потекли слюнки. Редкие издания, красивые переплеты, бесценные фамильные ценности ...

Я решил отставить благоразумие и истратить часть от 2000 долларов на покупки..

Скажите Уилборну, Адамсу, Кларку и другим, что они могут меня ругать, но не смогут остановить…через сто лет ученые в 2000 году будут меня благодарить за это.


[Ray Lyman Wilbur – президент Стэнфордского университета
George Clark – библиотекарь в Стэнфорде
]



Мне бы хотелось привлечь Ваше внимание к финансовым вопросам, я думаю, я поставлю их перед Адамсом.

Мое жалование 250 долларов в месяц, примерно такое же, что получают и работники ARA, кроме тех, кто занимает совсем низкие должности. В дополнение к ежемесячной зарплате каждый из них получает 6 долларов в день как содержание, но на самом деле , как дополнительную зарплату.

Лишь немногие из них могут истратить такую сумму, и даже я со своими счетами за отель и ресторан, не трачу много. Каждый из работников ARA может добавить таким образом к своей зарплате ежемесячно 100-150 долларов.

Существуют ли причину, по которым я не мог бы быть включен в ту же систему оплаты?

Если Адамс сможет устроить так, чтобы мне платили по той же схеме с момента начала моей работы – очень хорошо, если не сможет – ничего страшного, это - не имеет никакого значения.


Благодаря Голдеру американцы приобрели личный архив, состоящий из документов и книг, принадлежавших Павлу Милюкову. Голдер смог переправить архив в Териоки, где он какое-то время хранился в сарае, а потом его перевезли в Стэнфорд.

Как выясняется из письма Голдера, Милюков не давал Голдеру разрешения отдавать архив Гуверу, и когда Милюков, наконец, озвучил цену, она оказалась слишком высока, в конце концов архив был куплен в 1928 году Университетом в Беркли (Калифорния), Голдер же намеревался потребовать расходы за переправку архива из России в Америку:
“...имейте в виду, что если он не захочет отдать нам коллекцию, мы должны возместить наши расходы. Вот почему я, будучи в Финляндии, отослал Вам подробный отчет по расходам…
Мы спасли его коллекцию от уничтожения, это – большое дело, теперь все зависит от него”



7 Ноября 1921 года

Мне пришла хорошая мысль…нанять одного-двух человек, которые будут заниматься коллекцией, составлять каталог и тому подобное…
Нам нужно кого-нибудь нанять.
Европа полна способных и хорошо обученных мужчин и женщин, которые будут очень обрадованы, получив такую должность с разумной зарплатой.
Мы может нанять князей, графинь, генералов, любых профессоров ( в основном – русских) для того, чтобы они на нас работали.

Например, генерал Головин
[Николай Николаевич Головин (1875-1944)] очень образованный человек и джентльмен, будет только рад.
К тому же, через пару лет мы сможем его использовать для чтения лекций по военной истории и тактике.

Он знающий человек, недавно написал статью в какой-то американский журнал для военных на тему военной истории.

Еще лучше нанять молодую девушку из старинного и знатного рода, которая сейчас достаточно бедна, она должна знать 5-6 языков. Она может быть нам полезной во многих отношениях.

Такому человеку, как генерал Головин, следует предложить не менее 240 долларов, но молодая девушка может работать за такое же вознаграждение , какое получают наши девушки в библиотеке

[ интересно, американские библиотекарши тоже знали 5-6 языков?]

Подумайте над этим и дайте мне знать, пока я нахожусь в Европе, чтобы я смог помочь подобрать подходящую кандидатуру. В этом случае я бы хотел получить точные инструкции.

Последние три месяца я полностью посвящал себя работа на ARA, мне кажется что все мои расходы и в том числе зарплату я должен получать из фондов ARA, а не из гуверовского кармана.
Этот вопрос нужно поставить в Нью-Йорке.





Президиум IX съезда Российской коммунистической партии (большевиков). 1920 год.
Сидят (слева направо): А. С. Енукидзе, М. И. Калинин, Н. И. Бухарин, М. П. Томский,
М. М. Лашевич, Л. Б. Каменев, Е. А. Преображенский, Л. П. Серебряков, В. И. Ленин, А. И. Рыков.


Вчера ко мне зашел известный революционер XYZ
[Голдер уже осторожен и не указывает имена информаторов, он по-прежнему собирает информацию о политической обстановке, настроениях в стране, о лидерах и трениях в партии , о намечающемся расколе Ленин-Троцкий]

Зашел разговор о Троцком, мой собеседник сказал, что Троцкий уже слаб, и Ленин держал его, потому что он был нужен.

После провала польской кампании была попытка его свергнуть, на собрании быи такие горячие выступления против него, что он предпочел уйти сам.

Когда об этом узнал Ленин, он пресек атаку, сказал товарищам оставить Троцкого в покое и занять его каким-нибудь делом. С тех пор Троцкий находится в тени, если только это не касается его публичного присутствия, и его влияние теперь значительно снизилось.

Что касается Зиновьева, он оставлен возглавлять Петроград и еще два человека приданы ему для управления и контроля.
Это было сделано как наказание за то, что некоторое время назад он пошел против воли Центрального комитета, казнив 62 человека.




Ленин, Ворошилов и Троцкий среди участников подавления Кронштадского мятежа, 1921 г

Ноябрь 16, 1921

Есть некоторое затруднение. Во-первых, требования ARA отнимают массу моего времени.

С тех пор как появилась ARA, я совершил путешествий больше, чем какой-либо другой человек. Конечно, это утомительно, но я бы не возражал, если бы это не отнимало так много времени.

Когда неделю назад я вернулся, я объявил, что я закончил с путешествиями и намерен заняться своей основной работой.

Однако, из Лондона пришло письмо с просьбой, чтобы я и профессор Хатчинсон проехались по Украине и провели некоторые исследования.

Сначала я отказался, но на меня оказывали такое сильное давление, что я вынужден был согласиться съездить на две недели, а первоначально речь шла о 6 неделях.

В воздухе чувствуется сильное напряжение, никто не знает, когда разразится буря.
Правительство не восторге от ARA. Полковник Хаскел не в восторге от людей, которые ему не подчиняются напрямую, таким образом мы терпим друг друга.


[William N. Haskell(1878-1952) — глава Русской миссии ARA]



В городе полно разного рода слухов, говорят, что нас могут арестовать.

***
Впереди так много работы, что я не представляю никакой возможности уехать отсюда к Рождеству. Я не должен уезжать до окончания работы, несмотря на то, что на мне помогают 1-2 человека. Необходимо не только контролировать безопасность собранного материала, но и вывоза из страны.

Я планирую высылать с помощью курьера каждый раз по ящику.
Миллер в рижской резиденции ARA уже дал согласие присмотреть за грузом, если будет отправка на его адрес. Теперь нужно насесть на Хаскела по поводу такой отправки курьером ( с помощью ARA).
Есть некоторые сложности, но, думаю, мы их преодолеем.

Прошлой ночью в 10 часов я зашел к Муравьеву где я встретил много интересных людей, все они были когда-то в тюрьме, при прежнем или нынешнем режиме.
Ситуация в России обсуждалась со многих точек зрения, внутренней и внешней. Каждый чувствовал , что грядут перемены, но никто не мог сказать конкретно, какими они будут, и никто не мог предложить что-то практическое.


[Николай Константинович Муравьев (1870-1936) - присяжный поверенный, общественный деятель, глава Чрезвычайной следственной комиссии при Временном правительстве (1917г.)]Помимо всего остального выявился один факт: нынешнее правительство намного жестче относится к социалистам левого крыла, не большевикам по сравнению с кадетами и всем правым крылом.

В это воскресное утро ко мне зашел зять R., которого я встретил в 1917 году, он занимал важное положение из-за своей специальности и опыта и до сих пор занимает высокую должность. Фактически о занимает три должности одновременно и получает за это три разных пайка, на которых и живет вся его семья.

Сейчас он и все его друзья пытаются добыть у правительства лесные концессии и заинтересовать ими иностранный капитал. Он рассказал некоторые интересные вещи ситуации с топливом и лесом, это его поле деятельности.

На этот год правительство предложило через его отдел заготовить 22 миллиона кубических саженей ( 1 сажень=7 футов) на топливо и другие нужды. Фактически же будет заготовлено лишь 3 1/2 миллиона.
Правительству нужно 150 миллионов шпал, но получит оно только 5 миллионов.


Из-за недостатка топлива для локомотивов и шпал для железных дорог железнодорожная ситуация ухудшится по сравнению с сегодняшним состоянием.

Есть предложение, которое еще не вступило в силу, разделить пассажирские поезда на 4 класса: 1- будет курсировать между определенными пунктами дважды в неделю; 2- раз в неделю; 3- дважды в месяц; 4- прекратят движение.

Правительство очень сильно задолжало своим служащим, очень многим отделам уже очень давно не повышают зарплату, поэтому почти невозможно удержать рабочую силу на работах, которые оплачивает государство.

Много говорили о мобилизационном труде, но это все оказалось несерьезным. После победы над Колчаком Троцкий демобилизовал несколько полков и превратил их в рабочие отряды. Некоторые из них были направлены на работу на Урал на лесоповал, но под его руководством 82 человека заготовляли столько леса, сколько обычно заготовляют два человека.

Правительство отказалось от использования этой схемы мобилизационного труда и вернулось к старой схеме. Однако, старая систем производства требует капиталов и свободы, чего правительство не имеет и не готово предоставить.


Эта плачевная ситуация вызывает большое неудовлетворение и подталкивает правительство к уступкам в правом направлении – приглашению иностранного капитала, чтобы он что-нибудь сделал.

А поскольку такое приглашение иностранным капиталом не принимается, правительство заходит настолько далеко, что готово признать старые царские долги, и готово идти еще дальше.

Будет ли иностранный капитал удовлетворен такими обещаниями, будут ли они требовать невозможных гарантий, будут ли настаивать на политической капитуляции коммунистической власти, покажет ближайшее будущее.

Среди коммунистов нет согласия. Ленин и его последователи готовы пойти на крайности по поводу экономических уступок, но пока неизвестно, насколько он готов пожертвовать политической властью.

Недавно в своей речи он сказал, что партии следует отступать до тех пор, пока она не будет готова отразить наступление. Сколько она будет отступать, неважно.

Враги Ленина – люди, которые будут биться до конца
[die in the ditch men], которые готовы быть разбиты, но не откажутся от своих принципов.


Большой Знаменский переулок,  дом 8, где в 1921 году жили сотрудники ARA

Москва . День Благодарения
Дорогой Лутц, недавно получил твое письмо…и пытался сегодня тебе ответить, пытаюсь это сделать сейчас.
Группа офицеров ARA решила отметить День Благодарения и пригласила много балерин и других женщин такого же сорта, все мужчины и женщины довольно сильно напились и наслаждаются вечеринкой. Я слышу, как там играет музыка, но предпочел бы тихо спать.

В качестве подарка была приглашена Айсидора Дункан, и она либо пьяна, либо безумна, возможно, и то, и другое…
Бедные танцовщицы съели и выпили все. что могли, и они все еще голодные.

Мы держимся вместе – профессора Хатчинсон, Кулидж и я. Они только что зашли в комнату моего соседа и попросили коньяку, я имею в виду балерин. Не знаю, что еще произойдет до наступления утра.

Самое печальное в этом во всем то, что мы находимся в музее, где много редких и красивых вещей, где прекрасна мебелью И среди этого всего ползают свиньи, бросают сигареты. Ну ладно, хватит об этом…


[ сотрудники ARA размещались в Большом Знаменском переулке, в доме 8, принадлежавшем коллекционеру Сергею Ивановичу Щукину, в 1918 году дом стал музеем.]



Меннониты Северной Америки собирают помощь для Советской России
1923 год.


6 декабря 1921 года в поезде, идущем из Харькова в Москву Голдер пишет:
“…богачи на Украине в основном – в подполье. Рассказы о том, что на Украине в достатке продовольствия, оказались неверными. Киев, Волынь, Подол, Чернигов, Полтава – там урожаи были очень хорошие или хорошие, но в других местах были очень низкие урожаи или их не было вообще. Особенно это характерно для местностей Черноморского побережья."

Если говорить об Украине в целом, рассуждает Голдер, можно было бы обеспечить едой каждого в республике, если бы были нормальные условия, ни их нет, потому миллионы будут голодать. Вина в этом в коммунистической экономики, пишет Голдер, при которой не работают законы спроса и предложения, коммунисты отменили деньги и торговлю, национализировали промышленность, передали избыток хлеба, принадлежавший крестьянину, пролетариату, планируя, отдать фермеру то, что произведет пролетариат.

Под опеку государство перешло множество служащих, ранее работавших в частном секторе, которые стали получать паек, независимо от того какой объем они производили.

Многие из них вообще занимались саботажем, потому что были против правительства. Таким образом, крестьянин получил слишком мало за то, что у него отобрали. Поэтому в следующий раз он не стал выращивать хлеб в избытке, а лишь столько, cколько ему требовалось для собственных нужд. Он не хотел получать за свой хлеб деньги, которые ничего не стоят.

Голдер ссылается на человека, приехавшего из Смоленска, который рассказывал, что эквивалентом обмена стал пуд муки – за него продают лошадь, обувь, даже билет до Москвы. Так как система обеспечения продовольствием не действует, люди бросают работу и едут за этим продовольствием самостоятельно, не боясь того, что при возвращении домой они будут уволены. Они едут даже на крышах вагонов.

“На фоне всей этой нищеты некоторые люди богатеют. Появился новый класс – торговцы, это –новая буржуазия.” У них много товаров, добытых путем революционной конфискации, а также – много денег, рассказывает Голдер. Они закупают большое количество товаров и едут с ними в провинцию, где обменивают товары на хлеб, затем везут хлеб в город и получают за хлеб товары.
“Они дают взятки и получают всяческие привилегии, ведь где люди голодают, так легко давать взятки! Многие из них – коммунисты, и правительство, стыдясь этого, проводит партийную чистку, вынуждая многих уйти ”

Голдер рассказывает об активизации религиозных сект. Ссылаясь на знакомого, вернувшегося из Белоруссии, говорит, что в баптисты перешли к активным действиям, уничтожая иконы в церквях, срывая религиозные процессии, вызывая потасовки, в которых гибнут люди.

Если ничего не изменится, то будущее представляется Голдеру в мрачном виде. Все надеются на хороший урожай в следующем году, но осенью было мало снега, всходы могут замерзнуть. Надежды на зерновой налог не оправдались, было собрано меньше половины ожидаемого, было много поджогов уже собранного зерна, что привело к репрессиям.

Советское правительство во всю пытается гибко реагировать на изменяющиеся условия, но без особого успеха, оно сокращает количество работников и закрывает некоторые отделы, снижает продуктовую норму , например учителям и студентам. Те, кто потерял таким образом работу, не могут найти новую, потому что в частном секторе работы нет, а новая экономическая политика, о которой так много говорят, еще не развернулась в действии.

10 декабря 1921

Заходил к Х.[предположительно, к Муравьеву] где, как всегда, собралась группа интеллектуалов, обсуждающая и критикующая государственные дела. Почти все они занимают важные посты, работая на правительство, все ни - не коммунисты, все, кроме одного, находятся в оппозиции советскому строю. В разговоре было много интересного.

Например, мы узнали, что создан объединенный комитет Министерства финансов и Министерства иностранных дел, который работает над вопросом встречных требований от союзников в случае возникновения на Конференции вопроса о царских долгах. Советское правительство собирается потребовать возмещение ущерба, принесенного союзниками при вмешательстве в Гражданскую войну …Комитет насчитал претензий на 92 миллиарда долларов, но эта цифра кажется такой большой, что ее уменьшили до 42 миллиардов. Союзники предъявляют счет в 22 миллиарда, так что этот счет оказывается в пользу России. Конечно, Советское правительство не ожидает, что оно получит эти деньги, однако это работает как отличная пропаганда и оружие против буржуазных союзников.”


“Провожу большую часть времени с большевиками …узнаю много интересной информации”, - сообщает Голдер в декабре 1921 года.

Одна из его встреч – с Карлом Радеком, который сам пригласил их в Кремль.


Он начал говорить по-немецки с явным акцентом идиша, потом перешел на плохой русский с явным польским акцентом.

Он признался, что он нерусский, ничего общего не имеет с русским мужиком, и предпочел бы заниматься пропагандой в Западной Европе, чем находиться в России.

Затем он начал разговор, в котором все время жаловался на отсутствие понимания Америки, на непонимание различий наших двух лидирующих партий и отсутствие четкой внешней политики.

В процессе разговора стало ясно, что на самом деле, он гораздо больше понимает, чем готов это допустить.

Он начал говорить о русско-американских отношениях и заметил, что американские интересы в будущем будут распространяться на Дальний Восток, Китай и Россию, на две страны, которые Америка собирается эксплуатировать.

Но и Россия разворачивается в том же направлении. Она не опасается Японии,  если Америка не станет партнером России, тогда Россия будет искать партнерства с Японией.

Америка не признает Россию не потому, что в ней нет демократии
(ведь поддерживала же она отношения с царским правительством), а по экономическим причинам.

Если бы в России была коммерция, Америка бы быстро вернулась...

У России есть два пути выбраться из трудного экономического положения. Первый – при помощи Европы и Америки. Если они придут на помощь, экономика России быстро поднимется.
Если они откажутся, Россия погрузится в Средневековье, но в конце концов выберется сама.



Карл Радек

30 января 1922
Мой дорогой профессор Адамс. Я только что приехал и собираюсь опять уехать. …я уезжаю на Кавказ, в Армению.

На прошлой неделе я получил срочную телеграмму от профессора Хатчинсона о том, что меня направляют вместе с ним со специальной миссией, которая проводится по специальному запросу Гувера и одобрена Конгрессом…

Я согласился, потому что работа по сбору коллекции практически закончена, книги ( 50 ящиков) упакованы.
Я мог бы, конечно, отказаться, но не считаю это правильным.
Надеюсь, это – в последний раз, а потом я смогу покинуть эту работу.






Дональд Реншо ( слева) и Фрэнк Голдер в Петрограде,
январь 1923 года

В 1923 году Голдер покинул Россию, но вскоре он опять приехал, уже с новым поручением.
В 1925 году Фонд Лауры Спеллман ( Рокфеллеровский фонд) обеспечил Стэнфорд грантом на создание Русского института. Для установления связей с русским научным сообществом Голдер и предпринял четвертое путешествие, которое длилось около двух месяцев.
В этот раз он воспользовался приглашением посетить празднование двухсотлетия Академии наук. Во время поездки была достигнута договоренность о совместной русско-американской работе по исследованию сельскохозяйственной политики большевиков с 1917 года.

С этой целью в Стэнфорд на период 1926-1927 гг в соавторство к Линкольну Хатчинсону был направлен советский экономист Лев Николаевич Литошенко, который ранее уже выезжал в командировки в США в 1923 и 1925 годах.

В результате такого русско-американского сотрудничества в Стэнфордском университете был написан труд, в котором был сделан вывод об ошибочной политике советского правительства в период Гражданской войны и были даны рекомендации о приватизации советского сельского хозяйства.

В 1927 году Голдер вновь поехал в Россию, намереваясь добиться публикации работы в России, но это ему сделать не удалось. Многочисленные и длительные встречи с ответственными лицами заканчивались ничем.
Идея русско-американского сотрудничества, в котором Америка должна была оказывать консультативные услуги, провалилась. В эту командировку он и встретился с Корнеем Ивановичем Чуковским, который нашел его дельцом и неинтересным человеком.
В 1929 году Голдер умер от рака легких.

Источник:
"War, Revolution and Peace in Russia. The passages of Frank Golder 1914-1927." by Terrence Emmons and Bertrand M.Patenaude
Tags: 1920-е, ARA-персонажи, Голод, Иностранная помощь ( ARA и др.), Иностранцы о России и СССР, Путешествие в Страну Советов, Украина, Фрэнк Голдер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments