Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Великий евангелический поход. 2. Проникновение



Открытие очередного зала для молитвенных собраний
Христианской Ассоциации(Христианского Союза)
журнал The Graphic 1881 год

Продолжение. Начало здесь
В тот год, когда Джордж Кеннан - старший завершил свою поездку по Сибири, собирая сведения о царской каторге, Людвиг Рихард Конради, миссионер, адвентист Седьмого дня, приехал в Россию и вскоре очутился в тюрьме за распространение "иудейской ереси".

После 40-дневного заключения Конради был освобожден. Однако, домой он не поехал, а направился в немецкие колонии на Волге. Несмотря на протесты лютеранских священников и их намерения сорвать собрания адвентистов, Конради вскоре известил о победе –открытии адвентистской миссии в России.




Людвиг Рихард Конради

Конради был не первым американским миссионером. В 1860-м году методист Флокен (F.W.Flocken) пытался обосноваться в устье Дуная, пока его не заставили убраться вон.
Вскоре после посещения Конради среди немецких колонистов наметился стремительный отток из России в Америку. Через некоторое время эмигранты стали пересылать адвентистскую литературу своим родственникам в Россию, а некоторые - вернулись, чтобы распространить учение дальше.

Для адвентиста Конради Россия с необъятной территорией и громадным населением сулила большие возможности - увеличение последователей, а значит - хорошие сборы. Этот факт и предопределил основное направление его работы на последующие десятилетия.

Революция 1905 года, а главное – царский Указ об укреплении начал веротерпимости дал религиозным деятелям основания полагать, что Православная церковь теряет свою власть, и ворота Империи открываются для новых учений.

«Никогда ранее не было таких свобод», - рапортовал Конради осенью 1905 года.
Адвентисты, почувствовав себя в полной безопасности, ринулись в немецкие колонии, чтобы «организовать жизнь русских как можно лучше”.


Россия на заре нового дня - рисунок из газеты 1905 года.
Свобода и процветание приходит с восходом солнца из-за океана на земли,
где процветает анархия, невежество и гнет.

В 1907 году суперинтендант Методистской миссии в Выборге Розен (N.J.Rozen), сегодня известный тем, что крестил в 1911 году двадцатилетнего О.Мандельштама, с энтузиазмом рассказывал о пробуждении национального финского сознания, открывшего двери для успешного продвижения методизма на восток:
«Народные массы стали сбрасывать оковы государственной церкви и требовать духовной жизни и свободы. И это очень важно для Методистской церкви».

Что касается Русской Православной Церкви, миссионеры были уверены, что она далека от народа потому, что проводит службы на непонятном населению языке и не стремится к тому, чтобы ее паства углубляла свою веру, постоянно молясь и изучая Святое Писание. По наблюдениям миссионеров народ в России был дремуч, и его рядовые пастыри в массе своей также не отличались глубокими знаниями, из-за чего Россия недалеко ушла от язычества.

Все это еще больше воодушевляло, миссионеры считали своим долгом научить и “поправить” православных. Однако, главный интерес представляли не неграмотные крестьяне, духовному обновлению должна была подвергнуться русская аристократия.

Из рассказа преподобного Хойджера:

“Еще во времена Александра Первого в Петербурге проповедовал новообращенный католический священник Джон Госснер. Ему благоволил Император, благодаря Госснеру были обращены несколько влиятельных петербургских семей. С тех пор, всегда в русской аристократической среде были те, кто продолжал начатое дело.  Именно так обстояли дела, когда на берегах Невы появился лорд Рэдсток. “



Лорд Редсток, ирландский миссионер приехал в России в 1874 году по приглашению вдовы генерал-адъютанта Елизаветы Ивановны Чертковой . Ему удалось пробудить в скучающем аристократическом обществе интерес к развитию христианской духовности. Согласно его учению, человек в силу довлеющего над ним первородного греха может заслужить прощение и спастись не добрыми делами, а исключительно верою в Христа-искупителя. Лишь раскаявшись и уверовав в Христа, он силою веры начинает творить добрые дела.
В то время православие “не могло справиться с процессом неуклонного духовного оскудения, жертвой которого становились самые широкие слои населения, представители всех сословий. Многие из тех, кто жаждал духовной пищи и религиозного утешения, не находили их в лоне православной Церкви и пребывали в духовной пустоте.”

Вот эту-то пустоту и заполнил приезжий миссионер, подавший надежду на то, что социальные проблемы, с которыми не справлялось русское общество, могут быть решены на основе евангельских принципов.

"В нарядном зале люди самых разных званий и сословий, сидя вперемешку на шёлком обтянутых креслах и стульях, внимательно вслушивались в простые евангельские слова о любви Божией. Собрание сопровождалось пением. Вокруг фисгармонии стояла группа молодых девиц; они свежими голосами пели новопереведенные с английского языка евангельские песни, призывающие ко Христу. Их пение сопровождалось музыкой талантливой певицы и труженицы на ниве Божией, Александрой Ивановной Пейкер. Трое из этих молодых девушек были дочери хозяина дома, Пашкова, трое - дочери министра юстиции, графа Палена, и две княжны Голицыны.<...>

Противники движения, конечно, могли задавать себе вопрос: проявляется ли в "обращённых" эта новая жизнь и в чём именно? Если новообращённые и не становились совершенными, всё же разница между их прошлым и их настоящим была громадная. Все грубые грехи отпадали; так, пьянство, божба и безнравственность сразу исчезали. Квартиры становились чистыми, и в домах водворялся мир. Многому ещё оставалось научиться, но основа новой жизни была заложена, а где появляется жизнь, там бывает и рост."


Из воспоминаний Софьи Ливен

Александра Ивановна Пейкер - запомним это имя, нам придется еще с ним встретиться, Александра Ивановна  будет активно работать на миссионерской ниве.



Александра Ивановна Пейкер

Отметим сейчас лишь интересную связь:

"С 1875 года Мария Григорьевна Пейкер со своей дочерью Александрой Ивановной положили начало изданию религиозно-нравственного журнала «Русский рабочий», в котором печатались поучительные рассказы, повести и небольшие назидательные духовные статьи. Мария Пейкер присоединилась к евангельскому движению после встречи в Лондоне со знаменитым евангелистом Дуайтом Муди.
Журнал последовательно доносил до читателя христианскую доктрину об оправдании верой через самые разнообразные статьи. Он писал о спасении во Христе, о рождении Свыше. Мария Пейкер выпускала и распространяла журнал за свой счёт. "


Итак, не только Редсток, но и проповедник Муди приложил руку к обращению русской аристократии и обучению ее миссионерской работе.



Граф Модест Модестович Корф
По его собственному признанию, ему было не ведомо, спасется он или погибнет.
И никто из духовных лиц никогда не говорил ему о том,
что грехи его уже искуплены кровью распятого Христа.
Его вербовка произошла в Париже.
До этого, признается Корф, он был не знаком с Библией в ее полном объеме,
за исключением четырех Евангелий.
В киоске, принадлежащем Библейскому обществу,
он получил несколько частей Ветхого Завета на русском языке.
Ему также предложили стать распространителем книг Священного Писания в России.
После возвращения в Петербург Корф получает почтовую посылку
с тремя тысячами экземпляров Евангелия от Иоанна для бесплатной раздачи.
В этом, вспоминает Корф, он увидел перст Божий,
призывавший его к работе в Христовом винограднике.
Многие годы он затем занимался этим распространением.

Уже через два года группа уважаемых лиц, в числе которых были отставной гвардейский полковник В.А.Пашков, графы М.М.Корф, А.П.Бобринский, княгини Е.И.Черткова, Н.Ф.Ливен, В.Ф.Гагарина, начали ходатайствовать об учреждении Общества духовно-нравственного чтения. Вскоре в моду вошло посещать публичные духовные собрания , устраивать проповеди Евангелия в столичных особняках и родовых имениях. Так, постепенно, начался евангелический захват всех социальных групп русского общества.



Княгиня Наталья Федоровна ЛИВЕН,
дочь министра юстиции графа Палена,
предоставляла свой дом для духовных cобраний евангелистов
.

Черткова Елизавета Ивановна
Ей удалось открыть в Петербурге несколько швейных мастерских и магазинов.
Для детей работавших в них женщин устраивались христианские праздники.
Девочкам-подросткам предоставлялась возможность обучаться шитью у хороших мастериц.
Во время обучения и работы им читали вслух Евангелие и поясняли смысл тех мест,
которые оказывались трудны для понимания.
Все доходы от продажи швейных изделий направлялись на различные благотворительные цели
и в первую очередь, на помощь неимущим.
То есть, помощь неимущим зарабатывалась самими неимущими.
Е.И. Черткова вошла в Дамский комитет посетительниц женских тюрем,
регулярно посещала тюремные больницы
, где вела религиозные беседы



Полковник Василий Александрович Пашков

Накал энтузиазма, с которым работали иностранные миссионеры, характеризует рассказ преподобного Хойджера, которым он поделился опытом подпольной работы с делегатами чикагской Конференции.

«После того, как я был посвящен в сан в Швеции, меня послали в Россию, не для того, чтобы я основал шведскую церковь, а для того, чтобы помочь русским создать свою христианскую Церковь.
Я приехал в Кронштадт, военно-морскую базу на Балтике. В это время религиозная пропаганда была запрещена.
Мне разрешили вести собрания на борту кораблей, стоящих в гавани, в эстонской и шведской церквях.»


Как только проповеди стали собирать народ, Хойджера стали преследовать.

« Нам запретили пользоваться светом на борту, но желание слушать слово Господа было так велико, что я читал текст и обращался в темноту, не видя аудитории»

В это время, рассказывал Хойджер, в Кронштадте проповедовал Иоанн Кронштадтский, толпы народа собирались на его проповедь, он заставлял людей осознать тяжесть своих грехов.
Я же, рассказывал Хойджер, читал им Евангелие, молился за них Богу и они передавали другим, что Бог простил их грехи. Такой легкий способ предлагаемой услуги спасения привлекал народ, и дело пошло успешно.

«Мои дни в Кронштадте были сочтены, мое дело рассматривалось властями Петербурга, был выписан ордер на мой арест»

Хойджер ушел от преследования по льду Финского залива в Петербург

«Власти искали меня, и были не в курсе, что вместо меня уже работал другой человек. Но как только они узнали, ему пришлось тоже уехать. Тогда этой же работой занялся третий человек, потом и ему пришлось уехать . На его место заступил четвертый. После 18 -ти лет работы, наконец была основана группа в Кронштадте, которая продолжила эту миссию, и продолжает по сей день

«Вскоре я вновь вернулся в Петербург, - продолжил рассказ Хойджер, -но уже с семью шведскими миссионерами. Кто-то поехал в Архангельск, кто-то — за Урал, некоторые остались в Петербурге. Я и Адольф Лиделл поехали на Кавказ»

В Петербурге миссионерам работать не дали,«дома аристократов закрылись, для нас закрылась даже англиканская церковь. Шведские миссионеры вынуждены были уехать, некоторых даже арестовали и заключили в тюрьму.»

Однако, не так-то просто было избавиться от миссионеров, потому что «вера была настолько крепка в сердцах моих шведских друзей, что когда закрылась граница между Швецией и Россией, они пересекли океан, добрались до Америки и через Аляску проникли в Восточную Сибирь, чтобы принести Евангелие язычникам.»

Вскоре Хойджер получил задание(!) вернуться в Петербург, там уже выросла большая группа, которая существовала нелегально. Хойджер стал миссионером-подпольщиком. Ему нужно было решить проблему помещения, необходимого для собраний, которое бы не смогла обнаружить полиция.

Хойджер обратил внимание на один дом, расположенный на пересечении трех улиц напротив церкви. На втором его этаже размещался клуб, а на третьем сдавалась квартира. Полиция надзирала за работой клуба. Хойджеру пришла мысль, что если время молитвенных собраний будет совпадать с работой клуба, то полиция не сможет ни в чем заподозрить людей, входящих в дом и поднимающихся по лестнице. Таким образом, квартиру на третьем этаже сняли и под носом у полиции собрания продолжались.  Их вели заранее подготовленные Хойджером учителя, вэто время он сам отвлекал внимание полиции, прохаживаясь по улицам.


Раздача прихожанам чая и хлеба на молитвенном собрании
Журнал The Graphic, 1872 год

Нелиберальная по отношению к собственному народу власть было либеральна с иностранцем, Хойджеру удавалось оставаться на свободе в то время, как участников молитвенных собраний отправляли в ссылку. Доказать руководство нелегальной деятельностью было невозможно.

Несмотря на то, что последователей постоянно арестовывали и ссылали в Сибирь, работа продолжалась. Новым почином миссионера было прошение в Министерство внутренних дел о создании Общества трезвости, переведенная на русский язык его учеником профессором М.А. Щербининым, другие же высокопоставленные ученики взялись подать прошение, тем самым удалось скрыть связь нового проекта с миссионерством. Бдительность министра удалось обмануть, и прошение было удовлетворено, так как было признано полезным.

Впрочем, руководством Обществом трезвости Хойджер похвастаться нес мог, ему пришлось уехать. Долгое время ничего в этой связи не предпринималось, пока, теперь уже правительство, не заставило подавателей прошения заняться этим вопросом. С жалобами  по этому поводу Хойджер получил письмо от тех, кого он "втянул в это дело".

Хойджер же направился в Одессу, там он намеревался подключить к движению молокан. Одной группой молокан занимался шотландец Уильям Мелвилл, сторонник пресвиторианской церкви, которого все звали Василий Васильевич. К тому времени Василию Васильевичу было восемьдесят лет, он свел Хойджера с надежными людьми.

Хойджер связался и с другой группой, отвергающей некоторые обряды, а потому вылившейся в отдельное течение молокан, которой руководил Дей Мазаев из Ростова, а также — со штундистами.

Из Одессы Хойджер направился в Тифлис. Таким образом, Хойджеру удалось объединить разрозненные секты в единую сеть, которая в будущем должна была действовать, как единое целое под единым руководством .
«На меня охотились, как на оленя»
Но Хойджеру каждый раз удавалось избежать ареста. Далее его путь лежал к Каспийскому морю — в Бухару, Фергану, в Центральную Азию, где его он повел несколько лет, чтобы затем уже в 1917-м вновь вернуться в Россию.


Из русских газет:

1908 Самосуд
ПЕРМЬ, 13, VI.
В селе Рябках, Осинского уезда, толпа крестьян учинила дикую кулачную расправу над немцами-колонистами, которых посетили баптисты-проповедники, отказавшиеся беседовать с православным миссионером. Толпа произвела нападение на дом крестьянина Симонова, давно перешедшего в штунду.



1909 Русское слово
Баптисты

ВАРШАВА, 5, VI.
В городе Здунская Воля, в Серадзском уезде, состоялся съезд баптистов. В съезде участвовало до ста делегатов русских и польских общин баптистов.
Всего в России, включая и Польшу, можно считать 30 000 баптистов. Съезд был посвящен исключительно религиозным вопросам. Продолжался 4 дня.

РОСТОВ-НА-ДОНУ, 26, VI.
Ночью толпа баптистов шла по улице и пела псалмы. Полиция потребовала прекратить пение. Толп продолжала петь.
Был составлен протокол. По постановлению градоначальника двое баптистов, в том числе начетчик Бойченко, высланы




1911
Возбуждение против баптистов
ПЯТИГОРСК
В станице Баталпашинской, Кубанской области, огромная толпа, окружив молитвенный дом баптистов, угрожала погромом.
Проповедник умер от разрыва сердца.
Толпа в течение нескольких дней не давала хоронить баптиста на православном кладбище.
Вырытую могилу толпа засыпала, оставив гроб незарытым.
Разбиты два дома Хозяева их, баптисты, убиты.
Потребовалось энергичное вмешательство администрации.


Московские ведомости 27(14) июля 1911 года.
СЕКТАНТЫ В ЗАКАСПИЕ.

В Миссионерском Обозрении (№5) находим небезынтересные сведения относительно религиозной жизни в нашем Закаспие.
Закаспийская область присоединена к русской Империи 30 лет тому назад. Первыми жителями ее из пришлого населения в большинстве были сектанты или немцы-колонисты.

Ранее других явились сюда молокане с Кавказа.
Администрация обогрела их и дал им в аренду почтовый тракт.
За молоканами потянулись баптисты, прыгуны, хлысты, жидовствующие и др.; из иностранцев – немцы-колонисты.

Жилось и живется сектантам в Закаспие недурно, они устроились здесь, так–сказать, «за казенный счет»: им бесплатно отводились поливные земли, пастбища, давались субсидии на устроение дорог, разработку источников, содержались за земский счет учителя, строились школы; воинской повинности они не несли.

Благодаря столь хорошим условиям, сектантство из мирного превратилось в гордый, воинствующий элемент.
С 1905 года в Закаспийской области расцвел баптизм.
Близ Асхабада на речке ежедневно происходило сектантское крещение; перекрещенным оказывались денежные пособия.

Сектантство распространялось главным образом в рабочей среде и между железнодорожными служащими.
На линии Средне-Азиатской дор. сновали книгоноши-сектанты,
Заходили они даже в военные казармы.
Таким образом сектантство в Закаспийской области росло.

Православное общество должно было подумать о серьезной самозащите. Наконец оно сплотилось в Асхабаде в братство, и с января 1911 г. начались религиозные беседы и диспуты под руководством присланного Св. Синодом опытного миссионера.
Диспуты эти всегда оканчивались поражением сектантом, многие из которых навсегда порвали со старыми заблуждениями,
Такой же успех имели миссионерские беседы в Красноводске, Кизил-Арвате, Мерве и по всей линии жел. дороги.
Ими очень интересовались и туземцы – персы и армяне.
В Асхабаде теперь постановлено открыть, с надлежащего разрешения, пастырские миссионерские курсы с 1 по 21 ноября с. г. для подготовления борцов за православие.

www.starosti.ru

Казалось бы, ну что тут такого, ну собираются люди вместе, молятся, изучают Святое Писание, делают добрые дела, помогают бедным.
Однако, с течением времени такие группы стали вызывать обеспокоенность не только Православной церкви, но и власти.
Мало того, что после дружеских бесед со своими последователями, миссионеры регулярно направляли отчеты обо всем, что происходило в государстве, но и  высокопоставленных членов таких кружков и обществ стали подозревать в оказании влияния на внутреннюю и внешнюю политику государства.
Постепенно и незаметно начиналось лоббирование интересов третьей стороны, которая лишь формально пеклась о русском народе.


Далее: Преподобный Саймонс и другие деловые люди
Tags: YMCA - ИМКА - ХСМЛ, Великий евангелический поход, Миссионерство, Пейкер, Церковь
Subscribe

  • День Советской Армии

    Главная ценность и сила Советской Армии была в том, что эта армия была народной, а не наемной

  • Умиротворители: Гарет Джонс о Германии

    Рассказывая о войне Клода Коберна против примирителей с фашизмом стоит вспомнить о другом журналисте, который как раз своей работой и создавал…

  • Айви Ли и Россия, Outlook 1930 г.

    Институт политики в Уильямстауне, штат Массачусетс, должен стимулировать разумный интерес к международным отношениям. Так было много лет.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • День Советской Армии

    Главная ценность и сила Советской Армии была в том, что эта армия была народной, а не наемной

  • Умиротворители: Гарет Джонс о Германии

    Рассказывая о войне Клода Коберна против примирителей с фашизмом стоит вспомнить о другом журналисте, который как раз своей работой и создавал…

  • Айви Ли и Россия, Outlook 1930 г.

    Институт политики в Уильямстауне, штат Массачусетс, должен стимулировать разумный интерес к международным отношениям. Так было много лет.…