?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Луиза Гаррет Андерсон (слева) и Флора Мюррей (справа)
в госпитале отеля Клэридж (Франция) 1914 г.



Окончание        
Часть 1...... Часть 2...... Часть 3.


Когда началась Первая мировая война Ассоциация официально зарегистрированных женщин-врачей в Великобритании предполагала, что их помощь будет востребована. Так и получилось, в связи с призывом мужчин врачей, к женщинам врачам перешла их практика, стало не хватать врачей в больницах, и женщин стали охотно принимать во все медицинские учреждения.

Более того, теперь девушек уговаривали учиться медицине. Такие призывы, а также рассказы о тех, кто уже работает, размещались на страницах газет и, особенно - в женских журналах . Daily Telegraph в 1916 году писала: “ Для женщин-врачей война принесла триумф “. Одна за другой больницы, в которых велось обучение медицине, распахнули свои двери для женщин.

Идея миссис Стобарт о самостоятельном женском подразделении не погибла, она воплотилась двумя особами, которые теперь намеревались доказать, что возможны не только женщины на войне, возможна и самостоятельная работа женских подразделений. Этими женщинами оказались Флора Мюррей и Луиза Гаррет Андерсон ,дочь той самой Элизабет Гаррет Андерсон, которая была первой женщиной занесенной в Регистр Врачей Великобритании.

Луиза работала хирургом в Женской и Детской Больницах, организованных ее матерью. Флора Мюррей, была терапевтом в той же Детской больнице. Луиза и Флора были не просто суфражистками, они принадлежали к самому воинственному союзу из всех суфражистских организаций, они были суфражетками. А потому они правильно рассудили, что обращаться в военное ведомство с предложением своих услуг бесполезно.

Через неделю после начала войны, в августе 1914 года, узнав, что у французов мало врачей и госпиталей, они посетили представительство французского Красного Креста и получили приглашение. В короткие сроки их организации удалось собрать необходимые средства, закупить оборудование, медикаменты и нанять персонал. В сентябре первая команда уже прибыла во Францию.
 



Луиза Гаррет Андерсон


Им предоставили отель Клэридж в Париже, переданный в распоряжение Красного Креста. Мюррей была главврачом, Андерсон- главным хирургом, они стали оказывать помощь и французам, и англичанам.

Когда в конце сентября во Францию с инспекцией союзнических госпиталей приехал представитель британского военного ведомства, он был поражен, обнаружив там английских женщин, руководивших работой госпиталя.

Как когда-то британский адмирал ничего не смог поделать с англичанкой Клер Шеридан, обнаружив ее в Салониках, живущей на французском корабле и работающей на американские газеты, точно так же ничего не смог поделать и военный инспектор с упрямыми суфражетками.

Госпиталь превосходно выполнял проставленные ему задачи, а потому англичане сделали вид, что ничего не произошло, и в дальнейшем относились к нему, как к своему армейскому подразделению, направляя приказы и не обращая на распоряжения французов.

Вскоре успех такого сотрудничества стал очевиден, и в связи с военной необходимостью, по просьбе военных, Андерсен и Мюррей организовали еще один госпиталь, который уже полностью работал под командованием военного ведомства Великобритании, а потом всем составом был переведен в Лондон. Произошел уникальный для того времени случай, когда женская команда медиков официально стала частью вооруженных сил Великобритании.


 


Endell Street Military Hospital 1915-1919,
Госпиталь, работавший под началом Флоры Мюрей и Луизы Андерсон

Теперь уже Флора Мюррей волновалась о том, чтобы ее женское медицинское подразделение ни в коем случае не путали с независимыми суфражистскими госпиталями, в которых вместо медиков-профессионалов работали поспешно закончившие курсы женщины-волонтеры.

Эта была попытка изменения общественного мнения, женщины-медики обращали внимание, что они - уже часть армии. Но армия упорно так не считала.


Миссис Стобарт к этому времени исполнилось 50 лет, но она не могла сидеть без дела. Она организовала новое мобильное подразделение, которое предложило свои услуги бельгийскому Красному Кресту. Главным врачом этого подразделения была Флоренс Стони. Она была выпускницей Лондонской медицинской школы, которую, к счастью для многих англичанок, в 1874 году открыла Элизабет Андерсен. Флоренс специализировалась в области новой в то время науки – радиологии и, работая в Женской больнице, открыла рентгеновское отделение.

Когда началась война, Флоренс Стони предложила свои услуги и портативное рентгеновское оборудование Военному ведомству. Но, потому что Стони была женщиной, ей было отказано. Тогда Стони охотно присоединилась к команде миссис Стобарт.
 



В Антверпене команде Стобарт предоставили здание филармонии, оно за два дня было превращено в госпиталь, который немедленно начал свою работу. Женщинам приходилось не только оперировать под бомбежкой, но и отступать вместе с ранеными. В результате внезапного отступления оборудование госпиталя было утрачено.

Команде пришлось вернуться в Англию, однако, миссис Стобарт удалось быстро собрать новые средства, и в этот раз они предложили себя Французскому Красному Кресту.

Теперь в их распоряжении был средневековый замок в Шербуре, там не было никаких условий. Воду приходилось таскать из колодца на второй этаж, где ее кипятили для операционных нужд, не было обогрева помещений, а для электроосвещения они использовали самодельную динамо-машину. Всем этим хозяйствам приходилось заведовать женщинам, а еще они боролись с сепсисом, от которого умирали раненые.

В 1915 году надобность в госпитале отпала, и его закрыли, а Флоренс Стони предложили возглавить рентгеновское отделение в Военном госпитале в Фултоне, где она и оставалась до окончания войны, за это время через нее прошло больше 15 тысяч пациентов.

В апреле 1915 года миссис Стобарт сформировала новую команду, которая поехала уже в Сербию. Этой группе повезло меньше всего, потому что они стали участниками отступления и знаменитого перехода через горы, во время которого погибло 150 тысяч сербов.

Самым крупным и самым известным стал Шотландский женский госпиталь.
Глава этого подразделения, доктор Элси Инглис, сумела получить медицинское образование в Эдинбурге, в Женской медицинской школе, которую открыла София Джекс-Блейк, та самая, которую когда-то студенты выгнали из Эдинбургского университета, и которая смогла сама получить образование благодаря Элизабет Гаррет Андерсен.

Элси Инглис была активным членом шотландской федерации суфражистских организаций, которая, в свою очередь, входила в национальный союз не воинственно настроенных суфражисток (NUWSS) .

Это была совершенно независимая организация с руководящим центром в Эдинбурге с отделениями в Лондоне. Одну из сформированных команд этого госпиталя направили в Бельгию для оказания помощи беженцам, другую- во Францию. В 1915 году еще одно подразделение отправилось в Сербию, где доктор Инглис и ее команда попали в плен, об этой истории я писала раньше, рассказывая об одной из участниц, Эвелине Хаверфилд.

В 1916 году команда “Шотландских сестер” , чуть оправившись после освобождения из плена, направились в Румынию, где оказывали помощь сербам и русским, а другие команды работали в самой России.

 


 
Все это время женщины-врачи под огнем врага, в тяжелейших бытовых условиях, выполняли все то, что делали и военные хирурги мужчины, оперировали, ампутировали, делали перевязки и боролись с заражением крови, а также отдавали распоряжения по организации работ персонала, решали задачи по обеспечению медикаментами и продовольствием.

Порой их организаторским способностям, а также выносливости поражались сами мужчины, в их услугах нуждались, на них надеялись, их часто просили остаться на передовой до самого последнего момента отступления. Их четкая, слаженная работа, действительно, доказала отсутствие различий между мужчинами и женщинами врачами на войне.

Проводимые опросы раненных показали, что большинство из них предпочитают отдаться в руки женщинам-врачам, нежели армейским хирургам. Они объясняли это тем, что женщина-хирург терпеливее, мягче и добрее.

В апреле 1916 года потребность во врачах была так велика, что в Женскую Медицинскую Федерацию Великобритании была направлена просьба направить на Мальту сорок женщин врачей, чтобы заменить убывших мужчин в госпитале. Запрос был о сорока человек, на призыв отозвалось восемьдесят пять. Во время переговоров с военным ведомством Федерация требовала причислить этих женщин к рангу офицера и выдать обмундирование. Однако, высадившиеся на Мальте были все так же в «муфточках», а точнее – в той одежде, которая у них была, и они вынуждены были подписать лишь краткосрочный контракт.

Если команда Флоры Мюррей и Луизы Андерсен, работавших под командованием Военного ведомства, не имея командных должностей, имела чины лейтенанта, капитана, майора и даже подполковника и получала соответствующее денежное содержание, то контингент на Мальте не имел ничего. Они продолжали ходить в придуманной и сшитой ими самими военной форме без знаков отличия, не получали соответствующего своей работе вознаграждения, им приходилось платить налоги, как гражданским лицам, в то время как у военных они были понижены.




Между тем, во время службы в армии, они сталкивались с тем, что отсутствие четкого статуса ведет к неуважению. Так как у них не было формы, их не узнавали, а санитары и рядовые не отдавали чести, вольно с ними вели и могли не выполнить их указания. Это пагубно сказывалось на организации работы. Однако, этот вопрос волновал лишь женщин, но не командование.

Время шло, война продолжалась, женщин-врачей перебрасывали с места на место, кто-то служил на Синайском полуострове, кто-то в Африке, но их положение оставалось прежним. Почет, уважение и слава доставались мужчинам, а они были там, где не хватало мужчин. Мужчин, служивших с ними бок о бок, продвигали по службе, на их место приходили молодые, неопытные, которые пытались командовать более знающими и опытными женщинами, иные пытались за счет женщин самоутвердиться.

Борьба за форму была выиграна в 1918 году, снижение налога после долгих переговоров оказалось тоже возможным. Но по поводу командных должностей и соответствующего работе вознаграждения, военных пенсий, компенсаций за потерю трудоспособности, правительство стойко держало оборону. Официальным объяснением была необходимость изменения действующего законодательства. А изменению законодательства противодействовала Палата Общин, состоящая из мужчин.

Во время выборов в 1919 году правительство, стремясь получить голоса женщин, заявляло о намерении “убрать все преграды в законе, мешающие равенству мужчин и женщин”. Но после выборов ярый противник женской эмансипации, Уинстон Черчиль, заявил о том, что генеральная линия его партии в борьбе за равенство полов не предполагает немедленных действий во всех сферах, и что касается Армии, то в этом вопросе они еще не подготовлены к изменению законодательства.
Ну, а когда война уже “практически закончилась”, не стало и причин для обсуждения этого вопроса.

После войны ни одна из женщин-хирургов не смогла продолжить свою медицинскую карьеру в качестве хирурга. Многие из них признавались, что время на войне было самым счастливым временем в их профессиональной деятельности.
Когда сотни демобилизованных мужчин вернулись с войны, женщинам пришлось освободить им рабочие места.
Постепенно стали закрываться лечебные учреждения, обучавшие женщин, сократился прием женщин в университеты. Женщина-врач стала государству не нужна. Новый прорыв у англичанок случился лишь в начале Второй мировой войны.

А как это было – в России?




Курсы санитаров, 1914 г.  фото Я. Штейнберга





Выпуск медсестер, 1913 год.




 
 
Группа сестер и братьев милосердия, прослушавших курс лекций при Яузской больнице, с преподавательским составом. Главный врач больницы Ф. И. Березкин




 

Я опять обращаюсь к журналу Рустама Бикбова, который приводит выдержку из газеты:
Уральский край, 10 сентября, № 192, 1909. Последние известия.
Красный Крест высказался против ходатайства (выделено в оригинале - Р.Б.) петербургских рождественских курсов о преобразовании их в женский медицинский институт. Красный Крест находит, что ему нужны преимущественно сестры милосердия, а не врачи

А в 1914 году военное ведомство делает запрос в союзнические общества Красного Креста о нехватке врачей при достаточной комплектации русских частей медсестрами.
 

В это время собственные врачи принимались на службу в госпиталя медсестрами и фельдшерицами.
 





Первая мировая. Госпиталь
Богородский уезд Московской губ., 1914-1917
Фотография из Русского альбома Виктора Ситнова


 
Лидия Снегоцкая среди медсестер и врачей
Русско-Румынского госпиталя в 1918 г.
Фотография из Русского альбома Владимира Ильича Снегоцкого




 


Врачебно питательный отряд, 1914 г. Галиция



Слева- медсестра летучего санитарного отряда
Справа- Мира Михайловна Иванова - героическая медсестра, погибла, подняв отряд в атаку





Если англичанки формировали мобильные санитарные подразделения, то русские дамы, организовавшись в Дамские комитеты, формировали санитарные поезда Красного Креста.

Для Веры Игнатьевны Гедройц новая война стала новым поводом, чтобы показать свой талант не только врача, но и организатора и руководителя.

В 1914 году Вера Игнатьевна, будучи старшим врачом госпиталя, работала над его переоборудованием, подготавливала к приему раненых, много оперировала, а еще занималась обучением персонала, включая императрицу и ее дочерей. Для этого она организовала специальные курсы и написала краткий учебник "Беседы о хирургии для сестер и врачей".
 



 

После Февральской революции, в мае 1917 года, В.И. Гедройц поехала на фронт, где стала корпусным хирургом 6-й Сибирской стрелковой дивизии. В январе 1918 года она была ранена и эвакуирована в Киев, в военный госпиталь. Оправившись после ранения и не находя работы хирурга, она стала работать в детской клинике. В 1921 году ее взял к себе директор Киевского медицинского института, известный хирург, профессор Е.Г. Черняховский. В Киеве на протяжении двадцати лет Вера Игнатьевна не только оперировала, но и печатала статьи в научных журналах по вопросам хирургии, онкологии, эндокринологии, участвовала в хирургических съездах. Она написала около 60 научных работ (в том числе учебник по детской хирургии), посвященных различным вопросам общей и военно-полевой хирургии.
 
 

Вот такие они были – врачи и фельдшерицы






Анна Моисеевна Атабекян
Женева, фотограф F. Boissonnas, 1908
училась на медицинском факультете Женевского университета.
Училась с 1891 по 1900 год,
хотя дипломную работу защитила еще в 1896 г.,
работала врачом в России,
Фотография из Русского альбома Андрей Викторович Бирюков




 
Варвара Сергеевна Орлова.
Фото С.А. Орлова
г. Галич (Солигалич?), Костромская губ., 1914-1918
закончила медицинские курсы в Санкт-Петербурге,
работала в фельдшерском пункте с. Николо-Березовец Солигаличского уезда Костромской губернии,
позже в Подмосковье (Абрамцево - ?),
потом в Ермолинской больнице Боровского района в Калужской области.
Варвара Сергеевна умерла 21 мая 1971 г. на 80-м году жизни
Фотография из Русского альбома Анны Тращиловой




 
Молодой врач. Силаева В.Е.
10.08.1916
Воронеж, фотография Д.И.Орлова,
из Русского альбома Марины Пановой



 

Вера Александровна Шляпина.
Снимок сделан в Екатеринбурге,
в то время работала в алапаевске фельдшером на прииске. 1915 г.
из Русского альбома Андрея Кузьмина




Февральская революция дала российским женщинам гражданские права, и это сразу обернулось массовым призывом женщин в армию.

Временное Правительство имело большие планы на женщин. Мобилизации подлежал медперсонал до 45 лет.

Освобождались от мобилизации беременные и женщины, имеющие детей до 3 лет. Если возраст детей был от 3 до 16 лет, женщину могли призвать для прохождения действительной службы по месту жительства. От мобилизации освобождались преподавательницы медицинских курсов и читающие лекции на медицинских факультетах. При этом звучала оговорка, что освобождение следует только в том случае «если пострадает дело».

Временное правительство требовало от армейских служб предоставить призванным женщинам–врачам «все служебные права и преимущества военных врачей, как в отношении назначения на должность, так и производство содержания и прочих видов денежного и прочего довольствия». Женщины получали единовременное пособие и прогонные деньги «в размерах, установленных для врачей, не имеющих чинов в зависимости от ученых степеней».

По аналогии с врачами–мужчинами женщинам выдавались «призывные листы» для ополченцев. С момента вручения листа женщины–врачи считались призванными и не могли покинуть места жительства или работы до окончательного решения о назначении главным военно–санитарным управлением.

После Октябрьской революции множество женщин оказывали помощь больным и раненым во время Гражданской войны. Советскому государству тоже были нужны врачи, и при том, в огромных количествах. Русская женщина-врач постепенно стала осваиваться в медицине.
 






Котова (в дев. Шпакова) Зинаида Степановна (на фотографии – в верхнем ряду третья справа).
В Боткинской больнице. Ленинград, 1928
из Русского альбома Стеллы Васильевой
Всю жизнь она проработала в Боткинской больнице врачом-инфекционистом




Шадринские врачи
г.Шадринск Уральской/Челябинской обл., 1930-1940
из Русского альбома Светланы Черняк




Медики 1941-1943 из Русского альбома Дмитрия Никитина




Будущие медики г.Иркутск, 1946
из Русского альбома Юлии Антоновой



Заключение



Я гуляю по чужим журналам и узнаю, что у западного феминизма – история веков, а в России феминизма не было, и нет по причине отсталости. В царской России женщин всю время притесняли, а при социализме женщин использовала советская власть.
В статье о феминизме в Википедии рассказывается об успехах женщин в борьбе за равноправие, и ни слова – о России, из чего можно заключить, что в России – как обычно, все - плохо.
Между тем, упомянутая в статье победа американок в 1860 г. в связи с принятием Акта о собственности замужних женщин в России была одержана в 1753 г .

История женщин в медицине как нельзя лучше отражает историю феминизма, как видно, в ней - большое количество русских страниц.

А теперь -  о сегодняшнем дне:

В 1949 году, среди студентов медиков в Америке женщины составляли 5%,
в 1974 году -22,4%,
сегодня
-46%
.

Количество женщин в медицине в Америке в 1970-м году составляло 7.6 %,
в 2000 году – 24 %,
такой скачок объясняется тем, что только в 1970-х им удалось откорректировать законодательство, которое установило равные права приема женщин в учебные заведения.

В России подавляющее большинство врачей (70 %) – женщины.

Возникает вопрос, почему в стране победившего феминизма женщин в медицине так мало?
Ответ прост, потому что в стране правит эффективность, и каждый раз довольно большая группа людей напоминает, что ученая женщина стоит налогоплательщикам дороже, чем мужчина.

Каждый год, следуя требованиям женщин предоставить равные права в приеме в медицинские учреждения, мы готовим и выпускаем женщин-врачей, которые постепенно выбывают из профессии в последующие 10 лет, в связи с необходимостью рождения детей. Это пагубно сказывается на всей системе здравоохранения, -пишут сторонники ограничения женщин в медицинской сфере услуг.
В теории равенство женщин и мужчин звучит хорошо, не деле мы имеем низкую эффективность системы, нехватку врачей и длинные очереди ожидания операций, за это все платим мы с вами не только налогами, но и своим здоровьем, своими жизнями, - взывают они.
Обучая женщин, которые через какое-то время уходят из профессии, мы не предоставляем эти места мужчинам, которые могли бы за это потерянное женщинами время получить больше опыта и принести больше пользы. Тем самым мы тратим впустую деньги налогоплательщиков и лишаем страну специалистов. Правда, есть в этом и положительный момент, уход женщин-врачей и, связанный с этим недостаток врачебной помощи, дает возможность мужчинам требовать повышения оплаты их услуг. Тем самым, заключают противники равноправия, выгадывают супруги этих врачей.


Для справки:
Американские мамы могут рассчитывать только на 12 недель неоплачиваемого отпуска по беременности и родам при условии, что они работают в достаточно крупной (насчитывающей более 50 сотрудников) компании и трудятся там как минимум год. Закон не предусматривает выплату пособий в этот период, поэтому все зависит от доброй воли работодателя. Единственное, на что точно может рассчитывать мама в США – это на компенсацию по медицинской страховке 6-8 недель временной нетрудоспособности.

Возможно, американский феминизм, имеющий такую долгую историю зашел “не туда”?

И еще, по прогнозам журнала Форбс медицинские профессии будут и в будущем оставаться финансово привлекательными.
 

 

Comments

( 52 comments — Leave a comment )
livejournal
Mar. 21st, 2013 03:07 am (UTC)
Женщины в Медицине. Часть 4.
Пользователь femoteka сослался на вашу запись в записи «Женщины в Медицине. Часть 4.» в контексте: [...] Оригинал взят у в Женщины в Медицине. Часть 4. [...]
djak_krjakutny
Mar. 21st, 2013 05:48 am (UTC)
И тем не менее - даже по Вашим данным среди студентов-медиков девушек почти половина.
А процент остающихся в медицине заставляет задуматься.


В целом - большое спасибо
ljwanderer
Mar. 21st, 2013 06:31 am (UTC)
Они добились этого недавно.
Меня удивило, что законы они смогли изменить лишь в 1970-х
djak_krjakutny
Mar. 21st, 2013 06:54 am (UTC)
Это недавно - 40 лет тому назад.
Первые студентки уже на пенсию выходить должны.
:-)

Да, и удивительного ничего в этом нет - Вы же сами указали - невидимая рука рынка эффективность.

Edited at 2013-03-21 06:56 am (UTC)
ljwanderer
Mar. 21st, 2013 06:56 am (UTC)
Исходя из истории феминизма - недавно
В сравнении с Россией (1917) - тоже недавно
djak_krjakutny
Mar. 21st, 2013 07:05 am (UTC)
А по сравнению с временем отмены расовой сегрегации в США?
ljwanderer
Mar. 21st, 2013 08:39 am (UTC)
По сравнению с историей аболюционизма -тоже недавно.
Если конечно, не вспоминать о том, что в Миссиссиппи исправили закон тоже недавно, однако ж, рабов у них давно не наблюдалось :)
А в данном случае скачок случился только после корректировки законодательства.
djak_krjakutny
Mar. 21st, 2013 08:46 am (UTC)
Я имею ввиду - от I have a Dream... и одноцветных школ?
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 08:59 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 09:12 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 09:14 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 09:24 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 09:38 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 09:45 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 10:00 am (UTC) - Expand
ljwanderer
Mar. 21st, 2013 06:59 am (UTC)
Секрет в том, что формула эффективности корректируется не под интересы нации, а интересы отдельной группы.
djak_krjakutny
Mar. 21st, 2013 07:04 am (UTC)
Какой?

Вот к примеру вузам - выгодно.
Какая разница, кто деньги платит
ljwanderer
Mar. 21st, 2013 08:34 am (UTC)
Большая часть ВУЗов существует за государственны счет, оплата образования высока и студенты пользуются помощью различных фондов. Не все так просто.
djak_krjakutny
Mar. 21st, 2013 08:36 am (UTC)
В США это не совсем так. Или даже - совсем не так.
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 08:56 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 09:07 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 09:25 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 09:39 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 09:51 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 10:07 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 11:56 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 12:17 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 12:57 pm (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 01:04 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 01:40 pm (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 01:50 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 02:02 pm (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 02:10 pm (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 02:12 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 04:53 pm (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 05:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 06:55 pm (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 21st, 2013 07:12 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 21st, 2013 07:36 pm (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 22nd, 2013 04:31 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 22nd, 2013 06:43 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 22nd, 2013 08:15 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 22nd, 2013 09:11 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 22nd, 2013 09:58 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 22nd, 2013 11:18 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 22nd, 2013 11:36 am (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 22nd, 2013 11:52 am (UTC) - Expand
(no subject) - djak_krjakutny - Mar. 22nd, 2013 12:31 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ljwanderer - Mar. 22nd, 2013 01:33 pm (UTC) - Expand
livejournal
Jun. 20th, 2013 09:37 am (UTC)
Женщины в Медицине. Часть 4.
Пользователь norilchanka сослался на вашу запись в записи «Женщины в Медицине. Часть 4.» в контексте: [...] Оригинал взят у в Женщины в Медицине. Часть 4. [...]
arlienn
Apr. 28th, 2016 08:49 am (UTC)
Спасибо за интересные статьи.
ljwanderer
Jun. 10th, 2016 02:15 pm (UTC)
Рада, что до сих пор их читают
( 52 comments — Leave a comment )

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow