Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Жизнь Натальи Ивановны Оржевской


"Урок танцев происходит в актовом зале. Зал - большой, торжественный, по-нежилому холодноватый. В одной стене - много окон, выходящих в сад.  На противоположной стене - огромные портреты бывших царей: Александра Первого, Николая Первого, Александра Второго. Поперечную стену, прямо против входа в зал, занимает портрет нынешнего царя - Александра Третьего. Это белокурый мужчина громадного роста, тучный, с холодными, равнодушными, воловьими глазами. Все царские портреты - в широких золоченых рамах.
Немного отступя от царей, висит портрет поменьше - на нем изображена очень красивая и нарядная женщина. Меля объясняет нам, что это великая княгиня Мария Павловна, покровительница нашего института.
Под портретом великой княгини висит небольшой овальный портрет молодой красавицы с лицом горбоносым и надменным. Это, говорит Меля, наша попечительница, жена генерал-губернатора
нашего края Оржевского."
Александра Яковлевна Бруштейн. "Дорога уходит в даль."




Читая о Союзахе молодых христиан и молодых христианок(YMCA и YWCA) , я столкнулась с частым упоминанием мадам Оржевской. Дальнейшие поиски вывели на биографию Натальи Ивановны Оржевской, в девичестве – Шаховской.
Однако, она оказалась неполной. Поэтому, цитируя рассказ, к общей картине я добавлю свои штрихи.

Наталья Ивановна Оржевская происходит из старинного рода Шаховских, которые широко занимались благотворительностью и милосердием.

Родилась Наталья Ивановна в 1859 году в Царском Селе в Петербургской губернии. Здесь прошло её детство. Образование получила дома по программе классической гимназии. В 1875 году, в шестнадцать лет была зачислена фрейлиной императорского двора при императрице Марии Александровне, а после её смерти в 1880 году — при Марии Федоровне. 15 мая 1883 года состоялась коронация Марии Федоровны, после которой Наталья Ивановна была выдана замуж за товарища министра внутренних дел, сенатора Петра Васильевича Оржевского.
Десять лет жизни при дворе, участие в приемах и балах не вскружили ей голову. Она осталась верной семейным традициям, участвовала в благотворительных делах, была попечительницей одной из гимназий в Санкт-Петербурге, служила сестрой милосердия.


На самом деле, именно Императорскому дому, а точнее – Марии Федоровне принадлежит главная роль в развитии и стимулировании благотворительности в России. В Императорском Человеколюбивом обществе попечителями различных заведений состояли многие знатные дамы, в том числе и Шаховские, неудивительно, что и Наталья Ивановна , наравне со всеми высокопоставленными особами, должна была включиться в организацию благотворительной работы . Вот так она и стала попечительницей Смольного, а также шолы при Императорском Патриотическом обществе, участницей различных благотворительных акций.

В 1893 году муж был назначен генерал-губернатором Виленским, Ковенским и Гродненским. 31 марта 1897 года, супруг Натальи Ивановны скоропостижно скончался.
Летом 1897 года вдова Оржевская навсегда покидает Санкт-Петербург и выезжает на Волынь в село Новая Чартория. Здесь её муж еще в 1870 году приобрёл усадьбу, где его и похоронили. <…>


Нет, не навсегда , а лишь на время Наталья Ивановна уезжает из Петербурга. Она еще вернется туда, потому что деятельность “мадам Оржевской” простирается намного шире Волыни.

Газета «Волынь» сообщала: «Утвержденная недавно в звании почетной попечительницы представила средства на преобразование Новочарторийского и Новоград-Волынского училищ их, одноклассных в двуклассные, причем училище в Новой Чартории будет расширено настолько, что даст возможность учиться всем детям школьного возраста без различий».

Вообще Н.И. Оржевская уже много сделала для населения Новой Чартории, устроила там образцовую амбулаторию с 15-ю постоянными кроватями, почтово-телеграфную контору и прекрасно обставленную чайную с библиотекой-читальней и во все эти учреждения вкладывает не только значительные средства, но много личного труда и энергии.

Михаил Нестеров вспоминал, что Оржевская ежедневно по утрам исполняла обязанности сестры милосердия, делала обходы в местной амбулатории.
Возглавив Новоград-Волынский уездный Красный Крест, она на свои средства приобретает в Новоград-Волынском дом, в котором устраивает амбулаторию. Благодаря этому многие неимущие больные получали бесплатную помощь в амбулаториях.

Но жизнь показала, что бедное население кроме амбулаторного нуждается и в больничном лечении. По инициативе Представительницы уездного Красного Креста в Новоград-Волынске открывается больница на четыре койки. Одну из них она содержала за свой счет в память о покойном муже. Больница была оборудована по всем правилам гигиены, снабжена водопроводом и хорошей вентиляцией.


Неправда ли, как странно читать о том, что открытие больницы на четыре койки было для того времени целым событием. И так, Наталья Ивановна -прекрасный организатор, как член Императорского общества, она налаживает и уездную благотворительную работу.

В годы русско-японской войны (1904-1905) Новоград-Волынский Красный Крест под руководством Натальи Ивановны оказывает помощь раненым. Уже в первые месяцы войны на помощь больным и раненым было собрано 5 тысяч рублей, не считая сотни пудов пожертвованных вещей, теплой одежды, которые незамедлительно были отправлены на фронт. Есть свидетельства об участии Натальи Ивановны в переговорах по освобождению русских военнопленных.

В 1908 году после смерти родного брата Сергея Ивановича Н.И.Оржевская занимается воспитанием племянницы Натальи. Забрав её из частной женской гимназии в Москве, устраивает в Институт благородных девиц.


Не удивительно, что Наталья Дмитриевна Шаховская, племянница Оржевской, оказывается в Институте благородных девиц, ведь Оржевская является одной из попечительниц института.
Вполне понятно, что, взяв на себя воспитание племянницы, Наталья Ивановна не может усидеть в своем поместье. Но и сам характер Оржевской требует активной деятельности.

Чем же занималась Наталья Ивановна в это время? Ответ дает история христианского евангелического движения.
Наталья Ивановна Оржевская принимала самое активное участие в основании Русского студенческого христианского движения (РХСД) которое создается Молодыми христианами (YMCA). О самом евангелическом движениия я расскажу в следующий раз, сегодня же приведу отрывки из этой истории, касающиеся Натальи Ивановны Оржевской.

В 1911 году имя Оржевской всплывает в корреспонденции барона Николаи, лидера РХСД, регулярно отправляемой Джону Мотту, международному лидеру Студенческого движения и Союза Молодых христиан (YMCA).

На ежегодной конференции в 1911 году различные русские студенческие группы были объединены в Русское христианское студенческое движение. Лидеры Движения приняли план действий и конституцию. К этому времени, помимо барона Николаи, еще одним попечителем Движения стала Наталья Ивановна Оржевская.

Оржевская стала финансировать работу Движения в Киеве , а также обеспечила стипендию секретарю Движения, О.И.Кулешовой. Мадам Оржевской, как сообщал Николаи Мотту, удалось подать прошение о регистрации РХСД, а также “замолвить слово” у высокопоставленных лиц в защиту Движения. Благодаря ее положению в обществе и отношению к ней Православной церкви, студенческое движение продолжало работать, и не было закрыто.

Всемирное Христианское студенческое движение, частью которого было РХСД, начиная с взаимоподдержки в организации студенческого быта, главной целью ставило обучение евангельским истинам, что во многом шло в разрез с учением православным.

Конечно, у Православной церкви были претензии. Уже гораздо позже, в 1926 году эти претензии, были высказаны на докладе Архиерейскому Собору, где в частности говорилось о стратегии Всемирной организации, внедряющей идеологию, направленную на подрыв национального государства, а также о тактике, описанной в книге проф. Геккера "Христианский союз молодых людей". следующим образом:

Основывается ряд союзов различных толков. Всеми этими обществами, разбросанными по всему миру, ведает особый Комитет в Нью-Йорке, являющийся под руководством д-ра Джона Мотта, исполнительным органом всего Общества христианской молодежи.

Особый интерес представляют для нас студенческие типы общества, с 1895 г. объединенные уже во Всемирную Федерацию студентов-христиан, поставившую себе целью "сблизить и объединить духовно-христианские силы во всех высших учебных заведениях мира и использовать эти силы для евангелизации студентов и обращения их к высшим христианским идеалам и службе человечеству".

Эта цель на первом съезде представителей студенческих организаций, состоявшемся 17/19 августа 1895 г. в замке принца Бернадотта, в Швеции, была формулирована в пяти пунктах устава Федерации:

1) объединять христианско-студенческие организации всего мира и развивать их взаимные отношения;
2) собирать данные о религиозной жизни студентов всего мира;
3) стремиться сделать студентов верными учениками Христа, как их Спасителя и Бога;
4) углублять духовную жизнь студентов;
5) вербовать студентов для распространения и утверждения идеи Царства Христа на земле (Геккер, С. 124-125).


Несмотря на сопротивление Православной церкви из-за усиливающегося влияния западных евангелистов, авторитет Оржевской преодолел все препоны, Оржевская, вслед за бароном Николаи, стала проводником, приоткрывшим дверь в Россию зарубежным организациям.

В 1913 г. вместе с племянницей Наталья Ивановна выезжает в Париж, где племянница обучается живописи в академии искусств.
Как видная деятельница РХСД , Наталья Ивановна, начинает обустраивать жизнь русских студенток, которые учатся в Париже, организовав для них общежитие. Деятели движения очень обеспокоены разлагающим действием, которое оказывает в молодежных умах заграница. Поэтому важно, чтобы русские девушки были устроены за границей, как дома, по-христиански и благочинно. Само собой, разумеется, что русские студентки за рубежом вливаются в работу местных организаций международного движения молодых христианок, действующих в парижской студенческой среде.


Журнал Искра 1914 года сообщает:

Русский дом в Париже.
В Париже открыт русский студенческий дом (le Foyer russe) исключительно для учащихся женщин. В доме устроено общежитие по инициативе г-жи Оржевской, супруги покойного начальника Туркестанского края ген.-лейтенанта Оржевского. Находясь в центре Латинского квартала, на rue d’Arbalete, вблизи университета, «Русский дом» дает приют лишь некоторому числу столь многочисленных в Париже русских студенток, которых дороговизна парижской жизни вынуждает жить в крайне неблагоприятных условиях. «Русский дом» взимает со студенток очень скромную плату и предоставляет им, помимо комнат (по две жилицы в каждой комнате), еще столовую, салон и библиотеку. Во главе комитета, заведывающего «Русским домом», стоит супруга русского посла в Париже г-жа Извольская.










Слева: в столовой во время чаепития. Справа: в автомобиле в русскую церковь.


В 1913 году, рассказывает история YMCA, одиннадцать делегатов РСХД были приглашены в Америку на Всемирную конференцию Студенческой христианской федерации. Делегацию возглавил барон Николаи, с ним, конечно – Оржевская, а также профессор Слезкин, секретарь Ольга Ивановна Кулешова и Владимир Филимонович Марцинковский и другие. Перед конференцией делегаты прошли краткое обучение языку, посетили Принстон и Колумбийский университет.

В Америке Оржевскую познакомили с деятельностью женской организации – Союза молодых христианок (YWCA), Оржевская официально пригласила ее представительниц в Россию, чем они и воспользовались в 1917 году.

Что же проповедовали христиане молодежи? Об этом читаем у Марцинковского:

“Революция строя и форм требует революции духа. Свобода может привести к анархии и произволу, если она дана человеку, носящему в душе эгоистические навыки и низшие инстинкты. Гражданской свободой может разумно пользоваться лишь человек, нравственно обновленный: он должен иметь новые желания, новые навыки, новые благородные понятия о личности, о собственности, о долге и общественном благе. Только Евангелие раскрывает в совершенном смысле эти возвышенные идеи, и только Христос делает человека способным их осуществлять, возрождая его к новой жизни.”
(Марцинковский В.М.. “Среди народа”)


Однако, за красивыми фразами власть подозревала подкоп под устои Православной веры и втягивание молодежных групп в управляемую извне мировую сеть, а потому официальной регистрации движению не давала и осуществляла бдительный надзор.

В годы войны Наталья Оржевская возглавила в Житомире Волынский губернский комитет Красного Креста.
О её деятельности в этот период свидетельствует Памятная книжка Волынской губернии, в которой указаны все должности, занимаемые ею:
• председательница житомирского губернского общества Красного Креста;
• председательница попечительного совета Житомирской Мариинской общины сестёр милосердия, состоящий в ведении комитета Красного Креста;
• товарищ председателя Волынского отдела повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям;
• член Волынского Комитета по оказании благотворительной помощи семьям лиц, призванных на войну;
• член Волынского отделения Комитета для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий;
• попечительница патроната для увечных воинов;
• председательница Общества борьбы с детской смертностью.


Репрезентативность впечатляет, каждое создаваемое Общество было обеспокоено вовлечь в попечители высоких особ, это гарантировало успешность предприятия. В отличие от многих других, Оржевская, похоже, действительно, была деятельна .


Уполномоченная Красного Креста Н.И. Оржевская (третья справа сидит) среди персонала лазарета на палубе парохода. 7 февраля 1901 г.


"Это была святая женщина, она умела так поставить свой лазарет, что всякий, кто в него попадал, чувствовал себя, словно в Царствии Небесном.

Она состояла членом "Христианского Движения Молодежи" (УМСА), центром которого в Петрограде был "Маяк". Архиепископ Антоний Волынский с нею воевал, обличал в "еретических воззрениях".
Наша Церковь вообще относилась к "Движению" отрицательно, считая его сектантским. Меня не раз приглашали на собрания "Движения", но митрополит Киевский Владимир меня всякий раз энергично отговаривал: "Что вы! ведь это сектанты!". В Петрограде я все же на некоторых собраниях побывал. Помню одно из них, в зале Калашниковской биржи. Выступал в тот вечер профессор Калькуттского университета и говорил о значении Евангелия. Зал был набит молодежью. В аудитории стояла тишина сосредоточенного глубокого внимания. Искренность религиозной настроенности слушателей тронула меня.
Из воспоминаний Архиепископа Евлогия (Георгиевского)


Оржевская сыграла важную роль в судьбе Евлогия после Февральской революции. В Житомире собрался епархиальный съезд.

В президиум вошли: младший священник Житомирского собора о.Захарий Саплин (председатель), диаконы, псаломщики и одна делегатка - Н.И.Оржевская (от женских организаций).
В первую очередь встал вопрос обо мне. Матросы и солдаты яростно напали на меня: "Черная сотня", "старорежимник..." и т.д. Дебаты длились целый день. Секретарь обещал известить меня, как только резолюция будет проголосована. Я прождал оповещания до полуночи и, взволнованный неизвестностью, лег спать. Среди ночи меня разбудил келейник: "Со Съезда делегация..." В первую минуту я решил, что сейчас услышу весть недобрую... Делегация прибыла в составе о.Саплина, диакона, псаломщика и Н.И.Оржевской. К моему удивлению, постановление Съезда оказалось прямо противоположным тому, к чему я приготовился.


Н.И.Оржевская торжественно прочитала постановление, Съезд

...выразил доверие Архиепископу и постановил: просить Святейший Синод, а в Вашем лице Временное Правительство, об оставлении Архиепископа ЕВЛОГИЯ на Волыни как Архипастыря любимого, уважаемого и искренно-православным людям желанного.

Наталья Ивановна, конечно, бывает не только в Житомире, но и Петрограде.

В 1917 году она активно работает рядом с графиней Паниной, организуя работу Дамских комитетов. Именно она встретила, приехавших в Россию в этот момент Молодых христианок (YWCA). и познакомила их с графиней Паниной. Теперь уже и Панина всячески способствует обустройству Молодых христианок (YWCA) в Петрограде и Москве. С легкой руки высокопоставленных дам Молодые христианки (YWCA) так уверенно расположились в России, что даже после смены власти не захотели ее покидать.

В добавок ко всем уже перечисленным почетным должностям, Оржевскую, уже хорошо известную в YMCA, включают в работу по обследованию положения русских военнопленных в Германии и Австрии, которую инициирует и проводит YMCA.

В это же время, наконец, получает официальную регистрацию и РСХД и начинает широко разворачивать свою работу среди молодежи.

В переживаемые нами дни мирового кризиса и переоценки всех ценностей, в дни "великого русского рассеяния", с небывалой остротой встает этот жгучий вопрос: есть ли в жизни отдельного человека, народа и всего человечества смысл? если есть этот смысл, то в чем он заключается? – беседовал с молодежью Владимир Марцинковский.

Русская девушка Дьяконова в своем "Дневнике курсистки" пишет, что в ней поколебалась вера в смысл жизни после того, как она услышала на лекциях профессора физики, что все идет к уничтожению и человек идет в ничто, "в никуда".<…>

В Палестине я посетил коммуну, члены которой исповедуют материалистическое мировоззрение, отрицают Бога и бессмертие. Я спросил их: "Скажите, какова цель вашей работы, если нет бессмертия? Ведь это значит, что вы трудитесь для кладбища".
"О, нет, мы трудимся для будущего поколения", -- ответил мой собеседник.
"Но ведь и будущее поколение умрет. И опять выходит, что вы трудитесь для кладбища. Оно-то и есть конец всех ваших трудов, жертв и страданий. Стоит ли жить ради такой кладбищенской программы?".

В Москве, в годы революции, я спрашивал ее борцов: "Зачем живет человек?"
"Чтобы бороться!" отвечали мне.
"А зачем бороться?" --
"Чтобы жить!"
Подобный ответ на вопрос о смысле жизни не может удовлетворить мыслящего человека.


Но есть люди, объяснял Марцинковский, которые нашли смысл жизни и стали счастливыми.
Они нашли жизнь осмысленную, или, что то же, обрели Живой Смысл, приняли Его, и пошли с Ним. <…>
Ему нужно дать место не только в личной, но и в социальной и международной жизни, во всех существующих отношениях, как мы уже сказали, до вселенских, космических пределов.


В 1918 году вместе со своими единомышленниками Н.И.Оржевская создает Свято-Николаевское благотворительное братство, целью которого было оказание помощи всем тем, кто в ней нуждался. Летом 1918 года из Москвы, после ликвидации общины сестер милосердия при военном госпитале, приезжает племянница княжна Натальи Сергеевна, которая некоторое время оказывала помощь своей тете в деятельности Красного Креста, работая одновременно в конторе «Пленбеж».

Контора “Пленбеж” – это коллегия по делам беженцев и пленных. Центропленбеж, находился в составе Народного комиссариата по военным делам, а потом - в ведении Народного комиссариата внутренних дел РСФСР и был создан для правовой и социальной защиты беженцев. Племянница Натальи Николаевны так же деятельна, как и ее тетя. Она с юности участвует во всех начинаниях Оржевской, ее соратница и опора.

…. при отступлении частей Красной Армии из Житомира в августе 1919 года она со своей племянницей и другими двадцатью известными гражданами города была взята в заложники и заключена в спецлагерь.
Благодаря усилиям родственников, в частности брата Дмитрия Ивановича, была выхлопотана справка со свидетельством того, что Наталия Ивановна Оржевская — внучка декабриста Федора Петровича Шаховского. Этот документ длительное время служил для Натальи Ивановны охранной грамотой.

В феврале 1920 года, после освобождения из спецлагеря, она получает командировочное предписание от центральной коллегии Красного Креста убыть в Житомир для организации её деятельности на Волыни.
Возвращение на Волынь было сопряжено с рядом трудностей. На одной из станций Юго-Западной железной дороги она вместе с племянницей попадает в плен к полякам. Под видом беженцев выезжает в Ровно, где находит приют у знакомых. Только через три месяца удалось прибыть в Новую Чарторию, которая все ещё была занята польскими войсками. Через шесть недель в село вошли части Красной Армии. Несмотря на все потрясения, имение не было разграблено.


В 1919 году, находившийся в Финляндии руководитель РХСД, барон Николаи, пишет в Америку о том, что состоянии анархии, в котором пребывает Россия, не дает возможности составить отчет о деятельности организации за год, что это создает такое положение, что все списки и адреса оказываются ненадежными.
“Я не знаю, существует ли до сих пор наш адрес “Конюшенная 8, квартира 14), или его разграбили большевики. В Киеве была такая резня, что я не знаю живы ли Профессор С. [Слезкин], мадам О.[Оржевская] и мисс К.[Кулешова]. Люди работают в провинции, продолжает он, но открытая работа возможна лишь после того, как Россия избавится от большевиков.

Летом 1920 года имение национализировали, хотя старожилы села утверждают, что Наталья Ивановна сама все передала государству. К осени в усадьбе был организован сельхозтехникум, в котором она работала преподавательницей немецкого языка.
Весной 1921 года по постановлению Волынского губернского исполкома как бывшую помещицу её выселили из её имения и уволили с работы. Более четырех месяцев вместе с племянницей Наталья Ивановна служила сестрой милосердия в Славутском санатории для туберкулезных больных.
Осенью руководство техникума вновь приглашает Н.И.Оржевскую для ведения занятий по немецкому языку. Но через два года она вынуждена навсегда покинуть Новую Чарторию.

С 1923 по 1925 проживает в Киеве у своей родственницы Марии Ивановны Мусиной-Пушкиной. В апреле 1925 года после шестилетнего перерыва возвращается в Житомир, где члены Свято-Николаевского братства избирают её председателем вместо арестованного и высланного на Соловки православного епископа Аркадия Остальского.
Свято-Николаевская Община сразу же заняла непримиримую позицию по отношению к обновленцам, члены ее препятствовали изъятию церковных ценностей, а потому попали под прицел власти.

Деятельность Свято-Николаевского братства была связана с оказанием помощи членам общины, высланным священникам, их семьям и нищим. Основу кассы братства составляли денежные средства Оржевской, получаемые из-за границы от родственников, близких и знакомых. Помощь оказывали брат Дмитрий, художник М.В.Нестеров, академики В.И.Вернадский и Н.Н.Приоров.


Пишут, что в 1931 году Н. И. Оржевская ездила к Аркадию Остальскому в лагерь на Соловки, а в 1933 году спасла от голодной смерти семью протоирея Юлиана Красицкого, находившегося в то время в ссылке.

Можно предположить, что денежная помощь из-за рубежа оказывалась, благодаря установленным связям Натальи Ивановны и Натальи Сергеевны с YMCA, которая направляла деньгу на поддержку своих людей и существующих братств, но это пока – лишь догадка.

В голодные 1932-1933 годы благодаря деятельности братства и его помощи были спасены сотни житомирян. Получая денежные переводы, Н.И.Оржевская шла в магазин «Торгсина» и приобретала необходимые продукты питания.
По воспоминаниям очевидцев, в день получения перевода и посещения «Торгсина» все те, кому она оказывала помощь, уже ждали её на пути от магазина до её квартиры. Домой она возвращалась часто только с маленьким пакетиком крупы, все раздав несчастным дорогою.


В это время в эмигрантских кругах , действующих во многом, благодаря финансовой поддержке YMCA , также возникает сопротивление против активного вмешательства YMCA.

Из доклада Архиерейскому Собору РПЦЗ 1926 года об обществе YMCA Архиепископа Феофана Полтавского:

Во время Великой Войны на западном фронте организация YMCA занялась антимилитаристической пропагандой среди русских солдат и военнопленных.
<…>
На восточном фронте, во время известного похода адмирала Колчака, приехавшие в огромном количестве секретари организации YMCA из Америки, по свидетельству ген. Сахарова, занимались антимилитаристической пропагандой среди войск Колчака и немало способствовали разложению его армии.
<…>
организация YMCA принимала живое участие в совместной деятельности с большевиками по созданию "Живой церкви" в России и в настоящее время, накануне краха советской власти в России, стремится поддержать эту власть чрез признание ее Северо-Американским правительством.
<…>
Деятельности YMCA, как и Всемирная Федерация студентов-христиан, есть масонское учреждение, как этого не скрывают и сами руководители этих организаций,- и даже заявляют об этом открыто.

Конечно, это не значит, что все члены этих организаций знают об этом и сознают это. Но такова уже тактика масонских организаций, что рядовые члены этих организаций не знают, куда их ведут.
Но в этом и заключается особенная опасность этих организаций.

Долг пастырей Церкви открыто порвать всякие связи с этими организациями и открыто же предупредить всех верующих сынов Православной Церкви об этом.


В результате обсуждения Архиерейский Собор постановил:

1. Относительно американских интерконфессиональных организаций YMCA и YWCA (Союз христианской молодежи и Всемирная христианская студенческая федерация) подтвердить постановление Русского Всезаграничного Церковного Собора 1921 г. в Сремских Карловцах: признать эти организации явно масонскими и антихристианскими, и потому 2) не разрешать членам Православной Церкви организовываться в кружки под руководством этих и подобных им неправославных и нецерковных организаций и быть в среде их влияния.

Таким образом, связь с YMCA признавалась вредной и белыми, и красными.

В декабре 1934 года Н.И.Оржевская вместе со своей племянницей Натальей Сергеевной Шаховской подвергается аресту. Им предъявили абсурдное обвинение по ст.7, 54-8, 54-11 УК УССР [терроризм и участие в контреволюцинной организации]. Оржевскую спасает справка, что она внучка декабриста Шаховского, а вот её племянницу, правнучку декабриста, заключили в концлагерь сроком на 5 лет. Все же Наталья Ивановна была выслана из Житомира в административном порядке.

Как можно предположить, вина членов Братства, и Оржевской, как одного из лидеров, заключалась не в оказании братской помощи, не в благотворительности, а в организованном духовном противостоянии новой власти, в отвлечении молодежи от “строительства новой жизни”.

Не забыли ей и связей с зарубежными организациями, которые активно поддерживали Белое движение и помогали интервентам.

Явного противодействия советской власти, за Натальей Ивановны не было, но и надежды на исправление и переход к строительству новой жизни она тоже не подавала.

О том, как сложилась дальнейшая судьба Оржевской, можно только догадываться.

Последний документ, который говорит о ней — письмо Натальи Ивановны от 27 ноября 1935 года, написанное Анне Николаевной Шаховской, жене брата Дмитрия. Люди, знавшие милосердную княжну, утверждают, что Наталья Ивановна умерла в 1939 году в Казахстане, куда была выслана её племянница.

В материалах по истории Братства сообщается:
Племянница, Н. С. Шаховская, в 1935 году была осуждена за «связь с заграницей», выслана в Казахстан на пять лет. 15 августа 1951 года осуждена повторно в Ярославле на десять лет лагерей. Дальнейшая ее судьба неизвестна, по слухам, Наталья Сергеевна приняла монашество и подвизалась в одном из монастырей.

Другой источник сообщает:

С 1939 — В 1939 г.проживала в Малоярославце, затем — в Ростове Ярославском. В 1940-х — арестована, приговорена к заключению в лагерь. В 1956 (?) — после освобождения проживала в Московской области. 31 января 1970 — скончалась в Москве, похоронена на Новодевичьем кладбище.


Вот такая грустная женская история.

*http://drevo-info.ru/articles/6366.html
* http://www.zvyagel.com.ua/?p=1952
Tags: YMCA - ИМКА - ХСМЛ, Оржевская Наталья Ивановна, РСХД
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 6.1. О китайцах в Африке

    . Продолжение цикла " Восхождение Герберта Гувера" Помимо участия в Боксерском восстании в 1900 году, британские военные участвовали…

  • 6. Об эффективности

    Продолжение Британское правосудие из цикла "Восхождение Герберта Гувера" Продолжаю цитировать книгу Уолтера Лиггитта "Возвышение…

  • 5. Британское правосудие

    Британский суд Продолжение 4. Просто бизнес Казалось бы, коррумпированное китайское руководство отстранено от власти, у руля поставлен…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments